Главная » Книги

Старицкий Михаил Петрович - Остроумие урядника

Старицкий Михаил Петрович - Остроумие урядника


Михаил Петрович Старицкий

  
  

  Остроумие урядника
  
  Недалеко от г. Могилева-Подольска есть с. Конатковцы. В этом селе, как и подобает, есть корчма, а в корчме арендатор Шмуль. Пьют, разумеется, у этого Шмуля и свои селяне, заставляя сиряки и свытки, пьют изредка и проезжие люди. Зашел как-то к нему в первых числах сего февраля незнакомый прохожий, по-видимому крестьянин, пожилых лет; попросил он осьмушку горилки, сел себе в сторонке, вынул хлеб и тарань да и принялся скромно за вечерю. Было уже поздно; в корчме, кроме Шмуля и незнакомца, сидело еще два гостя из своего же села, да и тех Шмуль желал вырядить поскорее, так как они, пропив наличные, приставали сильно, чтоб им Шмуль сыпав горилки набир. Едва отделался от них Шмуль, объявив категорически, что больше нет водки, и начал уже запирать на засов двери, как вдруг незнакомец поперхнулся, закашлялся и упал. На гвалт Шмуля прибежала испуганная жена его Сура. Начали несчастному обливать холодной водой голову, но все напрасно: крестьянин был мертв. В ужасе выскочил Шмуль и побежал по улице догнать двух односельчан, которые могли быть единственными свидетелями происшествия. Не отдавая себе отчета, он кричал и стучал в окна соседних хат. Одна только мысль неотвязно вертелась в его мозгу, что это ужасное несчастье, разорение: старшина, становой, лекарь, урядник... главное урядник! "О! Этот сдерет, не помилует... А что, если крестьянин, боже храни, отравлен? Скажут, что его отравил Шмуль, чтоб выкрасть деньги! Непременно скажут!.. Ох, ферфал, ферфал!"
  Догнавши своих односельчан, Шмуль задыхающимся голосом рассказал им о несчастье и упросил возвратиться в корчму, вынесть мертвеца в сени и быть свидетелями, пообещав за это горилки досхочу, не только набир, но и даром. Горилка уладила дело сразу: мертвого перенесли в сени, и двое вернувшихся крестьян согласились сторожить тело, а Шмуль побежал за сотским. На другой день все село уже знало о загадочной смерти неизвестного человека в корчме; староста дал знать в волость, волость известила станового, становой - доктора... Но пока это совершилось, мертвый лежал в сенях корчмы; стекалось немало любопытных разведать, кто, что и отчего. Шмуль всех их угощал и рассказывал каждому о подробностях смерти, заискивая сочувствия и с томительным трепетом ожидая урядника и комиссии. Некоторые крестьяне смотрели на факт философски: что правда, мол, як ол³я, наверх вирне, или что начальство точно... але на те ж воно ³ начальство, щоб страху нагонити; другие же некоторым образом злорадствовали, что это Шмулю господь кару послал за здырство. Шмуль только вздыхал.
  Наконец приехал и становой с доктором. На дворе стояла оттепель, а потому труп начинал уже разлагаться. Его вскрыли поскорее и нашли, что смерть произошла естественно - от какой-то хронической причины - и никаких подозрений не возбуждала. Посему, составив акт, начальство приказало старшине приготовить могилу, гроб, известить батюшку и предать тело земле; что для наблюдения за сим прибудет, может, и урядник. Приказало и - уехало. Шмуль, перетрусивши за эти дни до холерины, молился уже мысленно богу, что пронес он благополучно над его головой грозу, но... молитва была преждевременна: к ночи явился урядник и принял начальство над погребением неизвестного тела.
  Почесывал Шмуль голову, что принесла-таки нелегкая урядника; почесывал голову и урядник, что дал маху, поехавши на ярмарку собирать ничтожную дань с торговок, а такое прибыльное дело да и упустил. Он накинулся с руганью на Шмуля, почему-де тот не дал ему знать о происшествии заблаговременно; но Шмуль, сознавая некоторым образом свою неуязвимость, хладнокровно отвечал, что начальство уже все видело и нашло исправным; что же касается брани, то на нее смотрел Шмуль даже с снисхождением: "Нехай лаºться, - йому таки справд³ досадно, сцо нитка урвалася".
  Местный Марс приказал на завтра приготовить все необходимое для похорон и, закончив свою речь трехэтажным словом, уснул только на той мысли, что не теперь, то в четверг, а он возьмет с Шмуля свое. На следующее утро действительно урядник проснулся рано, и проснулся в прекрасном расположении духа. Шмуль из ванькира (нечто вроде загородки для спальни), где почивал с своей Суркой купно, заметил хитрую улыбку на урядничьих устах и поспешил было приступить к утренней молитве; но едва он успел из скрыни, в которой хранились, кроме денег, священные принадлежности и книги, вынуть талес, как урядник позвал его к себе.
  - Ступай, Шмуль, к телу: нужно, чтобы при хозяине его вынесли.
  - Для цого нузно? - спросил оробевший Шмуль. - Бох з ним!
  - Ступай, слышишь?.. Разговаривает еще, жидова!.. - крикнул уже не любивший возражений урядник.
  Делать было нечего. Вышли в сени, посреди которых лежал рогожкой прикрытый труп. Сняли рогожку - зловоние так и ударило; все расступились, а Шмуль, зажав нос, отскочил к дверям.
  - Чего прячешься? Нежный какой! Подступи-ка ближе, пересмотрим, не пропало ли что в твоей хате из трупа?
  - На сто мине, ваша благородия? Нам по жакону не можна и ближко стоять коло мертвого.
  - Вздор!.. Что врешь?!. Подведите его ближе: нужно при нем пересчитать, все ли? Мне поручило начальство; нужно, значит, аккуратно и полностью все предать земле.
  - Ваша благородия, не обиждайте! Я завсигда вас жаловать буду, - просил Шмуль.
  - Ведите его, говорят вам! - крикнул урядник.
  Взяли бедного Шмуля, не понимавшего, что от него хотят, и подвели поближе к трупу. Шмуль закрыл руками лицо и отворотился.
  - Присядь-ка сюда ближе, не церемонься. Мы с тобой разошьем и пересмотрим требухи, - продолжал, улыбаясь, урядник. - Знаешь, чтоб потом ты не сказал, что я утаил что-нибудь да на тебя поклеп взвожу. Ведь ваш брат горазд на доносы! Ироды вы, христопродавцы! Тащите его сюда! - шипел уже урядник.
  Но бедный сын Израиля дрожал, как лист, и болезненное чувство омерзения исказило его черты.
  - Гевулт! Рятуйте!!. Паноцку любий! ²д³тъ, я вам сось сказу! Не ч³пайте т³льки мене!.. Я вам сось ц³каве сказу!
  - Ну, ну!.. Что ты там скажешь? А ты, сотский, припри двери, чтоб не ушел.
  Урядник отошел с Шмулем в сторону.
  - Ваша благород³я!.. Паноцку м³й!.. Возьм³ть карбованця та пуст³ть мене! Цур узе йому! Нехай воно сказиться!
  - Что? Карбованца?.. Шутить вздумал?..
  - Паноцку! За в³що з мене рабувати? Адзе я вам...
  - Молчать! - крикнул, побагровевши, урядник. - Ступай, держи руками легкие: я пересмотрю их.
  - Паноцку, возьм³ть два!
  - Ступай к легким, паршивец! Я тебя знаешь как?..
  - Ох, вей м³р! Возьм³ть трояка! - умолял Шмуль, едва стоя на ногах.
  Урядник наконец взял отчипного и вытолкал Шмуля, так как последнему начинало делаться дурно.
  "Трояком думаешь отвертеться, мошенник? - ругался со злостью урядник. - Шалишь!" Он подошел к трупу и начал стоически-напряженно его рассматривать.
  Вдруг урядник отскочил; лицо его вспыхнуло благородным негодованием:
  - Неладно! Шов нарушен!.. Совершилась кража. Подайте сюды Шмуля! Где стража была, что допустила такое святотатство? Позвать старосту! Акт составить! Я вас всех под суд! - кричал уже на всю корчму урядник. - Неси сейчас покойника в корчму: нужно вынуть внутренности, спрятать их в скрыню и запечатать, пока начальство прибудет для проверки. Тащи его сюда!!
  Ни жив ни мертв стоял Шмуль. Он понимал, что это напасть, что урядник хочет только еще раз сорвать, но он понимал также и то, что никто не остановит его и что через минуту вся эта мерзость может очутиться в скрыне и осквернить все для него священное.
  Со слезами на глазах начал Шмуль умолять урядника:
  - Сто ви од мен³ хочете, ваша благород³я? Я б³дний цолов³к, маю з³нку ³ д³ти... Ох, гевулт! Я не маю б³льсе сцо вам давати. Сурко! Проси ласкавого пана, соб зглянувся, не паскудив нас!! - уже всхлипывая и утираясь полой, просил Шмуль, а Сура ловила у господина урядника руку, чтоб, облобызать ее.
  Слезы, конечно, только потешали начальство; необходимо нужно было сделать вторично более существенные приложения. Неизвестно, на чем бы остановился торг, если б не пришло в голову Шмулю ввернуть случайно в мольбу и такую фразу:
  - Паноцку, ¿й-богу, б³льсе не мозу... Я б³дний зидок! Шо ви на мене одного нас³ли?.. Х³ба мало в насому сел³ хазя¿в, багатих сце?!
  - Ну, черт с тобой! Давай еще трояка, - заключил урядник. - С паршивой собаки хоть шерсти клок!
  "А в самом деле, - подумал он, - остроумную мысль сообщил мне Шмуль: нельзя же телу лежать все у одного человека, пока выроют могилу и сделают гроб; нужно эту повинность разделить между обществом".
  Приказано было тотчас же привезти санки, на которые и положен был труп. Покрыв рогожкой клажу, урядник приказал двум сторожам вывезти санки из корчмы на улицу. Двинулась эта странная процессия к первой попавшейся хате: впереди - урядник, позади - сотский. Подъехали. На призьбе сидит лет восьми девочка в материнском кожухе; на руках у нее грудной ребенок.
  - Дома батько или мать? - спрашивает урядник.
  - Нема тата, по¿хали з хурою, а мама слаб³, - отвечает пискливым голосом девочка.
  - Отвори сени! - приказал ей урядник. - Снимайте с санок покойника! - обратился он к запряженным в сани сторожам. - Да несите в хату.
  С ужасом вбежала девочка к матери и сообщила ей, что хотят мертвяка несть в хату. Переполошилась и больная, слезла с печи, накинула на плечо опанчу и вышла, дрожа, в сени. А в сенях уже лежит на рогожке обезображенный, погнивший, разлагающийся труп, и начальство приказывает отпереть дверь в хату, чтобы там поберечь покойника, пока сделают гроб.
  - Паночку! - возопила обезумевшая хозяйка. - Що се за напасть? За в³що знущатись хочете? Я сама т³льки з д³тьми у хат³, слаба... Змилуйтесь!..
  - Я не могу, за всех отвечать не стану! - настаивал урядник. - Ведь это не жид, чтоб его можно было и в хлев швырнуть, между свиней; ведь это христианин. А где ж видано, чтобы христианское тело лежало в сенях или в хлеву до погребения? Его нужно с честью положить в хате на столе, под образами, пока батюшка отправит панихиду.
  - Та уже воно, прости господи, смердить так, що ³ мене, ³ д³ток вижене з хати!
  - Так что ж ты, дура? Я за тебя грех буду брать на душу? Из-за тебя в пекло мне идти, что ли? - кричал уже урядник, отворяя двери в хату.
  Повалилась перепуганная хозяйка ему в ноги:
  - Паночку, серце! Не роб³ть цього! Не паскудьте моº¿ хати, пошануйте, бо я и на ногах ледве стою! Я вам чим-небудь одслужу за вашу ласку.
  - Давай трояка, так черт с тобой! Я повезу своего деда в другую хату!
  - Ой лишенько! Де ж я вам в³зьму трояка! У нас таких грошей ³ в хат³ нема! Згляньтесь, паночку, на нашу б³дн³сть!
  - Давай! Что там слюнишь!.. Не то положу у тебя тут сейчас на столе... Три дня по закону выдержу!
  - Ой, хоч зар³жте - нема! Що мен³ в св³т³ робити? От напасть! - ломала она руки. Дети ревели навзрыд.
  - Неси сюда покойника! - командовал между тем урядник, не обращая внимания на слезы глупой бабы.
  - Ст³йте! - вскрикнула жинка, подбежав к скрыне; дрожащими руками она отперла ее, вынула оттуда в тряпочку завернутые медные деньги и почти швырнула их на стол.
  - Бер³ть все, що º. Подав³ться ними!
  Урядник пересчитал медные гроши; оказалось восемьдесят копеек. "Обижаться или нет?" - подумал он и, махнув рукой, велел покойника опять уложить на санки.
  - Ты думаешь, мне нужны деньги? - оправдывался он, уходя из хаты. - Не мне, а покойнику: кто ему даром будет гроб делать, копать могилу, служить отправу? Вот я и собираю с христиан. Тебе за то бог зачтет, вот что!
  Но на эти утешения женщина ничего не ответила; она болезненно всхлипывала, прижимая детей.
  Двинулись опять санки, покрытые рогожей, дальше: впереди - урядник, позади - сотский. Остановились возле следующей хаты. Урядник вошел в нее сам. Возле окна, на небольшой самодельной табуретке, сидел старик и тачал чобит; больше никого в хате не было.
  - Здравствуй, дед, - сказал урядник, входя.
  - Здравствуйте, - произнес старик и, приставивши руку к подслеповатым глазам, начал рассматривать гостя.
  - Встань-ка, братец! - продолжал урядник. - Да выдвинь стол: мне на нем нужно положить покойника, пока сделают гроб.
  Старик засуетился, встал, подошел ближе к уряднику и тогда только сообразил, с кем имеет дело.
  - Якого покойника? - спросил он, недоумевая.
  - Какого? Да вон того, что у жида в корчме скоропостижно умер.
  - Змилуйтесь, пане! Та в³н там лежав, то хай ³ лежить. Та кажуть, що до його ³ п³дступити не можна.
  - Да потому я и привез его к тебе в хату: ты старик один, стерпишь, а семейным людям трудно.
  - Що ж це за нахаба, доброд³ю! Не роб³ть мен³ пакост³! Я н³кого н³чим не ч³паю.
  - Да что мне с тобой возжаться? Не бросать же христианина в хлев!
  - Та, паночку, його давно вже поховати треба; адже мен³ казали, що його ще вчора потрошили.
  - Не учить меня! Сам знаю, что делать! Эй, - крикнул он в окно, - снимайте покойника, несите сюда в хату.
  - Що ж це таке? Це чиста напасть! - протестовал старик. - Я не дам паскудити своº¿ хати! Я до самого справника п³ду!
  - Молчать! Я тебе на голову положу мертвеца!
  - Що ти за один? Це моя власна хата: не дам паскудити!
  - А!.. Грубиянить? - кричал уже рассвирепевший урядник, хватив за шиворот деда. - Взять его, бунтовщика!
  Но и дед не унимался.
  - В'яжи, бий! - кричал он. - Здирник каторжний!
  Урядник остановился; бить не входило в план его действий: скандал мог прервать его путешествие с мертвецом, обещающее немало прибыли.
  - Бий же! - кричал неистово дед. - Бий, розбишака, раб³жник! Мало дереш з людей шкури? Бий!
  Неизвестно, чем бы кончилась эта сцена, если бы не прервала ее молодая красивая девушка, вбежав неожиданно в хату. Она была в кошаре и услышала крик своего деда.
  - Паночку, голубчик! Пуст³ть д³да! - бросилась она к уряднику, ловя его ноги. - Не бийте д³да, не бийте!
  - Я его в тюремный замок, в Сибирь запакую! Он смеет начальство ругать!
  Бумажка произвела свое действие. Урядник и без того жалел, что связался с сумасшедшим дедом; он его выпустил из рук.
  - Слушай, дед! - спокойнее уже, но с большим достоинством сказал урядник. - Только уважаю твою старость да твою внуку. А то бы ты у меня знал, где козам роги правлят!
  Старик и сам, опамятовавшись немного, струсил, а потому и прошептал:
  - Прост³ть, ваше благород³º!
  Таким образом двигалась медленно по селу процессия, не пропуская ни одной хаты; повторялись приблизительно схожие сцены и собиралась, по удаче, большая или меньшая лепта. Поплатившиеся сходились друг к дружке, передавали свои огорчения и шли за радою в корчму. Здесь к вечеру собралась порядочная толпа. Неудовольствие росло. Слышались уже протестующие крики:
  - Що се за здирство? Такого ще й не чували! ¯здить по селу з мертвяком, як кацап з крамом, та й обдира кожну хату!
  - А со ви мовците отому гаспиду? - научал толпу Шмуль. - ²д³ть до батюски, росказ³ть йому все, та й уже! Я сам буду св³дчити!
  - А й справд³, що мовчать? Ход³м! - кто-то крикнул решительно.
  Толпа заволновалась и двинулась к батюшке; тот принял дело к сердцу и сейчас же послал письмо к становому.
  Между тем поезжане делали визиты до самых сумерек с страшным гостем. Даней набралось достаточно: куски холста, воску, решето сыру, яиц, масла, а в кармане - множество пятаков и злотых. Поработавши день, наш остроумный урядник стал табором посреди улицы на ночь и послал сотрудников по горилку. Устроилась пирушка. Поздно уже совершенно пьяный заснул он, мечтая о завтрашнем дне, сколько соберет он с другой половины села...
  Чем кончилось дело - не известно. _______________________________________________________________________________

Комментарии

  2. Желтая бумажка - то есть рубль.
  3. Злотый - монета (15 копеек).
  Подготовка текста - Лукьян Поворотов _______________________________________________________________________________

Другие авторы
  • Миллер Федор Богданович
  • Венгеров Семен Афанасьевич
  • Говоруха-Отрок Юрий Николаевич
  • Хирьяков Александр Модестович
  • Гутнер Михаил Наумович
  • Данилевский Григорий Петрович
  • Буссе Николай Васильевич
  • Лермонтов Михаил Юрьевич
  • Макаров Александр Антонович
  • Коковцев Д.
  • Другие произведения
  • Леонтьев Константин Николаевич - Национальная политика как орудие всемирной революции
  • Фосс Иоганн Генрих - Из идиллии "Луиза"
  • Булгарин Фаддей Венедиктович - Письмо к И. И. Глазунову
  • Тургенев Андрей Иванович - Тургенев А. И.: Биографическая справка
  • Клушин Александр Иванович - Прошение литератора Клушина
  • Озеров Владислав Александрович - Басни
  • Добролюбов Николай Александрович - Сочинения князя Александра Ивановича Долгорукого
  • Савинков Борис Викторович - То, чего не было
  • Короленко Владимир Галактионович - Декларация В.С.Соловьева
  • Тургенев Иван Сергеевич - Повести и рассказы (Варианты)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 324 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа