Главная » Книги

Толстой Алексей Константинович - Баллады, былины, притчи, Страница 4

Толстой Алексей Константинович - Баллады, былины, притчи


1 2 3 4 5 6

кудрей,
   И от тех ли от ласковых дедов,
  Что с потехой охотно мешали дела;
  От их времени песня теперь повела,
   От того ль старорусского краю,
   А чем кончится песня - не знаю.

    2

  У Владимира Солнышка праздник идет,
   Пированье идет, ликованье,
  С молодицами гридни ведут хоровод,
   Гуслей звон и кимвалов бряцанье.
  Молодицы что светлые звезды горят,
  И под топот подошв, и под песенный лад,
   Изгибаяся, ходят красиво,
   Молодцы выступают на диво.

    3

  Но Поток-богатырь всех других превзошел:
   Взглянет-искрами словно обмечет:
  Повернется направо- что сизый орел,
   Повернется налево - что кречет;
  Подвигается мерно и взад и вперед,
  То притопнет ногою, то шапкой махнет,
   То вдруг станет, тряхнувши кудрями,
   Пожимает на месте плечами.

    4

  И дивится Владимир на стройную стать,
   И дивится на светлое око:
  "Никому,- говорит,- на Руси не плясать
   Супротив молодого Потока!"
  Но уж поздно, встает со княгинею князь,
  На три стороны в пояс гостям поклонясь,
   Всем желает довольным остаться -
   Это значит: пора расставаться.

    5

  И с поклонами гости уходят домой,
   И Владимир княгиню уводит,
  Лишь один остается Поток молодой,
   Подбочася, по-прежнему ходит,
  То притопнет ногою, то шапкой махнет,
  Не заметил он, как отошел хоровод,
   Не слыхал он Владимира ласку,
   Продолжает по-прежнему пляску.

    6

  Вот уж месяц из-за лесу кажет рога,
   И туманом подернулись балки,
  Вот и в ступе поехала баба-яга,
   И в Днепре заплескались русалки,
  В Заднепровье послышался лешего вой,
  По конюшням дозором пошел домовой,
   На трубе ведьма пологом машет,
   А Поток себе пляшет да пляшет.

    7

  Сквозь царьградские окна в хоромную сень
   Смотрят светлые звезды, дивяся,
  Kaк по белым стенам богатырская тень
   Ходит взад и вперед, подбочася.
  Перед самой зарей утомился Поток,
  Под собой уже резвых не чувствует ног,
   На мостницы как сноп упадает,
   На полтысячи лет засыпает.

    8

  Много снов ему снится в полтысячи лет:
   Видит славные схватки и сечи,
  Красных девиц внимает радушный привет
   И с боярами судит на вече;
  Или видит Владимира вежливый двор,
  За ковшами веселый ведет разговор,
   Иль на ловле со князем гуторит,
   Иль в совете настойчиво спорит.

    9

  Пробудился Поток на Москве на реке,
   Пред собой видит терем дубовый;
  Под узорным окном, в закутнбм цветнике,
   Распускается розан махровый;
  Полюбился Потоку красивый цветок,
  И понюхать его норовится Поток,
   Как в окне показалась царевна,
   На Потока накинулась гневно:

    10

  "Шеромыжник, болван, неученый холоп!
   Чтоб тебя в турий рог искривило!
  Поросенок, теленок, свинья, эфиоп,
   Чертов сын, неумытое рыло!
  Кабы только не этот мой девичий стыд,
  Что иного словца мне сказать не велит,
   Я тебя, прощелыгу, нахала,
   И не так бы еще обругала!"

    11

  Испугался Поток, не на шутку струхнул:
   "Поскорей унести бы мне ноги!"
  Вдруг гремят тулумбасы; идет караул,
   Гонит палками встречных с дороги;
  Едет царь на коне, в зипуне из парчи,
  А кругом с топорами идут палачи,-
   Его милость сбираются тешить,
   Там кого-то рубить или вешать.

    12

  И во гневе за меч ухватился Поток:
   "Что за хан на Руси своеволит?"
  Но вдруг слышит слова: "То земной едет бог,
   То отец наш казнить нас изволит!"
  И на улице, сколько там было толпы,
  Воеводы, бояре, монахи, попы,
   Мужики, старики и старухи -
   Все пред ним повалились на брюхи.

    13

  Удивляется притче Поток молодой:
   "Если князь он, иль царь напоследок,
  Что ж метут они землю пред ним бородой?
   Мы честили князей, но не эдак!
  Да и полно, уж вправду ли я на Руси?
  От земного нас бога господь упаси!
   Нам Писанием ведено строго
   Признавать лишь небесного бога!"

    14

  И пытает у встречного он молодца:
   "Где здесь, дядя, сбирается вече?"
  Но на том от испугу не видно лица:
   "Чур меня,- говорит,- человече!"
  И пустился бежать от Потока бегом;
  У того ж голова заходила кругом,
   Он на землю как сноп упадает,
   Лет на триста еще засыпает.

    15

  Пробудился Поток на другой на реке,
   На какой? не припомнит преданье.
  Погуляв себе взад и вперед в холодке,
   Входит он во просторное зданье,
  Видит: судьи сидят, и торжественно тут
  Над преступником гласный свершается суд.
   Несомненны и тяжки улики,
   Преступленья ж довольно велики:

    16

  Он отца отравил, пару теток убил,
   Взял подлогом чужое именье
  Да двух братьев и трех дочерей задушил -
   Ожидают присяжных решенья.
  И присяжные входят с довольным лицом:
  "Хоть убил,- говорят,- не виновен ни в чем!"
   Тут платками им слева и справа
   Машут барыни с криками: браво!

    17

  И промолвил Поток: "Со присяжными суд
   Был обычен и нашему миру,
  Но когда бы такой подвернулся нам шут,
   В триста кун заплатил бы он виру!"
  А соседи, косясь на него, говорят:
  "Вишь, какой затесался сюда ретроград!
   Отсталой он, то видно по платью,
   Притеснять хочет меньшую братью!"

    18

  Но Поток из их слов ничего не поймет,
   И в другое он здание входит;
  Там какой-то аптекарь, не то патриот,
   Пред толпою ученье проводит:
  Что, мол, нету души, а одна только плоть
  И что если и впрямь существует господь,
   То он только есть вид кислорода,
   Вся же суть в безначалье народа.

    19

  И, увидя Потока, к нему свысока
   Патриот обратился сурово:
  "Говори, уважаешь ли ты мужика?"
   Но Поток вопрошает: "Какого?"
  "Мужика вообще, что смиреньем велик!"
  Но Поток говорит: "Есть мужик и мужик:
   Если он не пропьет урожаю,
   Я тогда мужика уважаю!"

    20

  "Феодал!- закричал на него патриот,-
   Знай, что только в народе спасенье!"
  Но Поток говорит: "Я ведь тоже народ,
   Так за что ж для меня исключенье?"
  Но к нему патриот: "Ты народ, да не тот!
  Править Русью призван только черный народ!
   То по старой системе всяк равен,
   А по нашей лишь он полноправен!"

    21

  Тут все подняли крик, словно дернул их бес,
   Угрожают Потоку бедою.
  Слышно: почва, гуманность, коммуна, прогресс,
   И что кто-то заеден средою.
  Меж собой вперерыв, наподобье галчат,
  Все об общем каком-то о деле кричат,
   И Потока с язвительным тоном
   Называют остзейским бароном.

    22

  И подумал Поток: "Уж, господь борони,
   Не проснулся ли слишком я рано?
  Ведь вчера еще, лежа на брюхе, они
   Обожали московского хана,
  А сегодня велят мужика обожать!
  Мне сдается, такая потребность лежать
   То пред тем, то пред этим на брюхе
   На вчерашнем основана духе!"

    23

  В третий входит он дом, и объял его страх:
   Видит, в длинной палате вонючей,
  Все острижены вкруг, в сюртуках и в очках,
   Собралися красавицы кучей.
  Про какие-то женские споря права,
  Совершают они, засуча рукава,
   Пресловутое общее дело:
   Потрошат чье-то мертвое тело.

    24

  Ужаснулся Поток, от красавиц бежит,
   А они восклицают ехидно:
  "Ах, какой он пошляк! ах, как он неразвит!
   Современности вовсе не видно!"
  Но Поток говорит, очутясь на дворе:
  "То ж бывало у нас и на Лысой Горе,
   Только ведьмы хоть голы и босы,
   Но, по крайности, есть у них косы!"

    25

  И что видеть и слышать ему довелось:
   И тот суд, и о боге ученье,
  И в сиянье мужик, и девицы без кос -
   Все приводит его к заключенью:
  "Много разных бывает на свете чудес!
  Я не знаю, что значит какой-то прогресс,
   Но до здравого русского веча
   Вам еще, государи, далече!"

    26

  И так сделалось гадко и тошно ему,
   Что он наземь как сноп упадает
  И под слово прогресс, как в чаду и дыму,
   Лет на двести еще засыпает.
  Пробужденья его мы теперь подождем;
  Что, проснувшись, увидит, о том и споем,
   А покудова он не проспится,
   Наудачу нам петь не годится.
  Начало 1871

    ИЛЬЯ МУРОМЕЦ

    1

  Под броней с простым набором,
   Хлеба кус жуя,
  В жаркий полдень едет бором
   Дедушка

    2

  Едет бором, только слышно,
   Как бряцает бронь,
  Топчет папоротник пышный
   Богатырский конь.

    3

  И ворчит Илья сердито:
   "Ну, Владимир, что ж?
  Посмотрю я, без Ильи-то
   Как ты проживешь?

    4

  Двор мне, княже, твой не диво!
   Не пиров держусь!
  Я мужик неприхотливый,
   Был бы хлеба кус!

    5

  Но обнес меня ты чарой
   В очередь мою -
  Так шагай же, мой чубарый,
   Уноси Илью!
  
   б
  Без меня других довольно:
   Сядут - полон стол!
  Только лакомы уж больно,
   Любят женский пол!

    7

  Все твои богатыри-то,
   Значит, молодежь;
  Вот без старого Ильи-то
   Как ты проживешь!

    8

  Тем-то я их боле стою,
   Что забыл уж баб,
  А как тресну булавою,
   Так еще не слаб!

    9

  Правду молвить, для княжого
   Не гожусь двора;
  Погулять по свету снова
   Без того пора!

    10

  Не терплю богатых сеней,
   Мраморных тех плит;
  От царьградских от курений
   Голова болит!

    11

  Душно в Киеве, что в скрине,
   Только киснет кровь!
  Государыне-пустыне
   Поклонюся вновь!

    12

  Вновь изведаю я, старый,
   Волюшку мою -
  Ну же, ну, шагай, чубарый,
   Уноси Илью!"

    13

  И старик лицом суровым
   Просветлел опять,
  По нутру ему здоровым
   Воздухом дышать;

    14

  Снова веет воли дикой
   На него простор,
  И смолой и земляникой
   Пахнет темный бор.
  Май [?] 1871

    x x x

    1

  Порой веселой мая
  По лугу вертограда,
  Среди цветов гуляя,
  Сам-друг идут два лада.

    2

  Он в мурмолке червленой,
  Каменьем корзно шито,
  Тесьмою золоченой
  Вкрест голени обвиты;

    3

  Она же, молодая,
  Вся в ткани серебристой;
  Звенят на ней, сверкая,
  Граненые мониста,

    4

  Блестит венец наборный,
  А хвост ее понявы,
  Шурша фатой узорной,
  Метет за нею травы.

    5

  Ей весело, невесте,
  "О милый!- молвит другу,-
  Не лепо ли нам вместе
  В цветах идти по лугу?"

    6

  И взор ее он встретил,
  И стан ей обнял гибкий.
  "О милая!- ответил
  Со страстною улыбкой,-

    7

  Здесь рай с тобою сущий!
  Воистину все лепо!
  Но этот сад цветущий
  Засеют скоро репой!"

    8

  "Как быть такой невзгоде!-
  Воскликнула невеста,-
  Ужели в огороде
  Для репы нету места?"

    9

  А он: "Моя ты лада!
  Есть место репе, точно,
  Но сад испортить надо
  Затем, что он цветочный!"

    10

  Она ж к нему: "Что ж будет
  С кустами медвежины,
  Где каждым утром будит
  Нас рокот соловьиный?"

    11

  "Кусты те вырвать надо
  Со всеми их корнями,
  Индеек здесь, о лада,
  Хотят кормить червями!"

    12

  Подняв свои ресницы,
  Спросила тут невеста:
  "Ужель для этой птицы
  В курятнике нет места?"

    13

  "Как месту-то не быти!
  Но соловьев, о лада,
  Скорее истребити
  За бесполезность надо!"

    14

  "А роща, где в тени мы
  Скрываемся от жара,
  Ее, надеюсь, мимо
  Пройдет такая кара?"

    15

  "Ее порубят, лада,
  На здание такое,
  Где б жирные говяда
  Kормились на жаркое;

    16

  Иль даже выйдет проще,
  О жизнь моя, о лада,
  И будет в этой роще
  Свиней пастися стадо".

    17

  "О друг ты мой единый!-
  Спросила тут невеста,-
  Ужель для той скотины
  Иного нету места?"

    18

  "Есть много места, лада,
  Но наш приют тенистый
  Затем изгадить надо,
  Что в нем свежо и чисто!"

    19

  "Но кто же люди эти,-
  Воскликнула невеста,-
  Хотящие, как дети,
  Чужое гадить место?"

    20

  "Чужим они, о лада,
  Не многое считают:
  Когда чего им надо,
  То тащут и хватают".

    21

  "Иль то матерьялисты,-
  Невеста вновь спросила,-
  У коих трубочисты
  Суть выше Рафаила?"

    22

  "Им имена суть многи,
  Мой ангел серебристый,
  Они ж и демагоги,
  Они ж и анархисты.

    23

  Толпы их все грызутся,
  Лишь свой откроют форум,
  И порознь все клянутся
  In verba вожакорум.

    24

  В одном согласны все лишь:
  Коль у других именье
  Отымешь и разделишь,
  Начнется вожделенье.

    25

  Весь мир желают сгладить
  И тем внести равенство,
  Что все хотят загадить
  Для общего блаженства!"

    26

  "Поведай, шуток кроме,-
  Спросила тут невеста,-
  Им в сумасшедшем доме
  Ужели нету места?"

    27

  "О свет ты мой желанный!
  Душа моя ты, лада!
  Уж очень им пространный
  Построить дом бы надо!

    28

  Вопрос: каким манером
  Такой им дом построить?
  Дозволить инженерам -
  Премного будет стоить;

    29

  А земству предоставить
  На их же иждивенье,
  То значило б оставить
  Постройку без движенья!"

    30

  "О друг, что ж делать надо,
  Чтоб не погибнуть краю?"
  "Такое средство, лада,
  Мне кажется, я знаю:

    31

  Чтоб русская держава
  Спаслась от их затеи,
  Повесить Станислава
  Всем вожакам на шеи!

    32

  Тогда пойдет все гладко
  И станет все на место!"
  "Но это средство гадко!"-
  Воскликнула невеста.

    33

  "Ничуть не гадко, лада,
  Напротив, превосходно:
  Народу без наклада,
  Казне ж весьма доходно".

    34

  "Но это средство скверно!"-
  Сказала дева в гневе.
  "Но это средство верно!"-
  Жених ответил деве.

    35

  "Как ты безнравствен, право!-
  В сердцах сказала дева,-
  Ступай себе направо,
  А я пойду налево!"

    36

  И оба, вздевши длани,
  Расстались рассержены,
  Она в сребристой ткани,
  Он в мурмолке червленой.

    37

  "К чему ж твоя баллада?"-
  Иная спросит дева.
  - О жизнь моя, о лада,
  Ей-ей, не для припева!

    38

  Нет, полн иного чувства,
  Я верю реалистам:
  Искусство для искусства
  Равняю с птичьим свистом;

    39

  Я, новому ученью
  Отдавшись без раздела,
  Хочу, чтоб в песнопенье
  Всегда сквозило дело.

    40

  Служите ж делу, струны!
  Уймите праздный ропот!
  Российская коммуна,
  Прими мой первый опыт!
  Июнь [?] 1871

    СВАТОВСТВО

    1

  По вешнему по складу
  Мы песню завели,
  Ой ладо, диди-ладо!
  Ой ладо, лель-люли!

    2

  Поведай, песня наша,
  На весь на русский край,
  Что месяцев всех краше
  Веселый месяц май!

    3

  В лесах, в полях отрада,
  Все вербы расцвели -
  Ой ладо, диди-ладо!
  Ой ладо, лель-люли!

    4

  Затем так бодр и весел
  Владимир, старый князь,
  На подлокотни кресел
  Сидит облокотясь.

    5

  И с ним, блестя нарядом,
  В красе седых кудрей,
  Сидит княгиня рядом
  За пряжей за своей;
  
  б
  Кружась, жужжит и пляшет
  Ее веретено,
  Черемухою пашет
  В открытое окно;

    7

  И тут же молодые,
  Потупившие взгляд,
  Две дочери княжие
  За пяльцами сидят;

    8

  Сидят они так тихо,
  И взоры в ткань ушли,
  В груди ж поется лихо:
  Ой ладо, лель-люли!

    9

  И вовсе им не шьется,
  Хоть иглы изломай!
  Так сильно сердце бьется
  В веселый месяц май!

    10

  Когда ж берет из мочки
  Княгиня волокно,
  Украдкой обе дочки
  Косятся на окно.

    11

  Но вот, забыв о пряже,
  Княгиня молвит вдруг:
  "Смотри, два гостя, княже,
  Подъехали сам-друг!

    12

  С коней спрыгнули смело
  У самого крыльца,
  Узнать я не успела
  Ни платья, ни лица!"

    13

  А князь смеется: "Знаю!
  Пусть входят молодцы,
  Не дальнего, чай, краю
  Залетные птенцы!"

    14

  И вот их входит двое,
  В лохмотьях и тряпьях,
  С пеньковой бородою,
  В пеньковых волосах;

    15

  Вошедши, на икону
  Крестятся в красный кут,
  А после по поклону
  Хозяевам кладут.

    16

  Князь просит их садиться,
  Он хитрость их проник,
  Заране веселится
  Обману их старик.

    17

  Нo он обычай знает
  И речь заводит сам:
  "Отколе,- вопрошает,-
  Пожаловали к нам?"

    18

  "Мы, княже-господине,
  Мы с моря рыбаки,
  Сейчас завязли в тине
  Среди Днепра-реки!

    19

  Двух рыбок златоперых
  Хотели мы поймать,
  Да спрятались в кокорах,
  Пришлося подождать!"

    20

  Но князь на это: "Братья,
  Неправда, ей-же-ей!
  Не мокры ваши платья,
  И с вами нет сетей!

    21

  Днепра ж светлы стремнины,
  Чиста его вода,
  Не видано в нем тины
  От веку никогда!"

    22

  На это гости: "Княже,
  Коль мы не рыбаки,
  Пожалуй, скажем глаже:
  Мы брыньские стрелки!

    23

  Стреляем зверь да птицы
  По дебрям по лесным,
  А ноне две куницы
  Пушистые следим;

    21

  Трущобой шли да дромом,
  Досель удачи нет,
  Но нас к твоим хоромам
  Двойной приводит след!"

    25

  А князь на это: "Что вы!
  Трущобой вы не шли,
  Лохмотья ваши новы
  И даже не в пыли!

    26

  Куниц же бьют зимою,
  А ноне месяц май,
  За зверью за иною
  Пришли ко мне вы, чай!"

    27

  "Ну, княже,- молвят гости,-
  Тебя не обмануть!
  Так скажем уж попрости,
  Кто мы такие суть:

    28

  Мы бедные калики,
  Мы старцы-гусляры,
  Но петь не горемыки,
  Где только есть пиры!

    29

  Мы скрозь от Новаграда
  Сюда с припевом шли:
  Ой ладо, диди-ладо!
  Ой ладо, лель-люли!

    30

  И если бы две свадьбы
  Затеял ты сыграть,
  Мы стали распевать бы
  Да струны разбирать!"

    31

  "Вот это,- князь ответил,-
  Другой выходит стих,
  Но гуслей не заметил
  При вас я никаких;

    32

  А что с припевом шли вы
  Сквозь целый русский край,
  Оно теперь не диво,
  В веселый месяц май!

    33

  Теперь в ветвях березы
  Поют и соловьи,
  В лугах поют стрекозы,
  В полях поют ручьи,

    34

  И много, в небе рея,
  Поет пернатых стай -
  Всех месяцев звончее
  Веселый месяц май!

    35

  Но строй гуслярный, други,
  Навряд ли вам знаком:
  Вы носите кольчуги,
  Вы рубитесь мечом!

    36

  В мешке не спрятать шила,
  Вас выдал речи звук:
  Пленкович ты Чурило,
  А ты Степаныч Дюк!"

    37

  Тут с них лохмотья спали,
  И, светлы как заря,
  Два славные предстали
  Пред ним богатыря;

    38

  Их бороды упали,
  Смеются их уста,
  Подобная едва ли
  Встречалась красота.

    39

  Их кровь от сил избытка
  Играет горячо,
  Корсунская накидка
  Надета на плечо;

    40

  Коты из аксамита
  С камением цветным,
  А бeрца вкрест обвиты
  Обором золотным;

    41

  Орлиным мечут оком
  Не взоры, но лучи;
  На поясе широком
  Крыжатые мечи.

    42

  С притворным со смущеньем
  Глядят на них княжны,
  Как будто превращеньем
  И впрямь удивлены;

    43

  И взоры тотчас тихо
  Склонили до земли,
  А сердце скачет лихо:
  Ой ладо, лель-люли!

    44

  Княгиня ж молвит: "Знала
  Я это наперед,
  Недаром куковала
  Кукушка у ворот,

    45

  И снилось мне с полночи,
  Что, голову подняв
  И в лес уставя очи,
  Наш лает волкодав!"

    46

  Но, вид приняв суровый,
  Пришельцам молвит князь:
  "Ответствуйте: почто вы
  Вернулись, не спросясь?

    47

  Указан был отселе
  Вам путь на девять лет -
  Каким же делом смели
  Забыть вы мой запрет?"

    48

  "Не будь, о княже, гневен!
  Твой двор чтоб видеть вновь,
  Aрмянских двух царевен
  Отвергли мы любовь!

    49

  Зане твоих издавна
  Мы любим дочерей!
  Отдай же их, державный,
  За нас, богатырей!"

    50

  Но, вид храня суровый,
  А сам в душе смеясь:
  "Мне эта весть не нова,-
  Ответил старый князь, -

    51

  От русской я державы
  Велел вам быть вдали,
  А вы ко мне лукаво
  На промысел пришли!

    52

  Но рыб чтоб вы не смели
  Ловить в моем Днепру,
  Все глуби я и мели
  Оцепами запру!

    53

  Чтоб впредь вы не дерзали
  Следить моих куниц,
  Ограду я из стали
  Поставлю круг границ;

    54

  Ни неводом вам боле,
  Ни сетью не ловить -
  Но будет в вашей воле
  Добром их приманить!

    55

  Коль быть хотят за вами,
  Никто им не мешай!
  Пускай решают сами
  В веселый месяц май!"

    56

  Услыша слово это,
  С Чурилой славный Дюк
  От дочек ждут ответа,
  Сердец их слышен стук.

    57

  Что дочки им сказали -
  Кто может, отгадай!
  Мы слов их не слыхали
  В веселый месяц май!

    58

  Мы слов их не сл

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 393 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа