Главная » Книги

Позняков Николай Иванович - Две милостыни

Позняков Николай Иванович - Злое дело


   Николай Иванович Позняков

Злое дело

Рассказ

"Аминь"! ему грянули камни в ответ.
Я. Полонский

I

   Ощупью, осторожно постукивая палками по тротуару, пролагая себе путь, шли они из своего приюта в тот приют, где место всякому, кто потребует и заплатит. Они шли из приюта для слепых в ближайший трактир. Хоть и слепые, но и они подвержены были той же слабости, как и зрячие: они хотели выпить и повеселиться. У одного из них на ремне, перекинутом через плечо, висела сбоку большая, увесистая гармоника, с разными клапанами, колокольчиками и прочими ухищрениями музыкально-столярно-слесарной техники. Щёточники по ремеслу, усталые от работы, которую они ловко исполняли, хотя никогда её не видели, - они искали отдыха и веселья в это воскресенье, которого они, наконец, дождались. Они подвигались, держа друг друга под руку. Некому было провести их; но эту дорогу они знали твёрдо: живя в одном приюте, они и в другом были частыми гостями. Цепляясь за ступеньки чугунной лесенки, скрипевшей под их ногами как-то жалобно, они поднялись и очутились там, где было людно и шумно, смрадно и душно, а для непривычного человека вообще скверно. Но они были привычны к этому шуму и к этой духоте. Они не видали этой обстановки - ни этих столиков с серыми от грязи скатертями, ни этих половых с засаленными передниками; но этот воздух, наполненный чадом кухни, запахом лука, спирта и селёдки, этот гул, эти хриплые переливы органа оживляли их, и тут они по-своему находили отдых и отраду, когда по их приказанию мальчишка-половой выкрикивал для них у буфета:
   - Две - коньяк, одна - лимонад!
   За этим лаконическим возгласом они вскоре слышали, как хлопала пробка, вливался лимонад в стаканы, а за этим следовали уже вкусовые ощущения: сладковатый, пахучий напиток, похожий на разбавленную помаду, чуть-чуть пощипывая язык, вливался в глотку мягкою струёй. Две-три порции такой помадки - и уже в голове лёгкий шумок, и по жилкам теплота пошла... Совсем не то, что сидеть за щётками! Ещё порция-другая - и шумок ещё сильней, а по карманам денег уже маловато... При подсчёте оказалось, что денег остаётся всего сель гривен - совсем мало, чтобы продолжать такое роскошное пиршество: надо умерить желания, спросить чего подешевле.
   - Ну-ка, ты... Как тебя?.. Дай-ка пивка! - потребовал щёточник, и если бы в его стоячих бельмах мог проблеснуть свет, то был бы свет торжества над своим положением; деньги ещё есть, и распорядиться ещё можно!
   Пиво, стакан за стаканом, подвеселило их ещё больше.
   - Сыграть бы песенку, - проговорил один.
   - И то! - отозвался другой.
   И полились сильные, горячие звуки. И позванивает им в такт колокольчик. Всё притихло кругом - все невольно заслушались. Потом кто-то в стороне подтянул, подтянул кто-то ещё из угла. И вот уже вся зала поёт дружным хором, и буфетчик в отчаянии мечется за стойкой и велит половому остановить слепых.
   - Господа! Здесь играть нельзя.
   Слепые остановились. Остановился и хор.
   - Зачем? Зачем не даёшь?.. Хорошо ведь больно! Ах, хорошо играет! Зачем не даёшь? Дозволь! - послышались с разных сторон упрёки.
   - Нельзя, господа, нельзя. Запрещается. Полиция не разрешает.
   Зал успокоился. Прошло с полчаса. А пиво всё играет да играет в голове. И хочется повеселиться, хочется попеть, поиграть на гармонике. Одна отрада! Другой нет ведь отрады... Неделя - работа, сплошная и нелёгкая; праздник - скучно: без дела, да света Божьего не видать... Скучно! Эх, сыграть разве ещё песенку!
   И полились опять звуки - задушевные, сильные, горячие. И опять в зале притихли, и опять кто-то подтянул. И уже вся зала поёт, охваченная словно какою волной. И несётся стройный гул даже на улицу.
   Буфетчик мечется за стойкой, велит половому прекратить музыку, и сам выбегает на средину залы.
   - Пожалуйста, довольно... Прошу прекратить... Заведение закроют.
   Слепой остановился, прекратилось и пение. И посыпались опять укоры:
   - Ну, и закроют! И пусть!.. Что нам твоё заведение? Твоё закроют - другие есть... Какое это заведение, коли пикнуть нельзя? Песня-то больно хороша... Ах, хороша!
   Но порядок восстановлен: слепой уж не играет; молчит и хор; всякий занялся своей бутылкой и своим разговором. Про слепых уже забыли, и они собираются уходить: деньги у них совсем уже на исходе.
   - Послушайте, как вы хорошо играете! Просто, заслушаться можно, - мягко звучит у них над ухом чей-то басок.
   - Что ж, по возможности... Только и отрады, что поиграть, - конфузливо и с удовольствием отвечают они. - Мы люди тёмные, света Божьего не видим...
   - Послушайте, вот что я вам скажу. Пойдёмте ко мне на квартеру. Живу я тут неподалёчку. У меня и повеселимся. Я по дороге пивка захвачу. Угощу. И повеселимся - поиграем, попоём...
   - Что ж, отчего не пойти? Очень даже приятно. В приют нам теперь неудобно: потому в голове малость муха есть. А к вам с удовольствием.
   - Ну, вот и отлично! Идём. Держитесь за меня.
   И пошли. Он повёл их между столиками к тёмному коридору, что вёл к чёрному ходу. Никто не обратил на них внимания: все были заняты своими разговорами и своим весельем. Встали и пошли, осторожно пробираясь между столиками. Почему не повёл он их чистым ходом, прямо на улицу? Зачем ему этот тёмный коридор? Там сыро и тихо: пахнет плесенью и слабо отдаются говор и смех из комнат. Они идут, следуя за ним. Он молчит, не слышно его баска. И вдруг... Кто-то сильно рванул ремень - так рванул, что ремень лопнул. Послышался глухой, мягкий, отрывистый шум, как будто кто всем телом шлёпнулся о стенку. Слепой протянул руки, но гармоника проскользнула между ними. Оба они слышали шаги. Кто-то убегал по коридору, спускался с лестницы. Они остались одни в тёмном коридоре. Гармоники при них не было. И звучало у них в ушах, как кто-то шлёпнулся о стенку и убегал по коридору, по лестнице, по двору...
  

II

   Было судоговорение.
   Прошло десять месяцев с того дня, как кто-то рванул ремень на плече у слепого и шлёпнулся всем боком о стенку. В окружном суде, на скамье подсудимых, сидел истощённый, бледный, с торчавшими на голове вихрами и с длинными, висячими усами человек в сером халате, - сидел спокойно, как бы уже привычно. По справке о судимости оказывалось, что ранее он уже четыре раза занимал это место: два раза был оправдан, а два - отбывал наказание в тюрьме. Опытность вызывала в нём спокойствие духа и вида. С ответами на вопросы председателя он обращался не к нему, а прямо к присяжным заседателям: он знал, кто решает дело и от кого зависит всё.
   - Подсудимый, признаёте вы себя виновным?
   - Нет, господа присяжные, не признаю. Потому как был я в этот самый день в трактире. Это верно, это действительно. Праздник был, значит... А только что слепых я там никаких не видал. Раньше меня они были что ли, или позже - уж этого не могу знать... И сказать не могу.
   - Так не признаёте?
   - Никак нет, господа присяжные, не признаю.
   - Господин судебный пристав, введите свидетелей.
   Дверь залы отворилась, и потянулись в неё вереницей свидетели. Был тут и буфетчик с красным галстуком и неимоверной величины булавкой; был мальчишка-половой в засаленном переднике, как будто он не снимал его с того памятного воскресенья; был какой-то человек странного вида, с глазами, которые рыскали понизу, словно искали чего-то под столом; была и девица с сиплым голосом и не совсем правильным носом. А за ними, постукивая вперёд палками, нащупывая себе дорогу, взявшись друг за друга под руку, шли нетвёрдою поступью два человека. Они держали головы немного вверх, и только в этом выказывалось их достоинство, которого не могли выражать их белесоватые глаза, не выряжавшие даже хотя бы простой человеческой мысли. Вместе с другими и они подняли правые руки пред крестом и евангелием; вместе с другими и они повторяли за священником слова присяги, воздымая глаза, как бы надеясь увидеть Того, Кто всё знает, каждый помысел человеческий, каждый шаг, - и про тёмный коридор, и про гармонику, и про того, кто шлёпнулся о стенку.
   - Буфетчик Иван Спиридонов.
   - Я.
   - Вы останьтесь здесь. Остальные свидетели, удалитесь.
   Начались показания. Вопросы председателя, прокурора и защитника так и сыпались перекрёстным огнём на свидетелей, которые едва успевали давать ответы. Буфетчик знал подсудимого, видел его в трактире несколько раз, но когда тот был там в памятное воскресенье, и как вышли слепые, с кем, в какую дверь, - не заметил, занятый своими рюмками и бутербродами... Сиплая девица совершенно не могла определить, почему она попала сюда свидетельницей: в трактир она пришла за своим делом, и её угостил какой-то незнакомый мужчина, только не этот, что вон там сидит, а совсем-совсем другой, этого же она ни в жизть не видала, и, ах Ты, Господи, что такое приключилось, решительно не знает, а что на гармонике играли слепые, это точно, это верно, играли, только им не позволили, и всё тут, и больше ничего... Человек с рыскавшими понизу взорами тоже ничего не знал: правда, он был в трактире, потому дело праздничное, сидел в своей компании, выпили бутылку, а потом сотку, а потом ещё сотку, спросили пива, спросили раз, спросили другой и третий спросили, а потом, значит, протокол...
   - Почему протокол? Напились вы? Подрались?
   - Никак нет. От слепых протокол вышел.
   - Вы не видели, куда они пошли? В какую дверь?
   - Никак нет. Играли они спервоначалу... на гармонике играли. Ну, не дали им. Вот, буфетчик не дал.
   - Почему не дал?
   - Заведение, говорит, закроют.
   - Что ж они? Перестали?
   - Как же, как же... Перестали.
   - Не видели вы - подходил к ним кто-нибудь?
   - Не заприметил.
   - И вы не подходили?
   - На что нам? У нас своя компания.
   - Садитесь. Господин судебный пристав, пригласите потерпевшего.
   В зале затихло, как в гробу. Всё обратилось в ожидание и во внимание. Все смотрели на дверь. Слепой должен был придти и вещать правду! Казалось, от него и его друга зависел приговор. Он вошёл медленно, ведомый за плечи судебным приставом. Что-то торжественное было в этом шествии. Слепой должен был раскрыть истину, и все, казалось, ждали, жаждали истины.
   - Скажите, свидетель, вы слепы?
   - Слепы. Так точно, слеп я.
   - Совсем ничего не видите?
   - Как есть ничего.
   - Давно?
   - От роду. Так и родимшись.
   - Что вы можете сказать по этому делу?
   - А то, что о стенку шлёпнулось.
   - Что?
   - А вот как гармонику-то сорвал он, ремень лопнул, да что-то о стенку так и шлёпнулось...
   - С такою силой, значит, сорвал, что даже о стенку ударился? Вы так это объясняете?
   - Так точно. О стенку... всем боком. Иначе и быть не могло.
   - Знакомый это вам был человек? Раньше он говорил с вами когда-нибудь?
   - Нет, незнакомый. А только его голос мне и посейчас помнится: басок такой. Пойдёмте, говорит, ко мне на квартеру: там повеселимся.
   - Так что, если бы он сейчас заговорил, вы узнали бы его по голосу?
   - Узнал бы. Как не узнать?
   - Подсудимый, вы говорите, что не видали этих слепых?
   Подсудимый промолчал одно-два мгновения; он понимал значение своего ответа. Потом собрался с силами, решился, и высоким тенорком, как-то удало и бойко, возгласил:
   - Так точно. Не видал.
   Слепой подождал в раздумье и нерешимости. И все ждали, все затихли.
   - Похож? - переспросил его председатель.
   - Кажется, что похож.
   - Кажется? А наверно вы не можете сказать?
   - Кажется.
   Тут защитник попросил слова у председателя.
   - Пожалуйста, - предоставил тот.
   - Свидетель, вы говорили, что у того незнакомца, который взял у вас гармонию, был басок. А у этого разве басок? Как по вашему?
   - Нет, этот фистулой пустил.
   - Как же похож?
   - Фистулой, а всё-таки... похож.
   - Значит, этот подделывает голос? Не своим говорит? - подсказал слепому прокурор.
   - Не могу знать. А только... похож.
   Опять пронеслась тишина. Все переглядывались в недоумении: кому же верить? Тот или не тот? Он или не он?
   - И об стенку шлёпнулся, - проговорил слепой, но уже как-то нерешительно, в раздумье, как бы искал, что бы ему ещё припомнить в укор за понесённую обиду.
   - Садитесь, свидетель.
   Ввели другого слепца. И этот оказался слепорождённым. Так же напряжённо слушали его присяжные, и суд, и публика, так же ловил его на слове защитник подсудимого: так же и прокурор старался подсказать ему, что обвиняемый подделал голос. Но ответ был один:
   - Похож голос. Хошь и не тот самый, а похож. То басок был, а этот... Ну, а всё-таки... похож...
  

III

   Дело подвигалось к приговору.
   Обвинитель доказывал присяжным, что "в этом деле всё говорит за обвинение, за полное обвинение, без всякого снисхождения; что тут открытое похищение среди бела дня усугубляется ещё и тем, что это дело, это гнусное насилие совершено над беззащитными убогими, над слепцами, да и не над какими-нибудь нищими, а над людьми рабочими, которым даже убожество их не помешало стать наряду со зрячими и здоровыми... не по телесным, конечно, качествам, господа присяжные заседатели, а потому, что эти калеки поддерживают в себе и доказывают присутствие в них человеческого достоинства, снискивая себе насущный хлеб тяжким трудом... Взгляните на них, на этих тёмных людей, прошу я вас. Они лишены одного из лучших даров Бога человеку - лишены зрения. Что же остаётся им в этом тёмном для них мире на утешение? Остаются лишь слуховые ощущения, которые у слепцов, как известно, несравненно восприимчивее и тоньше, чем у нас, зрячих. Музыка, песня, гармоника, - (за которую, заметьте, они отдали свои, заработанные убогим трудом, вот уж в истинном смысле слова кровавым трудом - деньги), музыка, песня, гармоника, повторяю я, - единственный луч света, доступный этим несчастным, одна их отрада. И этот луч света у них отнят, грубо, с предательским обманом, среди бела дня, почти на глазах у целой толпы народа... Какое же это безнравственное, злое дело!.."
   Защитник говорил не так горячо, как прокурор. Спокойно и осторожно, взвешивая вперёд каждое слово, доказывал он, что "его клиент говорит фистулой, тогда как у похитителя гармоники, по показанию самих слепцов, был басок, что нельзя доверять их мнению, будто голос этого похож на голос того, ибо по их тону и по их "кажется" очевидно, как они сами не уверены в сходстве голосов, и что наконец, если бы даже и признать его клиента совершившим преступление, то оно отнюдь не может быть признано за открытое похищение днём, а есть не более, как простая кража, потому что совершено оно было в тёмном коридоре... да наконец, господа присяжные заседатели, вы не можете не согласиться с тем, что для слепого человека не существует различия между днём и ночью: он всегда во тьме, у него вечная ночь!"
   - Господа присяжные! - воскликнул прокурор и даже отскочил от своего стула. - Пусть у слепого вечная ночь! Но поэтому-то именно за него и надо заступиться. Потому-то он и беззащитен, что он всегда во тьме. А человека, который посягнул на слепого, мы не можем, мы не должны терпеть в нашем обществе! Мы не смеем дать ему свободу!
   - И всё-таки, господа присяжные, я прошу вас оправдать моего клиента по недоказанности преступления, - спокойно, с лёгким поклоном и улыбочкой заявил защитник.
   Присяжные ушли совещаться. Совещались недолго. Споров, вероятно, почти не было. Вошли и сказали твёрдо и уверенно:
   - Нет, не виновен.
   Они боялись совершить ещё злое дело.
   - Подсудимый, вы свободны. Можете идти, - объявил председатель.
   Бледный, истощённый человек с вихрами на голове отвесил поклон присяжным заседателям и опрометью кинулся к двери.
   Слепые стояли молча, с разведёнными руками, и ничего нельзя было понять в их белесоватых, неосмысленных глазах. В публике и между присяжными звякали монеты, хрустели бумажки: шёл сбор слепым на гармонику. А они всё стояли и о чём-то думали. Когда же судебный пристав, осторожно взяв слепых за плечи, направлял их к двери, они, медленно подвигаясь вперёд и нащупывая дорогу палками, всё ещё недоумевали вполголоса:
   - Как же это?.. Так об стенку и шлёпнулся... И вдруг...
  
   1899
  
  
   Источник: Позняков Н. И. Соловьиный сад и другие рассказы. - СПб.: Типография М. Меркушева, 1900. - С. 210.
   OCR, подготовка текста - Евгений Зеленко, сентябрь 2011 г.
   Адрес: Викитека.
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 371 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа