Главная » Книги

Шрейтерфельд Николай Николаевич - Стихотворения

Шрейтерфельд Николай Николаевич - Стихотворения


1 2

  

H. Шрейтеръ.

  

Стихотворен³я

  
                   I.
             HA СѢВЕРѢ.
  
         Здѣсь солнце рѣдк³й гость, случайный,-
         Едва блеснувъ, уйти спѣшитъ...
         На всемъ покровъ суровой тайны,
         Тоски болѣзненной лежитъ.
         Сосновый лѣсъ молчитъ угрюмо,
         Въ сѣдыхъ вѣтвяхъ курится мгла -
         Какъ будто тягостная дума
         Межъ иглъ колючихъ залегла!
  
                   II.
                 HA ЮГѢ.
  
         Гляжу: плыветъ волшебный сонъ...
         Какъ въ сказкѣ, красочны картины,-
         Вотъ пальмъ ряды, какъ строй колоннъ,
         Вотъ золотые апельсины!
         А тамъ, вверху, на крутизнѣ,
         Зонты гигантскихъ, стройныхъ пин³й...
         Надъ ними льется воздухъ син³й,-
         Зеркальный въ солнечномъ огнѣ!
  
         Неаполь,
         Январь 1906 г.
  
                   III.
  
         Вечеръ душный, вечеръ мглистый...
         Гаснетъ западъ золотистый,
         Въ тускломъ небѣ серпъ луны.
         Спитъ рѣка,- не дрогнутъ воды.
         Въ царствѣ дремлющей природы
         Бродитъ сумракъ, бродятъ сны...
         Надъ безжизненной равниной
         Син³й лѣсъ встаетъ щетиной,
         Зыбк³й стелется туманъ...
         Смутный часъ гнетущей лѣни!
         Въ м³ръ идутъ ночныя тѣни -
         Черныхъ духовъ караванъ!
  
                      IV.
  
         Пустынно. Безлюдно. Безмолвныя скалы кругомъ,
         Безмолвное море подъ ними блеститъ серебромъ...
         С³ян³емъ луннымъ пронизана даль надъ водой...
         Глубокая полночь - и всюду глубок³й покой!
         Прозрачныя тѣни... Бездушный, безжизненный свѣтъ,
         Какъ отблескъ далекихъ, исчезнувшихъ въ вѣчности лѣтъ...
         Ни признака жизни, ни звука въ забвеньи ночномъ -
         Природа, какъ смертью, холоднымъ окована сномъ!

Сборникъ товарищества "Знан³е" за 1908 годъ. Книга двадцатая

  
  
                   ФАБРИКА.
  
            Все успокоилось, мирно все спитъ.
            Въ небѣ луна безпечально-ясна...
            Фабрика только металломъ гремитъ,
            Фабрика только томится безъ сна.
  
         Жарко чудовище дышетъ огнями,
         Свѣтятся окна зловѣще-свѣтло;
         Копоть изъ трубъ выплываетъ клубами,
         Къ ясному небу ползетъ тяжело.
         Въ воздухъ прозрачный впиваются змѣи,
         Черныя кольца ихъ вьются къ лунѣ,
         Будто, надъ свѣтомъ смѣясь, чародѣи
         Мракомъ небесной грозятъ глубинѣ...
  
         Люди усталые въ копоти черной,
         Въ огненномъ блескѣ, какъ духи, снуютъ...
         Люди толпою угрюмо-покорной
         Цѣпи себѣ по-неволѣ куютъ!
         Черныя лица и черныя думы,
         Думы подъ грохотъ немолчный труда -
         Звуки оркестра такого угрюмы:
         Имъ дирижируетъ властно нужда!..
  
         Тихо сребристое небо съ луною;
         Вѣетъ дремотой блаженной весна...
         Все отдается безмолвно покою,
         Фабрика только грохочетъ безъ сна.

"Русское богатство", No 10, 1911

  
             ПЕРЕДЪ ПОРТРЕТОМЪ.
  
            Задумчиво гляжу на милыя черты:
         Въ улыбкѣ - грусть, въ глазахъ - глубокое страданье,
   О счастьи, о любви лучистыя мечты
   И жизни шутокъ злыхъ печальное сознанье.
  
         Да, жизнь, какъ феодалъ, безумствуетъ порой!-
            Мѣняя каждый день забаву,
         То тѣшится страстей жестокою игрой,
            То льетъ въ вино гостямъ отраву!..

"Русское богатство", No 11, 1911

  
  
             HA ВОЛѢ.
  
                 I.
  
         Среди простора вольнаго полей,
         Какъ пыль досадную, печаль свою развѣй!..
         Подъ звучный гомонъ птичьихъ голосовъ,
         Подъ шелестъ травъ и музыку лѣсовъ -
         Проклятье жизни мрачное забудь,
         Открой лучамъ измученную грудь...
         Страдан³й цѣпь съ души своей сорви,
         Любуйся красотой и думай о любви!
  
                II.
  
         Стонетъ вѣтеръ. Море злое
         Бьетъ въ дрожащую скалу;
         Пламя молн³й голубое
         Рѣжетъ сумрачную мглу.
         Пусть же злится непогода
         И громитъ скалу волна:
         Въ ревѣ волнъ слышна свобода...
         Толькобъ жизни, а не сна!
  
             * * *
  
         Прочь надоѣдливый напѣвъ-
         Аккордъ мелод³и избитой,
         Печальный звонъ души разбитой,
         Безсильный, безполезный гнѣвъ!
         Довольно людямъ слезъ своихъ,-
         Волнен³й цѣпи непрерывной
         И стоновъ жизни заунывной...
         Смирись, умолкни, грустный стихъ!
         Твои слова - тяжелый бредъ:
         Ты гордой силой вдохновенья
         Не разрываешь будней звенья...
         A бѣднымъ людямъ нуженъ свѣтъ!
         Толпа, какъ узникъ за стѣной,
         Томясь невзгодою суровой,
         Живетъ мечтой о жизни новой,-
         И нуженъ ей напѣвъ иной!

"Русское богатство", No 11, 1901

  
  
             * * *
  
         Быть можетъ, впереди - безводная страна,
         Пустыня знойная, палящ³й ураганъ...
         Но ты иди... Иди безъ отдыха и сна
         Туда, въ невѣдомый, синѣющ³й туманъ!
         Успѣешь отдохнуть... А вдругъ увидишь тамъ
         И гордыхъ пальмъ шатеръ, и звонк³й ключъ у ногъ,
         И въ пышной зелени, въ тѣни, роскошный храмъ?
         И въ тишинѣ его - твоя мечта, твой богъ!

"Русское богатство", No 2, 1902

  
             ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ.
  
         Море глухо шумитъ. Скачутъ волны-гиганты сѣдые...
         Небо въ тучахъ. Вдали - сѣроватая мгла...
         Далеко,- и не зная куда,-вы плывете, родные,
         Отъ родной стороны васъ нужда погнала.
            Не кормила земля,- голодали вы дома не мало,
         Тяжелѣе жилось, что ни годъ...
         Вы страдали покорно, но силы ужъ, видно, не стало
         Выносить эту тяжесть безсмѣнныхъ невзгодъ.
            И вы бросили ниву свою и деревню родную -
         И пошли... A куда?- За моря, далеко...
         За моря, далеко, услыхавши про землю иную,
         Гдѣ синѣютъ поля широко.
            Дѣти плачутъ... A волны бушуютъ сѣдыя,
         Небо въ тучахъ. Вдали - сѣроватая мгла.
         Далеко,- и не зная куда,- вы плывете, родные...
         Но за вами не гонятся-ль призраки зла?!..

"Русское богатство", No 3, 1902

  
             НОЧЬ.
  
         Угрюмо ночь вокругъ лежитъ,
         Черна, безъ звѣздъ и безъ просвѣта.
         Она все злое сторожитъ,
         Что отъ лучей дневныхъ бѣжитъ,
         Что ею спрятано отъ свѣта.
         Сорвавшись, вихрь зашелеститъ
         Листвой невидимаго сада,-
         Ночная птица просвиститъ,
         Во мракѣ мимо пролетитъ,
         Какъ тѣнь кочующая ада...
         И чудится - въ угрюмой мглѣ,
         Среди больного сна природы,
         Несчастья бродятъ по землѣ
         И въ м³ръ толпой идутъ невзгоды!..
  
             БУРЯ.
  
         Мѣсяцъ ныряетъ въ густыхъ облакахъ,
         Бѣшеныхъ молн³й летаютъ извивы,
         Грома разносятся бурные взрывы,
         Злая волна закипаетъ въ потьмахъ...
            Мѣсяцъ проглянетъ и лаской лучей
         Гнѣвное море освѣтитъ спокойно,-
         Музыка бури понизится стройно,
         Хоры природы споются дружнѣй.
            Съ жалобой къ берегу волны бѣгутъ,
         Жемчугомъ слезъ осыпаютъ обрывы,
         Мечутся, прыгаютъ, бурно-гнѣвливы,
         Будто оковы желѣзныя рвутъ!
            Тучи рѣдѣютъ... изъ пышныхъ сѣдинъ
         Мѣсяцъ серебрянымъ краемъ проглянулъ...
         На берегъ гребень сверкающ³й прянулъ,
         Вѣчно свободный боецъ-исполинъ!..

"Русское богатство", No 5, 1902

  
         НЕУРОЧНАЯ ПѢСНЯ.
  
         Еще блуждали всюду сны,
         И ночь таинственно чернѣла...
         Вдругъ пѣсня птицы прозвенѣла
         Среди унылой тишины.
  
         Дохнулъ игривый вѣтерокъ,
         Деревья чутко встрепенулись...
         Но вмѣстѣ съ птицей обманулись -
         Вдали былъ сумраченъ востокъ.
  
         Замолкъ веселый шумъ вѣтвей,
         И пѣсня утра не допѣта...
         И, въ страхѣ близкаго разсвѣта,
         Сомкнулась ночь еще чернѣй!..
  
             НА РОДИНѢ.
  
         Привѣтъ тебѣ, знакомая рѣка!
         Какъ прежде, золотыя облака
         Бѣгутъ по небу и въ водѣ зеркальной
         Улыбкой отражаются печальной.
         Заката лучъ изъ-за холмовъ пологихъ
         Благословляетъ рядъ лачугъ убогихъ
         Прибрежной деревеньки. Мѣдный звонъ
         Доносится чуть слышно издалёка;
         Все тишиной охвачено глубокой,
         И крадется волшебникъ - мирный сонъ.
         Усталымъ онъ несетъ успокоенье,
         Страдающимъ - сердечныхъ ранъ забвенье,
         И, сорванные въ царствѣ красоты,
         Роняетъ грёзъ чудесные цвѣты...
  
         Какъ ты печальна, сторона родная,
         Несчастная, голодная, больная!
         Ты молишься, чтобъ Богъ тебѣ помогъ,
         Но глухъ къ мольбамъ, или прогнѣванъ Богъ...
  
             СМЕРТЬ ПРИРОДЫ.
  
         Природа-мать ни въ чемъ не видитъ зла!
         Она всегда торжественно-спокойна,
         Надъ нею время пролетаетъ стройно,
         Не омрачая блескъ ея чела.
  
         Взгляни - и смерть природы весела!
         Сух³е листья въ воздухѣ рѣзвятся,
         Какъ-будто съ жизнью имъ не жаль разстаться,
         Какъ-будто смерть, какъ этотъ день, свѣтла.
  
         Весна въ свой часъ безпечно отцвѣла,
         Чаруя землю дѣвственнымъ дыханьемъ;
         Мелькнуло лѣто съ знойнымъ ликованьемъ,
         И осень чередой своей пришла.
  
         Съ полей коверъ зеленый убрала,
         Покрыла листья блескомъ золотистымъ
         И, опьянивъ ихъ воздухомъ душистымъ,
         Отъ гнѣздъ родныхъ легко оторвала!

"Русское богатство", No 6, 1902

  
             ПЕРЕДЪ ГРОЗОЙ.
  
         Гроза идетъ. Веселые огни
            По чернымъ тучамъ пролетаютъ...
            Полночный мракъ они пугаютъ
            И зеылю радуютъ они.
  
         При блескѣ ихъ деревья шелестятъ,
            Слышнѣе дальн³й плескъ прибоя
            Вся, вся природа жаждетъ боя,
            Живыя силы жить хотять!
  
         Звенитъ трава, сухой ковыль звенитъ...
            Сова вспорхнула осторожно...
            Метнулась молн³я тревожно -
            И громъ торжественно гремитъ!

"Русское богатство", No 7, 1902

  
                   ЗАСУХА.
  
         Я проѣзжалъ дорогою глухой.
         Пустыня - степь со всѣхъ сторонъ лежала,
         Былъ душенъ воздухъ, мертвый и сухой,
         И чудилось - какъ тяжело-больной,
         Земля вокругъ томилась и стонала.
         Сверкало солнце. Былъ палящ³й зной.
         Клубилась пыль тяжелая съ дороги.
         Молчалъ, дремалъ возница жалк³й мой;
         Худая кляча, съ острою спиной,
         Едва-едва переставляла ноги.
         То тутъ, то тамъ встрѣчались хутора.
         Унылый видъ,- безжизненныя хаты...
         Жестоко жгла ³юльская жара
         Нѣмой просторъ пустыннаго двора,
         А за дворомъ безплодныхъ нивъ раскаты.
         На встрѣчу намъ нигдѣ изъ-подъ воротъ
         Мохнатыя дворняшки не бѣжали...
         "Прогнѣванъ Богъ; пропалъ, пропалъ народъ!.."
         Шепталъ ямщикъ, крестилъ, зѣвая, ротъ...
         И дальше мы пустыней проѣзжали...
  
             * * *
  
         Играетъ вѣтеръ бѣшеной волной,
         О груды скалъ дробитъ ее сурово...
         А мѣсяцъ тусклъ. Лѣнивый и тупой,
         Едва бредетъ онъ скучною тропой -
         Ему вокругъ ничто, ничто не ново!
  
         Какъ вѣчный жидъ, онъ странствуетъ одинъ
         И Бож³й гнѣвъ выноситъ молчаливо...
         Пустого неба грустный властелинъ,
         Кочующ³й средь голубыхъ равнинъ,
         Онъ смерти ждетъ, какъ челнъ - волны прилива.
  
         Подъ нимъ земля томится хмурымъ сномъ;
         Какъ черный духъ, печаль надъ м³ромъ рѣетъ...
         И м³ръ молчитъ и видитъ въ снѣ больномъ,
         Какъ бродитъ мѣсяцъ въ сумракѣ ночномъ,
         И какъ подъ нимъ людская мука зрѣетъ!

"Русское богатство", No 9, 1902

  
             * * *
  
            Осенней свѣжестъю повѣяло съ полей,
         Покрылъ листву румянецъ золотой.
         Блестятъ лѣса послѣдней красотой...
         И воздухъ сталъ прозрачнѣй и свѣтлѣй.
  
            Въ пустынѣ голубой кочуютъ облака.
         Живымъ лучемъ тепло озарены,
         Они глядятъ въ стекло рѣчной волны...
         Какъ зеркало - пустынная рѣка!
  
            Въ прибрежномъ тальникѣ не молкнетъ птич³й свистъ,
         Веселый шумъ, проворныхъ крыльевъ звонъ...
         И не поймешь - то правда, или сонъ?!
         Такъ м³ръ хорошъ, такъ непорочно-чистъ!

"Русское богатство", No 11, 1902

  
             ВЪ САНЯХЪ.
  
         Снѣга, снѣга!.. Подъ бѣлой пеленой
         Простерлась степь пустыней ледяной.
        &nb

Другие авторы
  • Дон-Аминадо
  • Стерн Лоренс
  • Вестник_Европы
  • Соболевский Сергей Александрович
  • Крашевский Иосиф Игнатий
  • Лукьянов Иоанн
  • Бородин Николай Андреевич
  • Келлерман Бернгард
  • Петриченко Кирилл Никифорович
  • Крейн Стивен
  • Другие произведения
  • Синегуб Сергей Силович - Синегуб С. С.: Биобиблиографическая справка
  • Страхов Николай Николаевич - Из воспоминаний об Аполлоне Александровиче Григорьеве
  • Чехов Антон Павлович - Рассказ неизвестного человека
  • Огарев Николай Платонович - Толпа
  • Толстой Алексей Николаевич - День Петра
  • Бегичев Дмитрий Никитич - Бегичев Д. Н.: Биографическая справка
  • Мопассан Ги Де - Плакальщицы
  • Шулятиков Владимир Михайлович - М. В. Михайлова. Из плеяды критиков-марксистов
  • Толстой Илья Львович - С. А. Розанова. Книга любви и признательности
  • Пругавин Александр Степанович - Старообрядческие архиереи в Суздальской крепости
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 468 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа