Главная » Книги

Развлечение-Издательство - Тибо-Тиб, человек-обезьяна

Развлечение-Издательство - Тибо-Тиб, человек-обезьяна


1 2 3


Тибо-Тиб, человек-обезьяна

(Шерлокъ Холмсъ - выпуск 60)

Издательство "Развлечение"

Санкт-Петербург, 1909.

0x01 graphic

Глава I

Дом ужасов

   Это было после взрыва [См. вып. No 59].
   - Скорей, м-р Холмс! Скорей! Посмотрите в окно, вон напротив, на тот старый серый дом, который уже вчера привлек наше внимание своей странной архитектурой! Взгляните на эту ужасную рожу!
   Гарри стоял у окна, глядя то на своего начальника, который спокойно сидел на диване, выпуская густые клубы дыма из своей короткой трубки, то высовываясь наружу за подоконник.
   Шерлок Холмс вскочил и подошел к окну.
   За одним из окон второго этажа, длинного дома, на который указывал Гарри, виднелась чья-то ужасная рожа, не то человека, не то зверя. От одного вида ее кровь стыла в жилах.
   - Правда, просто страшно смотреть? - проговорил Гарри, Шерлок Холмс пожал плечами и ответил:
   - Затрудняюсь сказать, к какой категории существ причислить это чудовище, если только это не маска какая-нибудь. Но мне почему-то кажется, что в этом доме слишком много тайн, чтобы обитатели его могли позволить себе подобные шутки с масками!
   Свою новую квартиру Шерлок Холмс и Гарри заняли в конце проспекта, у моста Ли, только два дня до этого. Сыщик выехал на окраину Лондона, чтобы отдохнуть от пережитых в течение последних месяцев волнений.
   Оказалось, однако, что он попал из огня в полымя. Повторилось снова то странное явление, что события нарождались как будто в связи с появлением в определенном месте Шерлока Холмса.
   Сыщик и помощник его постояли еще немного, молча глядя на странную физиономию в окне противоположного дома.
   - Как будто обезьяна! - заметил Шерлок Холмс.
   - И все-таки похож на человека! - отозвался Гарри, не сводя глаз с чудовища. - Посмотрите на эти ужасные, страшные глаза! Я никогда ничего подобного не видел! Один нос чего стоит!
   - Не забывай, Гарри, - возразил Шерлок Холмс, вглядываясь в чудовище с напряженным вниманием, - что если это существо прижимает лицо к стеклу, то получается неверная картина, так как тогда нос приплюснут и еще более искажается широким ртом!
   Но на этот раз Шерлок Холмс ошибся.
   Странное существо вдруг отошло от окна, хотя и не скрылось.
   Оказалось, что подальше от оконных стекол лицо чудовища было не менее безобразно прежнего. Шея сидела в высоком, белом отложном воротнике, подвязанном пестрым галстуком. Само чудовище одето было в клетчатый костюм английского фасона.
   Гарри не отходил от окна и смотрел на чудовище до тех пор, пока стало темно.

* * *

   На другой день безобразное существо опять стояло у окна, и при ясном свете утреннего солнца оно казалось еще более чудовищно, чем накануне. Но на этот раз оно скоро скрылось, как бы избегая долгого пребывания при свете.
   - Этот урод как будто задался целью выжить нас из нашей квартиры! - обратился Гарри к Шерлоку Холмсу, который только что вернулся с прогулки. - Интересно знать, кто, собственно, живет в том доме! Я сегодня рано утром уже справлялся, но никто не мог мне дать сведений!
   - А я уже вчера мог бы дать тебе их! - улыбнулся Шерлок Холмс. - Этот дом принадлежит профессору Кларку!
   - Кларку? Знакомая фамилия! - отозвался Гарри. - Не изобретатель ли это новейшего дирижабля, который через два дня собирается подняться на воздух чуть ли не на целые сутки, чтобы продемонстрировать правительству целесообразность своего летательного аппарата?
   - Тот самый и есть!
   - Я его ни разу не видел, м-р Холмс, но не хочу думать, что у него такая безобразная физиономия, как та, которую мы видим в окне!
   - Могу разъяснить тебе и это, - ответил Шерлок Холмс. - Профессору Кларку лет шестьдесят. Его энергичное, интеллигентное лицо окаймлено белой, как снег, бородой, и, в общем, он производит чрезвычайно симпатичное впечатление!
   Гарри догадался, что Шерлок Холмс за время своего пребывания на новой квартире уже успел навести кое-какие справки и теперь обдумывает что-то, не высказываясь, однако, до поры до времени.
   - Вы, вероятно, уже видели когда-нибудь профессора Кларка?
   - Видел во время одного из пробных полетов! Это было тогда, когда ты хворал от сильной простуды!
   - И вы ни разу не видели с ним это чудовище?
   - Ни разу! Вчера я видел урода в первый раз!
   Шерлок Холмс отошел к своему письменному столу, а Гарри остался у окна.
   Вдруг он всплеснул руками и крикнул:
   - М-р Холмс, посмотрите! Женщина! Да взгляните же!
   Шерлок Холмс обернулся и, направляясь к окну, спросил:
   - Что ты, Гарри, в первый раз видишь женщину, что ли? Но едва он взглянул на окна этого дома, как его спокойствие сразу заменилось волнением.
   За следующим окном он увидел женщину, величественной наружности. Несмотря на то, что она была в широком плаще, все-таки можно было видеть круглые формы ее плеч. У нее были золотисто-рыжеватые густые волосы, красивый нос, маленький рот и дивно-красивые глаза, выражавшие неописуемую печаль и тоску. Она глядела на улицу не то презрительно, не то равнодушно.
   Вдруг она подняла голову, взглянула на сыщиков и внезапно рассмеялась, маня рукой, как бы приглашая Шерлока Холмса и Гарри прийти к ней, точно они были давнишние знакомые.
   Но вдруг радостное, веселое выражение ее лица заменилось ужасной гримасой отчаянного страха и беспредельного ужаса.
   Безмолвные наблюдатели увидели, как кто-то сзади подскочил к красавице, обхватил ее руками и оттащил от окна в комнату.
   После этого в окнах больше никто не показывался.
   Шерлок Холмс в раздумье покачал головой.
   Он сложил руки на спине и быстро ходил взад и вперед по комнате, как бы обдумывая какой-то план.
   - А кто, кроме самого профессора Кларка, живет, еще в этом доме? - спросил Гарри.
   - Никто, кроме его родных! - коротко ответил Шерлок Холмс.
   Гарри удивился.
   Если дело было так, как говорил Шерлок Холмс, то та красавица была либо жена, либо дочь профессора. Возраст ее трудно было определить. Гарри показалось, что в густых волосах ее он видел седые пряди и, по его расчету, ей могло быть лет сорок.
   - Кларк женат?
   - Нет!
   - Но у него есть дочь?
   - Нет!
   - Но позвольте, м-р Холмс! - изумился Гарри. - Если у него нет ни жены, ни дочери и если, как вы говорите, в его доме кроме его родных никто не живет, то я не понимаю откуда же взялась эта женщина?
   - А разве я утверждал, что это понятное явление? - возразил Шерлок Холмс. - Я был озадачен не меньше твоего!
   Он остановился у окна и выглянул на улицу. Вдруг он сказал, обращаясь к Гарри:
   - Вот теперь можешь видеть профессора Кларка! Он как раз возвращается домой!
   Гарри подскочил к окну и увидел, переходящего через улицу, мужчину, в длинном, довольно поношенном сюртуке и в старой, черной шляпе странного фасона. Вообще, весь наряд этого человека мог бы возбудить смех, если бы не благообразное, умное и серьезное лицо с большими серыми глазами и длинная белая борода.
   Позади профессора шла собака, не менее странная на вид, чем ее хозяин: старая, безобразная, курчавая, неопределенной породы, величиной с фокстерьера.
   Рядом с профессором Кларком шел какой-то мужчина, лицо которого нельзя было видеть, так как оно затемнялось широкополой белой шляпой, из под которой виден был только конец острого, угловатого, с синеватым отливом, подбородка.
   - А это кто? - спросил Гарри, указывая на незнакомца, который чуть не на целую голову был выше своего спутника.
   - Это дальний родственник профессора, инженер, который заведует управлением дирижабля!
   - Как его зовут?
   - Его фамилия Слип!
   Профессор Кларк со Слипом вошли в дом. Профессор шел впереди.
   Но прежде чем войти в дверь, Слип вдруг остановился, ловко обернулся и взглянул наверх.
   В это время сыщики успели разглядеть его лицо.
   Затем он последовал за профессором.
   - Странный господин, этот Слип! - пробормотал Гарри.
   Лицо Слипа было гладко выбрито. Острый подбородок и угловатые скулы светились какой-то синеватой тенью. Губы были так узки, что по лицу, казалось, проходила только одна тонкая, розовая черта. Нос выступал далеко вперед, как орлиный клюв. Загадочнее всего казались тонкие брови. Они шли от переносья прямо через лоб, под прямым углом к ушам.
   Самих глаз Слипа Гарри не разглядел. Но они ему показались почему-то чрезвычайно большими.
   Шерлок Холмс глубоко задумался.
   Тем временем лакей принес газеты, переполненные сообщениями о новом дирижабле, носившем знаменательное название "Надежда Англии". В статьях указывалось на то, что дирижабль совершит полет на следующий день и что в данное время он находится на берегу Темзы, за городом, в большом специально для него выстроенном помещении, против доков Альберта, вблизи вокзала Галлион.
   - У меня явилась идея! - воскликнул Гарри. - Не следует ли нам проникнуть в этот дом в отсутствии профессора?
   - Я уже думал об этом, - ответил Шерлок Холмс, - но нам, вероятно, придется принять участие в самом пробном полете!
   Гарри вскочил со стула как ужаленный.
   - Принять участие в полете? - воскликнул он в экстазе. - На дирижабле? Ведь это было бы великолепно! Но для чего нам это?
   - Чтобы этим полетом добиться того, чего мы, пожалуй, не достигнем без этого, - отозвался Шерлок Холмс.
   Гарри пришлось удовольствоваться этим загадочным ответом.
   Но его изумление этим не исчерпывалось.
   Заняв снова свое место у окна, от которого он отходил только для того, чтобы пообедать и поспать, и, глядя на улицу, он увидел, как к дому подкатила наемная коляска и остановилась у подъезда. Моросил мелкий дождик.
   Гарри прижал лицо к стеклу с такой силой, что чуть не выдавил его.
   Из коляски легкой поступью вышла молодая девушка, в хорошеньком темном дорожном костюме, с кокетливой шотландской шапочкой на темных волосах. Несколько непослушных кудрей выбились из-под этой шапочки на белый, как мрамор, лоб. Губы у нее были свежие, пунцовые, глаза черные, шаловливые, окаймленные тонкими бровями.
   Она вышла из коляски и нервно дернула ручку звонка.
   Вскоре из двери вышел какой-то человек и низко поклонился, видимо, приглашая девушку войти.
   - Вот он! Вот он! - вскрикнул в ужасе Гарри.
   И, действительно, это было ужасное существо, не то человек, не то обезьяна, огромного роста с широкими плечами и длиннейшими руками, делавшими его похожим на полип. Он широко осклабился своей ужасной пастью - (ртом нельзя было назвать это отверстие) - так что белые, большие зубы засверкали.
   Гарри сильно испугался и не сомневался, что и молодая девушка тотчас же убежит от страха.
   И, действительно, она остановилась, по-видимому, озадаченная и взглянула на странное чудовище.
   Но вдруг она расхохоталась так сильно, что вся задрожала, проговорила несколько слов и скрылась за дверью.
   А чудовище подошло к коляске и обратилось к кучеру.
   Тот тоже испугался, так, что даже не сразу исполнил просьбу урода подать ему чемодан из коляски.
   Чемодан этот был очень тяжел, судя по тому, что от его веса коляска сильно накренилась на правый бок.
   Но урод без особого усилия взвалил его на плечи и тоже вошел в дом.
   Кучер боязливо оглянулся, стегнул лошадь и быстро уехал.
   Гарри уже хотел сообщить Шерлоку Холмсу о виденном, но, обернувшись, увидел, что сыщик давно уже стоит за его спиной и видит все, что делается на улице.
   - Что вы на это скажете, м-р Холмс? - спросил Гарри.
   - Нам предстоит работа, Гарри! Мы сегодня еще будем у профессора Кларка!
   Тут вошел лакей и подал Шерлоку Холмсу огромнейших размеров визитную карточку, на которой была изображена фамилия "Спатербокс" и множество разнообразнейших титулов.
   - Просите! - сказал Шерлок Холмс.
   Лакей ушел, а затем в комнату вошел небольшого роста человек, худой, как спичка. Туловище его покоилось на тонких как жерди ногах.
   Вошедший поклонился так низко, что видны были только его ярко-рыжие волосы, прилипшие к голове от обильного количества помады, которой они были смазаны.
   - Имею ли я честь, - спросил он, - видеть знаменитого сыщика, давнишнего придворного поставщика сатаны?
   Шерлок Холмс мигнул Гарри; тот тоже низко поклонился и ответил:
   - Я слуга величайшего сыщика в мире и почтительнейше прошу сообщить мне, что будет угодно вашему сиятельству от Шерлока Холмса?
   Однако, Спатербокс оказался далеко не глупым.
   Он отлично понял насмешку, сквозившую в глазах Гарри. С этого момента он затаил страшную ненависть против Гарри.
   Он сделал презрительный жест и ответил:
   - Я желаю говорить с барином, а не со слугой.
   Затем, он снова обратился к Шерлоку Холмсу, который сел в кресло, склонил голову на руку и смотрел на незнакомца в сильном недоумении.
   - Великий Шерлок Холмс! - тоненьким и пронзительным голосом заговорил Спатербокс. - Я явился к вам с просьбой и надеюсь, что вы не откажетесь в ее исполнении. Я заплачу сколько угодно! Хотите пятьдесят фунтов за первый снимок? Задаток могу дать немедленно!
   - Спроси-ка этого господина, - обратился Шерлок Холмс к Гарри, - за что, именно, он хочет заплатить пятьдесят фунтов?
   Но Спатербокс, по-видимому, счел ниже своего достоинства вести переговоры через посредство Гарри и потому гордо ответил:
   - Таких огромных сумм я никому еще не платил! Даже клоун цирка Смита не может похвастать, что получил такую сумму за свое сальто-мортале! Ему я уплатил сорок пять фунтов, но вы побьете рекорд, м-р Шерлок Холмс!
   Сыщик сложил руки и сказал:
   - Теперь я попрошу вас объяснить точнее, какого вам черта собственно от меня нужно?
   - Я делаю кинематографические снимки, м-р Шерлок Холмс!
   - Для чего же вы явились ко мне? Ступайте в цирк!
   - Что значит цирк! - воскликнул Спатербокс, садясь в кресло без всякого приглашения, и, положив ногу на ногу, продолжал:
   - Что значит цирк, м-р Шерлок Холмс! В цирке ровно ничего не сделаешь! Публика требует сенсаций! Нынче подавай все только новинки! Новинки только и могут конкурировать на рынке! Вот я и задумался над вопросом, откуда бы взять Ионафану-Самуилу-Елеазару Спатербоксу нечто такое, знаете ли, сногсшибательное? Человек я достаточно смышленый и решил придумать что-нибудь такое для кинематографа. И я вспомнил о вас, м-р Шерлок Холмс! Ведь, вы очень знаменитый человек! В сравнении с вами богдыхан китайский - пустяки! Вот я и подумал, что вам, вероятно, будет нужен помощник, который великолепно умеет стрелять и знает бокс! Надо вам сказать, я член клуба атлетов! А стреляю я, по меньшей мере, не хуже вас, м-р Шерлок Холмс! Я получал много призов за свою стрельбу! Словом, я и подумал, что Шерлок Холмс не откажется от такого помощника, как я! Так вот, если вы разрешите мне принять участие в следующем вашем приключении, то я уплачу за это приключение пятьдесят фунтов, при условии, что вы предоставите мне возможность сделать кинематографические снимки с этого приключения. А делается это вот как: когда начинается приключение, я ставлю аппарат и привожу в действие. М-р Шерлок Холмс и я будем действовать, а когда все будет кончено, то я остановлю аппарат. Впрочем, м-р Гарри Тэксон! - наблюдение за аппаратом вы можете взять на себя, так как вам нечего будет делать, начиная с того момента, как я вступлю в исполнение своих обязанностей.
   Выслушав Спатербокса, Шерлок Холмс ответил, что он не имеет возможности принять его предложение, во-первых, потому, что он не может допускать посторонних к своей деятельности и, во-вторых, потому, что вовсе не считает себя пригодным для изображения в кинематографе. Короче говоря, он дал Спатербоксу понять, что присутствие его совершенно излишне.
   Затем он сел за письменный стол, отвернулся от посетителя, не обращая больше на него ровно никакого внимания.
   Но Спатербокс не уходил.
   Шерлок Холмс переглянулся со своим помощником. Гарри понял его, подошел к Спатербоксу и, положив свою руку на его плечо, произнес:
   - Весьма сожалею, м-р Спатербокс, - сказал он при этом, - что мне приходится просить вас удалиться!
   Спатербокс стряхнул его руку и нервно заговорил:
   - Заклинаю вас, не трогайте меня! В гневе я ужасен!
   Затем он взял со стола свою визитную карточку, направился к двери, на пороге обернулся и спросил:
   - Шестьдесят фунтов хотите, м-р Шерлок Холмс?
   Но увидя, что Гарри взялся за палку, он стремительно выбежал из дверей и сбежал вниз по лестнице с изумительной быстротой.

* * *

   - Выйдем погулять, - предложил Шерлок Холмс, - и поговорим о том, какие меры предпринять. В доме напротив творится что-то неладное, во всяком случае, несогласное с правом и законами. Но в чем там дело? Мне чувствуется, Гарри, что нам придется пережить ужасные и опасные события, хотя я и не имею еще никаких определенных подозрений. Обыкновенно наша деятельность начинается после совершения кем-либо какого-нибудь деяния. В данном случае дело обстоит иначе. Фактов у нас нет, а есть лишь ряд странных явлений, побуждающих меня немедленно вмешаться в дело и попытаться раскрыть тайну!
   Сыщики вышли на улицу.
   Шерлок Холмс часто уходил из дома, когда надо было принять какое-нибудь важное решение.
   Когда они выходили из дверей, Гарри взглянул на серый дом.
   Там вдруг кто-то открыл окно. Та же самая девушка, которая еще так недавно приехала, выглянула на улицу, наклонившись над подоконником так, что чуть не вывалилась па мостовую. Вдруг Гарри показалось, что кто-то отдернул ее от окна. Окно захлопнулось.
   Но в воздухе, от окна полетела белая записочка: ветер подхватил ее и поднял кверху, так что она чуть не попала на крышу, но потом она стала медленно спускаться вниз и упала в лужу, недалеко от Гарри.
   Гарри тотчас же подскочил, поднял записку и подал ее своему начальнику.
   Тот взглянул на нее и вполголоса прочитал:
   - Кто бы вы ни были, выручайте! Эти слова были написаны крупным женским почерком, торопливо, еле разборчиво. По-видимому, написавшая записку собиралась прибавить еще что-то, но ей помешали.
   - Медлить нельзя! - произнес Шерлок Холмс. - Пойдем, Гарри! Револьвер при тебе?
   - Их у меня, даже, два! - ответил он.
   Шерлок Холмс повернул назад, подошел к подъезду большого, серого дома и позвонил.

Глава II

Загадочные преступления

   Спустя несколько минут, кто-то повернул ключ в замке. Дверь отворилась со скрипом и из темного коридора вынырнула неуклюжая фигура того безобразного человека с отвратительной обезьяньей головой.
   - Что вам угодно? - спросил он на ломанном английском наречии, точно он с трудом поворачивает язык.
   - Меня зовут Гарри Вильд! - сказал Шерлок Холмс, слегка прикоснувшись к шляпе. - Я сотрудник газеты и желал бы проинтервьюировать профессора Кларка накануне его завтрашнего полета!
   Урод, по-видимому, не совсем понял его. Чтобы скрыть это, он широко осклабился, сделал движение рукой и предложил посетителям войти в коридор.
   В тот момент, когда он собирался закрыть двери, с улицы в коридор юркнул человек, у которого под мышками были какие-то тяжелые аппараты.
   - Идите наверх! - сказал урод.
   В это время кто-то сверху наклонился над перилами и крикнул вниз несколько слов, совершенно непонятных ни самому Шерлоку Холмсу, ни его помощнику.
   Урод тотчас же ответил на том же непонятном языке и притом так быстро и свободно, что сразу можно было догадаться, что он говорит на своем родном языке.
   Незнакомец наверху, очевидно, был недоволен тем, что урод впустил в дом незнакомых людей. Но было уже поздно - выпроводить их нельзя было.
   Навстречу сыщикам с лестницы сходил какой-то господин.
   Это был Слип.
   Он поочередно оглянул, сначала Шерлока Холмса, потом Гарри, а потом и третьего человека, который скрылся за спинами сыщиков.
   Гарри стало жутко от этого взгляда.
   Глаза Слипа не блестели, как обычно, блестят глаза у людей: казалось, что он был слепой, так как глаза его светились каким-то мутным блеском, как у мертвеца. При всем этом заметно было, что он отлично видит.
   - Вам угодно видеть профессора Кларка? - густым басом спросил он. - К сожалению он никого не может принять!
   При этих словах он провел платком по глазам. Но Шерлок Холмс спокойно ответил:
   - Я обязательно должен видеть профессора Кларка и, кроме того, он сам пригласил меня к этому часу!
   Слип насмешливо улыбнулся и проговорил:
   - Как вам будет угодно! Но имейте в виду, что я ухожу за врачом!
   - Разве с профессором что-нибудь случилось? - спросил Шерлок Холмс.
   - Да, к сожалению, - ответил Слип, снова проведя платком по глазам, - профессор Кларк скончался!
   Шерлок Холмс вздрогнул. Он вдруг выпрямился и крикнул повелительным тоном:
   - Немедленно проводите меня к нему!
   Этот тон и вообще вся манера Шерлока Холмса, возымели странное действие на Слипа. Он выпрямился, сжал кулаки, высунул вперед острый подбородок и оскалил зубы.
   В эту минуту на него было страшно смотреть.
   Но вдруг он поклонился с изяществом светского человека, которого он вообще напоминал своим наружным видом. На нем был черный сюртук, безукоризненные брюки, лакированные башмаки и белый галстук. Густые, темные волосы были расчесаны на пробор.
   - Прошу вас, господа, пожаловать сюда! - проговорил он с изысканной вежливостью.
   Он открыл одну из дверей, и сыщики вошли в своеобразный рабочий кабинет.
   Стены были покрыты странными звериными чучелами. На потолке висели огромные орлы и летучие мыши. На широкой полке у стены лежал скелет крокодила. В углу, на большом железной шесте стоял прекрасно сохранившийся скелет не то человека, не то обезьяны, хотя по черепу можно было думать, что это скелет гориллы. В банках разной величины со спиртом лежали всевозможные трупы животных. Рядом с крокодилом висела модель летательного аппарата. Повсюду валялись чертежи, из которых видно было, что профессор Кларк усиленно занимался вопросом о воздухоплавании и дирижаблях.
   Сам профессор сидел в большом кожаном кресле, а перед ним на коленях стояла молодая девушка и горько плакала.
   Гарри сразу узнал в ней ту самую девушку, которая недавно только приехала сюда.
   Голова профессора Кларка склонилась на грудь. Он был мертв.
   Труп его производил совершенно иное впечатление, чем за несколько часов до смерти. Глаза выступили из орбит, пальцы рук судорожно сжались. Рот был широко открыт.
   Становилось жутко при виде этого трупа.
   - Умер ли профессор Кларк своею смертью? - спросил Шерлок Холмс, обращаясь к стоявшему тут же Слипу.
   - Конечно! - ответил Слип. - По-видимому, он скончался от разрыва сердца. Четверть часа тому назад я вошел в комнату и застал его мертвым в кресле!
   Шерлок Холмс начал осматривать труп, а Слип, скрестив руки на груди, нахмурив брови, резко произнес:
   - Ваш осмотр совершенно не нужен!
   Не поднимая головы, Шерлок Холмс сказал:
   - Пойди за полицией, Гарри! Кто-то свернул шею профессору Кларку!
   Слип подскочил к Шерлоку Холмсу.
   - Что вы болтаете? - крикнул он. - Как смеете вы говорить такие вещи? Разве можно свернуть человеку шею?
   - Неужели вы этого не знаете? - мрачно проговорил Шерлок Холмс. - Это очень просто делается! Стоит только схватить жертву одной рукой за горло, а другой рукой повернуть голову наверх и от этого наступает немедленная смерть! Будьте любезны удостовериться, м-р Слип! Позвоночный столб переломан, а труп полуповернут в сторону, что является лишним доказательством!
   - Но ведь это подлость! - крикнул Слип. - Кто мог совершить подобное преступление? Мы с ним старые приятели и кончина его отнимает у меня друга, а у английской нации - одну из лучших ее надежд! Надеюсь, что соединенными усилиями нам удастся обнаружить преступника!
   - Не сомневаюсь! - спокойно отозвался Шерлок Холмс.
   В эту минуту вошел Гарри с полицейским инспектором Вильком и двумя полисменами.
   Шерлок Холмс поговорил с полицейскими и объяснил им, в чем дело. Затем он обратился к молодой девушке, которая отошла вглубь комнаты.
   - Когда вошли вы в эту комнату? - спросил он.
   - Сейчас же после м-ра Слипа!
   - Долго ли пробыл м-р Слип у профессора без вас?
   - Не более полуминуты! Он почти сейчас же вышел из кабинета и крикнул: "профессор скончался!"
   Шерлок Холмс задумался.
   - А когда вы в последний раз были у профессора Кларка в комнате?
   - За пять минут до м-ра Слипа!
   - Кто еще заходил к профессору?
   - Никто больше!
   Шерлок Холмс строго взглянул на молодую девушку.
   - Взвешивайте ваши слова! Здесь совершено преступление, и ваши показания будут занесены в протокол!
   - Тем не менее, я опять утверждаю, что в течение пяти минут, пока я вернулась в кабинет, здесь никого не было! - решительно заявила молодая девушка.
   - В таком случае остается предположить, что кто-нибудь тайком проник сюда!
   - Этого быть не может! - воскликнула молодая девушка. - Кабинет имеет только одну дверь, именно ту, в которую вошли вы сами! А так как я в течение тех пяти минут находилась прямо перед дверью кабинета, то без моего ведома никто не мог войти!
   Шерлок Холмс хотел было задать молодой девушке еще один вопрос, но вдруг послышался легкий шум. Полисмены схватились за револьверы.
   - Не беспокойтесь, господа! - вдруг крикнул кто-то тоненьким голоском. - Стойте на месте! Группа вышла замечательно удачно! Я назову эту картину: "смерть ученого" или "отравление и самоубийство"!
   То пищал м-р Ионафан Спатербокс, который сумел поставить в одном углу комнаты свой аппарат, пока никто не обращал на него внимания; в данную минуту он делал кинематографический снимок с того, что происходило в кабинете.
   Полицейский инспектор и полисмены пожали плечами и отвернулись.
   Но выходка Спатербокса, очевидно, сильно не понравилась Слипу. Он вскрикнул и яростно набросился на Спатербокса, оттолкнул его в сторону и опрокинул его аппарат.
   - Как смеете вы вторгаться сюда в такую минуту? - крикнул он.
   Упавший было на пол Спатербокс вскочил на ноги, вскарабкался на стул и начал размахивать кулаками перед лицом Слипа.
   - Вы толкнули меня! - пищал он. - Вы побили меня! Вы опрокинули мой аппарат! Вы оскорбили порядочного человека! Да знаете ли вы, кто я такой? А!
   - Вы болван! - ответил Слип, но в ту же секунду отшатнулся и обеими руками схватился за нос.
   Спатербокс нанес ему сильный удар по лицу.
   Но когда Слип, обезумев от ярости, хотел кинуться на маленького боксера, тот стремительно побежал за спину Гарри и крикнул:
   - Скажите этому господину, что я ваш друг!
   Тут вмешался в дело полицейский инспектор.
   - Здесь произошло нечто совершенно непонятное, - сказал он. - Пока мы можем руководствоваться только показаниями барышни! Надо будет обыскать комнату, не спрятался ли кто-нибудь!
   Обыск, однако, не дал никаких результатов.
   - Нельзя ли предположить, м-р Холмс, - спросил инспектор, - что в данном случае произошло несчастие?
   - Нет, об этом не может и быть речи! - ответил Шерлок Холмс. - Впрочем, интересно, что у преступника поразительно большие руки: взгляните, инспектор, на шее еще ясно видны оттиски пальцев, а это одно уже доказывает, что тут совершено преступление. От конца большого пальца до конца указательного пальца расстояние составляет 12 дюймов!
   При этом Шерлок Холмс взглянул на длинные, узкие руки Слипа, а инспектор покачал головой.
   - Но кто же мог проникнуть сюда? - уныло спросил он. - И каким путем?
   Шерлок Холмс подошел к окну, а за ним отправились Гарри с инспектором.
   - Оба окна были закрыты, когда я вошел сюда! - заметил Слип.
   - Я тоже помню, что они были закрыты! - подтвердила молодая девушка.
   - Их можно было закрыть и после совершения убийства! - проговорил Шерлок Холмс.
   Гарри и инспектор выглянули в окно.
   Задний фасад дома выходил на темный, грязный двор, окруженный со всех сторон голыми, высокими стенами. На окнах кабинета снаружи никаких выступов не было.
   - Никак нельзя допустить мысли, - сказал полицейский инспектор, - чтобы кто-нибудь влез в окно, разве только, если бы у него была длинная лестница. А так как почва на дворе мягкая, то там должны были остаться следы от такой лестницы!
   - Не стоит их искать, - возразил Шерлок Холмс, - я уверен, что убийца проник не этим путем!
   - В таком случае происшествие остается таким же таинственным, каким было раньше! - отозвался инспектор.
   Шерлок Холмс вернулся опять к трупу и Гарри увидел, как он вынимает из-под ногтей покойного несколько волос и прячет их в свою записную книжку.
   - Для чего вы это делаете? - шепнул Гарри. Никто не слышал его, так как присутствовавшие смотрели на полицейского инспектора, который сел за стол, приготовившись писать протокол.
   - Это одна из примет убийцы! - ответил Шерлок Холмс.
   Затем сыщики вышли из комнаты. Никто не обратил на них внимания.
   - Воспользуемся случаем и осмотрим дом, - сказал Шерлок Холмс. - Мы, несомненно, встретимся с неожиданностями! До сих пор мы в доме видели только Слипа, молодую девушку и того урода, хотя мы знаем, что тут же находится еще какая-то рыжеволосая женщина!
   Следующая комната, в которую вошли сыщики, была обставлена почти так же, как и рабочий кабинет. В ней хранилось много коллекций, из коих некоторые имели большую ценность. Из этой комнаты была видна еще целая анфилада комнат, в которых, однако, ничего достойного внимания не оказалось.
   - Кажется, профессор Кларк был выдающимся коллекционером! - заметил Гарри, в изумлении разглядывая драгоценные коллекции.
   - Да, это верно! - подтвердил Шерлок Холмс. - Ты, кажется, еще не знаешь, что профессор Кларк уже лет тридцать тому назад работал в Африке и Азии. Он составил себе громкое имя тем, что изучил язык обезьян!
   - Язык обезьян? - изумился Гарри. - Разве у обезьян есть свой язык?
   - Несомненно! Это именно и было установлено благодаря трудам профессора Кларка! Правда, это открытие имеет лишь относительную ценность, так как до сих пор никому еще не удавалось изучить этот язык!
   За разговором сыщики перешли в некоторые другие комнаты, где царил ужасный беспорядок.
   - Не кажется ли вам странным, - спросил Гарри, - что некоторые окна снабжены решетками?
   Шерлок Холмс взглянул на окна и ответил:
   - Эта сторона дома тоже выходит на двор, так что этот фасад мы не могли видеть с улицы!
   Затем сыщики попали еще в три другие комнаты, производившие опять совсем иное впечатление, чем предыдущие помещения. Здесь царил строгий порядок и чистота, по которым чувствовалось, что тут обитала аккуратная женщина.
   Но в комнатах царил странный полумрак, так как окна были закрыты густыми решетками, а в рамах находились молочные стекла.
   По разбросанной кое-где одежде видно было, что здесь жила именно женщина.
   - Женщина эта была высокого роста, - заметил Шерлок Холмс, - а тут есть еще и несколько рыжих волос!
   - Значит, здесь жила та самая женщина, которую мы видели в окне, - сказал Гарри, - но почему это она, вдруг, куда то исчезла? Куда она девалась?
   - Ответ на эти вопросы мы должны найти немедленно! - ответил Шерлок Холмс.
   Он стал необычайно серьезен и, очевидно, сильно волновался. Волнение это еще усилилось, когда он вдруг открыл потайную дверь, за которой виднелся длинный, темный коридор.
   - Вперед! - шепнул Шерлок Холмс и направился по коридору.
   Пройдя весь коридор, они очутились перед запертой дверью. Не долго думая, Шерлок Холмс выломал ее.
   Сыщики очутились в огромной, слабо освещенной, картинной галерее.
   Но ничего особенного они тут не нашли.
   В простенках стояло несколько дорогих, разных книжных шкапов, с массою книг.
   Шерлок Холмс уже хотел вернуться, так как нигде ничего подозрительного не было видно.
   Но вдруг откуда-то раздался крик, перешедший вслед затем в рев, такой ужасный, что Гарри остановился, как вкопанный. Даже Шерлок Холмс вздрогнул.
   - Это кто-то кричит в галерее! - шепнул Гарри.
   Но в галерее никого не было видно, да и спрятаться здесь никто не мог, так как обстановки не было и, кроме картин, у стен стояли только книжные шкапы.
   Крик стих на несколько секунд, но когда сыщики остановились, он снова повторился с удвоенной силой.
   - И все-таки кто-то находится именно здесь в галерее! - проговорил Гарри.
   - Но ведь это ужас, что такое! - воскликнул Шерлок Холмс, подскочил, к стене и начал срывать одну картину за другой.
   Поднялся страшный стук и шум, но сыщики не обращали на это ровно никакого внимания. Дикий рев действовал на нервы и единственным желанием их было: схватить кого-нибудь, заставить замолчать ревущего или бежать, как можно скорее отсюда.
   Шерлок Холмс сорвал уже шестую картину и вдруг крикнул:
   - Вот здесь!
   И, действительно, рев теперь еще более усилился.
   Стена в этом месте казалась недавно замурованной. Шерлок Холмс провел по ней рукой - она была еще мокрой.
   - Здесь недавно заделано отверстие! - воскликнул он. - Давай нож Гарри!
   Сыщики принялись выламывать стену. Их труды увенчались успехом скорее, чем они могли ожидать. Едва только они вынули несколько камней, как стена сама собою провалилась и сыщики очутились перед большим отверстием.
   Они увидели нечто ужасное, от чего волосы становились дыбом.
   Гарри отскочил назад и закрыл глаза руками. Шерлок Холмс тоже отступил назад, сжимая кулаки, и так сильно прикусил нижнюю губу, что на ней показались две капли крови.
   В стене лежал полураздетый труп рыжеватой, некогда очень красивой женщины.
   Это была та самая женщина, которую сыщики видели из окна своей квартиры.
   Она была страшно обезображена. Глубоких ран на ней не было, но все лицо и руки были покрыты запекшейся кровью. По положению головы Шерлок Холмс увидел, что женщина была убита точно таким же образом, как профессор Кларк.
   Кровавые царапины, однако, произошли от другой причины.
   Дело в том, что в ногах трупа лежала маленькая, безобразная собака, которая все еще не смела выскочить из своей темницы.
   По всей вероятности, преступники не заметили, что замуровали ее вместе с трупом женщины.
   Собачка и выдала сыщикам ужасную тайну своим диким воем.
   Шерлок Холмс все еще не мог оправиться от сильного потрясения. Вдруг перед ним появилась какая-то фигура и он увидел безобразную рожу того чудовища, на которое Гарри впервые обратил внимание.
   Урод яростно оскалил на него зубы.
   - Вот убийца! - крикнул Гарри и уже хотел было броситься на урода.
   Но почти в тот же момент в галерею вошел Слип, как раз тогда, когда Шерлок Холмс удержал Гарри за рукав и тем предупредил свалку с уродом, несомненно обладавшим огромной силой.
   Слип и полицейские чины явились на произведенный сыщиками шум швырянием картин на пол.
   Слип остановился и взглянул на

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 310 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа