Главная » Книги

Волчанецкая Екатерина Дмитриевна - За други своя

Волчанецкая Екатерина Дмитриевна - За други своя


терина Волчанецкая.
  "ЗА ДРУГИ СВОЯ".
  Оригинал здесь - http://www.ruthenia.ru/sovlit/j/93.html
  I.
  Устало сердце жизни вторить
  Сегодня так же, как вчера;
  Не для него горели зори
  И зажигались вечера;
  И стлалась в дымке рос молочных,
  Сгоняя выплаканный снег,
  По зеленям тугим и сочным
  Голубизна взыгравших рек;
  Под звоны радостной капели
  И гроз сверкающий напев,
  Крещенный в солнечной купели,
  Встает хлебов янтарный сев;
  И в полдень, нежащий и тихий,
  Ковром ложится пелена
  От розовеющей гречихи
  И от синеющего льна;
  Колосьев гнущихся и зыбких,
  Растет взволнованный прилив,
  Вплывают солнечные рыбки
  В затон позолотевших нив.
  И только сердце с жизнью розно,
  В ярме скитальческой сумы,
  Не верят яви знойно грозной
  И снам прощающей зимы.
  --------
  Пробудиться лишь на миг,
  Позабыть про день изжитый,
  Услыхав над пашней взрытой
  Журавлиный переклик;
  И поверить - сразу, вдруг,
  Так, совсем, как верят дети;
  Что в наивном первоцвете
  Замкнут жизни вещий круг;
  Что счастливым быть ты мог,
  Если - "да" - ромашка скажет,
  И сирень капризно свяжет
  Два цветка в один цветок...
  --------
  Поверить сразу, взвиться солнечно
  Над зыбью спутанных путей,
  Когда земля охватит полночью
  Сердца распятых на кресте;
  Когда заблещет звездной лестницей,
  На темной сини светлый шов,
  Заплыть на тонком полумесяце
  В прорывы редких облаков,
  И, вспомнив братьев обездоленных,
  И сораспятье крестных мук,
  Сомкнуть нежней и богомольнее
  Кольцо освобожденных рук;
  Прославить заревыми гимнами
  Там, высоко, встающий свет,
  В одном неизреченном имени,
  Которого чудесней нет.
  --------
  И опять снова обескрылены,
  Видно были слишком тихи,
  Опять, опять изменили вы,
   Мои стихи;
  Над каждой строкой я плакала,
   И все же она не та,
  Сердце пустое звякает
   Погремушкой шута.
  Выпустить сердце пленное, -
   Нужен иной огонь,
  Чтоб ветер через вселенную
   Мчал, как необъезженный конь,
  От звезд, от надмирной пристани,
   Где уголь зари истлел,
  Перелетами быстрыми
  В туманы, к влажной земле; -
  Понять и принять грядущее,
  Последним из всех Предтеч,
  И "слово" живое, сущее,
  В бессмертную плоть облечь.
  --------
  А на земле иное созидание,
  Иные храмы строит человек;
  Стальных стрекоз немолчное жужжание,
  Стальных коней неукротимый бег;
  И, вышней мощью, в синие пустыни,
  Над нами брошенный горящий диск,
  На пустыре разрушенной святыни,
  Гранитный освещает обелиск,
  Страстные дни пред Пасхой, накануне
  Последних достижений и побед,
  Когда услышим гимны на трибуне
  И проповедь Нагорную вослед;
  И Медный Всадник в призрачные ночи,
  Когда туман серебряный висит,
  Припомнит сам, что он - чернорабочий,
  Забыв, что был царем всея Руси...
  И этой жизни сердце радо вторить,
  Былые сны навеки отозвав.
  Не всем ли нам зажглись иные зори,
  Останутся ли мертвыми слова.
  Так бейся в лад согласный и содружный.
  Чтоб каждый стих любовью прозвучал,
  И серп луны, блестящий и ненужный,
  Смени на символ творческих начал.
  II.
  Давно минувших дней наследство, -
  Печаль и неизбытый страх,
  Мое безрадостное детство
  В чужих неласковых руках.
  Но, тем сильней и затаенней,
  Я в приближавшейся грозе
  Ждала друзей потусторонних
  Единственных моих друзей;
  Когда голубоватый вечер
  Сгущал окрестные леса,
  Мне слышались в хлеву овечьем
  Неведомые голоса;
  И в комнате, в закатном блеске,
  Прикосновеньем чьих-то рук,
  И колебаньем занавески
  Мне говорил сошедший друг;
  Но если я, со сладкой дрожью.
  Рассказывала тайну встреч;
  Бранили выдумкой и ложью
  Мою взволнованную речь...
  Ты, взрослый, чувствующий тонко,
  Ты видел ли когда-нибудь
  За ненормальностью ребенка,
  Недетскую большую жуть,
  Не знал ли горького смущенья,
  Когда, подняв к иконе взгляд,
  Просило для тебя прощенья
  Тобой избитое дитя...
  И все ж мне жаль забытой детской,
  Лучей, дрожащих на полу,
  И русой Кати Волченецкой,
  Тихонько плакавшей в углу.
  Зеленый светлячок лампадки,
  И мученичества черта
  У маленькой галлюцинатки,
  Так часто видевшей Христа;
  Он приходил таким знакомым,
  Совсем родным, как старший брат,
  Когда заря цвела за домом
  В дыханьи утренних прохлад,
  Когда в лугах покров туманный
  Старалось солнце побороть;
  А он внимал молитве странной -
  Помилуй дьявола, Господь.
  Но проходили дни и реже,
  С собой в нездешний мир маня,
  Моя таинственная нежить
  Спускалась утешать меня.
  И новый друг, рукою Кати,
  Едва умевшею писать,
  Стал ученической тетради
  Певучие слова вверять;
  И с ним иных друзей не надо;
  Он закрепил окраску слов,
  В глухом колодце Петрограда,
  В квартире у Пяти Углов,
  Все радостней, непостижимей
  Пестрел узор его игры;
  Лиловым было брата имя
  И темно-розовым - сестры,
  И за тоскливой панорамой.
  Недельных дней, лучом святым
  Субботний день - свиданье с мамой, -
  Светился ярко-голубым;
  Минуты горечи и гнева
  Он сжег на жертвенном огне;
  И радость мерного напева
  С тех пор сопутствовала мне;
  Забыло сердце боль и жалость,
  Себя от жизни утаив;
  И снами явь моя казалась,
  И явью были сны мои;
  Но в эти дни, когда над новью
  Идет освобожденный плуг,
  К живой земле меня с любовью
  Призвал неизменивший друг.
  III.
  Мы половодье проглядели,
  На льдинах не видали трещин,
  И нам казалось, что без цели
  Шальная влага из окон хлещет;
  Когда гроза гремела ближе,
  Мы и дышать не смели громко;
  Людская зыбь несла обломки
  Разрушенных дворцов и хижин;
  И в набегающем прибое
  Девятый вал мы не узнали;
  Для нас октябрь пахнул весною
  И серый день был солнцем залит;
  Услыша праздничное пенье,
  На миг встревоженные сдвигом,
  Мы вновь склонялись к старым книгам
  И призывали вдохновенье;
  И разгадали слишком поздно,
  Что не было пустой игрою,
  Когда народ трибуны строил
  И нес на флагах новый лозунг...
  Он звал и ждал иной поэмы
  От нас жрецов освобожденных,
  Но пели мы, к призыву немы,
  Все тот же мир, в луну влюбленный;
  Когда кругом упали стены,
  Нас вдохновляли те же страсти, -
  Семья, уют, мечты о счастье,
  Своя любовь, свои измены.
  --------
  Водопадом осиновых листьев серебряных
  Осыпаются прошлого будни усталые,
  Нитью шелковой скреплены
  Яркие капли - кораллы.
   Воскресенье.
  Душно и тесно
  Одному - кипарисные четки минувшего
  Перебирать надоевшими пальцами.
  Над душой, в пустоте затонувшею,
   Кто сжалится.
  --------
  Это - "я". - В зеркале видишь
  Глаза, ресницы и волосы.
  Губы сжатые в едкой обиде,
  Тонких морщин набежавшие полосы;
  Это - "я"... и в другом зеркале - книги стихов,
  Образов, рифмы и строчек,
  Певучих и четких,
  "Я" - непохожий на прочих,
  Гневный, и кроткий...
  Плакать готов?
  Обидели снова,
   Оскорбили
  Грубым и колющим словом...
  Горечью гнева исполненный, ты ли...
  Что же - немного поплачем,
   Чуть-чуть,
  И простим оскорбляющим.
  Новое солнце взошло, и новые встретим удачи...
   Твердым и любящим будь,
  Мудрым и знающим...
  А за окном песнь воскресенья, расцвета... Не так ли
  Весной пробуждаются к жизни и ручей, и цветок...
   Сердце каждой радужной каплей
  
  Влейся в широкий поток;
  В общем, живом, созидающем круге,
  Как солнечный колос налившейся ржи,
   Склонись у небесной межи,
  
  Мое отзвеневшее "я",
  Пусть вознесется вскипающий стих,
   Загораясь, любя и скорбя,
  
  Не за себя, -
   За других,
   За други
  
  Своя.
  Видишь, - непаханных нив, незастроенных улиц простор,
  Гром уходящий последним раскатом гудит...
  Бьется одно огромное сердце в груди...
  Поднятый к солнцу молитвенный взор,
  Слезы твои, и улыбка, рыданье и смех -
  
  За всех.

Другие авторы
  • Мамышев Николай Родионович
  • Новорусский Михаил Васильевич
  • Иволгин Александр Николаевич
  • Екатерина Вторая
  • Муханов Петр Александрович
  • Куприн Александр Иванович
  • Аскольдов С.
  • Смирнов Николай Семенович
  • Коц Аркадий Яковлевич
  • Фрэзер Джеймс Джордж
  • Другие произведения
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Воровский В. В.: биобиблиографическая справка
  • Решетников Федор Михайлович - С. Е. Шаталов. Творчество Ф. М. Решетникова
  • Туган-Барановский Михаил Иванович - Почему пало крепостное право?
  • Айзман Давид Яковлевич - Айзман Д. Я.: биографическая справка
  • Минский Николай Максимович - Фридрих Ницше
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Мужичонка
  • Чернышевский Николай Гаврилович - О поэзии. Сочинение Аристотеля
  • Сенкевич Генрик - Потоп
  • Муравьев Михаил Никитич - М. П. Алексеев. Ранние английские истолкователи русской поэзии (Отрывок)
  • Болотов Андрей Тимофеевич - Несчастные сироты
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 326 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа