Главная » Книги

Позняков Николай Иванович - Избранные поэтические переводы

Позняков Николай Иванович - Избранные поэтические переводы


1 2

   Николай Иванович Позняков

Избранные поэтические переводы

Подборка и вступительная заметка Евгения Витковского

  
   Окончил Петербургскую (4-ю) Ларинскую гимназию в 1879 году. Учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, где с трудом получил диплом в 1890 году. Печатать стихи, прозу и переводы стал еще в 1877 году. Единственный "взрослый" поэтический сборник "В лучшие годы" СПБ 1896, 2-е изд. - 1898; необходимо отметить, что книга эта - почти исключительно "личная антология" поэтических переводов; оригинальные стихи занимают лишь малую часть ее страниц. В библиографиях произведения Н. И. Познякова нередко путают с произведениями Н. С. Познякова (см. соотв. стр. нашего сайта), однако в 1910 году, которым датированы самые ранние стихотворения последнего, - воспитанника поливановской гимназии в Москве. Н. И. Позняков скончался от прогрессивного паралича, осложненного душевной болезнью. Н. И. Позняков известен как крупный библиограф и библиофил, в частности - благодаря экслибрису, который он придумал с целью обезопасить свою богатую библиотеку от расхищения друзьями. Мысль Познякова проста, он изложил её в журнале "Известия книжных магазинов товарищества М. О. Вольф" (1903): главный враг библиотек - друзья хозяина дома, а не профессиональные воры, чтобы гарантировать возврат книг в библиотеку от забывчивых друзей, Позняков нанёс на свои книги экслибрис с надписью: "Эта книга украдена у Н. И. Познякова". После того, как Н. И. Позняков умер, его наследникам надлежало распродать его ценную библиотеку, букинисты же, дорожа репутацией, отказывались брать книги со свирепым экслибрисом. Тогда было решено перештемпелевать книги, что и было сделано. Рядом с прежним экслибрисом появился штамп: "После смерти Н. И. Позднякова продана". Но фамилия Познякова была искажена: через "д": книги из этой библиотеки встречаются в продаже по сей день. Однако след в литературе Н.И. Позняков оставил прежде всего как поэт-переводчик. Н. И. Познякову принадлежит, насколько удалось установить, первый опубликованный перевод из Фридриха Гельдерлина [Пантеон литературы, 1888, сентябрь, стр.33; позднее перевод попал в книгу "В лучшие годы" СПБ 1896 и был переиздан в книге: Ф. Гельдерлин. Гиперион., М, ЛП., 1988 - но со ссылкой лишь на книжную публикацию Познякова, имевшую место восемью годами позже журнальной]. В журнале стихотворение предварено следующим текстом: "Гёльдерлин (1770-1843) - выдающийся немецкий лирик. Жизнь его весьма печальна: наклонность к меланхолии перешла у него на 37-м году в тихое помешательство; в таком жалком состоянии он дожил до глубокой старости, найдя себе приют в семье одного плотника". Перевод представляет собой строки 37-84 [с пропуском 43-46 и 75-78 строк] элегии "Скиталец".
  

Фридрих Гельдерлин

(1770-1843)

     На Родине
  
     Вновь наконец я вернулся на милую родину к Рейну, -
           Вновь, как и прежде, ко мне воздухом веет родным!
     Слух и мятежное сердце скитальца ласкают деревья
           Шумом радушным своим, шелестом мирным листвы;
     Свежестью дышит их зелень, свидетель прекрасной, кипучей
           Жизни земной, и меня юностью снова дарит.
     Счастлив ты, край мой родной! Не найдется в тебе ни пригорка,
           Где бы не рос виноград, где бы не зрели плоды.
     Горы с улыбкой свои омывают подножья в потоках,
           Их окружает венцом зелень дерев и кустов,
     И - как младенцы, играя, сидят на плечах великана -
           Скромно стоят на горах хижины, замки людей.
     Из лесу тихо выходит на ниву олень беззаботный,
           Сокол в лазури парит, ищет добычи себе.
     Взглянешь ли вниз, на долину, где резво струится источник, -
           Там деревушка стоит: тихо, приветливо там;
     Издали еле шумит неустанная мельница только,
           Крыльями тихо вертя, глухо скрипя колесом;
     Слышится голос веселый косца или пахаря в поле;
           В землю вонзая свой плуг, он погоняет волов.
     Ласково в воздухе ясном звучит колыбельная песня;
           Где-то в высокой траве сына баюкает мать,
     Нежно его пригревая лучами горячими солнца.
           Вот наконец и пришел к тихому озеру я.
     Высится вяз, мой знакомец, на старом дворе зеленея,
           И по забору кругом дико растет бузина.
     Сразу меня охватило таинственным сумраком сада,
           Где так отрадно мои детские годы текли,
     Где я когда-то, как белка, влезал на деревья густые,
           В сене душистом играл и засыпал под копной.
     Родина милая! Верной ты мне остаешься, как прежде:
           Вновь ты готова принять в лоно свое беглеца,
     Вновь мне радушно кивает из темной листвы твоей персик,
           И виноградная гроздь смотрит лукаво в окно;
     Солнце твое мне опять так приветливо, ласково светит,
           Хочет лучами согреть сердце остывшее мне,
     И от усталых, измученных вежд отгоняет дремоту
           Блеском веселым своим... Солнце родное мое!
     Как наполняло ты некогда детскую грудь мою жизнью,
           Так оживи и теперь новою силой меня:
     Вновь пред тобой головою седеющей я преклоняюсь!
           Видишь ли - здесь я опять! Солнце родное, я - твой!
  
  

Теодор Кернер

(1791-1813)

     * * *
  
     Долго я стоял перед Мадонной
     Кротостью очей ея прикован: -
     Новые миры перед собою
     Я узрел, смущенно очарован...
  
     Горе тем, - я помышлял, - кто Бога
     Позабыл и веру в жизнь утратил,
     Кто навек с надеждами простился,
     Кто огонь души навек растратил."
  
     И пока, благоговенья полный,
     Полный и восторга и печали,
     Я стоял, мне чудилось, - Пречистой
     Деве песнь торжественно слагали
     Ангелов, служителей небесных,
     Херувимов, серафимов хоры.
     И тогда сказал я в умиленьи,
     Обратив к лазури вышней взоры:
  
     Благо тем, чьи лик святой Мадонны
     Хоть на миг единый узрят вежды:
     Навсегда сердца они откроют
     Для любви, для веры и надежды.
  
  
     Воспоминание
  
     Как быстро время унеслось
     Дорогою бесповоротной!..
     И вот о дали мимолетной
     Воспоминание вдруг зажглось...
     Как сон, как трепетная греза,
     Как облачко на небесах,
     Оно явилось мне впотьмах, -
     И чувствую: забыта проза
     Житейская, и ярко вновь
     В груди, давно осиротелой,
     Измученной, окаменелой,
     Святая вспыхнула любовь.
  
     О, если б мне теперь свобода!
     О, если б не был связан я!
     Глядит твой образ на меня
     Из золотых лучей восхода,
     Из глубины небес ночных,
     Из волн потока голубых...
     Все здесь тебя напоминает:
     Свею свежестью весна
     Твои мне ласки навевает,
     Даль, как твой светлый взор ясна,
     И даже эхо повторяет
     Твое мне имя... про тебя
     Мне тихо шепчет вся природа...
     О, если б только мне свобода!
     О, если б не был связан я!
  
  

Вильгельм Мюллер

(1794-1827)

  
     Бреславльский колокол
  
     Жил колокольный мастер
     В Бреславле долгий век,
     Исправен был и честен -
     Но горя не избег.
  
     Колоколов он отлил
     Тьму в мастерской своей
     Серебряных и медных
     Для башен и церквей.
  
     И так был чист и ясен
     Колоколов тех звон,
     Что верой и любовью
     Звучал для сердца он.
  
     Но нет во всем Бреславле
     Удачнее того,
     Который в день невзгоды
     В беду поверг его:
  
     Тот колокол - всем прежним
     Колоколам венец!
     Своим он звоном много
     Смягчил людских сердец.
  
     И как могло случиться,
     Что тот, кто отливал
     Его, в виду народа
     С позором тяжким пал!..
  
     Веселая работа
     Ключом кипит с утра,
     Но час настал обеда -
     И мастер со двора
  
     Пошел, а подмастерью
     Остаться приказал
     И, уходя, шутливо
     Он мальчику сказал:
  
     - "Нет, надо подкрепиться
     Мне чарочкой своей:
     Тогда пойдет работа
     Живей и веселей.
  
     Боюсь, чего бы только
     Ты тут ее досмотрел...
     Гляди, не трогай крана -
     Не то прибью, пострел!"
  
     И вот остался мальчик
     Колокола стеречь.
     Пред ним шумит-клокочет,
     Огнем пылая, печь, -
  
     К себе как будто манит...
     И хочется ему
     Рукой коснуться крана!
     Вот пальцы он к нему
  
     Прижал - ну, будь, что будет! -
     И... кран уже открыт...
     И видит, видит мальчик,
     Струею медь бежит.
  
     Внезапно охватили
     Его испуг и страх, -
     И к мастеру, рыдая,
     Бежит он впопыхах.
  
     Он знает, как хозяин
     Работой дорожит;
     Его угроз и гнева,
     Боясь, он весь дрожит.
  
     Ему про свой проступок
     Он хочет рассказать,
     Припасть к его коленам,
     Обнять их, лобызать.
  
     Но только что он начал
     Рассказ свой перед ним,
     Как тот воспрянул с воплем
     Отчаянным, глухим, -
  
     За острый нож схватилась
     Могучая рука,
     И им он, в гневе диком,
     Сразил ученика...
  
     И, кинув труп, в плавильню
     Он кинулся бежать,
     Чтоб там струю металла,
     Немедля удержать.
  
     И что же? В изумленьи
     Он видит пред собой,
     Что колокол готовый
     Стоит средь мастерской.
  
     Ни пузырей, ни пятен,
     Ни ямок нет на нем,
     И медь его игриво
     Блестит живым огнем.
  
     Но своего творенья
     Не видит ученик:
     Навеки головою
     Он юною поник...
  
     Тут только понял мастер
     Ужасную беду,
     И сам о преступленьи
     Своем донес суду.
  
     Хоть был всему Бреславлю
     И мил и дорог он,
     Но кровью кровь смывалась -
     Таков был там закон.
  
     Он это знал. Спасенья
     Его унылый взор
     Не ждал, когда раздался
     Последний приговор.
  
     Когда ж день смертной казни
     Печальный наступил,
     Преступнику обычный
     Вопрос предложен был, -
  
     Какой его последний,
     Излюбленный завет?
     И вот, с улыбкой горькой,
     Промолвил он в ответ:
  
     - "Одной мольбою только
     Я потревожу вас: -
     Пусть колокол проклятый
     Пробьет в мой смертный час.
  
     Уж если я с любовью
     Над ним похлопотал,
     Мне надо же услышать,
     Что труд мой не пропал..."
  
     И вот, когда на площадь
     Казнить его вели,
     Торжественно раздался
     Протяжный звон вдали.
  
     Преступник содрогнулся
     При чудном звуке том:
     Ведь колокол был отлит
     Его учеником!..
  
     Подернулся слезою
     Его унылый взор:
     Он в звуке том услышал
     Самих небес укор...
  
     Соединял, казалось,
     Протяжный этот звон -
     И дикий вопль убийцы,
     И жертвы слабый стон...
  
     Когда ж преступник плаху
     Увидел пред собой,
     Мгновенно примирился
     С суровою судьбой.
  
     С покорностью глубокой
     Взглянув на палача,
     Он голову подставил
     Под острие меча...
  
     И с той поры Бреславлю
     Тот колокол вещал
     О тех, кто за злодейство
     На плахе жизнь кончал.
  
     На башне Магдалины
     Доныне он висит
     И в мягком, грустном звоне
     О днях былых гласит...
  
  

Роберт Рейник

(1805-1852)

  
     * * *
  
     Однажды, выйдя прогуляться,
     Я был немало удивлен:
     Охотник вдоль опушки ехал,
     Близ озера катался он.
     В лесу оленей было много,
     Но не спешил он в них стрелять:
     Насвистывал он тихо песню...
     Как это надо понимать?
  
     Иду немножко дальше, - вижу:
     От берега невдалеке.
     Плывет рыбачка молодая
     По озеру на челноке.
     По глади вод играют рыбки;
     Но, не заботясь их поймать,
     Рыбачка песню напевает...
     Как это надо понимать?
  
     Иду назад - вновь удивленье:
     Рыбачка где?.. и где ездок?..
     На воле лошадь травку щиплет
     И пуст у берега челнок.
     Уж поздно. Вечер. Звезды. Месяц.
     Безмолвных вод недвижна гладь...
     И где-то слышен тихий шепот...
     Как это надо понимать?
  
  

Анастазиус Грюн

(1806-1876)

  
     Последний поэт
  
     - "Ужели вам, бойцы,
     Наградный мал венец?
     Когда вы песням вашим
     Положите конец?
  
     Не истощили разве
     Вы изобилья рог?
     Цветы не все сорвали?
     Не высох ваш поток?.."
  
     - "Пока в лазури солнце
     игрой своих лучей
     Дает отраду взору
     Восторженных очей;
  
     Пока ночной порою
     Глядит луна с небес;
     Пока своей прохладой
     Живет тенистый лес;
  
     Пока из черной тучи
     Гремит на небе гром,
     Ввергая в содроганье
     И степь, и лес, и дом;
  
     Пока ночами всходит
     На темный неба свод
     Звезд ясных и веселых
     Безмолвный хоровод;
  
     Пока благоуханье
     Струит земной эфир;
     Пока в груди таится
     Любви и братства мир;
  
     Пока роса игриво
     Сверкает на лозах;
     Пока искрятся слезы
     На дружских глазах;
  
     Пока способно сердце
     Бороться и страдать;
     Пока способны очи
     И плакать, и рыдать;
  
     Пока находят люди
     От бед земных покой,
     Глаза навек сжимая,
     Под гробовой доской: -
  
     Дотоле будет Муза
     Над всей землей вещать
     И в тайны дивных песен
     Избранных посвящать.
  
     Настанет миг: - дождавшись
     Скончанья наших дней,
     Падет певец последний
     Последним из людей.
  
     Теперь же дланью мощной
     Создатель держит твердь -
     И в песнях прославляют
     Поэты жизнь и смерть.
  
     Когда ж цветок гигантский
     В божественных руках,
     Отживши дни расцвета,
     Рассыплется во прах, -
  
     В те дни (коль вам охота)
     Спросите-ка певца,
     Старинную он песню
     Допел ли до конца?.."
  
  
   Эмануил Гейбель
   (1815-1884)
  
     * * *
  
     Вот в чем искусство певца: - воспевать, что давно всем известно,
     Но что в твореньях его приняло образ иной,
     Или же так выражать его сердцу присущие чувства,
     Чтобы в них каждый из нас душу свою узнавал.
  
  

Альфред Де Мюссе

(1810-1857)

  
     К Виктору Гюго
     (сонет)
  
     Как долго нам весь ми любить необходимо,
     Пока узнаем мы, что должно быть любимо: -
     Конфекты ль, плеск морей, картежь, лазурь небес,
     Вино иль женщины, пустыня или лес?..
  
     Ногами попирать цветок, едва расцветший,
     Рыдать отчаянно в прощании с весной
     Должны мы все, пока не кончим путь земной,
     К бессильной старости нас медленно приведший.
  
     Из благ, которыми дарит нас щедро свет,
     Милее блага нам, чем друг давнишний, нет:
     Что нужды до того, что с ним бывали ссоры?
  
     Но случай свел - опять улыбка на устах,
     Забыт недавний гнев, забыты все укоры,
     И блещут искорки слез искренних в глазах.
  
  
  
     Сонет
  
     Все мною предано забвенью:
     И жизнь, и силы, и друзья,
     И гордость та, которой я
     Вверял восторги вдохновенья.
  
     Когда блеснул мне правды свет,
     Я с ним надеялся сдружиться;
     Но и в него уж веры нет,
     Лишь я успел и озариться...
  
     И все же вечно блещет он,
     И тот, кто им не озарен,
     Бесследно пут земной проходит.
  
     Кому же этот свет блеснул, -
     Нет, тот для мира не уснул:
     В слезах отраду тот находит...
  
  

Луиза Аккерман

(1813-1890)

  
      Лира Орфея
  
     Когда погиб Орфей, вакханками сраженный,
     Когда великого певца не стало вдруг, -
     То долго на волнах реки окровавленной
     Волшебных полон чар сменялся звуком звук:
     Там лира плавала - божественная лира,
     С которой дружен так при жизни был Орфей.
     И смолкло все кругом, и все внимало ей:

Другие авторы
  • Комаров Александр Александрович
  • Муравьев Матвей Артамонович
  • Коган Наум Львович
  • Каратыгин Вячеслав Гаврилович
  • Малиновский Василий Федорович
  • Эдельсон Евгений Николаевич
  • Куликов Николай Иванович
  • Востоков Александр Христофорович
  • Ширяевец Александр Васильевич
  • Бунин Николай Григорьевич
  • Другие произведения
  • Чарская Лидия Алексеевна - Южаночка
  • Шекспир Вильям - Стихотворения
  • Пржевальский Николай Михайлович - Пржевальский Н. М.: Биографическая справка
  • Стерн Лоренс - Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена
  • Морозов Иван Игнатьевич - Стихотворения
  • Тынянов Юрий Николаевич - Тютчев и Гейне
  • Сейфуллина Лидия Николаевна - Собственность
  • Мопассан Ги Де - Ребенок
  • Плеханов Георгий Валентинович - Дмитрий Александрович Клеменц
  • Олин Валериан Николаевич - Мои мысли о романтической поэме г. Пушкина "Руслан и Людмила"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 357 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа