Главная » Книги

Северцев-Полилов Георгий Тихонович - Кровавый цветок

Северцев-Полилов Георгий Тихонович - Кровавый цветок


   Г. Г. Северцов (Г. Полилов).

Кровавый цветок.

  
   Источник текста: Пушкинский сборник. В память столетия со дня рождения поэта. Спб., тип. А.Суворина. 1899, 4, 675 с. (с. 503-510).
   Подготовка текста: Е. Б. Шиховцев (http://mir.k156.ru/polilov.php).
  
   - Из моих воспоминаний об old merry England (старой, доброй Англии), где мне пришлось четверть века тому назад прожить несколько лет, мало что осталось в моей памяти.
   Так ответил Максим Ермолаевич, крупный финансовый деятель, на просьбу немногочисленного кружка его друзей, расположившихся после обеда в его кабинете за кофе с ликерами, рассказать что-нибудь об его жизни в Великобритании.
   - Неужели этот период времени совершенно улетучился из ваших воспоминаний? - шутливо-насмешливо заметил один из собеседников, жизнерадостный блондин, бухгалтер того кредитного учреждения, где был директором хозяин.
   - Известный промежуток времени сглаживает те особенности, ту рельефность впечатления, которые могли обратить внимание тогда, впрочем....
   И Синев внезапно умолк...
   Его крупная, чисто-русская, немного расплывчатая фигура, с большою темно-русою бородою, вдумчивыми серыми глазами еще глубже ушла в кресло, на котором он сидел; левая рука нетерпеливо терла высокий лоб, тогда как правая лежала без движения на ручке кресла.
   - Это небольшая история, впрочем в то время меня очень интересовавшая, и если желаете-я вам ее расскажу.
   В согласии слушателей нельзя было сомневаться.
   - Посланный моим покойным отцом в Лондон, чтобы изучить условия иностранной торговли, я, благодаря привезенным с собою рекомендациям, скоро нашел себе место в одной из лондонских фирм. Изумленно моему не было предела, когда я узнал, что должен служить даром, только ради практики.
   Долго думать мне было нельзя, и уже на другой день я сидел в темноватом бюро моих новых хозяев, усердно выписывая всевозможные коноссаменты и счета.
   К моему изумлению и, нужно прибавить, к нескрываемому удовольствию, в числе служащих фирмы Куксмун и Кo я встретил моего соотечественника, Василия Бенедиктова.
   Кто из вас, господа, не знает, как приятно встретить на чужбине земляка? Одна возможность говорить на родном языке, после постоянных "oh yes! all right!" англичан, невольно заставляет сейчас же сойтись со своим соотечественником.
   Это случилось и между нами. Не прошло и двух дней, как я и Вася стали неразлучными друзьями. Вы смеетесь, господа, но ведь четверть века отделяют вас от того времени, когда еще верили в дружбу, когда скептицизм далеко не так сильно владел сердцами людей.
   Я жил на Chester square, а мой приятель ютился где-то недалеко от самого City. В будни занятия в office (конторе) настолько утомляли нас, что о прогулках или развлечениях вечером не было и речи, - каждый из нас был вполне счастлив вернуться к себе домой, пообедать, выпить четверть пинты хорошего портера и взять какую-нибудь книгу с тем, чтобы сейчас же задремать, пока резкий голос служанки не разбудит к чаю. Но зато в субботу вечером и все воскресенье мы посвящали время увеселениям всякого рода, начиная от бесцельного шатания по Пиккадилли и кончая поездками в Итон, Вульвич и прочие интересные по своему прошлому города и местечки. В одно из воскресений мы попали на скачки, в небольшой городок New-Market.
   - Проклятый городишка! - ворчал мой приятель, раздосадованный проигрышем на скачках; большая часть наших скромных средств перешла в широкие карманы бук-мэкеров.
   Это было еще тем досаднее, что отыграться не было возможности, стоял конец июля и сегодняшние скачки были последними. Июльское солнце палило немилосердно, когда нам удалось добраться до небольшой харчевни, чтобы скрыться от зноя и выпить прохладительного. Три с половиной часа, проведенные на ипподроме, все время на солнце, превратили нас в какой-то студень. Как приятно было опуститься на стулья после долгого стоянья на ногах. Кроме нас в харчевне находилось еще несколько человек. Это тоже были счастливые или несчастливые участники минувших скачек. Среди шума и возгласов полупьяной толпы, вдруг послышался плаксивый голос продавца и исполнителя баллад, до сих пор находящих себе любителей и ценителей в Англии.
   - Э, гей, Джим, что же ты раньше не приходил, - послышался хриплый голос молодого парня, - я бы тогда не проигрался. Куда это тебя носит только! - закончил говоривший недовольно.
   - Ну, что за беда, ты проиграл, а я выиграл, - заметил другой из компании.
   - Rascal! (разбойник), твой кошелек пополнел за счет моего, - ответил первый, - таким людям как ты - счастье валит.
   Ссора разгоралась.
   Напрасно удерживали благоразумные из их компании двух противников, Билль ругал Джон ни невозможным образом. Драка была недалека; и действительно, не прошло и минуты, как оба парня схватились, осыпая лицо противника кулачными ударами по всем правилам бокса.
   Исполнитель баллад, испитой, чахлый старик, лет пятидесяти, очутился во время драки около нас, и увлеченный, как истинный британец, исходом борьбы, держал пари с другими зрителями.
   Борцы не удовольствовались тесным помещением харчевни, выбежали на луг, лежащий перед домом, и там продолжали бой.
   Подобно древним певцам и поэтам, воспевавшим героев, торговец балладами воодушевился и начал гнусавым голосом петь о битве, когда-то происшедшей между англо-саксами и норманами в окрестностях New-Market'а.
   Расквасив друг другу носы, боксеры прекратили свое достойное занятие и, минуту спустя, мирно беседовали за кружкою портера. Наш же исполнитель баллад продолжал машинально гнусавить слова баллады.
   Меня все больше и больше интересовал сюжет ее. В нем рассказывалось, как осажденные в замке англо-саксы долго держались против врага, но когда все запасы были истощены, когда колодцы, снабжавшие замок водою, иссякли, осажденные предложили норманам сразиться грудь с грудью во рву замка. "Чем судьба решит, так и будет". Нормандцы согласились и враждующее сошлись. Бой длился долго, но в конце все же был неблагоприятен для осажденных, они все полегли во рву, - с ними вместе пало не мало и норманов.
   "Века прошли, упали стены, травою заросли бойницы, паутина заволокла покои в башнях. Где был двор - там теперь стоит лес, где струился ручей - там прошла соха пахаря, - все запустело, все одичало. Люди, их злоба, ненависть, раздоры - все глубоко спит под землею. Все тихо вокруг, ничто не напоминает о минувшем, только один цветок, только один Bloody Flower (кровавый цветок) говорит людям о том, что здесь произошло. Он дает им счастье и горе".
   Певец закончил свою балладу и хотел уже уходить, получив несколько пенсов за печатный текст исполненной им баллады.
   Меня очень заинтересовала она, и я, толкнув товарища, последовал за старым Джимом.
   День уже клонился к вечеру, солнце не так пекло, как раньше, утомленная природа сбрасывала с себя это томление, в которое была погружена целый день. Побуревшие кустики травы вдоль дороги беспомощно глядели из окутавшей их пыли. Золотившиеся под косыми лучами заходившего солнца поля спеющего ячменя, слегка волнуемые ветром, переливались точно море. Кое-где светло-зеленым бордюром оттеняли их узкие полоски льна. Высохшие колосья пшеницы гармонично шептались друг с другом. Густой ковер клевера, с малиновыми и белыми помпонами манил поваляться на нем... На скошенных уже лугах бродил скот, меланхолично позвякивая жестяными колокольцами. Высоко в воздухе звенел запоздавший невидимый жаворонок, кузнечики и стрекозы тянули свою однообразную песенку.
   Общая гармония природы как-то восстановлялась при полной безлюдности дороги. Из покинутой только что нами харчевни несся резкий гул голосов.
   Старый балладчик не торопясь шагал по пыльной дороге. Его небольшой ящик с печатными экземплярами баллад висел у него за спиной. Вся бурая от непогод широкополая шляпа не мешала сильно вьющимся волосам Джима выбиваться из-под полей ее.
   Догнать его не представляло труда. Он испуганно посмотреть на нас, когда мы поровнялись с ним и пошли рядом.
   - Скажите, пожалуйста, Джим, - сказал я ему, - существует это место и до сих пор, о котором говорить ваша баллада?
   Старик презрительно взглянул на меня и проговорил:
   - Все, что старый Джим поет в своих балладах - все это правда.
   - А вы можете показать нам это место?
   - Показать я вам его покажу, только прошу вас, не рвите Bloody flower, он редко приносить счастье, чаще горе, несчастье!
   Мы оба охотно дали Джиму обещание, что не тронем его "Кровавого цветка" и успокоенный этим, он нас повел к месту знаменитой битвы.
   Далеко за городом, мы встретили жалкие развалины древних укреплений. Приближаясь ближе к месту битвы, мой товарищ вскрикнул от восхищения.
   Все пространство лежащего под нашими ногами широкого рва было покрыто крупными, ярко-красными цветами. Толстые, с колючками, в роде кактуса, листья, еле виднелись среди пятилистных красных цветов. Ров казался залитым кровью.
   - Вот видите эти цветы, - сказал наш проводник, - они выросли на костях и пролитой здесь крови. - Нигде, кроме этого места, в нашей Англии вы не найдете подобных цветов, да и у нас они цветут только в июле. - Из листьев если их разрезать, течет сок, точно молоко. - Много горя придется испытать тому человеку, кто сорвет хоть один цветок. Бывает, впрочем, и наоборот, но только очень редко. Когда же действительно цветок принесет счастье, то оно никогда уже не изменяет.
   Старик с суеверным страхом глядел на цветы. Невольно под обаянием рассказа и мною овладело какое-то неприятное чувство, между тем страстное желание сорвать хотя один из этих роскошных пятилистных цветов не оставляло меня в покое.
   - Мало ли что брешет выживший из ума старик, - заметил Венедиктов по-русски, - сорвем по цветочку на память, да и поедем домой.
   И, послушав его, я сорвал себе и ему по цветку. Когда вернулся взбиравшийся в руины Джим, я и Венедиктов спрятали сорванные цветы в шляпы; наш поступок был им не замечен.
   - Если вы, молодые господа, желаете, можно посмотреть и руины, - заметил он и предложил подняться выше.
   Мы охотно согласились и, карабкаясь по крутому скату, начали взбираться в старую крепость.
   Первым наверху очутился я и с восхищением стал осматривать расстилавшиеся кругом меня живописные виды.
   Глубокий ров, из которого я поднялся, сплошно усеянный красными цветами сверху, еще более казался наполненным кровью. Странное чувство отвращения при этом сходстве заставило меня обратить внимание на другую сторону холма.
   Бесконечная панорама возделанных полей красивою лентою убегала вдаль.
   Я невольно залюбовался ею, как вдруг внезапный крик проводника заставил меня быстро оглянуться назад.
   Венедиктов, уже достигнувший вершины холма, оступившись, быстро катился книзу, тогда как продавец баллад, крича, звал меня на помощь.
   Подобное падение не могло принести много вреда моему приятелю: густая трава ската смягчала падение его, и я не беспокоился о нем.
   Он быстро скатился в ров и черным пятном выделялся на кровавом ковре.
   - Ну, Вася, вставай, полно валяться! - крикнул я ему сверху. Но Венедиктов оставался неподвижным.
   Видя, что мой приятель мне не отвечает, я быстро спустился из развалин в ров и бросился к нему.
   Венедиктов, несмотря на мои толчки, не двигался. Предполагая, что он в обмороке, я старался привести его в чувство.
   Увы, мои усилия были напрасны: Вася не подавал признаков жизни, и когда я, с помощью проводника поднял его, небольшая струйка крови, бежавшая из левого его виска, объяснила нам печальную истину.
   Венедиктов был мертв.
   При своем падении, он ударился во рву головою об лежащий там камень, последствием удара была смерть.
   Кроме этого большого камня, во рву не было другого. Несчастный случай заставил его как будто нарочно упасть именно в этом месте.
   При падении, шляпа свалилась с его головы и роковой, сорванный им цветок валялся около него, своим завялым видом обращая на себя внимание проводника.
   - Не послушал меня господин, сорвал цветок, - грустно проговорил старик, - несчастье его и постигло.
   Все еще словно не веря тому, что за минуту перед этим полный сил юноша лежал перед нами холодным трупом, мы с проводником, осторожно подняв Бенедиктова, понесли его в город в гостиницу.
   Приглашенный врач подтвердил нам смерть моего приятеля.
   Мне было жалко его, как постоянного спутника и товарища, но горе в молодые годы забывчиво и я скоро забыл о земляке, скрасившем первые месяцы моего скучного пребывания в Англии. Была ли здесь случайность, отомстил ли сорванный цветок за себя, - решить невозможно, это вне наших понятий, хотя вы, люди новейшей формации, несомненно улыбнетесь на это. Сохранившийся у меня цветок до сих пор приносил мне только счастье, вы это сами знаете, и горя мне приходилось испытывать мало.
   - Вот, посмотрите, - продолжал хозяин, доставая из письменного стола коробку со стеклянной крышкою.
   Совершенно высохший цветок лежал в коробке. Цвет его, цвет человеческой крови, - сохранился превосходно.
   - Вот и вся моя история, - заключил хозяин, пряча снова в письменный стол коробку с цветком. - Рассказанный вам мною эпизод юных лет, хотя может быть и мало интересен, но справедлив.
   Гости прихлебнули из чашек ароматный кофе и молча согласились с Максимом Ермолаевичем.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 457 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа