Главная » Книги

Скиталец - Композитор

Скиталец - Композитор


ed from url=(0063)http://lukianpovorotov.narod.ru/Folder_Skitalets/kompozitor.htm ->

Скиталец

   Композитор
  
  
  Я шел по набережной мимо одного грязного трактира. Вдруг мне послышалось, что кто-то изо всей мочи крикнул мое имя. Оглянувшись, я увидел в окне толстобрюхую фигуру мясника Сидорыча, моего давнишнего приятеля. Он приятельски осклаблялся, поманив меня рукой, и орал зычным басом:
  - Гаври-илыч!.. Гаври-илыч!..
  - Чего тебе? - крикнул я ему.
  - Зайди на минутку! Дело есть!
  Когда я вошел в трактир, то сразу не мог разобраться, так было накурено и так скверно пахло. Трактир, по случаю воскресенья, был полон, стоял гул голосов, входили и выходили люди, бегали бледнолицые половые с грязными салфетками, и я остановился на пороге, ища глазами Сидорыча...
  - Сюда! Сюда! - раздался его голос из угла. - Иди сюда!..
  Сидорыч встал из-за стола, за которым он сидел с кем-то, взял меня за руку, подведя к собеседнику, торжественно спросил меня:
  - Знаешь ли, кто это со мной сидит? - и, потрясая вилкой, на которой был кусок сосиски, завопил: - Это - ком-по-ззи-тор!
  Сидорыч был уже порядочно пьян. На столе стояла водка с неопрятной кабацкой закуской. Тот, кого Сидорыч назвал композитором, поднял голову и поглядел на меня пьяными, добрыми голубыми глазами. Это был мускулистый человек лет около тридцати, с густыми волнистыми кудрями и рыжеватыми усами. Его лицо являло все признаки долголетнего пьянства: оно было измято, с характерными морщинами и мешками под глазами, нос был ноздреват и красен, но черты лица были красивы и выразительны, а голубые детские глаза положительно напоминали мне что-то забытое...
  - А ведь мы с вами знакомы были! - произнес он хриплым, пропитым голосом и улыбнулся застенчивой! улыбкой. - Органов!
  Я был поражен... Несколько лет тому назад я знал Органова, странного, симпатичного юношу с голубыми, наивными глазами. Он тогда ничего не пил и был очень красив, говорил и пел звучным, приятным баритоном, детства пел в церковных хорах и удивлял меня своими способностями, в особенности музыкальными. Играл на всех инструментах оркестра, выучившись этому самоучкой, превосходно знал музыку и тогда еще писал какие-то музыкальные пьесы и разыгрывал их на фисгармонии, которую сделал сам. Сам же сделал себе и концертную гармонию. Жил слесарным ремеслом, которым занимался дома, квартируя в лачуге на краю города со старухой матерью. Зарабатывал мало, занимаясь большею частью только починкой самоваров и часов. Зато постоянно сидел за фисгармонией... Из бедной лачуги вечно неслись стройные тягучие аккорды. Его часто приглашали на мещанские свадьбы играть на гармонии. Играл он, как артист.
  Сидорыч был одним из тех смешных любителей музыки, которые сами ничего в ней не понимают и имеют слуха. Он не мог спеть ни одной самой простой песни, а между тем замирал от восторга, когда слышал пение или музыку. Понятно было его преклонение перед "композитором".
  - Он в тоску может человека вогнать! - хвалил Сидорыч своего собутыльника. - До смерти люблю, когда он со слезой заиграет! Ему, брат, пятьсот целковых его ноты давали, а он, чудак, не продает!..
  - Да ну тебя! - укоризненно прервал его Органов.
  - Что же вы не продали ваши сочинения? - спросил я.
  - Да так. Не к чему. Денег мне не надо: все равно пропьешь... Пускай после моей смерти возьмут...
  - У него гвоздь в башке! - объяснил мне Сидорыч странный ответ композитора. - Он на чем упрется, не собьешь! А ты лучше вот что: сейчас берем с собой бутылку водки и - к тебе. И Гаврилыча возьмем. Ты нам сыграешь. Идет?
  - Идет.
  Компания была подвыпившая, но Органов всегда мне казался интересной личностью, каким-то человеком не от мира сего, и, кроме того, мне хотелось послушать его игру. Я согласился поехать к Органову. Мы сели втроем на извозчика, причем композитор кое-как прилепился на козлах. Ехать пришлось на самый край города, имевший совершенно сельский характер: тянулись пустыри и заборы, по улице ходили коровы и свиньи, убогие лачуги смотрели печально. Мы наконец остановились у одной избы, над воротами которой висела сапожная вывеска.
  - Стоп машина! - сказал Сидорыч, слезая.
  Через низкие и темные сени мы вошли в мастерскую сапожника, который сидел на низеньком круглом стуле и работал, обнажив по локоть мускулистые руки. Кругом валялись обрезки кожи, колодки и сапожные инструменты. Пахло тяжелым кислым запахом. Он посмотрел на нас исподлобья и ничего не сказал. Встретила нас старуха, одетая по-деревенски.
  - А ты бы погодил нынче напиваться-то! - раздраженно сказала она Органову. - Скоро свадьбу идти венчать, все бы сколько-нибудь заработал!
  Мы прошли в соседнюю маленькую комнату с одним окном. Там стоял голый стол, три стула, кровать и фисгармония. Пахло все тем же сапожным запахом. Комната отделялась тонкой дощатой переборкой, и было слышно все, что говорили в доме.
  - Человека только что в хор приняли, через час ему надо на свадьбу идти, а тут разные пьяницы приходят спаивать, - слышался недовольный голос старухи.
  - Пропащий человек! - подтвердил сапожник.
  Органов ухмыльнулся.
  - Это мой брат, - сказал он. - Сердит он, да ведь мне наплевать... Не пойду я на свадьбу, потому что пьян, все равно денег не дадут, а только оштрафуют. Вы посидите, а я сбегаю в лавочку за закуской.
  И нахлобучил картуз.
  Едва он вышел, как вошла старуха.
  - Неудачный у меня сынок-то! - со вздохом начала она. - Ни к какому делу не способен, пьянствует! Уж вы, не знаю, как вас, не давайте ему напиваться-то. На свадьбу ему надо идти, все, глядишь, хоть целковый принесет, а житье наше бедное... Наказал господь таким сыном.
  - Разве он много пьет? - спросил я.
  - Каждый день напивается... Совсем от дела отбился... А ведь слесарь-то какой хороший был!..
  Она прибрала немного в комнате и направилась к двери. Я вышел за ней и остановил ее.
  - Вы не сердитесь на нас, - сказал я. - Может быть, он из-за нас не пойдет на свадьбу, так вот...
  И я сунул ей целковый.
  Это произвело на старуху ошеломляющее впечатление... Она вся просияла и совсем переменила обращение. Принялась благодарить и долго допытывалась, кто я такой: мой поступок казался ей удивительным.
  - Уж вы извините, батюшка, я ведь думала, что вы такой же шаромыжник, как эти, которые к нему все ходят... Да кто вы такие будете? Из каких вы?.. Да я вам горяченькой картошечки на закуску-то подам...
  В это время явился сын, и старуха скрылась. Он положил на стол соленые огурцы и кусок скверной колбасы. Мать подала в тарелке жареный картофель... Сидорыч откупорил бутылку, и мы выпили... Он прищелкивал языком и пальцами и чувствовал приступы музыкального восторга. Наконец не выдержал и, умильно посмотрев на молодого человека, сказал просительным тоном:
  - А ну-ка ты, тово... вальни что-нибудь!
  - Надо выпить сначала! - возразил музыкант.
  Выпили еще.
  Наконец Органов сел к своей самодельной фисгармонии и взял несколько аккордов. Фисгармония была небольшая, но звуки были верные и мягкие. Сколько труда, вероятно, потратил бедный самоучка, чтобы соорудить этот инструмент!
  Сидорыч замер в ожидании.
  - Что же играть? - спросил Органов, оборачиваясь к нам. - Хотите, Моцарта сыграю? А то из оперы что-нибудь?
  - Духовное сыграй! - сказал Сидорыч. - О душе... и слова говори...
  - Ладно... я сыграю одну пропорцию концерта "Высшую небес..." Вы его нигде не услышите...
  Органов заиграл печальную мелодию... Чистые, жалобные звуки сплетались в благоговейные аккорды и, казалось, улетали к небу... Но они были слишком слабы и беспомощны и снова возвращались назад и болезненно пели о земле, о слезах и страданиях... Низкие басовые аккорды гудели тоже болезненно, тихо и меланхолично... В этих звуках чувствовался какой-го разлад, тихая жалоба на что-то, что-то беспомощное и глубоко печальное... Музыка шла отдельными короткими фразами, которые, вероятно, нужно было петь вдумчиво, вразумительно, вникая в их печальный смысл... И Органов запел как бы про себя фистулой своего болезненно-разбитого баритона:
  
  От многих моих грехов...
  Тут он взял аккорд тихий, как вздох, и продолжал, аккомпанируя болезненно- жалобными звуками:
  
  Немощствует... тело...
  И, словно после некоторого раздумья и вздоха фисгармонии, добавил более низко и тихо, просто и меланхолично:
  
  Немощствует и душа!..
  - 0-о-хо-хо!.. - тихонько вздыхал Сидорыч, наливая в рюмки.
  Органов имел способность извлекать живые звуки, передавать их настроение. Меланхолия воцарилась в комнате, и мы с Сидорычем сидели печальными, пока он вдумчиво, с паузами, пел грустные слова, пояснявшие грустную музыку.
  - Будет! - вдруг сказал музыкант. - Надо выпить.
  - Ах ты, господи! - восхищался Сидорыч, чокаясь. - И как это он может прямо, можно сказать, за сердце человека взять?.. А?..
  - А вы своей композиции сыграйте что-нибудь! - попросил я.
  - Своей композиции - это на гармонии или на скрипке... Да у меня какая композиция? Вроде старинных русских песен... без слов... У меня до двухсот старых песен на ноты положено... Этих песен уж и не поют теперь... Я собирал...
  Он снял с окна концертную гармонь с каким-то особенным устройством ладов и заиграл что-то протяжное, русское, напоминавшее степные, размашистые песни, полные нежности и тоски, но тем не менее это не была обыкновенная народная песня: мотив был облечен и обработан в стройную музыкальную форму с удачным сохранением народного духа. Передо мною был один из тех народных композиторов, никому не известных, создающих самые народные песни, до такой степени характер его музыки был сходен с народной музыкой. Для него, вероятно, ничего не стоило выразить свои настроения так, что получалась подлинная народная песня, правильно положенная на ноты. Пусть это были даже подражания народным мотивам, все же от этой музыки веяло такой юношеской свежестью, глубиной и силой, что как-то не верилось, будто душа этого спившегося слесаря могла породить их на свет.
  А огромный материал исчезающих народных песен, которым он владел, не представляет ли он, может быть, огромной ценности? Да и сам народный композитор не мог ли сделаться чем-нибудь замечательным, если бы не погиб в засасывающей мещанской среде, никем не понятый и даже сам себя не понимающий? Органов играл, сидя на стуле и прислонившись спиной к стене. По временам он встряхивал густыми кудрями, а голубые глаза загорались каким-то особенным радостным блеском. Казалось, что хмель соскочил с него, и в чертах его измятого лица я вновь узнавал забытый симпатичный образ прежнего юноши с застенчивой улыбкой и прекрасными голубыми глазами. Казалось, что вдохновение, таившееся в душе композитора, вновь одухотворило его преждевременно обрюзгшее лицо и сделало его юным и прекрасным. А гармония пела дрожащими, задушевными звуками. И представлялся тихий летний вечер в степи, безбрежная ширь и даль, чуткая тишина и нежная гармония всевозможных степных звуков; и на этом фоне далеко плыла и уходила в необъятную даль надрывающая душу песня: в ней словно кто-то прощается навеки, рыдает томительно-сладким рыданием. И все закончилось тонким, уходящим вдаль, тающим звуком, потонувшим в печальной тишине...
  Сидорыч молча вытер слезы и вновь наполнил рюмки. Бутылка быстро убывала.
  Я стал говорить Органову, что у него, по всей вероятности, есть талант, что ему нужно заняться собой, бросить пить, уйти из мещанской обстановки и поехать в большой город продолжать музыкальное образование.
  Он ничего не ответил. Опять взял гармонь и заиграл всем известный, избитый шарманками вальс.
  Но я не узнал этого вальса в его исполнении, столько было в звуках страстной и безнадежной тоски, отчаяния.
  Лицо его приняло почти трагическое выражение, а голубые глаза потемнели, как темнеет река в хмурую погоду.
  Он играл "Невозвратное время".
  И вдруг рванул гармонь и заиграл камаринского. Бесшабашная, неудержимая удаль заговорила в каждом звуке, дразня и подмывая к пляске... Приунывший было Сидорыч поднял голову и начал передергивать плечами, потом притопывать тяжелой ножищей. Темп камаринского все учащался, делаясь все удалее и забористее... Правда, Органов забыл опустить какой-то винт, делавший звуки дрожащими и рыдающими, и мне странно было слышать развеселую плясовую песню, сквозь которую пробивались рыдающие звуки. Но Сидорыч уже не выдержал, вскочил, распустил руки, как крылья, и поплыл настолько грациозно, насколько позволяла ему его семипудовая фигура.
  Потом он топнул так, что все задрожало, и запрыгал на носках, как воробей... В комнате все затряслось.
  - Эх, ходи изба, ходи печь! - крикнул он и начал "откалывать" новое колено. Каждая жилка плясала в Сидорыче, на жирном, красном лице сияла блаженная улыбка.
  Органов весело потряхивал кудрями и играл все забористее и зажигательнее...
  - Сидорыч, не выдай! - покрикивал он. А сквозь дикое веселье камаринского слышались дрожащие, плачущие звуки.
  1900
  Подготовка текста - Лукьян Поворотов _______________________________________________________________________________

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 446 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа