Главная » Книги

Садовников Дмитрий Николаевич - Стихотворения

Садовников Дмитрий Николаевич - Стихотворения


1 2 3 4

  
  
  
   Д. Н. Садовников
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэты-демократы 1870-1880-х годов.
  Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание.
  Л., "Советский писатель", 1968
  Биографические справки, подготовка текста и примечания В.Г. Базанова, Б.Л. Бессонова и А.М. Бихтера
  OCR Бычков М.Н mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  401. Попутный ветер (Народная сказка)
  402. "Я искал тебя, искал..."
  403. Полонянка (Жигулевское предание)
  404. Астраханский загул
  405. Стенькина шуба
  406. Настасьина могила (Волжское предание)
  407. В Жигули!
  408. Суд
  409. Зазноба
  410. "Из-за острова на стрежень..."
  411. В остроге
  412. В Жигулях
  413. К Волге
  417. Аннабель-Ли (Из Эдгара По)
  Дмитрий Николаевич Садовников родился 25 апреля 1847 года в Симбирске (ныне Ульяновск), в небогатой дворянской семье. Отец писателя долгое время работал домашним учителем у помещиков Симбирского края.
  После его смерти (1861) Садовников был определен в симбирскую гимназию, где основательно изучил английский язык и познакомился в подлиннике со многими выдающимися произведениями английской литературы. Рано проявились также и его литературные способности: с восьми лет он сочинял стихи - подражания русским поэтам, а печататься начал, еще находясь в пятом классе гимназии (корреспонденция из Симбирска в "Северной пчеле" за 1864 год). В 1866 году он закончил перевод поэмы Лонгфелло "Песнь о Гайавате".
  В 1867 году Садовников вышел из седьмого класса гимназии и переехал в Москву, где продолжал заниматься самообразованием. Вскоре он вынужден был поступить в качестве учителя английского языка к богатому купцу и с ним отправился в заграничное путешествие. После возвращения из поездки Садовников переселяется в родной Симбирск. В дальнейшем, проживая то в Москве, то в Петербурге, он писал стихотворения, а также статьи, главным образом по вопросам истории и этнографии Поволжья.
  В биографической заметке о Садовникове поэт-современник Ап. Коринфский рассказывал, что Садовников "почувствовал непреодолимое тяготение к народу; как истый волжанин, он полюбил Волгу и родное Поволжье, объездил и даже обошел его вдоль и поперек, узнавая народ и его жизнь путем личного, непосредственного общения с ним. Благодаря этому он обогатил отечественную этнографию ценным вкладом собранных и на месте записанных преданий и образцов простонародного творчества; при этом сам, невольно поддавшись неотразимому обаянию этого творчества, он и в своих оригинальных произведениях придерживался народного колорита и миросозерцания". {Ап. Коринфский, Д. Н. Садовников и его поэзия, СПб., 1900, с. 108.}
  С 1873 года Садовников публикует ряд стихотворных переложений исторических легенд Поволжского края; их источниками послужили произведения народного творчества, собранные и записанные самим поэтом. Среди них большое место занимает цикл песен о Степане Разине, в том числе "Из-за острова на стрежень..." (1833).
  Следует заметить, что, при всей несомненной демократической направленности песен и легенд Садовиикова, демократизм его не имел ярко выраженного характера. Общественно-политическим взглядам поэта была свойственна некоторая расплывчатость и неопределенность, а творчество его питалось в основном фольклорно-романтическими истоками.
  В 1870-е и начале 1880-х годов стихотворения Садовникова печатаются в "Вестнике Европы", "Русской мысли", "Ниве", "Огоньке" и других изданиях.
  В последний, петербургский период своей жизни Садовников много работает над переводами стихотворений Байрона, Лонгфелло, Теннисона, Эдгара По и других поэтов.
  Личная дружба и литературные интересы связывали Садовникова с кругом петербургских писателей (Тургенев, Достоевский, Я. П. Полонский), с артистической средой (А. Г. Рубинштейн, М. Г. Савина), с художниками (И. К. Айвазовский, И. Е. Репин). Он оставил интересные воспоминания (дневник) о "пятницах" Полонского и встречах с Тургеневым и Достоевским. {Опубликовано в сб.: "Русское прошлое", Пг., 1923, кн. 1 и 3.}
  Садовников проявил себя также как выдающийся фольклорист: им составлен сборник "Загадки русского народа" (1875), не потерявший своего научного значения и в настоящее время (переиздан в 1960 году). Его записи сказок составили сборник "Сказки и предания Самарского края", вышедший посмертно (1884).
  Скончался Садовников неожиданно, на 37-м году жизни, 19 декабря 1883 года в Петербурге.
  Первый сборник стихотворений Садовникова под заглавием "На старой Волге. Песни и легенды" был выпущен через двадцать три года после его смерти (Симбирск, 1906). В него вошли только произведения, посвященные Волге и Степану Разину. Наиболее полно из дореволюционных изданий поэзия Садовникова представлена в книге "Песни Волги" (СПб., 1913). Она включает помимо оригинальных стихотворений также и многочисленные переводы. Единственным научным изданием произведений Садовникова в настоящее время является книга "Избранные произведения и записи" (Куйбышев, 1940).
  
  
  
  401. ПОПУТНЫЙ ВЕТЕР
  
  
  
   (Народная сказка)
  
  
   Ясный день глядится в воды,
  
  
   Неба ровная лазурь
  
  
   Не пророчит близких бурь,
  
  
   Переменчивой погоды.
  
  
   Вот лебедок белых стая
  
  
   На реке разбила стан -
  
  
   Белогрудый караван
  
  
   Дремлет, ветра поджидая.
  
  
   Нет попутному охоты
  
  
  10 Двинуть грузные суда,
  
  
   Чуть колышется вода,
  
  
   Виснет парус без работы...
  
  
  
  
   1
  
  
   "Тронься, ветер ты низовый!
  
  
   Полно, будет отдыхать!
  
  
   Тучей темною свинцовой
  
  
   Принакрой ты Волгу-мать;
  
  
   Разведи речную воду,
  
  
   Беляки седые вспень,
  
  
   Дай попутную погоду,
  
  
  20 Отряхни скорее лень!
  
  
   Что гуляешь без заботы,
  
  
   Или волюшка мила?
  
  
   Позабыл свои налеты
  
  
   Темнокрылого орла!.."
  
  
   Так пловцы молили долго...
  
  
   Набежали облака,
  
  
   Затуманилася Волга,
  
  
   Мать-кормилица река.
  
  
  
  
   2
  
  
   Задался по божьей воле
  
  
  30 Ветреный денек,
  
  
   Рыщет ветер в чистом поле
  
  
   Вдоль и поперек;
  
  
   Вот хлебами пробегает,
  
  
   Приутих на миг,
  
  
   Вот с прохожего срывает
  
  
   Шапку, озорник.
  
  
   Покачнулись, зашумели
  
  
   Темные леса;
  
  
   Пеной волны забелели,
  
  
  40 Вздулись паруса.
  
  
  
  
   3
  
  
   Той порою из села
  
  
   Старушонка внучке
  
  
   С торгу бережно несла
  
  
   На полтину мучки.
  
  
   Как стерпеть озорнику?
  
  
   И хитер, и ловок,
  
  
   Подлетел и всю муку
  
  
   Выдул из ночевок.
  
  
   Пущен по ветру укор:
  
  
  50 "Ишь, полтиной медной
  
  
   Нажился залетный вор
  
  
   От старухи бедной!"
  
  
   И нужда-то и беда...
  
  
   Исстари ведется,
  
  
   Что где тонко, там всегда
  
  
   Ниточка и рвется!
  
  
   Вся развеяна мука,
  
  
   И ни гроша денег...
  
  
   Без радельного сынка
  
  
  60 Год-то тяжеленек.
  
  
  
  
   4
  
  
  Встречу старухе - служивый как раз,
  
  
   Не молод, видно, что дока;
  
  
  Выслушал он о покраже рассказ:
  
  
   "Царь, - говорит, - недалеко...
  
  
  Счастье твое, что попался солдат;
  
  
   Правды - в Москве лишь добиться,
  
  
  Ветер-то в поле поймаешь навряд,
  
  
   А без суда не годится.
  
  
  Только минуй ты московских судей,
  
   70
  Разных подьячих да дьяков,
  
  
  Прямо царю ты челом своим бей:
  
  
   Суд у царя одинаков.
  
  
  Правду, старуха, тебе говорю...
  
  
   Ветер пусть по полю рыщет,
  
  
  Ты же ступай да пожалься царю:
  
  
   Он виноватого сыщет!"
  
  
  - "Где мне дойти? Укажи, доведи:
  
  
   Путь до Москвы тебе ведом..."
  
  
  - "Ладно, старуха, за мною иди!.."
  
   80
  Робко пошла она следом.
  
  
  
  
   5
  
  
   Высок_и_, и светл_ы_, и богаты
  
  
   Красовались царевы палаты:
  
  
   Всюду била в глаза позолота,
  
  
   Дорогая резная работа;
  
  
   Залита была в золото даже
  
  
   В переходах стоявшая стража...
  
  
   На резном золоченом сиденьи
  
  
   Рядом - сын, а кругом в отдаленьи
  
  
   Холодна и недвижно-угрюма
  
  
   90 Заседала боярская дума.
  
  
   "Что вам надо?" - спросили сурово...
  
  
   Началось челобитное слово.
  
  
  
  
   6
  
  
  
  Небывалое дело...
  
  
  
  Поставлен на миг
  
  
  
  Суд прошеньем таким
  
  
  
  В неисходный тупик.
  
  
  
  Напряженно кругом
  
  
  
  Все решения ждут,
  
  
  
  Призадумался царь:
  
  
   100 Что поделаешь тут?
  
  
  
  Вдруг сынок молодой,
  
  
  
  Ясноокий сокол,
  
  
  
  Встал, отцу своему
  
  
  
  Речь такую повел:
  
  
  
  "Место царское мне
  
  
  
  Уступите на срок:
  
  
  
  Я могу разрешить,
  
  
  
  Что суду невдомек!
  
  
  
  Мне неведом закон,
  
  
   110 И какой я судья,
  
  
  
  Но найду, укажу
  
  
  
  Виноватого я!"
  
  
  
  И тревога видна
  
  
  
  В его детских очах,
  
  
  
  И дрожит, как струна,
  
  
  
  Эта речь на устах.
  
  
  
  Царь ответил ему:
  
  
  
  "Если чутко в груди
  
  
  
  Бьется сердце твое,
  
  
   120 Так садись и суди!"
  
  
  
  И думцам объявил:
  
  
  
  "Станет сын, а не я
  
  
  
  Буйный ветер судить -
  
  
  
  Это воля моя!"
  
  
  
  Те не верят ушам.
  
  
  
  Царь сказал и сошел;
  
  
  
  Отрок-сын поднялся
  
  
  
  На отцовский престол.
  
  
  
  От царя услыхав
  
  
   130 Несуровый отказ,
  
  
  
  Окружающим он
  
  
  
  Дал немедля наказ:
  
  
  
  "Оседлайте коней,
  
  
  
  Вы, гонцы-молодцы,
  
  
  
  И гоните во все
  
  
  
  Городские концы!
  
  
  
  Тех купцов, у кого
  
  
  
  Есть на Волге суда,
  
  
  
  Для допроса ко мне
  
  
   140 Приведите сюда!"
  
  
  
  
   7
  
  
  
  Перед очи царевы
  
  
  
  Купцов привели -
  
  
  
  У них бороды густы,
  
  
  
  Туги кошельки.
  
  
  
  На румяных щеках
  
  
  
  Горя нет и следа:
  
  
  
  Не видали они,
  
  
  
  Что такое нужда...
  
  
  
  И опять раздался
  
  
   150 Голосок молодой:
  
  
  
  "Когда ваши суда
  
  
  
  Шли низовой водой,
  
  
  
  Вы молили о чем:
  
  
  
  О здоровье семей,
  
  
  
  Барышах ли больших?
  
  
  
  Говорите смелей!"
  
  
  
  Отвечали купцы:
  
  
  
  "Век свой хлеб продаем,
  
  
  
  Так молили тогда
  
  
   160 Мы известно о чем:
  
  
  
  Как бы снизу задул
  
  
  
  По пути ветерок
  
  
  
  Да тяжелую кладь
  
  
  
  Довезти нам помог...
  
  
  
  Внял моленью господь...
  
  
  
  В срок поспели суда..."
  
  
  
  - "От моленого гостя
  
  
  
  Случилась беда:
  
  
  
  Ветер в поле муку
  
  
   170 У старухи разнес,
  
  
  
  Набедил и пропал,
  
  
  
  Кто заплатит - вопрос?
  
  
  
  За покражу теперь
  
  
  
  И несите ответ:
  
  
  
  Был он на руку вам,
  
  
  
  Да другому-то нет!
  
  
  
  Виноватые - вот!
  
  
  
  Заплатите с лихвой!"
  
  
  
  И с деньгами пошла
  
  
   180 Старушонка домой.
  
  
  
  "У царя на Москве
  
  
  
  Сын надёжа растет!" -
  
  
  
  По торгам, площадям
  
  
  
  Загуторил народ.
  
  
  
  <1876>
  
  
  
  
   402
  
  
  
  Я искал тебя, искал
  
  
  
  У подножья серых скал.
  
  
  
  Там, где море мощной грудью
  
  
  
   Нагоняет вал.
  
  
  
  Я искал тебя в лесах,
  
  
  
  В заповеданных местах,
  
  
  
  Где охватывает душу
  
  
  
   Безотчетный страх.
  
  
  
  По полям и над рекой
  
  
  
  Разносился голос мой;
  
  
  
  Но везде лежали чары
  
  
  
   Тишины немой.
  
  
  
  И в желаньи красоты
  
  
  
  Гасли светлые мечты...
  
  
  
  На призыв мой не хотела
  
  
  
   Отозваться ты.
  
  
  
  Раз с тобой наедине -
  
  
  
  Наяву или во сне,
  
  
  
  Я не знаю - ты нежданно
  
  
  
   Показалась мне,
  
  
  
  Ты склонилась надо мной,
  
  
  
  Ты шепнула сердцу: пой!..
  
  
  
  С той поры я нераздельно,
  
  
  
   Нераздельно твой!..
  
  
  
  Конец 1870-х годов (?)
  
  
  
   403. ПОЛОНЯНКА
  
  
  
  (Жигулевское предание)
  
  
  Зеленые горы!.. Здесь каждый бугор
  
  
  
  Особое носит названье -
  
  
  Глухие овраги, расщелины гор
  
  
  Хранят у себя с незапамятных пор
  
  
  
  Поросшее мохом преданье.
  
  
  Среди этих темно-зеленых холмов
  
  
  
  Сказания местного слово,
  
  
  Как крик выплывающих в небо орлов,
  
  
  Как шум отдаленный сосновых лесов,
  
   10
  И дико, и вместе сурово...
  
  
  Вот Девьей горы опустилась пята
  
  
  
  И моется в зыби разлива,
  
  
  А выше, над каменной гранью хребта,
  
  
  Чернеют, как точки, одни беркута
  
  
  
  И шепчет сосновая грива.
  
  
  В те годы, когда под зеленую сень
  
  
  
  Леса удалых принимали,
  
  
  Работали нож да тяжелый кистень,
  
  
  Любовь воровали со всех деревень,
  
   20
  Царевы суда обирали, -
  
  
  Увел из-за Волги лихой атаман
  
  
  
  С собой красоту полонянку -
  
  
  Туда, где раскинул свой временный стан,
  
  
  В дремучую глушь, под зеленый шихан,
  
  
  
  В свою воровскую землянку.
  
  
  Не сладко житье ей с немилым вдвоем,
  
  
  
  И кажутся долгими ночи...
  
  
  Тоскует она о селеньи родном;
  
  
  Молчит, закрывая цветным рукавом
  
   30
  От слез потемневшие очи.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 2156 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа