Главная » Книги

Развлечение-Издательство - Кровавые драгоценности, Страница 2

Развлечение-Издательство - Кровавые драгоценности


1 2 3

   Адвокат опять злобно усмехнулся.
   - Мы не думали сходить с ума, - язвительно заметил он, - но и не желаем вести никаких длинных переговоров, Вот, что я тебе скажу; или ты сейчас же сделаешь то, что мы тебе приказываем, или мы заявим о тебе в полицию. Как ни хорошо запрятаны твои известковые ямы, я сумею показать, где они находятся. Ну, а что будет с тобою потом... это, я думаю, ты знаешь и без особых пояснений.
   - Да что вы за дурак, м-р Вильсон! - возразил Те-Ар-Ши, побледнев от злости. - И этим вы думаете меня напугать? Хорошо, идите, заявляйте в полицию; посмотрим, что станется тогда с вами, да и с этим собачьим сыном, Жень-Тшунгом! Я предоставил вам свои дом, но злодейства совершали вы, а не я. Неужели вы воображаете, что останетесь целы и невредимы? Болваны вы! Думаете меня напугать!
   С лица Вильсона не сходила злорадная усмешка.
   - Послушать тебя, - сказал он, когда старик кончил, - так можно подумать, что раз тебе не поздоровится, так попадемся и мы? Ты одного только не сообразил, старая лиса: мы живем в Англии и у нас есть закон, что свидетель, если он обнаруживает какое либо преступление и сам во всем признается, освобождает себя от наказания. Я уже давно подготовил это дело; меня ничего не страшит. Что же касается Жень-Тшунга, то и он может быть совершенно спокоен. Он находился у тебя в услужении и о преступлениях, совершавшихся в твоем доме, ничего не знал. Ты видишь, за все будешь отвечать один только ты!
   Бог знает, к чему привели бы переговоры между тремя мошенниками, если бы в чайную не вошло несколько новых гостей. Таким образом спор пришлось прекратить.
   Вошедшие были китайцы, явившиеся покурить опий. Двое из них уже знакомы нашим читателям.
   Один, настоящий богатырь, каких немного среди сынов Небесной Империи, был Цико-Шен, слуга лорда Манесфорда; другой, тоже находившиеся на службе у того же джентльмэна-преступника, маленький парень с лукавыми глазами, быль Ли-Унг-Гока, по прозванию "крыса", из-за которого сыщик и пришел в чайную китайца.
   Ли и двое других посетителей немедленно прошла в тайный коридор за чайной, чтобы как можно скорее попасть в курильню; Цико-Шен все оглядывался, как будто кого-то ища. Когда наконец, за занавеской мелькнуло худенькое личико Ло-Ту-Унги, Цико-Шен, с поразительной для его огромной фигуры, ловкостью, быстро юркнул за ту же занавеску и скрылся. Ло-Ту-Унга схватила великана за руку и повела по небольшой лесенке наверх, в свою комнатку.
   - Слушай, Цико-Шен, - сказала она, - если ты хочешь, чтобы я сделалась твоей женой, я ставлю одно условие. Ты должен оказать мне услугу, помочь в одном очень трудном деле.
   - Ло-Ту-Унга знает, что она владычица над сердцем и волей Цико-Шена. Приказывай! Цико-Шен сделает все, что ты от него потребуешь!
   Косоглазая красавица рассказала своему обожателю о сделанном ею открытии, а также о подслушанном разговоре между отцом и его двумя сообщниками.
   - Я должна знать, куда девались все те люди, которых заманил сюда негодяй Вильсон и которые, отправившись "туда", в курильню, никогда больше из нее не возвращались. Я знаю, что под нашим и под соседним домом находятся подвальные помещения, которые сообщаются тайным проходом. Я как-то раз, тайком, пробралась вслед за Жень-Тшунгом и видела все те приспособления, которые открывают доступ в эти подвалы. Я сама бы уже спустилась в них. Но мне страшно! Однако, теперь я решила открыть эту тайну, во что бы то ни стало. Вильсон и Жень-Тшунг пригрозили моему отцу - я хочу знать, что там происходит.
   - Так пойдем, посмотрим! - предложил Цико-Шен.
   - Нет, - возразила китаянка, - не теперь! Пойди теперь в курильню и возьми трубку, но прошу тебя: не кури сегодня, не засыпай... Под утро, когда все гости спят, тогда курит и отец, а вслед за ним и Жень-Тшунг. Только тогда можно будет приступить к выполнению нашего плана. Тогда я буду ждать тебя внизу. Ты не будешь сегодня курить?.. Обещай!
   - Если Ло-Ту-Унга приказываете, Цико-Шен никогда больше не будет курить.
   - Я этого не требую; с меня достаточно, если ты устоишь против искушения только сегодня.
   - Цико-Шен не будет курить. Он будет ждать Ло-Ту-Унгу!
   - Тогда иди скорей! У Жень-Тшунга глаза, как у коварной кошки, он все видит.
   Ночь проходила. Курильщики давно уже лежали, погруженные в глубокий сон. Когда на востоке заалел первый луч рассвета, Ло-Ту-Унга тихонько прокралась в курильню. Цико-Шен ждал ее у входа.
   Взяв его за руку, молодая девушка потащила Цико-Шена через проход, на маленький, совершенно темный дворик, расположенный между двумя домами.
   Здесь Ло-Ту-Унга указала на находившийся посреди двора необыкновенно большой и широкий колодец.
   - Этот колодец, - вход в подвалы. Спуститься туда чрезвычайно просто. Дело в том, что этот колодец - потайная лестница, ступеньки которой, ведут прямо в подвал; по крайней мере, я много раз видела, как Жень-Тшунг исчезал в этом колодце. Раз я даже сама спустилась на несколько ступеней, но потом мне стало так страшно, что я поднялась наверх. Да и дышать стало как-то тяжело, так что я была рада, когда выбралась на свежий воздух.
   Молодая девушка показала Цико-Шену особый механизм. Несколько движений - и сруб колодца отодвинулся в сторону, а под ним обнаружилась довольно широкая лестница.

* * *

   Шерлок Холмс, отказавшись, наконец, от надежды найти выход из своей каменной могилы, сел в углу подвала и погрузился в раздумье. Он не замечал, как удушливые пары начали понемногу действовать на мозг; мысли путались; дыхание становилось все труднее и труднее. Наконец, он вздрогнул и схватился рукою за голову.
   - Что это со мной? - проговорил он. - Здесь как будто нет воздуха!
   Он сделал над собой усилие, собрал всю свою энергию и постарался отдать себе отчет в причине неприятного явления. Ужас охватил его.
   - Здесь я должен задохнуться! - проговорил он про себя. - Как выбраться?
   Он снова принялся обыскивать подвал. Предсмертный страх удесятерил его энергию. Но нигде ни намека на какую-либо щель; ничего, ничего, что могло бы вывести из ужасной могилы.
   Холмс опять уселся в углу. Сознание его начало снова омрачаться, точно от опия; разные картины, воспоминания проносились перед ним, сменяя друг друга беспорядочной, бестолковой вереницей.
   Голова сыщика свесилась; он уже не имел силы опереться о стену, упал и ударился головою о каменный пол, так что разбил себе лоб до крови.
   Но странно! Потеря крови как будто даже облегчила состояние несчастного. Сознание снова вернулось к нему и в то же время ему показалось, что он слышит откуда-то неясным шум.
   Холмс снова собрал все, силы и стал прислушиваться. Но нет, он ошибся! Опять им овладела полусознательная дремота, как вдруг совершенно явственно донеслись какие-то голоса.
   Это снова заставило его встрепенуться. Как пьяный, он попытался встать на ноги, но мог приподняться только на колени и посмотрел наверх. Вздох облегчения вырвался из его груди.
   Наверху, в потолке подвала он увидел отверстие и просунувшуюся в него голову молодой девушки, глаза которой смотрели на него с безграничным состраданием.
   Инстинктивно чувствуя, что эта девушка пришла спасти его, сыщик снова упал и потерял сознание.
   В подвал спустилась веревочная лестница, а вслед затем над сыщиком нагнулись Ло-Ту-Унга и Цико-Шен.
   Общими усилиями, с помощью ворвавшегося через верхнее отверстие притока свежего воздуха, им удалось вернуть Холмса в сознание. Сыщик приподнялся; он хотел, что-то сказать, но Цико-Шен торопил:
   - Не хорошо здесь оставаться, м-р! Надо поскорее убраться прочь. Цико-Шен поможет м-ру подняться наверх. Там м-р может все рассказать.
   С этими словами великан схватил веревочную лестницу; при этом он случайно взглянул наверх и - вскрикнул.
   Шерлок Холмс и Ло-Ту-Унга тоже подняли глаза и тоже в ужасе отшатнулись.
   В отверстие потолка выглянуло чье-то, перекошенное от злобы, лицо. Рука потянулась за веревочной лестницей и хотела втащить ее наверх.
   Цико-Шен сразу понял ужасную опасность; в последнюю секунду он успел схватить нижнюю перекладину лестницы и стянул ее вниз. Жень-Тшунг, - это и был неожиданно появившийся над отверстием человек, - выпустил лестницу и, увидев Цико-Шена, злобно закричал:
   - Вот оно что! Так вот отчего Ло-Ту-Унга отказывает бедному Жень-Тшунгу, она любить слугу мошенника! И вот куда она повела своего друга сердца! Она пронюхала тайну Жень-Тшунга и хочет его выдать! Но откуда же у вас этот белоглазый товарищ? Как он попал в вашу компанию? Я думал, он давно уже отправился к праотцам. - Но к чему все эти вопросы! С Богом! Справляйте себе там вашу свадьбу! Кстати и шафер есть!
   Цико-Шен схватил веревочную лестницу и попытался полезть наверх. Но косоглазый негодяй Жень-Тшунг выхватил из своего широкого рукава нож и принялся перерезать веревки.
   - Как? - закричал он с дьявольской усмешкой, - разве Цико-Шен хочет оставит свою невестушку одну? Оставайся внизу, негодяй!
   Одна из веревок лестницы была перерезана; Жень-Тшунг уже принялся за другую, как вдруг раздался выстрел, а вслед за тем преступник, лежавший наверху на животе, слетел через отверстие вниз и грузно шлепнулся на каменный пол подвала.
   Шерлок Холмс, который успел уже придти совершенно в себя, видя, что негодяй наверху хочет отрезать ему и его спасителям выход из ужасного подвала, не долго думая, схватил оставшийся у него в боковом кармане браунинг и выстрелил, Ло-Ту-Унга вскрикнула и отскочила. Цико-Шен же радостно захлопал в ладоши.
   - Как вы это славно сделали! - сказал он. - Но с лестницей теперь надо быть поосторожнее, негодяй уже наполовину перерезал ее. Она едва ли выдержит великана Цико-Шена. Пускай Ло-Ту-Унга полезет первая; она легче всех. Если Ло-Ту-Унга упадет, то Цико-Шен поймает ее на свои руки. Не бойся, Ло-Ту-Унга!
   Но молодая китаянка ни за что не соглашалась лезть первая. Так как опасность, что надрезанная веревка действительно не выдержит огромного туловища Цико-Шена была очень основательна, то решено было, что первую попытку сделает Шерлок Холмс. Только что он хотел было поставить ногу на нижнюю перекладину, как Жень-Тшунг пришел в себя и стал шептать какие-то непонятные слова.
   Шерлок Холмс, много раз уже присутствовавший при смерти преступников, знал, что это несвязное бормотанье предвещало желание умирающего что-то сказать и подумал, что, быть может, ему хочется перед смертью облегчить свою совесть признанием. Он стал ждать.
   Жень-Тшунг, действительно, очнулся и, чувствуя полную безнадежность, своего положения, злобно сверкнул глазами.
   - Неужели Жень-Тшунг должен умереть? - совершенно ясно проговорил он.
   Шерлок Холмс наклонился над преступником и сказал:
   - Мне думается, что вам действительно недолго осталось жить. Если вам хочется что-нибудь сказать и распорядиться, то советую не откладывать этого в долгий ящик.
   - О! О! - завопил китаец. - Бедный Жень-Тшунг умрет, а негодяи Те-Ар-Ши и Вильсон будут жить и радоваться. Нет, этого не будет! Если Жень-Тшунг должен умереть, то пускай умирают и другие!
   Охваченный жаждою мести, умирающий преступник рассказал, внимательно прислушивавшемуся к нему сыщику, о всех тайнах чайной Те-Ар-Ши. Да и не только об этом; он рассказал ему также об обществе богатых молодых людей, которые выманивали молодых девушек, чтобы подвергать несчастных ужасным мукам. Он говорил, что эти преступники, когда достаточно натешатся над своими жертвами, дают им какое-то средство, так что они погружаются в искусственный, болезненный сон, от которого просыпаются только урывками и от которого никогда не могут освободиться совсем, при чем даже в состоянии бодрствования не помнят того, что с ним было.
   Как ни невероятен казался рассказ умирающего, Холмс знал, что он говорил правду и что он раскрывал ужасные, злодейские преступления.
   - Эти джентльмэны долгое время забавлялись здесь, у нас в чайной. Но Те-Ар-Ши прогнал их. Он полюбопытствовал посмотреть, что такое они проделывают с пойманными девушками. Тогда они рассердились и переселились в другой дом, принадлежащий одному из этих джентльмэнов.
   - А как имя этого джентльмэна? - спросил Шерлок Холмс.
   Но голос умирающего начал уже ослабевать.
   - Не знает этого Жень-Тшунг, - едва слышно проговорил он. - Зато он знает еще много, много; он все скажет, чтобы Те-Ар-Ши и Вильсон тоже умерли и чтобы умер также Цико-Шен - преступник; его давно разыскивают. Его господин тоже большой мошенник, лорд Манесфорд, которого полиция все не может найти. А наверху лежит Ли-Унг-Гока; он тоже - преступник, тоже принадлежит лорду. Все, все пускай умрут! Ли-Унг-Гока часто говорил во сне, Жень-Тшунг все это слышал. Много подслушивал Жень-Тшунг и много мог бы рассказать историй; но он не хочет; пускай умрут только Те-Ар-Шн, Вильсон и Цико-Шен. Если Жень-Тшунг не будет иметь женою Ло-Ту-Унгу, то пускай ее не имеет и Цико-Шен.
   Последние слова умирающий уже едва пролепетал; но Холмс расслышал каждый звук. Он понял, что судьба дала ему случай узнать об одном преступлении, о котором, кроме самих участников, не знал ни один человек. Но и помимо этого, самая цель, из-за которой он посетил чайную и из-за которой чуть было не поплатился жизнью, - была достигнута.
   Оба слуги таинственного лорда Манесфорда были в его руках, розыски увенчались успехом.
   - Негодяй умер! - сказал Холмс, приподымаясь. - Пора нам выбраться из этой ужасной дыры. Он обратился к Цико-Шену.
   - Вы правы, надрезанная веревка, вероятно, не выдержит вас. И так, если Ло-Ту-Унга действительно не хочет, то я полезу первый, а там уже позабочусь, чтобы освободили и вас. Свою благодарность я выкажу вам как-нибудь после.
   И, не дожидаясь ответа, Шерлок Холмс полез по веревочной лестнице наверх, выбрался на двор и беспрепятственно вышел на улицу. Было уже совершенно светло. На углу стоял полисмэн.
   Через четверть часа к чайной подкатили на велосипедах уже целый десяток полицейских чиновников. Чайная была закрыта. Весь персонал арестован. Цико-Шена и "крысу" Ли-Унг-Гока Шерлок Холмс выпросил к себе на поруки. Полицейский инспектор Мак-Гордон ни на минуту не задумался исполнить его желание.
   Знаменитый сыщик, узнав от Цико-Шена адрес Манесфорда, немедленно поспешил к нему и расквитался с ним, - он предупредил таинственного преступника и дал ему возможность избежать ареста вместе с его помощницей, я также его двум слугам.
   Для Холмса же и его помощника Гарри Тэксона началась лихорадочная работа. Надо было разыскать теперь тех преступников, о которых говорил умирающий Жень-Тшунг, тех аристократов"=злодеев, которые заманивали к себе несчастных девушек и о преступной деятельности которых полиция ничего не подозревала.

Глава IV

Гарри Тэксон в роли горничной

   Когда Шерлок Холмс окончательно решил взяться за розыск преступников, жертвы которых прозябали в больнице между сном и едой, загадочная, и страшная болезнь успела повториться еще семь раз. Семь молодых девушек, по-видимому, все деревенские - большие, здоровые, находились в пользовании врачей, хотя самое пользование сводилось только к одному наблюдению за больными и снабжением их пищей. Никакого средства против ужасной сонной болезни так и не удалось найти.
   Относительно трех из этих семи жертв удалось, по крайней мере, установить, кто они и у кого служили до момента своего внезапного исчезновения.
   Холмс раздобыл все бумаги, касавшиеся этих трех, более определенных, случаев и принялся их внимательно изучать.
   В этих актах он отметил себе несколько пунктов, которых чиновники полиции либо совсем не заметили, либо не сочли достойным особенного внимания.
   Все три девушки пропали, когда отправились на рынок за провизией; при этом дома тех господ, у которых они жили, находились все в одной и той же городской части; наконец все три девушки исчезли в течении первой половины дня.
   На этих, правда, очень скромных данных Холмс и построил весь свой план.
   Прежде всего он позвал к себе Гарри Тэксона и повел с ним довольно пространный разговор, поле чего была призвана еще и миссис Боннэ, экономка сыщика.
   - Скажите, пожалуйста, - заговорил с нею Холмс, - беретесь ли вы подучить немного нашего сорванца Гарри и показать ему первые основы кулинарного искусства?
   Почтенная старушка пристально посмотрела сначала на своего господина, а потом на его молодого помощника, как бы желая убедиться, не смеются ли опять над нею, не хотят ли ее немного подразнить.
   - Учить м-ра Гарри кулинарному искусству? - переспросила она.
   - Ну, да! - ответил Холмс.
   - Господи, Боже мой, - вздохнула старушка, - неужели вы мало надо мной издевались!
   Она никак не могла понять, что в данном случае над ней никто и не думал смеяться.
   Лицо Гарри, против обыкновения, осталось совершенно спокойным; миссис Боннэ не заметила на нем никакой предательской лукавой улыбки. Тогда только старушка вступила в переговоры.
   - Простите, м-р Холмс, но скажите, какая цель этого учения?
   - С удовольствием миссис Боннэ. Дело в том, что Гарри должен поступить в кухарки.
   На лице доброй старушки отразилось искреннее недоумение.
   - В кухарки? - повторила она. - Вы это серьезно говорите, м-р Холмс?
   - Как нельзя более! - ответил знаменитый сыщик. - И если он не хочет, чтобы его выставили с первого дня - ему нужно иметь хоть какие-нибудь понятия, как готовится обед, не правда ли?
   Старушка опять подозрительно посмотрела на обоих, но лица сыщиков по-прежнему оставались совершенно серьезными.
   - Я конечно, давно уже перестала удивляться всем вашим выходкам, - сказала она с достоинством, - и если это вам необходимо, я со своей стороны, разумеется, всегда готова.
   - Ну вот и великолепно, миссис Боннэ! Это моя "сумасшедшая", как вы, вероятно, называете ее в душе, выходка имеет для меня, действительно, очень большую важность. Она поможет мне раскрыть одно великое злодеяние.
   - Ну, в таком случае с Богом! - еще раз согласилась старушка. - Но если мне придется очень много сердиться, то вы, пожалуйста, уже не удивляйтесь, потому что я охотнее взяла бы в учение самую тупую ду... впрочем, - во время спохватилась она, - я сделаю все, что могу.
   - В этом я совершенно уверен. Гарри обещал очень стараться, чтобы по возможности облегчить вашу задачу и развернуть все свои таланты.
   - Развернуть свои таланты? - Ну, хорошо, хорошо, я молчу! Посмотрим, что из всего этого выйдет.
   - О, из, этого выйдет великолепное дело! - вступил в разговор Гарри. - Обещаю вам, миссис Боннэ, быть самым послушным учеником и надеюсь заслужите одобрение моего профессора!
   - Ну, да уж ладно! - улыбнулась старушка. - А когда мы начнем наши занятия?
   - Чем скорее, тем лучше!
   - Я готова хоть сейчас!
   - А я весь к вашим услугам!
   И Гарри, схватив миссис Боннэ под руку, торжественно вышел из комнаты, чем очень развеселил своего начальника.
   Началось учение.
   - Видите ли, моя дорогая, - говорила после почтенная старушка, в интимной беседе со своей подругой, миссис Квэбльдоун, - этот молодой джентльмэн, к величайшему моему удивлению, учился великолепно, так что мне доставляло истинное удовольствие посвящать его в тайны поварского искусства. Представьте себе, я даже показала ему, как жарю бифштексы. Но этим, как оказалось, я только согрела на своей груди змею. Потому что, если я теперь хочу пригрозить м-ру Холмсу, что не буду больше у него служить, этот неблагодарный джентльмэн всегда указывает на Гарри и говорит: "Что-ж делать! Если вы решили непременно уйти, придется уж нам покориться; Гарри будет стряпать. Ведь он отлично приготовляет бифштексы, неправда ли?"
   Гарри, действительно, прикладывал величайшее рвение к изучению нового для него искусства и выказал к нему такой необычайный талант, что миссис Боннэ даже как-то заметила Шерлоку Холмсу, что молодой повеса, в сущности, теперь только открыл свое истинное назначение, что ему следовало бы быть поваром, так как он готовит блюда не хуже, а, пожалуй, даже лучше, своей многоопытной наставницы.
   Приблизительно, через месяц после ужасной ночи в известковой яме под курильней китайца Те-Ар-Ши, из дома Шерлока Холмса на Бэкер-стрите вышла полная краснощекая девица, чтобы поступить на должность кухарки в какой-то дом, недалеко от моста Ватерлоо.
   Это был переодетый помощник великого сыщика - Гарри Тэксон.
   В коллекции редкостей его начальника нашлась послужная книжечка на имя некой Мэри Бильсон.
   Правда, в книжечке была только одна единственная рекомендация но, тем не менее, Гарри гордился ею, точно это был самый высокий орден.
   Запись в книжке гласила следующее:
   "Мэри - девушка чрезвычайно аккуратная, прилежная и честная; мы очень сожалеем, что она принуждена от нас уйти".
   Новым господам "Мэри" тоже сразу очень понравилась.
   Но, может быть, они переменили бы свое мнение об этой великолепной кухарке, если бы знали, что она каждый вечер имела на улице свидание с каким-то мужчиной.
   Но и помимо этого у нее были разные другие недостатки. Например, "Мэри" отличалась необыкновенной забывчивостью. Когда ее посылали за покупками, она непременно что-нибудь забывала, так что ей приходилось бегать на рынок по два, по три раза.
   Ходить на рынок она вообще ужасно любила; каждое утро она долго шаталась между рядами лавок и только в самый последний момент, когда приходило время возвращаться домой, поспешно, не торгуясь, принималась закупать необходимую провизию.
   Кто видал ее, робкую и вместе любопытную, как она останавливалась то здесь, то там, тот, несомненно, должен был принять ее за деревенскую девушку, недавно приехавшую в Лондон и еще не успевшую освоиться с городской жизнью.
   Кроме того, когда бы девушка ни выходила из дома, перед нею сейчас же вырастал молодой парень, который всюду следовал за нею, не спуская с нее глаз, пока она не возвращалась домой. Должно быть, в этом преследовании участвовало несколько лиц, постоянно сменявших друг друга, так как за молодой девушкой наблюдал всегда не один и тот же человек.
   Дело в том, что Шерлок Холмс нанял на службу маленькую летучую колонну, состоящую из четырех мальчишек, которые - как истые дети улицы - отлично знали все закоулки города и сменяли друг друга в наблюдении за Тэксоном т.е. за кухаркой Мэри.
   Уже на второй неделе эти маленькие лазутчики доложили Холмсу, что какая-то, довольно подозрительная на вид старуха, тайком пошла следом за мнимой кухаркой и наводила о ней справки в доме ее господ.
   Это было заранее предусмотрено. Шерлок Холмс, который прежде чем приняться за какое-либо дело, всегда тщательно обдумывал каждую мелочь и в данном случае так хорошо подготовил почву, что старуха узнала именно то, что следовало или вернее то, что ей хотелось узнать.
   "Мэри", как ей сказали, недавно приехала из деревни, совершенно не знала города и не имела ни родственников, ни знакомых.
   С этих пор наблюдения производились уже не только за Мэри, но и за старухой, которая выказала к ней такой большой интерес. Вскоре выяснилось, кто она была.
   М-с Бэркинг - так звали старуху - много лет уже служила у одного очень известного художника, картины которого пользовались большим успехом, как в Англии, так и заграницей. Однако, это обстоятельство нисколько не рассеяло подозрений Шерлока Холмса. Напротив, он велел теперь наблюдать за домом этого художника и постарался узнать некоторые подробности о его житье-бытье.
   При этом обнаружились довольно странные вещи:
   Так, например, художник, у которого был такой дом, что он мог бы поместить в нем целую роту солдат, почему-то не позволял прислуге жить с ним под одной кровлей. Люди - впрочем, их было не очень много - все приходили утром, а вечером уходили. Единственное исключение в этом отношении представляла м-с Бэркинг. Она имела комнату во втором этаже и, казалось, жила припеваючи.
   Почти еженедельно - это тоже разузнал Холмс - художник принимал у себя гостей и притом всегда ночью. Джентльмэны, приезжавшие в собственных экипажах, уезжали только под утро.
   Между соседями некоторое время ходили слухи, что в доме художника шла азартная игра. Этим объяснялось и то обстоятельство, что дом и гости всегда оставались без прислуги; по всей вероятности, джентльмэны не желали иметь свидетелей,
   Однажды лазутчики сделали Холмсу новое сообщение; м-с Бэркинг успела завязать с Мэри знакомство и пригласила молодую девушку к себе в доме, откуда та пока не выходила.
   Дело, таким образом, близилось к развязке. Тем не менее, Холмс, несмотря на весьма понятное волнение, удержался от излишней поспешности. Так как это был день, в который у художника обыкновенно собирались гости, сыщик решил подождать ночи. Он был убежден, что Гарри, хотя бы намеченный на жертву преступниками, в данную минуту все-таки находился вне всякой опасности, так как преступники губили свои жертвы только, когда те уже успевали им надоесть, что ясно доказывали более или менее продолжительные паузы между нахожденьями отдельных больных.
   Помимо этого, Гарри был подготовлен и имел при себе оружие. Таким образом, бояться было нечего - лучше обождать, пока вся берлога будете полна - тем удобнее накрыть всю шайку зараз.
   Близилась полночь.
   Дом знаменитого художника стоял на одной из тех элегантных и тихих улиц, которые тянутся вблизи парка Бэттерси. Кругом царила тишина. Даже лошади, поджидавшие у дома художника, казалось, заснули, а кучера на козлах, действительно, храпели; они знали, что господа выйдут из дома не ранее, как на рассвете.
   Вот, со стороны парка, приблизилось несколько фигур.
   - Итак, - шепнул рослый мужчина своим спутникам, - не зевайте - ждите здесь и наблюдайте за экипажами. Если бы кто-либо из гостей вздумал уехать раньше, чем я вернусь, один из вас сядет на запятки и поедет вместе с ним. Вас восемь человек, а экипажей всего шесть. Таким образом, двое, во всяком случае, остаются, и эти двое не смеют покидать своего поста, пока мы с Тэксоном не выйдем из дома. Поняли?
   - Поняли, м-р Холмс. Будете покойны! Мы сделаем все, как вы приказали.
   В один миг все восемь парней исчезли, точно их поглотила земля. Они залегли в кустах, неподалеку от дома художника, откуда могли прекрасно наблюдать. Шерлок Холмс же пошел вдоль решетки палисадника, завернул в ближайший переулок, а потом пошел по другой улице в обратном направлении, так что подошел к дому художника Дартфорда с заднего фронтона, с той стороны, где находился черный ход.
   С быстротой молнии он открыл отмычкой калитку, затем дверь дома и скрылся внутри его.

Глава V

Клуб джентльмэнов

   В одной из комнат первого этажа находилось семеро мужчин, в которых с первого же взгляда не трудно было узнать членов высшего аристократического круга.
   Каждому было не менее пятидесяти лет; четверо смотрелись настоящими стариками.
   В комнате с первого взгляда не замечалось ничего особенного. Мужчины, одетые в шелковые одинаковые халаты стояли вокруг стола, покрытого длинной скатертью, спускающейся до самого пола. Вот они немного расступились... Какое странное зрелище!
   На столе, спиною кверху, неподвижно лежит молодая девушка. Плечи и руки ее усеяны бесчисленными крошечными уколами.
   - Видите ли, милейший Дартфорд, - сказал один из присутствующих, - разве я вам не говорил? Совершенно негодный субъект! Она сразу показалась мне чересчур малокровной, а нам нужны крепкие девицы. Опять придется усыпить ее и выбросить!
   Остальные джентльмэны тоже выразили свое неудовольствие.
   Но Дартфорд успокоил их.
   - Не волнуйтесь, господа, - сказал он, - у меня есть про запас другая красавица, а эту еще совершенно не за чем выбрасывать; я подержу ее несколько недель у себя внизу, покормим ее, она поправится и тогда...
   - Вы, в самом деле, молодец, милейший Дартфорд! Так у вас есть еще запасная? Скажите, пожалуйста, откуда это вы раздобываете их?
   - О, милорд, это совсем не так просто; не будь моей Бэркинг, которая приобрела замечательную сноровку в этой ловле, мы, без сомнения, терпели бы иногда недостаток в объектах. Эти девицы вовсе не так уж глупы, как можно подумать.
   - Верю, верю и мы вам, конечно, весьма благодарны, не правда ли господа?
   Все поспешили подтвердить слова старого милорда, а тот продолжала:
   - Но скажите мне, пожалуйста, милейший Дартфорд, а вполне ли вы уверены в этой старухе Бэркинг? Не чересчур ли рискованно держать в доме зараз целых два объекта? А если опять одна из этих девиц сбежит и заснет на улице, - не считаете ли вы это опасным?
   Художник поморщился.
   - Что это вы поминутно попрекаете меня той сбежавшей девицей! Никаких неприятных последствий от этого еще не произошло. Одной больной в больнице больше - вот и все! Впредь же такое бегство абсолютно невозможно, а поэтому, разумеется, не повторится. Да если бы даже и сбежали эти две красавицы - что же из этого? Они обе спят, как и все остальные. Никаких показаний они все равно дать не могут.
   - Послушайте, Дартфорд, кажется, вы как-то обещали, что расскажите мне, откуда достали рецепт дьявольского напитка, которым угощаете наших красавиц, - сказал старый милорд.
   - Отчего же нет, - возразил художник, - я совсем не имею намерения скрывать это.
   Он подошел к небольшому стенному шкафу, достал из него два пузырька с совершенно прозрачной жидкостью и показал своим гостям.
   - Видите ли, господа, эти два пузырька имеют ярлыки N 1 и 2. Содержимое первого пузырька - средство, которое вызывает сонную болезнь. Двух капель совершенно достаточно, чтобы вызвать во взрослом человеке болезненный сон на чрезвычайно долгое время. Пять капель из второго моментально возвращают больному сознание. - Если же вы дадите кому-нибудь пять или более капель из первого пузырька, то человек этот уже не проснется вовсе; он безвозвратно потерян и даже все содержимое второго пузырька не сможет его спасти. Я получил эти драгоценные жидкости от одного знахаря из племени Манори и убежден, что, кроме меня, их не имеет ни один европеец.
   Дартфорд поставил пузырьки на стоявший в стороне столик.
   - Но время проходит, господа, - продолжал он, - если хотите сегодня позабавиться новой красавицей, то пора начинать, а то мы не успеем. Ведь вы знаете, подготовка всегда берет довольно много времени. Пойдемте же, снесем эту девицу вниз, а потом заодно заберем и новую.
   Озверелые мошенники торопливо вытащили все воткнутые в тело несчастной иголки, схватили ее и вышли с ней из комнаты.
   Но едва только закрылась за ними дверь, как неслышно открылась другая, на противоположной стене и в комнату вошел Шерлок Холмс.
   Он побежал прямо к столику, на котором стояли пузырьки и схватил их; затем оглянулся, взял с туалетного столика два флакона и, вылив содержимое их в ведро, наполнил жидкостью из тех двух роковых пузырьков, а затем спрятал их к себе в кармане.
   После этого он налил в опорожненные пузырьки простой воды и поставил их обратно на прежнее место. Проделав все это, сыщик подбежал к той самой двери, через которую вошел в комнату и уже взялся за ручку, как почувствовал, что кто-то схватил его и оттащил назад.
   Через секунду Холмс лежал уже на полу, а над ним, вцепившись ему в грудь, пыхтела большая, желтая с полосами кошка.
   Но это была не обыкновенная кошка, а так называемый, охотничий леопард, который при малейшем движении сыщика, готов был растерзать ему лицо.
   Дартфорд привез этого зверя с собой со своей родины, где выдрессировал зверя для охоты за мелкой дичью; для своих преступных целей он выдрессировал его еще больше и приучил лежать под столом или диваном и не шевелиться даже тогда, когда кто-либо входил в комнату. Но как только незнакомый ему человек пытался уходить, леопард бросался на него и оттаскивал назад.
   Леопард, карауля свою добычу, поднял громкий вой; вслед затем дверь открылась и преступники вошли в комнату.
   Они сразу сообразили в чем дело и сразу узнали нежданного посетителя. Всех семерых охватил панический ужас.
   Спокойствие опять восстановил Дартфорд.
   - Вы, конечно, знаете этого господина? Признаюсь, я совершенно не понимаю, как м-р Холмс попал сюда, каким образом он удостоил меня высокой чести своего посещения? Но теперь не время ломать над этим голову. Гораздо важнее решить: как от него избавиться?
   - А что, если я предложу вам погрузить многоуважаемого м-ра Холмса в сон вечного забвения? Не правда ли, это навсегда избавило бы нас от заботы, что он мог бы заинтересоваться нашей маленькой забавой и помешать нам в этом приятном занятии? - заметил один беловолосый лорд.
   Все одобрили его предложение. Дартфорд тоже изъявил свое согласие; решено было сделать Холмсу вспрыскивание, затем отправить его вниз, в запасной подвал и, при первом удобном случае, выставить на улицу.
   Далее решено было, после устранения врага, ради осторожности, предпринять небольшое путешествие.
   Совещание преступников продолжалось довольно долго; за все это время Холмс лежал неподвижно под когтями страшного зверя, готового каждую минуту разорвать его на части.
   Но сыщик уже успел составить, себе определенный план.
   До поры, до времени приходилось оставить всякую попытку к сопротивлению; но одна мысль чрезвычайно беспокоила Холмса: как бы художник не заметил, что он подменил содержимое пузырьков.
   К счастью, опасение это оказалось напрасным. Дартфорд подошел к шкафчику, из которого раньше достал два пузырька и вернулся с небольшим шприцем. Шприц этот он наполнил несколькими каплями из пузырька N 1, наклонился над беспомощным сыщиком и сказал:
   - Я должен вспрыснуть вам только две капли, иначе вы отправитесь на тот свет. Прошу вас, поэтому, не шевелитесь, будете совершенно покойны, чтобы я мог приложить к делу необходимую осторожность. Если вы сделаете хоть одно движение... то пеняйте на себя.
   Опять Холмса взяло беспокойство, как бы не обнаружился его обман... ведь он совершенно не знал, какими симптомами характеризировалось действие ужасного наркотического средства; он поэтому не мог притвориться, что средство уже подействовало.
   Но счастье и на этот раз не изменило ему.
   Он наугад остался совершенно неподвижным и только через некоторое время тихо закрыл, глаза, как будто засыпая. Этим он сделал именно то, что следовало.
   - Видите ли, джентльмэны, как хорошо этот господин засыпает! Еще несколько минут, и его не разбудит целая тысяча врачей.
   Шерлок Холмс глубоко вздохнул. Теперь была надежда, что выигрыш останется за ним и что ему все-таки удастся забрать мошенников в руки.
   - Тащите, тащите, - подумал Холмс, когда преступники подняли его и вынесли из комнаты, - тащите меня и покажите мне ваш секретный подвал. Я ничего не имею против. Вероятно, Гарри сейчас тоже находится в подвале.
   Через несколько минут Холмс, действительно, был внизу. Едва только мошенники удалились, он засветил свой карманный электрический фонарик. Однако, то, что он увидел едва ли могло возбудить в нем радостную надежду на успешность своего предприятия.
   Попасть в подвал - он попал, но как выбраться из него без посторонней помощи - вот вопрос, который опытному сыщику сразу показался в высшей степени сомнительным.
   Подвал оказался железным сводом, какие имеются в банках для хранения ценных вещей и бумаг, недоступные ни пожару, ни ворам.
   Вход в эту железную камеру находился наверху, а лестницу, по которой преступники спустились вниз, они предусмотрительно втащили наверх. Во всем помещении не было ни одного ящика, на который мог встать Холмс, чтобы таким образом дотянуться до замка входной откидной двери. Правда, сыщик был не один. В одном углу лежал Гарри, все еще в женской одежде, в другом - какая-то девушка. Но оба - в этом сыщик сейчас же убедился - не могли ему помочь. Негодяи угостили их наркотическим средством и никакие оклики, никакие толчки, не могли разбудить их от сна.
   Шерлок Холмс потушил фонарик, сел в углу и стал размышлять.

Глава VI

Безуспешный обыск

   На другой день, около десяти часов утра к инспектору Мак-Гордону пришел какой-то уличный мальчишка и рассказал о событиях истекшей ночи.
   - М-ра Тэксона, переодетого горничной, заманила в дом художника Дартфорда старуха Бэркинг. До сих пор он оттуда не выходил. Но главное, что сегодня ночью туда же отправился и м-р Холмс, а между тем и его тоже нет. Джентльмэны, - продолжал мальчишка, - экипажи которых ждали всю ночь перед домом, под утро уехали. Никто из них - это я наверно знаю - не увез с собою ни м-ра Холмса, ни м-ра Тэксона. Значите, оба они должны быть еще в доме. М-р Холмс дал нам всем самые точные приказания и велел непременно дождаться его. Мы ждали до сих пор. Остальные, которые поехали с джентльмэнами, тоже уже вернулись. Они оцепили дом. Поверьте, господин инспектор, дело неладно, я знаю! - с важностью закончил свой доклад мальчик, к немалому удивлению Мак-Гордона.
   Но вскоре инспектор убедился, что Шерлок Холмс и его помощник действительно исчезли; тогда рассказ уличного мальчишки получил, уже совершенно другое значение.
   Полицейский инспектор сам начал склоняться к тому, что тут что-то неладно и стал обдумывать как бы ему лучше всего попасть в дом художника Дартфорда. Дело в том, что в Англии это совсем не такая простая вещь.
   По закону, полицейские не имеют права насильно проникать в чей бы то ни было дом, пока не получат на то позволения владельца.
   "Мой дом - моя крепость" - говорит англичанин, и закон дает ему на это право.
   Но, наконец, Мак-Гордон все-таки придумал исход из своего затруднительного положения. Взяв с собою трех полисмэнов, он отправился к дому художника.
   Дартфорд сам открыл инспектору дверь и спросил, что ему угодно.
   - Я слышал, м-р Дартфорд, - сказал инспектор, - что прошлой ночью в ваш дом забрался какой-то вор, который до сих пор еще сидит в нем. Полисмэн, сделавший мне это сообщение, безусловно надежный человек, и я не имею ни малейшего повода сомневаться, что он сказал неправду. Не позволите ли вы мне, в ваших же собственных интересах, сделать обыск всего дома?
   К великой радости инспектора, Дартфорд немедленно изъявил согласие; Мак-Гордон внутренне ликовал и уже поздравлял себя с феноменальным успехом.
   Было далеко за полдень, когда Мак-Гордон со своими помощниками вышел из дома художника; если б тот мальчишка, который сегодня утром сообщил ему об исчезновении Шерлока Холмса, теперь попался ему на глаза, бедняге, наверно, пришлось бы плохо!
   В самом деле, положение инспектора было прямо таки комично; ему пришлось извиниться перед художником за напрасное беспокойство, так как во всем доме не нашлось и малейшего следа какого-либо вора.
   - Мне кажется, - насмешливо заметил Дартфорд, - вашему полисмэну просто что-то приснилось. У меня были сегодня ночью гости; мы устроили маленькую попойку. Не знаю, каким образом мог бы забраться вор именно сегодня, когда мы все время были на ногах.
   Инспектору пришлось проглотить пилюлю и уйти с носом. Хорошо еще, что художник не обиделся и, по-видимому, не имел намерения подать начальству жалобу за напрасное беспокойство со стороны Мак-Гордона, который повел обыск с таким усердием и рвением, что буквально не оставил без внимания ни одного угла.
   Затаив в душе злобу, инспектор вернулся домой. От того, что Шерлок Холмс и Гарри Тэксон продолжали не показываться - настроение его ничуть не стало лучше.
   К тому же

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 192 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа