Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Разжалованный (Из кавказских воспоминаний), Страница 2

Толстой Лев Николаевич - Разжалованный (Из кавказских воспоминаний)


1 2

тью, а с подлостью, dignite dans le malheur<<41>> уже нет. Меня унижают ежеминутно, я все терплю, сам лезу на униженья. Эта грязь а deteint sur moi,<<42>> я сам стал груб, я забыл, что знал, я по-французски уж не могу говорить, я чувствую, что я подл и низок. Драться я не могу в этой обстановке, решительно не могу, я бы, может быть, был герой: дайте мне полк, золотые эполеты, трубачей, а итти рядом с каким-то диким Антоном Бондаренко и т.
  д. и думать, что между мной и им нет никакой разницы, что меня убьют или его убьют - все равно, эта мысль убивает меня. Вы понимаете ли, как ужасно думать, что какой-нибудь оборванец убьет меня, человека, который думает, чувствует, и что все равно бы было рядом со мной убить Антонова, существо, ничем не отличающееся от животного, и что легко может случиться, что убьют именно меня, а не Антонова, как всегда бывает une fatalite<<43>> для всего высокого и хорошего.
  Я знаю, что они зовут меня трусом; пускай я трус, я точно трус и не могу быть другим. Мало того, что я трус, я по-ихнему нищий и презренный человек. Вот я у вас сейчас выпросил денег, и вы имеете право презирать меня. Нет, возьмите назад ваши деньги, - и он протянул мне скомканную бумажку. - Я хочу, чтоб вы меня уважали. - Он закрыл лицо руками и заплакал; я решительно не знал, что говорить и делать.
  - Успокойтесь, - говорил я ему, - вы слишком чувствительны, не принимайте все к сердцу, не анализируйте, смотрите на вещи проще. Вы сами говорите, что у вас есть характер. Возьмите на себя, вам недолго уже осталось терпеть, - говорит я ему, но очень нескладно, потому что был взволнован и чувством сострадания, и чувством раскаяния в том, что я позволил себе мысленно осуждать человека, истинно и глубоко несчастливого.
  - Да, - начал он, - ежели бы я слышал хоть раз с тех пор, как я в этом аду, хоть одно слово участия, совета, дружбы - человеческое слово, такое, какое я от вас слышу. Может быть, я бы мог спокойно переносить все; может, я даже взял бы на себя и мог быть даже солдатом, но теперь это ужасно... Когда я рассуждаю здраво, я желаю смерти, да и зачем мне любить опозоренную жизнь и себя, который погиб для всего хорошего в мире? А при малейшей опасности я вдруг невольно начинаю обожать эту подлую жизнь и беречь ее, как что-то драгоценное, и не могу, je ne puis pas,<<44>> преодолеть себя. То есть я могу, - продолжал он опять после минутного молчания, - но мне это стоит слишком большого труда, громадного труда, коли я один. С другими в обыкновенных условиях, как вы идете в дело, я храбр, j'ai fait mes preuves,<<45>> потому что я самолюбив и горд: это мой порок, и при других... Знаете, позвольте мне ночевать у вас, а то у нас целую ночь игра будет, мне где-нибудь, на земле.
  Пока Никита устраивал постель, мы встали и стали снова ходить в темноте по батарее. Действительно, у Гуськова голова была, должно быть, очень слаба, потому что с двух рюмок водки и двух стаканов вина он покачивался. Когда мы встали и отошли от свечки, я заметил, что он, стараясь, чтобы я не видал этого, сунул снова в карман десятирублевую бумажку, которую во все время предшествовавшего разговора держал в ладони. Он продолжал говорить, что он чувствует, что может еще подняться, ежели бы был у него человек, как я, который бы принимал в нем участие.
  Мы уже хотели итти в палатку ложиться спать, как вдруг над нами просвистело ядро и недалеко ударилось в землю. Так странно было, - этот тихий спящий лагерь, наш разговор, и вдруг ядро неприятельское, которое, Бог знает откуда, влетело в середину наших палаток, - так странно, что я долго не мог дать себе отчета, что это такое. Наш солдатик Андреев, ходивший на часах по батарее, подвинулся ко мне.
  - Вишь подкрался! Вот тут огонь видать было, - сказал он.
  - Надо капитана разбудить, - сказал я и взглянул на Гуськова.
  Он стоял, пригнувшись совсем к земле, и заикался, желая выговорить что-то. - Это... а то... неприя... это пре... смешно. - Больше он не сказал ничего, и я не видал, как и куда он исчез мгновенно.
  В капитанской палатке зажглась свеча, послышался его всегдашний пробудный кашель, и он сам скоро вышел оттуда, требуя пальник, чтобы закурить свою маленькую трубочку.
  - Что это, батюшка, - сказал он, улыбаясь, - не хотят мне нынче спать давать: то вы с своим разжалованным, то Шамиль; что же мы будем делать: отвечать или нет?
  Ничего не было об этом в приказании?
  - Ничего. Вот он еще, - сказал я, - и из двух. - Действительно, во мраке, справа впереди, загорелось два огня, как два глаза, и скоро над нами пролетело одно ядро и одна, должно быть наша, пустая граната, производившая громкий и пронзительный свист. Из соседних палаток повылезали солдатики, слышно было их покрякиванье и потягиванье и говор.
  - Вишь, в очко свистит, как соловей, - заметил артиллерист.
  - Позовите Никиту, - сказал капитан с своей всегдашней доброй усмешкой. - Никита! ты не прячься, а горных соловьев послушай.
  - Что ж, ваше высокоблагородие, - говорил Никита, стоя подле капитана, - я их видал, соловьев-то, я не боюсь, а вот гость-то, что тут был, наш чихирь пил, как услышал, так живо стречка дал мимо нашей палатки, шаром прокатился, как зверь какой изогнулся!
  - Однако надо съездить к начальнику артиллерии, - сказал мне капитан серьезным начальническим тоном, - спросить, стрелять ли на огонь или нет; оно толку не будет, но все-таки можно. Потрудитесь, съездите и спросите. Велите лошадь оседлать, скорей будет, хоть моего Полкана возьмите.
  Через пять минут мне подали лошадь, и я отправился к начальнику артиллерии.
  - Смотрите, отзыв дышло, - шепнул мне пунктуальный капитан, - а то в цепи не пропустят.
  До начальника артиллерии было с полверсты, вся дорога шла между палаток. Как только я отъехал от нашего костра, сделалось так черно, что я не видал даже ушей лошади, а только огни костров, казавшиеся мне то очень близко, то очень далеко, мерещились у меня в глазах. Отъехав немного по милости лошади, которой я пустил поводья, я стал различать белые четвероугольные палатки, потом и черные колеи дороги; через полчаса, спросив раза три дорогу, раза два зацепив за колышки палаток, за что получал всякий раз ругательства из палаток, и раза два остановленный часовыми, я приехал к начальнику артиллерии. Покуда я ехал, я слышал еще два выстрела по нашему лагерю, но снаряды не долетали до того места, где стоял штаб. Начальник артиллерии не приказал отвечать на выстрелы, тем более, что неприятель приостановился, и я отправился домой, взяв лошадь в повод и пробираясь пешком между пехотными палатками. Не раз я уменьшал шаг, проходя мимо солдатской палатки, в которой светился огонь, и прислушивался или к сказке, которую рассказывал балагур, или к книжке, которую читал грамотей и слушало целое отделение, битком набившись в палатке и около нее, прерывая чтеца изредка разными замечаниями, или просто к толкам о походе, о родине, о начальниках.
  Проходя около одной из палаток 3-го баталиона, я услыхал громкий голос Гуськова, который говорил очень весело и бойко. Ему отвечали молодые, тоже веселые, господские, не солдатские голоса. Это, очевидно, была юнкерская или фельдфебельская палатка. Я остановился.
  - Я его давно знаю, - говорил Гуськов. - Когда я жил в Петербурге, он ко мне ходил часто, и я бывал у него, он очень в хорошем свете жил.
  - Про кого ты говоришь? - спросил пьяный голос.
  - Про князя, - сказал Гуськов. - Мы ведь родня с ним, а главное - старые приятели. Оно, знаете, господа, хорошо этакого знакомого иметь. Он ведь богат страшно. Ему сто целковых пустяки. Вот я взял у него немного денег, пока мне сестра пришлет.
  - Ну, посылай же.
  - Сейчас. Савельич, голубчик! - заговорил голос Гуськова, подвигаясь к дверям палатки, - вот тебе десять монетов, поди к маркитанту, возьми две бутылки кахетинского и еще чего? Господа? Говорите! - И Гуськов, шатаясь, с спутанными волосами, без шапки вышел из палатки. Отворотив полы полушубка и засунув руки в карманы своих сереньких панталон, он остановился в двери. Хотя он был в свету, а я в темноте, я дрожал от страха, чтобы он не увидал меня, и, стараясь не делать шума, пошел дальше.
  - Кто тут? - закричал на меня Гуськов совершенно пьяным голосом. Видно, на холоде разобрало его. - Какой тут чорт с лошадью шляется?
  Я не отвечал и молча выбрался на дорогу.
  
  
  
  
  
  
  
   15 ноября 1856 г. <<1>> [полоса неудачи,] <<2>> [счастье отвернулось,] <<3>> [Да, дорогой мой, дни идут один за другим, но не повторяются,] <<4>> [положение в свете,] <<5>> [Отец давал мне 10 000 ежегодно.] <<6>> [я был принят в лучшем обществе Петербурга, я мог рассчитывать] <<7>> [но особенно я владел этим светским жаргоном,] <<8>> [так это связь с г-жей Д.,] <<9>> [Мой отец, вы слышали о нем] <<10>> [он лишил меня права на наследство] <<11>> [он был последователен.] <<12>> [лагерная жизнь,] <<13>> [меня увидят под огнем] <<14>> [и, знаете, с этим обаянием несчастья! Но, какое разочарование.] <<15>> [Надеюсь, что этим достаточно сказано,] <<16>> [Вы не можете себе представить, сколько я перестрадал.] <<17>> [при тех маленьких средствах, которые у меня были, я нуждался во всем,] <<18>> [с моей гордостью, я написал отцу,] <<19>> [весь ваш] <<20>> [Есть у вас папироса?] <<21>> [авторитет] <<22>> [сын управляющего моего отца,] <<23>> [вы знаете...] <<24>> [меня видели под огнем,] <<25>> [войну, лагерную жизнь,] <<26>> [Это ужасно, это убийственно.] <<27>> [по душе] <<28>> [вы выше этого; дорогой мой, у меня нет ни гроша.] <<29>> [можете вы одолжить мне 10 рублей серебром?] <<30>> [и мой отец...] <<31>> [не беспокойтесь.] <<32>> [с легким сердцем] <<33>> [порядочных женщин,] <<34>> [и у меня слабая голова.] <<35>> [в нижнем этаже,] <<36>> [Утром я выезжал, ровно в 5 часов] <<37>> [Надо признаться, что это была очаровательная женщина! ] <<38>> [всегда веселая, всегда любящая.] <<39>> [Я за многое упрекаю себя перед нею. Я ее часто заставлял страдать.] <<40>> [Я разбит.] <<41>> [достоинства в несчастьи] <<42>> [отпечаталась на мне,] <<43>> [рок] <<44>> [я не могу,] <<45>> [я доказал,]

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 197 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа