Главная » Книги

Шубарт Кристиан Фридрих Даниель - Вечный жид

Шубарт Кристиан Фридрих Даниель - Вечный жид


  
  
   Кристиан Шубарт
  
  
  
  
  Вечный жид --------------------------------------
  Перевод М. Л. Михайлов
  Михайлов М. Л. Сочинения в трех томах. Том первый
  М., ГИХЛ, 1958
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
   Из темного ущелия Кармила
  
  
  На солнце выполз Агасвер. Другое
  
  
  Тысячелетье шло к концу с тех пор,
  
  
  Как он бродил, бичуемый тревогой,
  
  
  По всем странам. - Когда, идя на казнь,
  
  
  Христос под крестной ношею склонился
  
  
  И отдохнуть у двери Агасвера
  
  
  На миг остановился, Агасвер
  
  
  Его сурово оттолкнул, - и дальше
  
  
  Пошел Христос и пал под тяжкой ношей
  
  
  Без слова, без стенанья. Тут предстал
  
  
  Пред Агасвера грозный ангел Смерти
  
  
  И с гневным взглядом молвил: "Отдохнуть
  
  
  Ты сыну человеческому не дал;
  
  
  Не знай же сам ты отдыха отныне,
  
  
  Бесчеловечный, до его второго
  
  
  Пришествия!"
  
  
  
  
  И черный адский демон
  
  
  Гнал Агасвера из страны в страну,-
  
  
  И не было гонимому ни сладкой
  
  
  Надежды умереть, ни утешенья
  
  
  Найти успокоение в могиле.
  
  
   Из темного ущелия Кармила
  
  
  На солнце вышел Агасвер. С лица
  
  
  И с бороды стряхнул он пыль; из груды
  
  
  Костей, нагроможденных тут, взял череп
  
  
  И по горе метнул его с размаха.
  
  
  Запрыгал череп, зазвенел о камни -
  
  
  И разлетелся вдребезги. "То был
  
  
  Отец мой!" - Агасвер проскрежетал.
  
  
  Еще схватил он череп - и еще...
  
  
  Семь черепов, кружася, покатились
  
  
  С утеса на утес. "А это - это... -
  
  
  Он восклицал с налившимися кровью
  
  
  Безумными глазами,- это были
  
  
  Мои все жены!" Черепа катились...
  
  
  Еще... Еще..."А это - это были
  
  
  Мои все дети! - скрежетал несчастный.-
  
  
  И умерли! Они могли... а я,
  
  
  Отверженный, я не могу! нет смерти!
  
  
  Грознейший суд мучительнейшей карой
  
  
  Навеки надо мной отяготел.
  
  
   И пал Ерусалим. Я с лютой злобой
  
  
  Смотрел, как мрут другие, - и кидался
  
  
  В объятья пламени, и ярой бранью
  
  
  Дразнил меч римлян. Грозное проклятье
  
  
  Меня как бронь хранило: я не умер!
  
  
   И рухнул Рим, всесветный исполин.
  
  
  Я голову и грудь свою подставил.
  
  
  Он рухнул и меня не раздавил.
  
  
  Передо мною нации рождались
  
  
  И умирали; я же оставался,
  
  
  Не умирал! С вершин, одетых в тучи,
  
  
  Кидался я в пучину; но прилив
  
  
  Меня волною выносил на сушу,
  
  
  И жгучий яд существованья снова
  
  
  Меня палил. К запекшемуся зеву
  
  
  Волкана я взобрался. Я скатился
  
  
  В его утробу. Там стонал и выл
  
  
  Я десять месяцев в чаду и мраке;
  
  
  Ногтями рыл курящееся устье...
  
  
  И огненная матка разродилась
  
  
  Потоком лавы, и меня опять
  
  
  Из пламенного выкинула зева,
  
  
  И в пепле шевельнулся я - живой!
  
  
   В горящий лес я бросился. Я бегал,
  
  
  Беснуясь, средь пылающих деревьев.
  
  
  С волос своих они меня кропили
  
  
  Огнем, - и пухло тело у меня,
  
  
  И ныла кость. Но не сгорел я! жив!
  
  
   И ринулся я в дикий пыл войны.
  
  
  В грозе кровавых битв с врагом сходился
  
  
  Лицом к лицу. Ругательством поносным
  
  
  Я разжигал и галла и германца;
  
  
  Но от меня отскакивали стрелы,
  
  
  Обламывались копья об меня.
  
  
  Об череп мой в осколки разлетались
  
  
  Кривые сабли сарацинов. Пули
  
  
  В меня летели градом - как горох
  
  
  В железный панцирь. Молнии сраженья,
  
  
  Змеясь, мне опоясывали тело,
  
  
  И - как утес, зубчатою вершиной
  
  
  Поднявшийся за тучи, - оставался
  
  
  Я невредим. Напрасно слон меня
  
  
  Топтал; напрасно конь своим железным
  
  
  Копытом бил, дыбясь средь ярой сечи!-
  
  
  Пороховой подземный взрыв меня
  
  
  Высоко взбросил; оглушенный, тяжко
  
  
  Упал на землю я - и очутился
  
  
  Средь изможженных трупов, весь обрызган
  
  
  Их кровью, мозгом, - жив и невредим!
  
  
   На мне ломались молот и топор;
  
  
  У палачей мертвели руки; зубы
  
  
  У тигров притуплялись. В цирке лев
  
  
  Голодный растерзать меня не мог.
  
  
  Я подползал к норе гремучих змей;
  
  
  Кровавый гребень щекотал дракону.
  
  
  И жало змей меня не заражало;
  
  
  Терзал и грыз дракон, не умерщвляя.
  
  
   И я пошел плевать хулой и бранью
  
  
  В лицо тиранам. Говорил Нерону:
  
  
  "Ты пес! ты кровопийца!" Христиерну
  
  
  Я говорил: "Ты пес! ты кровопийца!"
  
  
  Мулею Измаилу говорил:
  
  
  "Ты пес! ты кровопийца!" И тираны
  
  
  Мне злейшие придумывали пытки
  
  
  И казни... Но меня не умертвили.
  
  
   О, ужас! умереть не мочь! покоя
  
  
  Не мочь найти, томясь и изнывая!
  
  
  И все влачить иссохшее, как труп,
  
  
  И тлением пропахнувшее тело!
  
  
  Столетья и тысячелетья - видеть
  
  
  Перед собой зияющую пасть
  
  
  Чудовища _Одно и тоже_! видеть,
  
  
  Как Время, в ненасытном любодействе
  
  
  И в вечном голоде детей рождает
  
  
  Иль пожирает! Умереть не мочь!
  
  
  О беспощадный мститель! есть ли казнь
  
  
  Грознейшая в твоей всевластной воле?
  
  
  Казни меня, казни меня ты ею!
  
  
  О, если б пасть от одного удара
  
  
  И с этой выси покатиться вниз,
  
  
  И у подошвы горной растянуться,
  
  
  И, вздрогнув, - прохрипеть и умереть!"
  
  
   И Агасвер шатнулся: смутный гул
  
  
  Ему наполнил уши; тьма покрыла
  
  
  Горячие зеницы. - Светлый ангел
  
  
  Взял на руки его и снес в ущелье,
  
  
  И там сложил и молвил: "Агасвер!
  
  
  Спи мирным сном! Не вечен божий гнев".
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Кристиан Шубарт (1739-1791) - немецкий демократический поэт и журналист, видный деятель "Бури и натиска", антифеодального литературного и политического движения в Германии в 1770-1780-х гг.
  Вечный жид. Печатается по автографу (ИРЛИ). Впервые - "Дело", 1888, No 11, стр. 37-40. Переведено, вероятно, в 1862-1865 гг. В основе эпического отрывка Шубарта "Вечный жид" лежит библейская легенда о еврее, отказавшемся помочь Христу нести к месту казни крест и обреченном за это на бессмертие. М. Горький писал об этой легенде, что она "искусно соединяет в себе и заветную мечту человека о бессмертии и страх бессмертия, вызываемый тяжкими мучениями жизни... На тему о странствованиях Агасфера создано множество романов и поэм, причем некоторые из них изображают в лице Агасфера... вообще человечество, бессмертное, на протяжении тысячелетий идущее к какой-то неведомей цели сквозь великие страдания" (М. Горький, [Легенда об Агасфере], Несобранные литературно-критические статьи, М. 1941, стр. 302).

Другие авторы
  • Писарев Модест Иванович
  • Александровский Василий Дмитриевич
  • Баранцевич Казимир Станиславович
  • Поспелов Федор Тимофеевич
  • Лавров Вукол Михайлович
  • Алексеев Глеб Васильевич
  • Крестовский Всеволод Владимирович
  • Суханов Михаил Дмитриевич
  • Шуф Владимир Александрович
  • Раевский Николай Алексеевич
  • Другие произведения
  • Марин Сергей Никифорович - Сатиры
  • Дорошевич Влас Михайлович - Одиночное заключение
  • Воровский Вацлав Вацлавович - У работоспособных
  • Достоевский Федор Михайлович - Братья Карамазовы. Часть 2
  • Аснык Адам - Избранные стихотворения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Стихотворения Владимира Бенедиктова. Второе издание
  • Брешко-Брешковский Николай Николаевич - Парижские огни (8 сентября 1934; О. А. Беляева, Уне Байе, Базиль Захаров)
  • Куприн Александр Иванович - Волшебный ковер
  • Бунин Иван Алексеевич - Ночь
  • Добиаш-Рождественская Ольга Антоновна - О. А. Добиаш-Рождественская: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 394 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа