Главная » Книги

Тредиаковский Василий Кириллович - Из трагедии "Деидaмия"

Тредиаковский Василий Кириллович - Из трагедии "Деидaмия"


  
  
   В. К. Тредиаковский
  
  
  
  Из трагедии "Деидaмия" --------------------------------------
  В. К. Тредиаковский. Избранные произведения
  "Библиотека поэта". Большая серия.
  М.-Л., "Советский писатель", 1963
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  <Монолог Навплии> ("По случаю всю ночь без сна так пребыла...")
  <Монолог Деидамии> ("Деидам_и_я! что твоим внушила слухом...")
  <Из монолога Ахиллеса> ("...Как Навплии дерзнуть восстать на нас бедою?..")
  <Монолог Улисса > ("Агамемнон царь, вождь пелазгических сил...")
  
  
  
   <МОНОЛОГ НАВПЛИИ>
  
   По случаю всю ночь без сна так пребыла,
  
   Что больше уж я быть на ложе не могла.
  
   Чего для, на заре восставши, нарядилась,
  
   А ожидая дня, всходящему молилась.
  
  
  
   Но вот внезапу вшел не Пирра - Пирр ко мне,
  
   С чела, с очей, с лица умилен весь отвне.
  
   Поздравившего я поздравила ответом:
  
   Он показался тем доволен быть приветом.
  
   Тогда в нем сильный жар с румянцем так играл,
  
   Что мил он был глазам, а жалок, что вздыхал.
  
   Поистине сказать, в себе я сожалела,
  
   Что был прекрасен толь, и завистью горела!
  
   Коль счастливым она того мня учинит,
  
   В супругу кто ее себе соединит.
  
  
  
   Он на колена пад, мою ж схвативши руку:
  
   "Ах, Навилия! - сказал, - пока страдать мне муку?"
  
   - "Какую, - говорю! - что, Пирра? что вы так?"
  
   И купно в том меня страх обнял, очи ж мрак!
  
   "Люблю, - он говорил, - люблю уж больше года;
  
   Меня страсть премогла, я равного вам рода!
  
   И льщу себя, что ваш! О нежных цвет красот!
  
   Един суровый вид, явленный от высот
  
   Как грозного чела, так вашего и ока,
  
   Мне здесь не изречет погибельного рока!
  
   Не можно, видя вас, всем сердцем не любить,
  
   Не можно сердца внутрь в любви от вас таить.
  
   Ах! нельзя, но себе то всё я примечаю!
  
   В прекрайней страсти к вам, всю тайну вамсобщаю.
  
   Однако дерзость мне оставить вас молю!
  
   Любовь причина ей, иль жизнь в казнь потреблю".
  
  
  
   Я думала тогда, что Пирра тем играет,
  
   Сказала: "Не в одних вас сердце обмирает.
  
   Есть, кои с вами так быть счастливы хотят,
  
   Но ах! им в том судьбы естественны претят.
  
   Вы встаньте, с вас сего довольно будет слова,
  
   Когда б не тот предел, я б ваша быть готова!"
  
  
  
   Скоряе речи он, с земли вскочивши, встал;
  
   "О вы уже моя! и я ваш, - так сказал, -
  
   Позволено теперь от вас мне быть в надежде?
  
   Я Пиррою у всех по сей моей одежде.
  
   Не Пирра я, но Пирр и юноша и князь,
  
   Еще не из простых, по правде не гордясь,
  
   Я прислан так сюда от брега чужестранна,
  
   Прислала ж мать меня в княгинях преизбранна;
  
   Считали девять всех тогда мне только лет,
  
   Ах! лучше малым быть, любви не зная бед;
  
   Но случаю сему укрытия подлогу
  
   И принят для чего я к царскому чертогу,
  
   Причина от меня совсем закрыта есть,
  
   Чего для не могу и вам о том донесть".
  
   Сказав то, паки он упал вдруг на колена:
  
   "Люблю! любите ж вы, я вечно в узах плена".
  
  
  
   Деревенела я и такова была,
  
   Царевна! какова вы быть уж начала!
  
   То приходила в страх, то странности дивилась,
  
   То на себя, ах зло! то на него сердилась.
  
   Была я не в себе, была как истукан,
  
   Один был на уме, как пагубный обман;
  
   А к прочему всему без чувства пребывала,
  
   Что делать я должна, куда уйти не знала!
  
  
  
   Однако от него я вырвавшись там вдруг
  
   (Он за руки держал и не пускал из рук),
  
   Вбежала я сюда, вбежала изумленна,
  
   Что от лестца того смертельно оскорбленна.
  
   Подумайте ж теперь, царевна! как нам быть,
  
   Не всем ли, больше ж вам в бесчестии пребыть,
  
   Что юноша при нас, девицах, обитает?
  
   Ах! что, как государь, родитель ваш, узнает?
  
  
  
   <МОНОЛОГ ДЕИДАМИИ>
  
   Деидам_и_я! что твоим внушила слухом,
  
   И как спокойна ты пребудешь ныне духом?
  
   Кто твой, того могла другая уж пленить.
  
   Ах! плачьте, плачьте вы потоком слезным, очи,
  
   Веселий свет померк, вас кроет мрак, тьма ночи,
  
   Когда любезный мой возмог так изменить!
  
  
  
   Всю внутренность мою лютейший яд терзает,
  
   И кажется, что смерть меня уже лобзает;
  
   Мне бремени сего ни снесть, ни пременить,
  
   Недвижима стою, все члены уж слабеют,
  
   Душевны силы все ж и мысли цепенеют,
  
   Когда любезный мой возмог так изменить!
  
  
  
   Коль чувствую весьма я много поражений,
  
   И делается коль смертельных внутрь сражений!
  
   Досада кажет месть, любовь же преклонить
  
   Повелевает вновь мягчайшими словами.
  
   Ах очи! плачьте вы обильными слезами,
  
   Когда любезный мой возмог так изменить!
  
  
  
   Где святость страшных клятв? богов где имя многих?
  
   Где совесть, честь и стыд? Любовь! ты сих бед строгих
  
   Не чувствуешь еще, еще и можешь мнить,
  
   Что толь неверный твой к тебе сам обратится!
  
   Ах! сердце в суете и безуспешно льститься,
  
   Когда любезный мой возмог так изменить.
  
  
  
   Богиня красоты! о! кипрянам священна!
  
   И ты сама, любовь, что всем не запрещения!
  
   Пожершуюся вам так праведно ль казнить?
  
   Но случай сей почто ж меня так уязвляет?
  
   Соперница! ах! всё меня уж умерщвляет,
  
   Когда любезный мой возмог так изменить.
  
  
  
   Куда ни обращусь, всё в злобе негодует,
  
   Стихии мне грозят, и естество враждует.
  
   О боги! вы на то ль могли меня хранить?
  
   Ах нет! избрала ту злочастную я долю,
  
   Склонила я сама на то мою всю волю,'-
  
   А мне любезный мой возмог так изменить.
  
  
  
   О бедна! ласкам я поверила прелестным,
  
   Поверила его поступкам мнимо честным,
  
   Слезам его тогда, теперь их мне б ронить,
  
   Я данной мне руке поверила и роду,
  
   Еще и не смотря на собственну безгоду, -
  
   А мне любезный мой возмог так изменить.
  
  
  
   Надеялась не так, не так и помышляла,
  
   Достоинство его умом усугубляла,
  
   Сея надежды как драгою не ценить?
  
   Достоинство когда надежду в вас рождает,
  
   Сомнения оно собою побеждает, -
  
   А мне любезный мой возмог так изменить.
  
  
  
   Природна сердца страсть! поверенность пустая!
  
   И ты, ков и подлог! вам слава в том какая,
  
   Что можете, прельстив, девицу обвинить?
  
   Ах! искренность моя, сие ль ты заслужила?
  
   Но простота сама меня и погубила,
  
   Что мне любезный мой возмог так изменить.
  
  
  
   Довольно мне беды; родителю молчала,
  
   Но втайне грех пред ним слезами омывала.
  
   Неверности ж был спех зло злейшим изъяснить.
  
   Вот мне уж срамота! вот явна казнь готова.
  
   О! стыд, о! срам, и смерть не столько есть сурова.
  
   Однак любезный мой возмог так изменить.
  
  
  
   Земля! меня пожри, жить больше мне не можно,
  
   Когда он тайну всю нарушил толь подложно;
  
   Тем начал рок уже к погибели гонить.
  
   Хоть горы на меня падите, хоть ты, море,
  
   Пучины в глубину подмыв низринь, ах горе!
  
   Уж мне любезный мой возмог так изменить.
  
  
  
   Но прежде нежель вы смерть л юту устремите,
  
   Моление сие от бедный примите,
  
   Чтоб речь мою с его могла соединить.
  
   Ах! можно ль думать, как толикая неверность
  
   Умела, чтоб себя таить чрез лицемерность,
  
   И чтоб любезный мой возмог так изменить.
  
  
  
  <ИЗ МОНОЛОГА АХИЛЛЕСА>
  
   ...Как Навплии дерзнуть восстать на нас бедою?
  
   Я сын, я внук богам, я правнук им судьбою.
  
   Но вы едина дщерь родителю, он царь
  
   И подданным своим великий государь.
  
   Что ж Навплия? раба есть ваша по природе,
  
   Тем не захочет быть за свой донос в безгоде.
  
   Какая ж есть и мзда клевет за неприязнь?
  
   Мучение оперьва, потом и -смертна казнь.
  
   Оставьте все свои напрасные печали:
  
   Уж много крат твержу, что радости настали.
  
  
  
   <МОНОЛОГ УЛИССА>
  
   Агамемнон царь, вождь пелазгических сил,
  
   Которые союз всеобщий ополчил
  
   Фригийския Трои к насильнейшей осаде
  
   И на царя ее Приама, седша в граде,
  
   Державному царю здесь Ликодему, вам,
  
   Изустно чрез меня, но равно как бы сам,
  
   И здравия всегда и многих лет желает,
  
   А дружбы своея в знак дары посылает,
  
   Вам копие и щит и свой любезный шлем,
  
   Что воинству всему был виден часто в нем,
  
   Но цветы и плоды царевне и девицам,
  
   Пред солнцем вами всем прекрасным, как зарницам.
  
   Что ж до меня посла: толикому царю
  
   Вручив себя в любовь, почтение творю.
  
   И так донесть при том от искренности смею,
  
   Что видеть ваш престол за счастие имею.
  
  
  
   <МОНОЛОГ АХИЛЛЕСА>
  
   Той воле прежде вас я должен быть и верен,
  
   Который есть суд всегда нелицемерен.
  
   Судьбе послушен есть бесспорно Ахиллес,
  
   У коея престол превыше есть небес,
  
   Где грознейший Перун весь оный окружает
  
   И приступить к нему собой не допущает;
  
   Та прежде тварей всех и прежде всех веков,
  
   Как был ее предел, пребудет ввек таков;
  
   Пред ней сил многи тьмы сияниями блещут,
  
   И в пламени своем ее ж они трепещут;
  
   Желание та всем, та всем любовь и страх;
  
   Светил число пред ней тень токмо, самый прах, -
  
   Так о судьбе Хирон, чудясь сам, мне представил,
  
   Ее знать, ей служить всегда меня наставил.
  
  
  
   Осень 1750
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Сочинения Тредиаковского не выходили полным собранием. При жизни поэта печатались отдельные издания, а также избранные "Сочинения и переводы как стихами, так и прозою" (тт. 1-2, СПб., 1752).
  Избранными были и позднейшие издания: Смирдина (СПб., 1849, три тома в четырех книгах) и Перевлесского (М., 1849). Изданный С. А. Венгеровым сборник "Русская поэзия" (т. 1, СПб., 1897) включает только оригинальные стихотворения Тредиаковского (и то не все) и некоторые отрывки из переводной поэмы "Тилемахида"; это издание очень ценно подбором основных критических статей о Тредиаковском.
  Наиболее разносторонне деятельность Тредиаковского как поэта и теоретика литературы представлена в первом издании Большой серии "Библиотеки поэта". Здесь том стихотворений Тредиаковского под редакцией акад. А. С. Орлова (Л., 1935) включает и оригинальные стихотворения, и отрывки из стихотворных переводов, и основные теоретические статьи Тредиаковского по литературе.
  Настоящее, второе издание значительно расширено по объему и характеру публикуемых произведений. Впервые публикуется "Феоптия". Введены отрывки из трагедии "Деидамия" и комедии "Евнух", дающие представление о Тредиаковском как драматурге, добавлены отрывки из "Тилемахиды", из "Древней истории" Рол- леня, парафразис псалма 143. Из книги "Езда в остров Любви" печатаются все оригинальные стихотворения, а также стихотворные отрывки перевода книги Тальмана, имеющие более или менее самостоятельное значение. Статьи о стихосложении, как и в издании 1935 г., выделены в особый раздел, но даны в несколько ином составе. Ввиду особого исторического значения "Нового и краткого способа к сложению российских стихов" текст его воспроизводится полностью и в том виде, как он был напечатан в издании 1735 г. (теоретические рассуждения перемежаются здесь с
  поэтическими произведениями).
  Стихотворения в сборнике расположены по книгам, изданным при жизни В. К. Тредиаковского (или подготовленным для издания отдельной книгой, как например "Феоптия", "Евнух"). Исключение составляют "Стихи на разные случаи", которые вынесены за пределы "Езды в остров Любви", так как они являются, по существу, отдельной книгой, которая только по случайным причинам (см. стр. 470) была помещена под одним переплетом с переводом романа Тальмана. Порядок следования книг - хронологический. Стихотворения, не входившие в книги, вынесены в специальный раздел. Внутри книг сохранена последовательность, определенная автором. Уточнено время написания ряда стихотворений. Даты в угловых скобках означают год, не позднее которого написано данное произведение.
  Текст стихотворений воспроизводит, как правило, первые, а не последние прижизненные издания Тредиаковского. Исходя из нового понимания ритмики русского стиха и своей теории силлаботонического стихосложения, Тредиаковский после 1735 г. переделал некоторые прежние произведения, написанные силлабикой. В начале своей реформаторской деятельности он предпочтительно разрабатывал хореический стих, а не ямб (трехсложные размеры долго оставались лишь в теории). Позднее Тредиаковский переделал ряд опубликованных ранее хореических стихотворений, переведя их в ямбический ритм. Поэтому в целях восстановления точной исторической картины развития русского стиха необходимо печатать ранние произведения Тредиаковского в той стихотворной форме, в которой они первоначально появились. Две оды (на взятие города Гданьска и на коронование Елизаветы Петровны) воспроизводятся для сравнения в первоначальном и в переработанном виде.
  Орфография и пунктуация текстов приближены к современным. Сохранены только те особенности написания, которые имеют произносительное значение. При прямой речи введены кавычки, знаки ударения сохранены (или поставлены вновь) в тех случаях, где произношение расходится с современными нормами. "Единитные палочки", введенные Тредиаковский и ныне имеющие только историческое значение, сохранены только в "Тилемахиде".
  Ссылка в примечаниях только на первую публикацию произведения (или книги в целом) означает, что данное произведение (или все произведения, извлеченные из данной книги) печатается по первой публикации.
  В примечаниях к одам, помещенным в приложении, поясняется только то, что не было пояснено ранее, в примечаниях к первой редакции од.
  Объяснение отдельных устаревших и малоупотребительных слов и понятий вынесено в словарь. Пояснения даются применительно к контексту, в котором данные слова встречаются в сборнике.
  
   Условные сокращения, принятые в примечаниях
  "Аргенида" - "Аргенида, повесть героическая, сочиненная Иоанном Барклаием, а с латинского на славено-российский переведенная и мифологическими изъяснениями умноженная от Василья Тредиаковского, профессора элоквенции и члена императорския Академии наук", тт. 1-2. СПб., 1751.
  ГПБ - Государственная Публичная библиотека им. M. E. Салтыкова-Щедрина.
  "Деидамия" - "Деидамия, трагедия, покойным надворным советником и императорской Санктпетербургской Академии наук красноречия профессором Васильем Кирилловичем Тредиаковским сочиненная в 1750 году". М., 1775.
  "Древняя история" - "Древняя история об египтянах, о карфагенянах, об ассирианах, о вавилонянах, о мидянах, персах, о македонянах и о греках, сочиненная чрез г. Ролленя, бывшего ректора Парижского университета, профессора элоквенции и прочая. А с французского переведенная чрез Василья Тредиаковского, профессора и члена Санктпетербургския императорския Академии наук", тт. 1-10. СПб., 1749-1762.
  "Езда" - "Езда в остров Любви. Переведена с французского на русский чрез студента Василья Тредиаковского и приписана его сиятельству князю Александру Борисовичу Куракину". СПб., 1730.
  Изд. 1935 г. - Тредиаковский. Стихотворения. Под редакцией акад. А. С. Орлова, при участии А. И. Малеина, П. Н. Беркова и Г. А. Гуковского. Вступительная статья С. М. Бонди. "Библиотека поэта", Большая серия. Л., 1935.
  Изд. 1752 г. - "Сочинения и переводы как стихами, так и прозою Василья Тредиаковского", тт. 1-2. СПб., 1752.
  "Новый и краткий способ" - "Новый и краткий способ к сложению российских стихов с определениями до сего надлежащих званий. Чрез Василья Тредиаковского С. Петербургския императорския Академии наук секретаря". СПб., 1735.
  "Панегирик" - "Панегирик, или Слово похвальное всемилостивейшей государыне императрице самодержице всероссийской Анне Иоанновне чрез всеподданнейшего ее величества раба Василья Тредиаковского сочиненное и ее императорскому величеству в день тезоименитства ее поднесенное февраля в 3 день 732 года". СПб., 1732.
  ПД - Институт русской литературы АН СССР (Пушкинский Дом).
  Пекарский - П. Пекарский. История имп. Академии наук в Петербурге, тт. 1-2. СПб., 1870-1873.
  "Римская история" - "Римская история от создания Рима до битвы Актийския, то есть по окончание республики, сочиненная г. Ролленем, прежде бывшим ректором Парижского университета, профессором красноречия и членом королевския Академии надписей и словесных наук. А с французского переведенная тщанием и трудами Василья Тредиаковского, надворного советника, члена Санктпетербургския императорския Академии наук", тт. 1-16. СПб., 1761-1767.
  "Тилемахида" - "Тилемахида, или Странствование Тилемаха сына Одиссеева, описанное в составе ироическия пиимы Василием Тредиаковским, надворным советником, членом Санктпетербургския императорския Академии наук с французския нестихословныя речи, сочиненныя Франциском де Салиньяком де ла Мотом Фенелоном, архиепископом-дюком Камбрейским, принцем Священныя империи", тт. 1-2. СПб., 1766.
  "Три оды" - "Три оды парафрастические псалма 143, сочиненные чрез трех стихотворцев, из которых каждый одну сочинил особливо". СПб., 1744.
  "Феоптия" - "Феоптия, или Доказательство о богозрении по вещам созданного естества, составленное стихами в шести эпистолах к Евсевию от Василия Тредиаковского".
  ЦГАДА - Центральный государственный архив древних актов (Москва).
  Впервые - отдельное издание, М., 1755. Трагедия была написана в конце 1750 г. "29 сентября 1750 года граф Разумовский объявил в академической канцелярии, что императрица Елисавета "изустным своим, именным указом повелела профессорам Тредиаковскому и Ломоносову "сочинить по трагедии"" (Пекарский, т. 2, стр. 157). 28 ноября Тредиаковский сообщал в академическую канцелярию, что большая часть трагедии уже написана и прочитана президенту, а вся работа завершится к новому году. Первый акт был отдан тогда же в типографию, но при жизни автора трагедия так и не была напечатана. В издании 1775 г., по завещанию Тредиаковского, было напечатано посвящение: "Его превосходительству господину статскому действительному советнику, ордена святы я Анны кавалеру и Лейпцигского ученого собрания члену Александру Петровичу Сумарокову сия трагедия, по завещанию сочинителя, в знак вечныя памяти, посвящается". Вместо предисловия в книге напечатано "Краткое описание жизни и ученых трудов сочинителя сей трагедии". Сюжет "Деидамии" основан на сказании о юноше Ахиллесе, которого мать, Фетида, скрыла на острове Скиросе в женском одеянии под именем Пирры, чтобы избавить его от участия в Троянской войне. Излагая это содержание в "Перечневом описании", предпосланном трагедии, Тредиаковский добавляет: "Все ж сие есть самым грунтом в моей трагедии; но всяк чувствует, что сей грунт приличен больше героической комедии, нежели трагической штуке: того ради я был принужден, выбрав сей случай в баснословии в материю себе, вымыслить от себя много нового и соединить с оным приключением, дабы моей поэме быть трагедиею" (стр. 2-3).
  <Монолог Навплии>. Действие 1, явление 2. Навплия, "дочь некоторого знатного князя скиросского, пребывающая при дворе Ликодемовом, любящая Ахиллеса", рассказывает Деидамии, дочери царя Ликодема, что Пирра вовсе не девушка, а переодетый юноша. Отвергнутая Ахиллесом, Навплия измышляет, будто он объяснился ей в любви. Весь ее коварный рассказ продиктован чувством мести, отчаянием и желанием проверить, нет ли любви между Ахиллесом и Деидамией. Поздравившего я поздравила ответом - ответила на его приветствие. Что был прекрасен толь и т. д. Навплия изображает Ахиллеса то юношей, завидным для девицы, то девушкой, которая осчастливит своего жениха. Дерзость мне оставить - простить мою дерзость. Иль жизнь в казнь потреблю - или жизнь станет мне казнью. Судьбы естественны претят - запрещают законы естества. Когда б не тот предел -" т. е. если бы не "судьбы естественны". Но случаю сему и т. д.но мне совсем неизвестна причина того, почему случилась эта подмена и для чего я нахожусь при царском дворе.
  <Монолог Деидамии>. Действие 1, явление 3. Деидамия взволнована рассказом Навплии (см. предыдущий отрывок). Что... внушила слухом - что услышала. Кипрянам священна. Остров Кипр был центром культа Афродиты (Венеры), отсюда ее эпитет Киприда. Пожершуюся вам - принесшую себя в жертву вам (Амуру и Венере). Неверности ж был спех зло злейшим изъяснить - а неверность поспешила раскрыть зло, содеяв при этом еще худшее зло.
  <Из монолога Ахиллеса>. Действие 3, явление 1. Ахиллес и Деидамия объясняются и раскрывают коварство Навплии. Влюбленные убеждаются, что по-прежнему верны друг другу. Я сын, я внук богам, я правнук им. Отец Ахиллеса, Пелей, рожден от Эака, сына Юпитера; мать Ахиллеса - морская богиня Фетида.
  <Монолог Улисса>. Действие 3, явление 5. Улисс (Одиссей), царь Итаки, послан царем Агамемноном, возглавляющим все греческие войска под Троей, к царю острова Скироса Ликодему. Улисс рассказывает об осаде Трои, о том, что Троя не будет побеждена, пока нет в войске храброго Ахиллеса, находящегося, как указывают боги, при дворе Ликодема. Здесь приводится первый монолог посла. Пелазгических сил - здесь: греческих сил. Приама, седша в граде - т. е. троянского царя Приама, укрывшегося в осажденном городе.
  <Монолог Ахиллеса>. Действие 4, явление 4. Ахиллес, узнав, что по воле судьбы греки не могут без него победить Трою, решает выполнить свой воинский долг. Деидамия упрекает его в неверности. Первые два стиха монолога Ахиллеса непосредственно отвечают на этот упрек. Все остальные стихи монолога заключены в кавычки. Внизу страницы напечатано примечание издателя: "Стихи означенные сими знаками " внесены сочинителем в Феоптию, или книгу о богозрении" (стр. 91). Аналогичным примечанием отмечен также монолог Улисса в пятом действии (стр. 123). Прежде вас - т. е. прежде, чем Деидамии. Превыше... небес. По греческой мифологии, боги Олимпа также подчинялись начертаниям судьбы. Хирон - кентавр, воспитатель Ахиллеса.

Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
Просмотров: 307 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа