Главная » Книги

Пнин Иван Петрович - Стихотворения, Страница 5

Пнин Иван Петрович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6

v align="justify">   Тобою Сикст одушевленный
  
  
   Приемлет старца вид согбенный,
  
  
   Чтоб к дверям рая ключ найтить;
  
  
   Находит - и с душой надменной
  
  
   Берет державу, крест священный,
  
  
  20 И мир готов ему служить.
  
  
   Иной, тобою обольщенный,
  
  
   Воссесть мечтает на престол;
  
  
   Уже народ, им возмущенный,
  
  
   Несет повсюду тучи зол,
  
  
   Как вдруг в стремлении сем яром
  
  
   Падет под гибельным ударом,
  
  
   На эшафоте распростерт;
  
  
   Глава отсечена катится,
  
  
   Струяся, черна кровь дымится, -
  
  
  30 Надежда! так твой вянет цвет!
  
  
   Злодей равно живет тобою,
  
  
   Как муж, исполненный доброт,
  
  
   Лишь, разной их ведя стезею,
  
  
   Даешь вкушать им разный плод.
  
  
   От двух начал ты происходишь,
  
  
   Добро и зло с собой приводишь,
  
  
   С желаньем быв сопряжена;
  
  
   Лишь чрез него тебя мы знаем,
  
  
   Коль есть желанье - уповаем,
  
  
  40 А без него - что ты одна?
  
  
   Ты есть ничто, коль нет желаний.
  
  
   Но кто ж из смертных есть таков?
  
  
   Кто из людей не полн мечтаний,
  
  
   Не сделал кто из них оков?
  
  
   В желаньях мы преград не знаем,
  
  
   Во невозможном уповаем,
  
  
   Мы любим обольщать себя,
  
  
   Без нужд нередко призываем,
  
  
   Чтоб только быть с тобой - желаем,
  
  
  50 Скучаем жизнью без тебя.
  
  
   Воззрю ли на раба в оковах,
  
  
   Что век в неволе жизнь влачит,
  
  
   На сирую вдовицу в стонах,
  
  
   Что тощей смерти кажет вид;
  
  
   Зря одного в цепях железных,
  
  
   Другую зря в мученьях слезных,
  
  
   Я вопрошаю сам себя:
  
  
   Что держит в жизни сих несчастных?
  
  
   Надежда! дней они ждут ясных,
  
  
  60 И жизнь мила им чрез тебя.
  
  
   Но что ж есть в существе ты самом?
  
  
   Даешь ли истинный ты плод?
  
  
   Под плотным кроясь покрывалом,
  
  
   Лишь обольщаешь смертных род.
  
  
   О! если б кто рукой враждебной
  
  
   Сорвал с тебя покров волшебный
  
  
   И обнаружил нам тебя!
  
  
   Тогда б пред нашими очами,
  
  
   Как в зеркале, мы зрелись сами
  
  
  70 И всяк в тебе узнал себя!
  
  
   Желаний наших ты зерцало,
  
  
   Существенного нет в тебе:
  
  
   От них приемлешь ты начало,
  
  
   Ничто сама ты по себе.
  
  
   Ты есть не что как продолженье
  
  
   Не приведенных в исполненье
  
  
   Желаний наших и затей,
  
  
   Но от желаний кто отстанет?
  
  
   Равно надежда не престанет
  
  
  80 Несчастных обольщать людей!
  
  
   <1805>
  
  
  
   63. ЗАВИСТЬ
  
  
  Порока пагубней я зависти не знаю.
  
  
  С соревнованием я зависть не мешаю.
  
  
  То нужно всячески стараться возбуждать,
  
  
  Сию же, напротив, сколь можно истреблять.
  
  
  Соревнование на верх возводит славы,
  
  
  А зависть подлая лишь заражает нравы.
  
  
  Примеров множество нам могут показать,
  
  
  Что злобе, мщению, сим гидрам зависть - мать.
  
  
  Пучину кто сию в груди своей скрывает
  
  
  И сердце ядом лишь ее одним питает,
  
  
  Кто б ни был он таков, того считаю я
  
  
  За тайного врага - он в обществе змея:
  
  
  Опаснейший злодей, прикрывшись лицемерством,
  
  
  Он честный кажет вид, как сердце дышит
  
  
  
  
  
  
  
  зверством.
  
  
  Порок сей извергов ужаснейших творит,
  
  
  Раздоры, ужасы, несчастия родит,
  
  
  Союзы самые священны разрушает,
  
  
  Чистейших чувствий жар природы погашает.
  
  
  Семейство, где во всех одна струится кровь
  
  
  И в сердце коего одна горит любовь,
  
  
  Коль искра зависти в сем сердце зародится,
  
  
  В свирепый пламень огнь любви вдруг превратится
  
  
  И в жилах потечет на место крови яд...
  
  
  Жилище же сего семейства будет ад.
  
  
  <1805>
  
  
  64. ПЛАЧ НАД ГРОБОМ ДРУГА МОЕГО СЕРДЦА
  
   Унылая кругом простерлась тишина,
  
   Восходит медленно на небеса луна,
  
   Трепещущий свой свет на рощи изливает
  
   И с горестным лицом несчастных призывает
  
   К местам, где мертвым сном природа вечно спит,
  
   Где плакать и вздыхать ничто не воспретит.
  
   О кроткая луна! о божество ночное!
  
   Пролей свой свет туда, где смерть хранит в покое
  
   Тот прах, что я иду слезами омочить;
  
   10 Спеши, луна, спеши сей прах ты осветить!
  
   Ты внемлешь мне, я зрю предмет моих желаний,
  
   Свидетельницей будь ты всех моих стенаний:
  
   Зрю царство смерти я и зрю ее предел,
  
   Зрю кости, черепы, поля покрыты тел,
  
   И как над трупами смеется червь презренный, -
  
   Вот нашей гордости конец определенный.
  
   О! ты, который всё разишь на свете сем,
  
   Последнего раба становишь в ряд с царем,
  
   Что добродетели и злобу истребляешь,
  
   20 Что мудрость не щадишь, любви огнь потушаешь, -
  
   Ужасный, мрачный гроб! увы! сколь часто ты
  
   Блаженства нашего ниспровергал цветы,
  
   Сколь часто разрывал ты те незримы узы,
  
   Те нежные сердец чувствительных союзы;
  
   Ты в лютости своей и ныне пожрал вновь
  
   И дружбу верную, и страстную любовь!
  
   Тебя объемлю я, целую прах любезный,
  
   На хладный мрамор твой ручей катится слезный...
  
   Увы! свершилось всё - и смертной той уж нет,
  
   30 Которая мне в рай преобращала свет.
  
   Покойся, милая! спи в гробе сем, Аннетта,
  
   Уж более тебя не тронут бури света;
  
   Удары счастия, что в жизни нас разят,
  
   Покоя твоего уже не возмутят.
  
   А я, с пленяющим навек расставшись взглядом,
  
   Я медленным томлюсь и неисцельным ядом.
  
   Как можно предузнать враждебный смертный рок}
  
   Я мыслил провести в покое жизни ток
  
   И, с юности моей развратам неподвластен,
  
   40 Со склонностью своей не думал быть несчастен.
  
   Когда я выступил на сей превратный свет,
  
   Я счастью льстивому не кинулся вослед
  
   И, не прельщаяся ни славой, ни тщетою,
  
   Пленялся истиной и сердца красотою.
  
   Я зрел, каков сей мир, я видел счастья луч,
  
   Сокрытый в глубине неизмеримых туч.
  
   О, свет! ужасных бедств, ужасных мук содетель!
  
   Где мзда с пороками равняет добродетель,
  
   Где гордость, до небес касаяся главой,
  
   50 Невинность робкую теснит своей ногой,
  
   Где роскошь в облаках блестящий взор скрывает
  
   И пропасти стопой железной попирает.
  
   Вращаяся в тебе, я видел подлу лесть,
  
   Хотящу вкрасться в грудь, чтоб больше ран нанесть.
  
   Я зрел в тебе людей коварных, злых, надменных,
  
   Бесстыдностью своей в злодействах ободренных,
  
   Которых казнь небес ни совесть не страшит,
  
   Которых бог - корысть, а подлость - твердый щит!
  
   Я зависть зрел всегда носящую железы;
  
   60 Успехи из нее мои исторгли слезы;
  
   Невинного меня искала погубить:
  
   Кто добродетелен, не может счастлив быть.
  
   Когда, зря бездны вкруг, в обманах, во смятенье,
  
   Я в дружбе кинулся найти успокоенье,
  
   Святое дружество! О нежный дар небес!
  
   Коликих мне и ты виною было слез!
  
   Те, кои дружбу мне и верность обещали,
  
   Увы! друзья мои! друзья враги мне стали.
  
   Я злобу презирал, и сам ей жертвой был;
  
   70 Но тем опасней враг, чем больше он нам мил!
  
   О, небо! сколько змей, рожденных мрачным адом,
  
   За всю мою любовь платили злейшим ядом
  
   И, злость невинностью умея прикрывать,
  
   Могли и тут губить, где б должно подкреплять.
  
   Тогда, познав обман, познавши заблужденье,
  
   Я вдруг из бурей сих прешел в уединенье,
  
   Прешел - и заключил лишь самого себя,
  
   Далече от людей найти покой мнил я.
  
   Опасны страсти нам, но тишина страшнее;
  
   80 Увы, бесчувственность всего на свете злее!
  
   Прельщенный новою блестящею мечтой,
  
   В замену счастия найти я мнил покой;
  
   Увы! здесь нет тебя, и ищут бесполезно.
  
   Я думал мир вкушать, но что же мир сей был!..
  
   Вдруг свет мне сделался печален, пуст, уныл,
  
   Всё стало тягостно, мучительно, превратно,
  
   Я жизнь, несносну жизнь хотел прервать стократно;
  
   Тогда, в престрашной сей мне в мире пустоты,
  
   Аннетта! божество! мне тут явилась ты,
  
   90 Подруга верная, имея нежны взгляды,
  
   Пришла несчастному подать лучи отрады.
  
   Увы, узрев тебя, узрел мгновенно я,
  
   Что счастье и покой во взорах у тебя.
  
   Во взорах сих - небес блеск, рай изображался;
  
   Мне мрачен солнца свет пред молньей их казался.
  
   С сих только пор лишь стал я жизнь мою ценить,
  
   Аннетта, чрез тебя привык ее любить.
  
   Ах! льзя ли не любить тогда мне жизни было,
  
   Когда ты новую мне душу в грудь вложила,
  
  100 Когда сказала мне с улыбкой на устах
  
   И с нежным, пламенным румянцем на щеках:
  
   "Люби меня, как я люблю тебя сердечно,
  
  
  
  Чрез страсть взаимную счастливы будем вечно".
  
   Увы! в полночный сей унылый тихий час
  
   Мне мнится, что еще сей твой я слышу глас.
  
   О друг души моей! когда то справедливо,
  
   Что сердце чувствовать по смерти станет живо
  
   Всё то, что чувствует во время жизни сей,
  
   То знай, что вечность лишь предел любви моей.
  
   <1805>
  
   66. БРЕННОСТЬ ПОЧЕСТЕЙ И ВЕЛИЧИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ
  
  
  Тот ныне царь - вселенной правит,
  
  
  Велит себя как бога чтить;
  
  
  Другой днесь раб его - и ставит
  
  
  Законом власть боготворить,
  
  
  Ударит час - и царь вселенной
  
  
  Падет, равно как раб презренный,
  
  
  Оставя скипетр, трон, венец...
  
  
  
   И, наконец,
  
  
  Всё преимущество царя перед рабом
  
  
   В том будет состоять,
  
   Что станет гроб в стократ богатый заражать.
  
   <1805>
  
  
  
   67. КАРИКАТУРА
  
  
  
  (Подражание английскому)
  
   "Что это, кумушка? - сказал Медведь Лисице. -
  
   Смотри, пожалуй: Лев наш едет в колеснице
  
   И точно на таких, каков и сам он, львах!
  
   Неужто же пошли они в упряжку сами,
  
   Неужто силою? Они ведь тож с когтями?"
  
   - "Ты слеп стал, куманек: он едет на ослах!"
  
   <1805>
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Стихотворное наследие писателей, входивших в Вольное общество любителей словесности, наук и художеств, относится ко второй половине 1790-х годов и к первой четверти XIX в. Оно было представлено многочисленными публикациями в журналах и альманахах того времени и - в гораздо меньшей степени - в персональных авторских сборниках. В 1935 г. этот обширный, разрозненный и почти эабытый художественный материал впервые был собран воедино в книге, носившей название "Поэты-радищевцы", и издан в Большой серии "Библиотеки поэта" известным литературоведом В. Н. Орловым. В сборнике были представлены произведения двадцати четырех поэтов: И. П. Пнина, И. М. Борна, В. В. Попугаева, А. Г. Волкова, В. И. Красовского, В. В. Дмитриева, М. К. Михайлова, Н. Ф. Остолопова, А. Е. Измайлова, Д. Ф. Бринкена, И. А. Кованько, М. Олешева, Ф. П. Вронченко, Н. А. Радищева, В. А. Радищева, Г. П. Каменева, Н. С. Арцыбашева, И. И. Чернявского, С. А. Москотильнихова, А. А. Писарева, Ф. И. Ленкевича, А. П. Бенитцкого, В. Ф. Вельяминова-Зернова и И. Г. Аристова. Одновременно в той же Большой серии "Библиотеки поэта" под редакцией В. Н. Орлова были изданы "Стихотворения" одного из крупнейших представителей Вольного общества - А. X. Востокова (Л., 1935). В обоих изданиях, оснащенных обширным библиографическим, текстологическим и историко-литературным комментарием, был использован огромный архивный материал, периодика конца XVIII - начала XIX в. В 1952 и 1961 гг. сборник "Поэты-радищевцы", под редакцией В. Н. Орлова, выходил в Малой серии "Библиотеки поэта". В нем были представлены четыре автора: И. П. Пнин, В. В. Попугаев, И. М. Борн и А. Х. Востоков.
  В настоящем, втором издании произведений поэтов Вольного общества в Большой серии "Библиотеки поэта" избранные стихотворения А. Х. Востокова печатаются вместе с произведениями других членов этого объединения, круг которых, сравнительно с изданием 1935 г., несколько сужен. Из перечисленных выше поэтов в сборник не вошли стихи М. К. Михайлова, Д. Ф. Бринкена, Ф. П. Вронченко, В. А. Радищева, И. И. Чернявского, поскольку их наследие очень невелико по количеству произведений, а также В. Ф. Вельяминова-Зернова и И. Г. Аристова, не сыгравших существенной роли ни в организации, ни в литературной деятельности Вольного общества.
  В расположении материала составитель руководствовался следующими принципами: 1) идейно-художественной значимостью творчества каждого из названных писателей; 2) ролью поэта в идейной и организационной жизни Общества; 3) временем вступления в Вольное общество. Открывает сборник А. X. Востоков - наиболее видный нз представленных здесь поэтов, отдавший много сил и времени Вольному обществу почти на всем протяжении его существования. За ним следует И. П. Пнин - поэт бесспорно талантливый, но не столь разносторонний, как Востоков, автор смелых философских од; один из президентов Общества. Далее идут Борн и Попугаев, наиболее радикальные в политическом отношении писатели, организаторы и идейные руководители Общества на первом этапе его существования; А. Е. Измайлов, автор остроумных сказок, басен, сатирических миниатюр, бывший с 1816 до 1826 г. бессменным председателем Общества. Далее выстраиваются "рядовые" его члены, расположенные по времени их вступления в Вольное общество. В конце сборника выделена группа "казанских" писателей: Г. П. Каменев, Н. С. Арцыбашев, С. А. Москотильников. Некоторые из авторов, помещенных в настоящем сборнике, уже были представлены в других изданиях Большой серии. Так, в книге "Поэты-сатирики конца XVIII - начала XIX в." (1959) напечатаны "разговоры", эпиграммы, эпитафии и надписи А. Е. Измайлова; в сборнике "Стихотворная сказка (новелла) XVIII - начала XIX века" (1969) - сказки и басни И. П. Пнина, А. А. Писарева, И. Г. Аристова, А. П. Бенитцкого, М. Олешева, А. Е. Измайлова; в книге "Поэты 1790-1810-х годов" (1971) - произведения Г. П. Каменева, Н. Ф. Остолопова, А. П. Бенитцкого. Принимая во внимание это обстоятельство, составитель данного сборника стремился, по возможности, избежать дублирования художественного материала, помещенного в перечисленных изданиях. Именно этим объясняется исключение из книги басен Бенитцкого, ограничение числа басен и сказок Измайлова. Однако полностью избежать повторной публикации некоторых произведений все же не удалось, так как в противном случае это привело бы к чрезмерно обедненной экспозиции творческого наследия поэтов Вольного общества.
  В настоящем издании печатается ряд новых, до сего времени неизвестных произведений. К ним относится прежде всего поэма Г. П. Каменева "Граф Глейхен", считавшаяся до сих пор утерянной. В издании 1935 г. были представлены лишь двенадцать начальных стихов ее, сохранившихся в одной из статей Н. Второва, биографа Каменева. Полный текст поэмы состоит из 436 стихов. Впервые печатаются два стихотворения А. Х. Востокова из архива поэта: "Я - русский; верности и веры не нарушу..." и "П. А. С". К числу находок принадлежит также дневник И. М. Борна, составной частью которого является "Curriculum vitae" писателя, позволивший заполнить ряд крупных пробелов в его биографии. Произведения Попугаева дополнены стихотворениями из сборника "Минуты муз" и альманаха "Свиток муз".
  Рукописное наследство Вольного общества в основном сосредоточено в нескольких архивохранилищах Ленинграда. В Фундаментальной библиотеке Ленинградского государственного университета находятся остатки архива Вольного общества (протоколы заседаний, тексты речей, рецензии и автографы стихотворений разных авторов). Другая часть материалов Вольного общества хранится в Отделе рукописей Института русской литературы Академии наук СССР (Пушкинский дом). Здесь наиболее полно представлен архив А. Е. Измайлова, в бумагах которого имеются также автографы стихотворений других поэтов, речь В. В. Попугаева на кончину И. П. Пнина (считалась утерянной, см. "Поэты-радищевцы", 1935, с. 168), "Опись делам С.-Петербургского общества любителей наук, словесности и художеств" и "Устав общества". Бумаги А. X. Востокова переданы в Архив Академии наук СССР, среди них - рукопись сборника "Минуты муз" В. В. Попугаева, включающая в себя и ранние стихи А. Г. Волкова. В Отделе рукописей Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина находится "Книга протоколов и др<угих> записок" Вольного общества (конец 1801 - первая половина 1802 г.) и автографы некоторых произведений Г. П. Каменева. Основным источником публикации произведений поэтов Вольного общества являются его собственные издания, журналы, связанные с ним, а также стихотворные сборники некоторых его членов. Все эти издания перечислены в списке условных сокращений.
  Произведения каждого из авторов расположены в хронологической последовательности и, как правило, публикуются в последней авторской редакции. Значительные текстовые различия в редакциях отражены в разделе "Другие редакции и варианты". Произведения, включенные в данный сборник, заново сверены с текстом автографов, периодических изданий и альманахов. Это позволило внести уточнения и дополнения в текст ряда стихотворений, опубликованных в 1935 г. в сборнике "Поэты-радищевцы". Некоторые из этих уточнений оговорены в примечаниях (см. No 109, 112, 258 и др.). В примечаниях сначала указывается первая публикация произведения, а затем все последующие перепечатки, содержащие какие-либо смысловые изменения в тексте. Далее приводятся данные для датировки (если они известны). Ниже комментируется сам текст, а именно: малоизвестные собственные имена, географические названия, обстоятельства, послужившие поводом к написанию произведения, содержащиеся в нем намеки, мифологические сюжеты и встречающиеся в тексте цитаты. В примечаниях к переводам из Горация названия оригиналов заменены краткими общепринятыми ссылками на номер книги и номер оды римского поэта. Звездочка перед порядковым номером примечания означает, что к этому стихотворению имеется материал в разделе "Другие редакции и варианты". Примечания к стихотворениям И. П. Пнина, В. В. Попугаева, А. Е. Измайлова, Н. Ф. Остолопова, Н. С. Арцыбашева (вместе с относящимся к ним материалом в разделе "Другие редакции и варианты") подготовлены Г. А. Лихоткиным, весь остальной комментарий принадлежит П. А. Орлову.
  В биографических справках о поэтах Вольного общества использован богатейший материал, опубликованный В. Н. Орловым в сб. "Поэты-радищевцы" (1935).
  Условные сокращения, принятые в примечаниях и в разделе "Другие редакции и варианты"
  ААН - Архив Академии наук СССР (Ленинград).
  АС - Н. Ф. Остолопов, Апологические стихотворения, СПб., 1827.
  Б - "Благонамеренный".
  БАН - Рукописный отдел Библиотеки Академии наук СССР (Ленинград).
  БиС - А. Е. Измайлов, Басни и сказки, СПб. (1814; изд. 2-1826, чч. 1-2).
  Бобров - Е. А. Бобров, Литература и просвещение в России в XIX веке, тт. 3-4, Казань, 1902.
  BE - "Вестник Европы".
  ГБЛ - Рукописный отдел Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина.
  ГПБ - Рукописный отдел Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.
  ДВ - "Драматический вестник".
  ЕС - "Ежемесячные сочинения".
  ЖдПУ - "Журнал для пользы и удовольствия".
  ЖМНП - "Журнал министерства народного просвещения".
  ЖРС - "Журнал российской словесности".
  Ип - "Иппокрена, или Утехи любословия".
  ЛГУ - Архив Вольного общества любителей словесности, наук и художеств. Фундаментальная библиотека Ленинградского государственного университета.
  Летопись - А. X. Востоков, Летопись моя. - В кн.: "Заметки А. X. Востокова о его жизни", СПб., 1901.
  ЛН - "Литературное наследство".
  ЛС - "Любитель словесности".
  МГУ - Научная библиотека им. А. М. Горького Московского государственного университета.
  ММ - В. В. Попугаев, Минуты муз, СПб., 1801.
  НБиС - Новые басни и сказки Александра Измайлова, СПб., 1817.
  НРЛ - "Новости русской литературы".
  ОЛ -А. X. Востоков, Опыты лирические, чч. 1-2, СПб., 1805-1806.
  ПД - Рукописный отдел Института русской литературы Академии наук СССР (Пушкинский дом).
  ПИ - "Периодическое издание Вольного общества любителей словесности, наук и художеств", ч. 1, СПб., 1804.
  ПР - "Поэты-радищевцы". Редакция и комментарии Вл. Орлова. Вступительные статьи В. А. Десницкого и В. Н. Орлова, "Библиотека поэта", Большая серия, Л., 1935.
  ПрД - Н. Ф. Остолопов, Прежние досуги, или Опыты в некоторых родах стихотворства, СПб., 1816.
  ПРм - "Поэты-радищевцы". Вступительная статья, подготовка текста и примечания В. Н. Орлова, "Библиотека поэта", Малая серия, Л., 1952.
  РВ - "Русский вестник".
  ред. - редакция текста.
  PC - "Русская старина".
  СБ - "Сокращенная библиотека в пользу господам воспитанникам Первого кадетского корпуса", чч. 1-2, СПб., 1800-1802.
  СВ - "Северный вестник".
  СвМ - альм. "Свиток муз", кн. 1-2, СПб., 1802-1803.
  СМ - "Северный Меркурий".
  СО - "Сын отечества".
  СПВ - "Санктпетербургский вестник. Издание Общества любителей словесности, наук и художеств".
  СПЖ - "Санктпетербургский журнал".
  ст. - стих.
  ст-ние - стихотворение.
  Стих. В - Стихотворения Александра Востокова, в трех книгах. Издание исправленное и умноженное, СПб., 1821.
  СЦ - альм. "Северные цветы", СПб., 1825-1832.
  Т -"Талия, или Собрание разных новых сочинений в стихах и прозе", ч. 1, СПб., 1907.
  Цв - "Цветник".
  
  
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ
  
  
  
  
  И. П. ПНИН
  35. РВ, 1858, No 12, с. 426, в качестве приложения к воспоминаиям о Радищеве его сына П. А. Радищева, без ст. 8 (замененного очками), с иным порядком ст. 8-9. Печ. по кн. "Радищев в русской критике", М., 1952, с. 25, где опубликовано по рукописи воспоминаний П. А. Радищева (ГИМ). Там же установлен адресат - поручик Андрей Петрович Брежинский, третьестепенный поэт, сотрудник "Друга просвещения" (1805) и "Духа журналов" (1817). А. Н. Радищев умер 12 сентября 1802 г.
  37. ЖРС, 1805, No 1, с. 38, вместо подписи: *****. По представлению цензора И. Ф. Тимковского от 2 декабря 1804 г., из печатного текста были исключены ст. 5-10 строфы 18. По некоторым данным (см.: Н. Ф. Дубровин, Наши мистики-сектанты. - PC, 1894, No 11, с. 67, там же -об авторстве Пнина), Пнин опротестовал решение Цензурного комитета. В настоящее время по поводу оды Пнина существуют разные точки зрения. Согласно одной, впервые высказанной в 1878 г. И. В. Прытковым (см.: "И. П. Пнин и его литературная деятельность". - Сб. "Древняя и новая Россия", 1878, т. 3, с. 23) и поддержанной В. Н. Орловым (ПР, с. 774 и ПРм, с. 56-57, 399-400) и В. А. Западовым ("Державин и Пнин". - "Русская литература", 1965, No 1, с. 114-115), Пнин полемизирует с державинской одой "Бог", в частности имеет в виду такую ее знаменитую строку: "Я царь - я раб, я червь - я бог!" По мнению Ю. М. Лотмана, в оде Пнина нет никакой полемики, ее идея - философское осмысление всесилия человеческого разума (Ю. М. Лотман, С кем же полемизировал Пнин в оде "Человек"? - "Русская литература", 1964, No 2, с. 166-167). Высказывалось также предположение, что полемический адрес ст-ния Пнина - "Ода на гордость" Панкратия Платоновича Сумарокова ("Русская литература", 1963, No 1, с. 134-135).
  38. Отд. изд., 1805, в типографии И. Глазунова. Представлено в цензуру 30 декабря 1804 г. в составе No 1 СВ за 1805 г. Адресат послания, по убедительному предположению В. Н. Орлова, - Василий Степанович Сопиков (1765-1818), книгопродавец и библиограф, автор "Опыта российской библиографии", с которым Пнин был в приятельских отношениях. Взгляды Сопикова были прогрессивными: он издавал в России сочинения французских материалистов, известны его переводы из Гольбаха; в 1808 г. он издал отдельной брошюрой часть последнего 6-томного сочинения французского писателя С. Марешаля "Путешествие Пифагора" (положения этой книги нашли отражение в уставе декабристского "Общества соединенных славян").
  39. ЖРС, 1805, No 4, с. 223. Были представлены В. В. Попугаевым 16 ноября 1802 г. для принятия Пнина в Вольное общество. Крез - легендарный царь Лидии (VI в. до н. э.), обладатель несметных б

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 309 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа