Главная » Книги

Скиталец - Полевой суд

Случевский Константин Константинович - Моленье ветру


  

К. К. Случевский

  

Моленье ветру

  
   Случевский К. К. Стихотворения. Поэмы. Проза
   М., "Современник", 1888, (Классическая библиотека "Современника").
  

I

   В мрачной, молчаливой необъятности осенней ночи северного поморья тонкою, желтенькою полоскою только что обозначился восток. Полоска света все росла, удлинялась, становилась лентою, все краснее, шире и выше, и по мере того, как заревой свет отвоевывал себе в небе все большую и большую площадь, отвесные скалы мурманского берега, на их тысячеверстном протяжении от Норвегии до Святого Носа и дальше, в глубь Белого моря, по его западной окраине, проступали все яснее и яснее. Скалы тоже тянулись лентою, но темною, каменною, неподвижною, тогда как небесная заря противопоставляла им ленту света не неподвижную, живую, быстро уширявшуюся, как бы кем-то рисуемую; она, эта лента зари, могла бы на этот раз, как это здесь часто бывает, и вовсе не появляться, если бы не случилось на небе, со стороны востока, прогалины в тучах.
   При первом зарождении дневного света встрепенулся на мурманском побережье прежде всего его пернатый мир. Закричали неисчислимые чайки, гагары, утки, нырки, лебеди и буревестники и, слетая один за другими мириадами, словно свеваемые ветром, со всех выступов, изо всех щелей прибрежных гранитов, налегли, каждая птица по-своему, на воду. Одни из них потянули стремглав в прояснявшуюся даль, другие закружились широкими кольцами на месте, третьи, то взвиваясь отвесно, то перепархивая на недалекие расстояния, толпились вдоль ближних утесов, не отваживаясь далее, четвертые сели на воду, а тяжелый глупыш только слетел со скалы на ближний песок побережья и снова "ел и будто уснул. Во всех сказались особые характеры.
   Осенний день воцарялся.
   Но еще раньше пернатых проснулись женщины по очень немногочисленным прибрежным деревням и поселкам Кандалакского побережья; только этого не было так заметно потому, что женщины закопошились в домах своих. Закопошились они потому, что эти дни поздней осени - важные для них дни, а именно: возвращались к ним одни за другими поморы с дальних промыслов - мужья, отцы, дяди, сыновья и братья. И это было не простое возвращение после разлуки, длившейся все лето,- нет, это было возвращение, полное самых трепетных, самых потрясающих неожиданностей. На бесконечных протяжениях тех мест нет ни торных путей, ни обыкновенной почты, ни телеграфов, и весть о гибели того или другого суденышка, того или другого человека может не прийти к его семейству до самой зимы. С подобными условиями возвращения "своих" людей "баломонить" - шутить, "басалаить" - повесничать не приходится, и вот почему все домашние хозяйства, или, по здешнему, "обрядни", в лице их хозяек зашевелились раным-рано, ранее пернатых просыпавшегося поморья.
   По мере того как проникалась светом темень ночи, меркли огоньки в окнах селения, ясно обозначавшие в ночи его широкое протяжение вдоль берега.
   Проснулась раньше других, а то, пожалуй, и совсем не спала - Марфа, бездетная жена помора Еремы, баба молодая и красивая. Вот уже пятую осень встречает она, вместе с другими женщинами, возвращающихся; никогда не встречала она Ерему с радостью, как-то встретит она его теперь, когда полюбила другого?
   Да и как не любить этого другого? И другие его любят. Когда он, этот другой, Петр по имени, раннею весною захилел в лютой болезни, так что не только на промысел выйти не мог, но всему поселку "блазнило" - мерещилось, что смерть его возьмет, у девок только и речи было что о нем. Возвратилось наконец здоровье, но Петру нечего было и думать идти на дальние промыслы; где за ними угонишься, когда промышленников уже с апреля месяца по всему океану разбросало? Оставалось Петру одно - береговая ловля; выходил он в море недалеко, по соседству, много раз возвращался и опять уходил, а одна из девушек, Агафья, та всегда его раньше других встретит, да и смотрит, смотрит, глаз с него не сводит, а когда удается, ласковым словом подарит.
   Не слушает Петр этих слов Агафьи, не хочет видеть этих взглядов ее, потому что все его помышления к бедной Марфе ластятся, будто струи морские берег облюбовывают и то лазурью отливают, когда тихо, то пенистым буруном бьют, если мысль о суровом муже ее к другим мыслям примешается.
   А возвратится Ерема, пожалуй, не позже как сегодня. Что-то будет? Что-то случится?
   Еще вчера решено было бабами, что, для обеспечения благополучного возвращения промышленников, нужно им "ветер молить", потому что за последнее время дует он все не оттуда, откуда желательно; с севера бы ему холодом дохнуть и пригнать шняки поморские к пристаням, а он, то и дело, по звезде кругом ходит, никакой прочности нет в нем.
   По-своему ожидает возвращения мужа Марфа.
   Поморский дом - двухэтажный, деревянный и по внешности своей, по белым занавескам у окон, по окладам образов, по мебели и, в особенности, по дивану с деревянною спинкою и ручками, бог весть откуда сюда попадающему, но обязательному в мало-мальски достаточном хозяйстве, всегда почти обманывает в мысли о достатке хозяина. Хозяин всегда беднее, чем можно судить по обстановке и, в особенности, по одеяниям женской половины семьи.
   Много и у Марфы жемчугов на кокошниках; хороши ее сарафаны из тяжелых шелковых тканых материй, прошитые золотою и серебряною нитью, сложенные один на другом в длинном, зеленом, разными фигурками украшенном сундуке. Круглые, пузырчатые, финифтяные пуговицы одного из сарафанов, несомненно старовенецианской. работы, торговал как-то барин-англичанин, приезжающий сюда чуть не ежегодно на рыбную ловлю, но Марфа их не продала. Сундук с сарафанами такая же необходимая принадлежность в достаточном поморском доме, кдд диван, самовар и занавески.
   Еще недавно перебирала Марфа сарафаны, надевала их и становилась перед зеркалом, одна-одинехонька. Как ни плохо было зеркало нижегородской работы, с неподвижною рябью по стеклу, но все-таки оно служило, и Марфа, невольно поглядывая на себя, думала:
   "Пригожа, нечего сказать, пригожа! но ведь и Агафья тоже пригожа! ее темные хитрые очи лучше, видно, моих, серых... Злая она девка, ехидная, но зато в себе совсем свободна... а я? - я нет".
   И вились черные мысли в голове Марфы, и все ей казалось, что ведь может же лгать и Петр, что, если он ей теплое слово говорит, целуя, так это только для отвода... умней ее Агафья! "Сквилить" - насмехаться - мастерица, и это Марфа очень хорошо знает. И как это Агафья ей насмешливо вчера вечером сказала:
   - А ветер молить придешь, Марфушенька?
   - Приду,- ответила ей сквозь зубы Марфа, и защемило ее сердце, защемило глубоко. И не надо было ей быть такой смущенной...
   Теперь, при близости возвращения, тяжесть налегла на душу еще сильнее; Марфа вовсе не ложилась спать. Так темна и непроглядна была эта завершающаяся ночь! А что же будет в долгое зимнее время, когда эта ночь потянется целых три месяца и все надо будет быть с ним, с этим суровым Еремой, тут, в этом доме, с глазу на глаз. Порою, правда, соберутся люди на вечерницу, песни будут петь, плясать, но ведь потом еще хуже, опять все по домам разойдутся, и опять Ерема с ней, опять бесконечная ночь! вся жизнь сосредоточится в стенах немилого дома, потому что в глубокую темень трех месяцев что же может значить улица? О, как знакомы Марфе эти скучные стены! Вот то место на стене, против кровати, где теперь висит мужнина шапка; как часто мерцала эта белая стена полуночным розовым светом северного сияния и чернела другая его шапка - треух, шитый из оленьего меха с тремя отгибающимися на уши и на затылок отворотами; огромный треух необходим в море.
   Приедет Ерема с промысла, наденет снова вот эту шапку, а свой треух повесит.
   "Починить разве, посмотреть!" - мелькнуло в мыслях Марфы, и она переставила небольшую керосиновую лампу на комод, под шапку, сняла ее, осмотрела; надо чинить; отыскала она "могильник", кожаный игольник с иглами, нитками и другими принадлежностями шитья, и принялась за работу. Шьет, а сама все на часы поглядывает.
   Зашипели часы перед боем, ударили раз, два... стали опускаться гири. Марфа сосчитала - пять. Она поспешно бросила работу, накинула душегрейку, платок на голову, погасила лампу и выбежала на двор, заперев за собою на замок двери.
   - В последний раз! в последний! до будущего лета, последний раз! а там бог весть что может случиться к тому времени...
   Несмотря на глубокую тьму, Марфа шла очень быстро вдоль хорошо знакомой ей тропинки, протоптанной между крупными булыжниками от дома в заполье, от берега моря к скалам, вдоль небольшого потока, шумевшего по камням особенно резко в глубокой, еще чуть тронутой утром ночной темноте.
   "Петр уже там, он ждет!" - думала Марфа и торопилась. Несколько раз споткнувшись на пути, отойдя от дома с малого с версту, она остановилась и прислушалась. Ей чудилось, что кто-то следовал за нею. Нет никого! Поток шумел, надутый обильными дождями последних дней, сердито и звучно; кроме него не было слышно ничего в этом подавляющем царстве медленно уходившей ночи; ветер, гудевший с вечера, замолк совсем, что бывает в Мурмане к перемене погоды, но длится очень недолго. Сердце Марфы стучало сильно, назойливо; еще несколько шагов, и ей предстояло свернуть с тропинки в скалы, к давно знакомому месту. Желтая полоска света, обозначавшаяся на востоке, помогла ей разглядеть хорошо известные очертания. Вот налево, поперек потока, поставлен закол для ловли рыбы; значит, надо вправо свернуть. Но кто-то идет сзади! Вернуться навстречу к идущему было делом одного мгновения. Да, да, вот он, еле заметный над камнями в мерцающем свете медленно устанавливающейся зари.
   - Петр, Петр! - быстро проговорила Марфа и кинулась к нему...
   Но она стала лицом к лицу с Агафьей. Ошеломленная Марфа отшатнулась назад и остановилась как вкопанная.
   - Что ж? ветер молить пойдешь али не будешь? - сказала ей, смеясь, Агафья и покачала головою. Резче всего проступали в полутьме ее красивые, белые зубы, открытые улыбкою.
   Марфа схватилась за сердце и ничего не ответила.
   - Петр прошел, прошел! видела! ждет! - смеясь, добавила Агафья и, кивнув головой, быстро повернулась, захохотала и медленно пошла обратным путем. Марфа могла отличить только, что она, уходя, несколько раз оборачивалась и кивала головою. В помутившемся сознании ее меньше всего чувствовалась воля. Тем не менее, проследив глазами Агафью, она пошла вторично старым путем.
   Вот опять, почти поперек тропинки, виднеется загородь закола; надо повернуть вправо, это Марфа как будто помнила. Она двигалась совершенно отуманенная; улыбка и насмешливый взгляд Агафьи мерещились, "блазнили" ей в неверных тенях утра, мигавших мириадами каких-то недобрых серых глаз. "Али не будешь?" - раздавалось у нее в ушах; "прошел! ждет!" - слышалось ей вместе с этим, и злобный смех раскатывался так звучно... ноги ее двигались сами собою, неохотно, неустойчиво; душегрей ка, не придерживаемая руками, качалась на плечах и чуть-чуть отдувалась в стороны снова поднимавшимся ветром.
   - Марфа! - раздалось подле нее совершенно неожиданно. Быстро схватил ее Петр руками подысподь душегрейки и страстно прижал к себе... душегрейка скатилась на землю.
   Марфа откинула назад голову.
   - Ты слышал? - спросила она его еле внятно, оставаясь в его руках совершенно неподвижною.
   - Слыхал! как не слышать! аспид-девка...
   - Что-то будет теперь со мною? - еще тише проговорила она и припала головою на грудь помора, обессиленная, безответная, холодная...
  

II

  
   Часу в десятом утра того же дня кипела на берегу моря бабья "завороха"; заворохой называют на Мурмане всякое общественное дело.
   Собрались бабы на берег "молить ветер" о счастливом возвращении промышленников, и особенно людно стало побережье верстах в двух от поселка к северу, к океану. Острым мысом выдавался здесь берег. Отвесные утесы его, сажен в двенадцать вышины, не касались непосредственно волны; между ними и волнами тянулась широкая песчаная полоса и обрамляла подножие черных скал. Если на это место ударяло солнце, пески казались розовыми; если солнца не было, как в день бабьей "заворохи",- они лежали бледные, почти белые. Всегда сумрачны и черны оставались угрюмые граниты, возвышаясь над песками. Полоса песку белела подле них, будто белые тесьмы вдоль черных похоронных одеяний. На самом конце мыса нависала и самая высокая часть скал: остроконечная шапка гранита, когда-то расщепленная, расселась надвое и образовала два острых рога, заметных с моря издали; на эти скалы держали обыкновенно рулевые, направляясь к селению, и скалы эти так и назывались в народе рогами. К самому поселку, в хорошую погоду, направлялись между мысом и небольшим безымянным островком, лежавшим как раз против него в полуверсте расстояния; в дурную погоду приходилось давать большой круг и подъезжать к селению с юга, так как с северной стороны камней было видимо-невидимо, и все они в отлив выступали, блестя на солнце.
   Ни одной травинки не виднелось далеко кругом ни по песчаной полосе, ни по валунам, ни на скалах. Мог быть зеленым цвет выкинутых на песок водорослей, но они, лишенные воды, быстро желтели и облегали берег длинными, параллельными бугристыми рядами.
   Оживление на побережье было большое, но кроме женщин и детей не было никого. Было холодно, почти морозно. На всех виднелись тулупы и душегрейки, на головах платки, а на ногах темнели высокие, по-колена, сапоги. Одни из женщин приехали на лодчонках, к которым то и дело подплывали новые; другие прибежали пешком и, собравшись в кучки, толковали более всего о предстоящем возвращении поморов.
   - Сын-то у меня одиночка, Власьюшка, на него вся надея! - говорила сорокалетняя баба своим собеседницам.- Што, как не придет. Надысь Николе Морскому богу молилась... обещание дала сюда прийтить.
   - По вере, значит, по своей, в церковь не ходишь? - ответила ей широкоплечая Пелагея, пятидесятилетняя крупная баба-раскольница.- Дело, что в церковь не ходишь, а сюда пришла!
   - И другожды - в другой раз - милости просим,- подтвердила другая раскольница.
   Поодаль от разговаривавших, у самого края воды, копошились в двух-трех местах мальчишки, камни швыряли, дрались, балясничали. Девушки составили свои кружки, и одна из них рассказывала другим, как ее дядинька с теткой, новый дом строить хотят; среди них виднелась и Агафья, то и дело поглядывавшая в сторону к поселку, откуда она ожидала прибытия Марфы. По глади прибрежных песков бегали взад и вперед собаки. Запоздавшие лодки между тем продолжали подплывать; подходили из поселка, одиночками и попарно, женщины и девушки. Заметила Агафья, еще издали, шедшую на бабью завороху Марфу.
   - Глянь-ко, девушки, Еремина спесивица тоже жалует,- проговорила она.- Знать, тоже измаялась, по муже извелась.
   - Муж мужу рознь,- возразила Агафья.- Ерема скоро и совсем "залетен", по-местному - стар, станет...
   - Широки ворота запрешь, а мирского ротка не забьешь, Агафьюшка! это о тебе люди пословицу сложили,- ответила девушка.- Гляди, как бы опосля и на тебя какой сплетки не вышло! Ссорить да мутить ты горазда! Агафья не удостоила эти слова возражением и, взяв под руки двух ближайших к ней товарок, повела их в сторону к поселку, навстречу к медленно подходившей Марфе, и начала им свое повествование:
   - Только что сбежала я по тропинке к заколу,- говорила она,- рано утром, чуть свет, как слышу, сзади меня Петр идет: я, это, в камни-то и приткнулась...
   И раздавался рассказ Агафьи навстречу приближавшейся Марфе, и она слышала его.
   Если утром на ранней заре спряталась Агафья от Петра, как пугливая ящерица, в камни, то в полном свете дня, на людном берегу, навстречу Марфе, она не пряталась более. Темные глаза ее, когда соперницы повстречались, проводили Марфу неподвижным, холодным взглядом, и все три девушки, шедшие под руки, даже уступили бледнолицей женщине дорогу. Так очищают путь встречные люди похоронному шествию...
   С приходом женского населения на берег моря продолжалось исполнение старинного обряда, начатое еще накануне. К этому же самому месту ходили женщины еще вчера к вечеру, начали молить ветер, чтобы он не серчал и "давал льготу" дорогим летникам-промышленникам; вчера ночью собирались они на ближайший поток, после заката, мыли котлы и били камнем или поленом флюгарку, чтобы она "тянула поветерье"; тогда же, под звуки, издаваемые флюгаркою, пересчитывали они поименно, кто кого вспоминал, но исключительно только плешивых сельчан и знакомых, стараясь насчитать их числом трижды девять, и отмечали каждого сосчитанного углем на лучинах; Агафья назвала Ерему. Уже в глубокую ночь, с этими помеченными лучинами в руках, ходили бабы под задворкам и, переименовывая добрые и недобрые ветры, голосили во все горло:
   - Веток да обедник, пора потянуть, запад да шалоник, пора покидать, тридевять плешей все сосчитаны, пересчитаны, встокова плешь наперед пошла!
   И пока выкрикивали бабы эти слова, бросали они лучины себе через голову, а затем припевали:
   - Встоку да обеднику каши наварю и блинов напеку, а западу-шалонику спину оголю, у встока да обедника жена хороша, а у запада-шалоника жена померла!
   В ту же глубокую темень предшествовавшей ночи следовал осмотр брошенных лучин,- как которая упала? Гаданье предсказывало, что на следующий день ветер будет с той стороны, в которую ложились лучины крестами. Желателен был, конечно, ветер северный, пригонявший суденышки с моря, но не все лучины обещали такой ветер, и вот с этими-то неподатливыми, дурными пророками предстояла своеобразная расправа.
   Пелагея-раскольница явилась как бы прирожденною распорядительницею, запевалою всей совершавшейся обрядности. Окинув взглядом побережье и видя, что все в сборе, подняла она с земли старую флюгарку и ударила в нее камнем. Резкий, хриплый звук старого железа, насквозь проржавевшего за долгие годы, разнесся далеко по побережью, и сколько ни виднелось кругом женских голов, все они сразу повернулись в сторону звука. Пелагея, ударившая всполох, неустанно продолжала свою музыку, и все немедленно направились к ней; женская толпа, стянувшаяся к раскольнице, как к центру, обступила ее плотным кольцом, легкий пар от дыхания задымился возле нее по широкому кругу. Одни только собаки продолжали рыскать по-прежнему, и над всем этим в полной неподвижности поднималась отвесная, темная скала с ее двумя острыми рогами.
   Пелагея, увидев, что все собрались, положила подле себя наземь флюгарку, бросила камень и стала спрашивать: у кого те лучины с собой принесены, которые вчера на дурной ветер пали?
   - Вона, во! на мою! - завопили по сторонам ее многие бабы и девушки, и белые лучинки, просовываясь к Пелагее между платков и тулупов, замелькали в толпе во многих местах.
   - Ну, а тараканы, девушки? - спрашивала Пелагея.
   - И тараканы тут,- раздалось с нескольких сторон одновременно.
   - Сажай их, девушки, сажай, как установлено,- быстро проговорила Пелагея.- А нам тем временем лодки справлять!
   Толпа, для приведения в исполнение слов Пелагеи, раздалась пошире, и во многих местах началось оригинальное сажанье тараканов на лучины: сделаны расщепы и в каждом из них, на каждой лучинке, ущеплено по таракану.
   - Теперь, кто готов, на воду, детки, на воду! - кликнула Пелагея.- Да смотри не мешкать - вода уходит!
   Вода действительно уходила с быстротою, заметною для глаз, будто кто гнал море прочь от берега; крайние к берегу струи воды будто слизывали пески, укатывая, унося с собою самые легкие песчинки. Бабы и девки, с лучинами в руках, кинулись было к лодкам, торопились вскочить в них, собираясь отъехать от берега и пустить на воду лучины, чтобы "тараканы северный ветер подняли", как вдруг кто-то из оставшихся на берегу неожиданно крикнул:
   - Наши плывут! наши!
   Этого клика было совершенно достаточно, чтобы быстрое, суетливое движение на берегу обратилось мгновенно в неподвижную живую картину. Все глаза обратились к одной стороне, к северу, и острое зрение поморянок не замедлило отличить в указанном направлении несколько черных точек. Если бы эти черные точки, поморские шняки, держали не на рога, не к поселку, им предстояла другая путина - левее, далее от берега; если бы это были не свои, а чужие люди, они, в этот час отлива, не отваживались бы, для сокращения пути, идти этим местом, между темными грядами быстро обнажавшихся повсюду камней.
   Дрогнули многие сердца на берегу, дрогнули неодинаково; бились, должно быть, сердца и тех, что были в море, потому что, иначе, зачем бы такая торопливость, короткий путь в непогоду выбирать? Усиливавшийся с севера ветер убеждал в том, что шняки будут на месте никак не более как через час. Женщинам предстояло немедленно отправляться в обратный путь к селению, кто как прибыл. Одни повскакали в лодки и отчалили, другие пошли к пескам, и вся эта масса серых и темных цветов, все эти бабы, девки, мальчишки и собаки, временно оживившие пустынное побережье, свеялись с него в одну сторону, к селению, словно опавшие листья, гонимые ветром по осени. Это был тоже своеобразный, быстрый отлив людей, только иные силы отгоняли их, чем те, что отгоняли одновременно с ними убегавшее море.
   Неподвижно чернел крайний, высокий утес с его рогами. Он, будто сознавая, что на него теперь, в эти минуты, пристально глядят рулевые на шняках, высился среди серого, бессолнечного, но ясного дня со всеми изломами своих сложных очертаний. С удалением женщин снова потянули к нему разные морские птицы. Спокойно рассаживаясь по его богатырским бокам и загибам черных щелей, они, будто испуганные, отпархивали только от его вершины. Причина состояла в том, что между двух скал-рогов стоял Петр. Неподвижен как утес, нахлобучив шапку, осиливал он взглядом далекие, слегка белевшие по гребешкам, под дыханием "севера", морские волны и глядел на шняки.
   Чтобы ему видеть Марфу, надо было присутствовать при "моленье ветру". Петр, прямо от свидания с нею, прошел хорошо знакомым ему "путиком" вдоль "няши" - тинистого болота, и очутился на утесе к тому времени, когда стали прибывать первые лодки с женщинами. Не сказал он об этом своем намерении Марфе, но цели своей достиг: видел он ее, никем не замечаемый, с высокого утеса, слышал ржавые звуки флюгарки, следил за тем, как пошла Марфе навстречу Агафья, под руку с двумя девушками.
   На его глазах совершился неожиданный перерыв бабьей "заворохи", и все они потянулись обратно к селению. Заметил он также, что Агафья поместилась в одну лодку с раскольницей Пелагеей.
   - Завойлочит, запутает, ехидная! - думалось помору.
   Не мог он также не заметить, что Марфа пошла к поселку последнею, забытою, одинокою...
   "Голубушка! родная моя!" - думал Петр, и недобрые мысли, злые всполохи чувства сказались в нем.
   Очистилось побережье; быстро приближались шняки. Хорошо знакомый с ними, Петр отличил - чьи они; вот и Еремина второю идет, и Еремин треух у руля виднеется. Приди шняки часом ранее, они бы у самого берега прошли, а теперь, с отливом, пришлось им дальше держать, и бегут шняки, бегут быстро, и килевой ветер гонит их мимо утеса, на котором стоит Петр и наблюдает.
   И когда шняки протянулись мимо, стал он сходить с утеса, но уже не в сторону болота, а сторону к морю, коротким путем, соскользнул с него и направился песчаною полосою к селению. Отбежало море, обнажились бессчетные черные камни, и похрустывали, и давали брызги под ногами помора длинные водоросли, только что отложенные на берег водою, еще полные ею и не начавшие обсыхать. Сердце его угнетала печаль безысходная.
   "И как это,- думалось ему,- шла Марфа горемычная позади всех, бледнехонька, одинехонька, голову понурила!.. и как это, когда шняки мимо меня "севером" гнало, и Еремин треух вместе с ними, словно былая радость, все счастье мимо уплывали... извести бы... его, проклятого..."
   Эта мысль была совсем новою мыслью для Петра; он, будто испуганный, огляделся, боясь, не подслушал ли кто. Но кроме водорослей ничего подле не шелестело; шумел ветер, а от селения, до которого оставалось недалеко, несся веселый говор и смех. Прибывшие поморы сошли на берег. Петр направился прямо к толпе.
   В одном месте скопление народа было особенно велико; туда-то и пошел Петр. Окруженные вплотную женщинами, виднелись ему еще издали поморы; отыскивая, как бы пробраться в самую кучку, любопытные мальчишки шныряли вокруг, стараясь найти лазейку между бабами, но никакой возможности пролезть не находили; то вправо, то влево, стараясь заглянуть внутрь - кучки, нагибались головы тех, что стояли снаружи... Происходило что-то необычайное. Еремин треух высился выше прочих.
   - Чтой-то? - спросил невольно Петр у первой попавшейся ему навстречу Пелагеи.
   - Утоп! - коротко ответила она.
   - Кто утоп?
   - Ерема на покрутчине.
   - А Марфа где? - спросил Петр, совершенно невластный в себе и своих словах.
   - Омморок с нею, в оммороке лежит, оттого и люди подле,- ответила Пелагея.
   Кучка подалась под могучими руками помора. Бросившись к кучке, он протискался прямо по направлению к большому Еремину треуху.
   Точно! шапка Еремы, но человек под ним другой - Никита-знахарь.
   А на холодном песке, окруженная говорящими поморами, только что окончившими рассказ о том, как именно потонул мгновенно свалившийся со шняки в море и бог весть почему пошедший вдруг камнем ко дну Ерема и как попал треух его, всплывший на воду, на голову к Никите,- лежала неподвижная, "безрудая", бледная как смерть Марфа; бабы усердно хлопотали подле нее; насупившись, стояли по кругу поморы, и лицом к лицу с Петром виделись черные, устремленные на него в упор очи Агафьи. Обморок Марфы прошел только тогда, когда, раскрыв с большими усилиями стиснутые зубы, ей влили в рот несколько капель всегда имеющегося при поморах норвежского рома. Едва только открыла она глаза свои, как отыскала ими Петра, стоявшего рядом с другими; она уставила их на него и снова закрыла, но только на короткое время и со сладким, глубоким вздохом облегчения. Марфа вдруг поднялась с земли... проводили ее до дома. Приветлив и светел показался ей этот дом. Так и все в жизни бывает. Кому беда, кому радость...
   Месяц спустя сыграна была свадьба. Еремина треуха Марфа к себе в дом не взяла.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Моленье ветру.- Обедник - юго-восточный ветер. Шалоник - юго-западный ветер.
  

Другие авторы
  • Тихомиров Лев Александрович
  • Лемуан Жон Маргерит Эмиль
  • Корнилов Борис Петрович
  • Светлов Валериан Яковлевич
  • Бельский Владимир Иванович
  • Эмин Федор Александрович
  • Бойе Карин
  • Эркман-Шатриан
  • Подкольский Вячеслав Викторович
  • Журовский Феофилакт
  • Другие произведения
  • Тютчев Федор Иванович - Собрание стихотворений
  • Лесков Николай Семенович - Русский демократ в Польше
  • Тэн Ипполит Адольф - Ипполит Тэн: биографическая справка
  • Одоевский Владимир Федорович - Индийская сказка о четырех глухих
  • Франковский Адриан Антонович - Андре Жид. Фальшивомонетчики
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Молодо-зелено
  • Герцен Александр Иванович - Долг прежде всего
  • Коцебу Август - Воздушные шары
  • Фонвизин Павел Иванович - Письма П.И. Фонвизина князю А. Б. Куракину
  • Полнер Тихон Иванович - Жизненный путь князя Георгия Евгеньевича Львова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа