Главная » Книги

Пнин Иван Петрович - Стихотворения, Страница 4

Пнин Иван Петрович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6

; Блеск лучей венца прекрасного,
  
  
   В благородном восхищении
  
  
   Ваши имена любезные
  
  
   Всегда станет вспоминать себе.
  
  
   <1805>
  
  
  
  
  47. ЛЮБОВЬ
  
   Кто что ни говори! - жить без любви нельзя.
  
  
  
   Вселенная сия
  
  
  
   Любовью лишь хранится.
  
   Притворный стоик в сем хотя не согласится,
  
  
  
   Но это не беда!
  
  
   Лишь физики, учены господа,
  
  
  
   Меня тем удивляют,
  
   Что мир из четырех стихий сей составляют.
  
  
  Без воздуха, воды, земли, огня
  
  
  Весьма недолго бы, конечно, прожил я;
  
   Да как же физики об этом позабыли,
  
   То, через что они свою жизнь получили?
  
   Ужели от стихий родились сих они?
  
   Рождений мы таких не видим в наши дни.
  
   Ах! льзя ли не признать, что есть еще стихия,
  
   Которой действия и добрые и злые
  
  
  
   Мы видим, как и тех.
  
  
   Но сколько радостей, утех,
  
   Пред прочими, сия всем смертным представляет!
  
  
   Она чью только греет кровь,
  
   Тот вечно ею лишь одной дышать желает.
  
   Прекрасная сия стихия есть - Любовь.
  
   <1805>
  
  
  
   49. МЫСЛИ О ТАБАКЕ
  
   Когда уныние, печаль владеют мною,
  
   Когда смертельною мой дух объят тоскою,
  
   Когда ни в обществе любезных мне людей
  
   Отрад не нахожу я горести моей,
  
   Когда повсюду я лишь скуку обретаю, -
  
   О трубка милая! к тебе я прибегаю.
  
   От всех уединясь, беседую с тобой,
  
   Спокойнее тогда бывает разум мой.
  
   От вредной мокроты мой мозг ты очищаешь,
  
   И мысли мрачные и грусть ты прогоняешь.
  
   Когда взираю я, как дым клубится вверх
  
   И вдруг передо мной в пространстве исчезает,
  
  
   То лучше поучений всех
  
  
  Мою мне жизнь табак изображает.
  
  
   Равно как он, я прах пустой,
  
  
   И жизнь моя есть пламень мой,
  
   Который мой состав дотоле оживляет,
  
   Доколе пищу он потребну обретает.
  
   Не станет пищи сей - потухнет он навек,
  
   А вместе с ним и жизнь теряет человек.
  
   <1805>
  
  
  
  50. ЭПИТАФИЯ ПЛЯСУНУ
  
   Жантиля славного сей камень кроет прах.
  
   Об участи его скажу я в двух словах:
  
   Он, прыгая балет, ногам дал лишню силу,
  
   Вскокнул - всех удивил, а сам - попал в могилу.
  
   <1805>
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ, ПРИПИСЫВАЕМЫЕ И. П. ПНИНУ
  
  
  51. НАДЕЖДА, РАДОСТЬ, СТЫДЛИВОСТЬ
  
  
  
  Аллегорическая басня
  
  
  Надежда с Радостью дорогою шли вместе.
  
  
  Не помню точно я, в каком то было месте,
  
  
  
  
  В Париже
  
  
  
  
  Или ближе, -
  
  
  
   Какая в том нужда?
  
  
  
   Но знаю, что тогда
  
  
  
   Прекрасны были дни,
  
  
  
  
  Как на пути
  
  
   Стыдливость встретили они.
  
  
  Откуда и куда идешь - тотчас спросили
  
  
  И с нею кой о чем еще поговорили,
  
  
  Как водится всегда в случае таковом.
  
  
  
  
  Потом
  
  
   Идти с собой Стыдливость упросили.
  
  
  
   Скучна ли, весела
  
  
  
   Дорога их была,
  
  
  Читателю сие на суд я оставляю
  
  
  
   И дале продолжаю.
  
  
  
   Но как на свете сем,
  
  
  
   Известно почти всем,
  
  
  
   Нет прочного ни в чем
  
  
  И счастьем завсегда не можно наслаждаться -
  
  
  Равно и спутницам пришел час расставаться,
  
  
  "Увы! сколь горестна разлука мне сия! -
  
  
  
   Так Радость вопияла. -
  
  
  Скажите, где могу еще узреть вас я?
  
  
  В жилище роскоши я вечно не бывала,
  
  
  И никогда нога не будет там моя".
  
  
  
   Надежда про себя,
  
  
  
  
  Ее любя,
  
  
  
   Без дальних разговоров
  
  
  
   Сказала ей тогда,
  
  
  Что у любовников и также прожектеров
  
  
  
   Бывает завсегда.
  
  
  Стыдливость же в свою чреду вещала так:
  
  
  
   "То опыт подтверждает,
  
  
  Что ежели меня хоть раз кто потеряет,
  
  
  Тот боле не найдет меня уже никак".
  
  
  <1798>
  
  
  
  52. НЕСЧАСТНЫЙ ЛЮБОВНИК
  
  
  Раису милую я страстно полюбя,
  
  
  
  Не помнил сам себя.
  
  
  И день и ночь в уме ее воображая,
  
  
  Томился, мучился, в злой скуке утопая.
  
  
  Решился наконец об этом ей писать
  
  
  И участи своей в ее ответе ждать.
  
  
  Проходит месяц уж, проходит и другой,
  
  
  
  Но от Раисы дорогой
  
  
  
  
  В ответ
  
  
  
   Ни строчки нет.
  
  
  Кто в жизни сей любил или еще кто любит,
  
  
  В отчаяньи моем меня тот не осудит:
  
  
  Уже свинец готов был сердце поразить
  
  
  И с жизнию моей мученья прекратить,
  
  
  Но Небо, что о нас призрение имеет,
  
  
  
  Дало мне ныне знать,
  
  
  Что милая моя ни слова прочитать
  
  
  
  Еще не разумеет.
  
  
  <1798>
  
  
  
  53. ЮЖНЫЙ ВЕТР И ЗЕФИР
  
  
  
  
  Басня
  
  
   "Какие всюду я ношу опустошенья,
  
  
   Лишь дуну - всё падет от страшных моих сил, -
  
  
  
  Так, с видом гордого презренья,
  
  
   Ветр Южный кроткому Зефиру говорил. -
  
  
   Крепчайшие древа я долу повергаю,
  
  
   Обширнейших морей я воды возмущаю,
  
  
   И бурь ужаснейших бываю я творец.
  
  
   Скажи, Зефир, мне, наконец,
  
  
   Не должен ли моей завидовать ты части?
  
  
   Смотри, как разнишься со мною ты во власти!
  
  
   С цветочка на цветок порхаешь только ты,
  
  
   Или над пестрыми летаешь ты полями,
  
  
   Тебе покорствуют лужочки и кусты,
  
  
   А я, коль захочу, - колеблю небесами.
  
  
   Тиранствуй, разоряй, опустошая мир,
  
  
   Пусть будут все тебя страшиться, ненавидеть".
  
  
   С приятной тихостью сказал ему Зефир:
  
  
   "Во мне ж пусть будет всяк любовь и благость
  
  
  
  
  
  
  
  
  видеть".
  
  
   <1798>
  
  
  
  54. ТЕРНОВНИК И ЯБЛОНЯ
  
  
   Вблизи дороги небольшой
  
  
   Терновник с Яблонью росли,
  
  
   И все, кто по дороге той
  
  
  
  Иль ехали, иль шли,
  
  
  Покою Яблоне нимало не давали:
  
  
  
  То яблоки срывали,
  
  
  
  То листья обивали.
  
  
   В несчастьи зря себя таком,
  
  
  Довольно Яблоня с собою рассуждала.
  
  
  
  
  Потом
  
  
   Накр_е_пко предприняла
  
  
   Обиды все переносить
  
  
   И всем за зло добром платить.
  
  
  Терновник, близ ее в соседстве возрастая
  
  
   И злобою себя единою питая,
  
  
   Чрезмерно тем был рад,
  
  
  Что в горести, в тоске нет Яблоне отрад.
  
  
  "Вот добродетелям твоим какая мзда!
  
  
   Вот что за них ты получила!
  
  
  Но если б ты, как я, свою жизнь проводила,
  
  
   То б ни несчастье, ни беда
  
  
  Не смели до тебя вовеки прикасаться.
  
  
  
  Ты стала б, как и я,
  
  
  
  Покоем наслаждаться".
  
  
  Терновник, Яблоне слова сии твердя,
  
  
  Над муками ее язвительно смеялся.
  
  
  Но вдруг - откуда? как? совсем не знаю - взялся
  
  
   Прохожий на дороге той
  
  
   И, Яблони прельстясь плодами,
  
  
   Вдруг исполинскими шагами
  
  
   Подходит к ней и мочною рукой
  
  
  
  Всё древо потрясает.
  
  
   Валятся яблоки - сюда, туда,
  
  
   К ногам Терновника иное упадает,
  
  
  
  Прохожий же тогда,
  
  
  Не мысля ни о чем, лишь только подбирает.
  
  
  И как-то невзначай за Терн он зацепляет -
  
  
  Мгновенно чувствует он боль в руке своей,
  
  
  Зрит рану и зрит кровь, текущую из ней,
  
  
  
  
  И чает,
  
  
   Что сея злее раны не бывает.
  
  
  
  Правдива ль мысль сия?
  
  
  Кто хочет, тот о том пускай и рассуждает:
  
  
  
  Рука его, а не моя.
  
  
  
   Но это пусть всяк знает,
  
  
  
  Что в гневе, в ярости своей
  
  
  Прохожий до корня Терновник отсекает.
  
  
  
  Читатель! в басне сей
  
  
  
  Ты можешь видеть ясно:
  
  
  Что люди добрые хоть терпят и ужасно,
  
  
  Хоть сильно гонят их, однако ж - почитают,
  
  
  Злодеев же тотчас, немедля - истребляют.
  
  
  <1798>
  
  
   65. ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЕ РОДИНЫ
  
  
  
   (Подражание Руссо)
  
  
  _Рогатов_ был влюблен - чему дивиться!
  
  
  
   Ведь это не беда,
  
  
  
  
  Когда
  
  
   От страсти сердце загорится, -
  
  
  Есть средство от сея болезни и лечиться.
  
  
  
   Закон гласит:
  
  
  
   Изволь жениться.
  
  
   _Рогатов_ от сего не прочь,
  
  
   Чем мучиться и день и ночь.
  
  
  К возлюбленной своей _Аликсе_ он спешит,
  
  
  Страстнейшую любовь свою ей открывает
  
  
  
  
  И говорит,
  
  
  Что в свете он ее всему предпочитает,
  
  
  Что всею он душой _Аликсу_ обожает
  
  
  И что бы счастлив был тогда своей судьбой,
  
  
  Когда б владел ее он сердцем и рукой.
  
  
  
  
  _Аликса_ несурова
  
  
  И, зря перед собой любовника такого,
  
  
  Не может ни руки, ни сердца отказать, -
  
  
  
   Себя ему вручает,
  
  
  И брак их узами своими съединяет.
  
  
  
   Но надобно сказать,
  
  
   Что не прошло еще и месяцев пяти,
  
  
   Как зрит уже _Рогатов_ плод,
  
  
  
   Который женский род
  
  
   Приносит после девяти.
  
  
  Смущение, тоска _Рогатова_ объемлет,
  
  
  
   Он сердится, крушится;
  
  
  _Аликса_ ж жалобам его печально внемлет
  
  
  И случаю сему не может надивиться.
  
  
   Но публика, что сказки любит,
  
  
  
   А правду губит,
  
  
  Вмиг разные молвы на счет их разнесла -
  
  
  
  Иные уверяют,
  
  
  Что рано чересчур _Аликса_ родила,
  
  
  
  Другие ж утверждают,
  
  
  Что плод их потому так скоро появился,
  
  
  Что слишком поздно уж _Рогатов_ наш женился,
  
  
  <1798>
  
   56. НАСТАВЛЕНИЕ БОГАТОМУ СЫНУ ОТ БЕДНОЙ МАТЕРИ
  
   Усерднейшей моей горячности предмет,
  
   Прими, любезный сын! полезный мой совет.
  
   Во-первых, буди тверд в своем по смерть законе
  
   И с верностью служи Отечеству, Короне.
  
   Мужей, украшенных сединой, почитай
  
   И благодетельства других не забывай.
  
   Будь ласков ты ко всем, хоть ниже кто иль равен,
  
   Не тщись богатством быть или чинами славен, -
  
   В одних достоинствах прямую стави честь.
  
   Подлейших свойство душ являют трусость, лесть.
  
   Сих бегай и не мни, что счастие неложно
  
   Чрез пагубу других приобрести возможно.
  
   Знай, чрез один порок в презрение придешь,
  
   Чрез добродетель же сердца всех привлечешь,
  
   И хоть несчастную во оной жизнь проводишь,
  
   Везде любовь других с жалением находишь,
  
   Спокойства чувствуя неоцененный дар,
  
   Разрушить коего не может злой удар.
  
   От жизни роскошной и праздной удаляйся
  
   И строгостью трудов порокам противляйся.
  
   Обиды презирай и гнева не имей:
  
   Великодушием исправится злодей,
  
   Бесчестнейших своих пороков устыдится, -
  
   И тем не ты, но он жестоко огорчится.
  
   Пусть здрава мысль твоя предшествует словам,
  
   И прежде действия представь конец очам.
  
   Несчастных облегчать старайся тяжко бремя,
  
   Что в горести ведут и скуке томной время;
  
   Будь к бедным щедр и их страшися пренебречь,
  
   Не зная, как и твой век краткой будет течь.
  
   Не будь тиран рабам, о пользе их пекися,
  
   Будь снисходителен, но с ними не дружися,
  
   Достойнейших из них старайся награждать,
  
   Без строгости умей пороки исправлять:
  
   Тем к большему одних усердию побудишь,
  
   От слабостей других отстать совсем принудишь,
  
   И равно сих и тех пленишь в любовь сердца, -
  
   Прямого будут зреть рабы в тебе отца.
  
   Сии, любезный сын! поступки благородны,
  
   Верь, будут смертным всем и небесам угодны,
  
   За все мои труды, за нежность и любовь,
  
   Старайся оправдать своих ты предков кровь
  
   Похвальных дел вослед стремлением прилежным,
  
   Что славы все зовут пристанищем надежным.
  
   <1795>
  
  
  
   57. СЧАСТИЕ
  
   Не может счастие ничем меня прельстить,
  
   Величия его считаю я мечтою;
  
   Ко счастью надобно ступеней тьму пройтить,
  
   А сходят от него почти всегда - одною.
  
   <1798>
  
  
  
   59. ЭПИГРАММА
  
   Женатый господин слугу его спросил:
  
   "Не с рогоносца ли ты шляпу, друг, купил,
  
   Что кроет почти всё твое лицо полями?"
  
   - "Она одна из тех, что вы носили сами".
  
   <1798>
  
  
  
   60. ЭПИТАФИЯ
  
   Семь дней жена моя уж спит в могиле сей:
  
  
   Какой покой и мне и ей!
  
   <1798>
  
  
  
   61. ГОВОРУН
  
  
  "Не всё то злато, что блестит",
  
  
  И тот не умница, кто много говорит.
  
  
  Рассудок мишуру от злата отличает,
  
  
  Равно говоруна с разумным не равняет.
  
  
  <1798>
  
  
  
   62. НАДЕЖДА
  
  
   Надежда! что ты есть такое?
  
  
   Пролей свой свет ты на меня,
  
  
   Скажи: мечтанье ль ты пустое
  
  
   Иль луч блуждающа огня?
  
  
   То зрю тебя я под венцами,
  
  
   То средь пещер, между лесами,
  
  
   С кинжалом, с пламенем в руках;
  
  
   То вдруг, исполненну восторгов,
  
  
   Я зрю тебя средь громких хоров,
  
  
  10 В одеждах радостных, в цветах.
  
  
   В различных кажешься ты лицах,
  
  
   Таишь нередко цель страстей:
  
  
   Преступну мысль храня в убийцах,
  
  
   Возводишь их на трон царей.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 299 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа