Главная » Книги

Пяст Владимир Алексеевич - Стихотворения

Пяст Владимир Алексеевич - Стихотворения


iv align="justify">  
  
  
  
  
   Владимир Пяст
  
  
  
  
  
   Стихотворения
  
  
  "Наше наследие", 1989, No 4
  
  OCR Бычков М. Н.
  
  
  
  
   "Строгость правил гармонии..."
  
  
  Владимир Алексеевич Пяст (1886-1940) вошел в историю русской литературы
  прежде всего как человек из ближайшего окружения Александра Блока, с которым
  его связывали многолетние взаимоотношения (знакомство писателей состоялось в
  январе 1905 года, а последние их встречи датируются весной и летом 1921
  года). В первые же месяцы общения Блок сказал своему собеседнику: "Про Вас
  наверно могу сказать, что Вы существуете для меня" (В. Пяст. Воспоминания о
  Блоке. - Письма Блока к Вл. Пясту. Пб., 1923, с. 25). А спустя одиннадцать
  лет он назвал в "Записных книжках" Пяста среди четырех своих "действительных
  друзей". В 1911-1913 годах Блок и Пяст одновременно занимаются изучением
  творчества шведского драматурга Августа Стриндберга. Причем Блок утверждал,
  что познакомил его в 1911 году со Стриндбергом именно Пяст. В истории
  взаимоотношений Блока и Пяста были периоды и горячей дружбы, и некоторого
  охлаждения, и даже неприязни (с 1918 до весны 1921-го). 11о он оставил след
  в отечественной культуре не только как друг и один из биографов великого
  поэта, но и как поэт, прозаик, переводчик, теоретик литературы, специалист
  по декламации, автор пособий по плаванию, шахматам и шашкам.
  
  В. А. Пестовский родился в 1886 году в семье чиновника (его предки по
  отцовской линии, по семейному преданию, вели свою родословную от известной
  польской фамилии Пястов; отсюда и псевдоним, избранный литератором).
  
  С 1895 по 1904 год будущий поэт учился в двенадцатой
  Санкт-Петербургской гимназии, которую окончил с золотой медалью. В 1904 году
  он поступил на математическое отделение физико-математического факультета
  Петербургского университета, а осенью 1906 года перешел на романо-германское отделение
  историко-филологического факультета, которое покинул весной 1910 года. Пяст
  начал выступать со стихотворными публикациями с середины 1900-х годов, а в
  1909 году выпустил в издательстве "Товарищества М. О. Вольфа" первый сборник стихов "Ограда", по преимуществу
  ставший характерным воплощением мироощущения и эстетики "младшего
  символизма". К тому же времени сформировались и литературно-критические
  взгляды
  
  В. А. Пяста, с достаточной исчерпанностью отраженные в его "Книге о
  русских поэтах последнего десятилетия" (СПб., 1909). Претендуя на роль
  выразителя мистического осмысления искусства в духе Владимира Соловьева,
  писатель утверждал веру в то, что красота "спасет мир"
  и противопоставлял творческий, богатый, религиозный" символизм "бессилию", "стихийничеству" и "безрелигиозности" декадентства. В связи с этим не
  кажется парадоксальным, например, сочетание в оценке Пястом "симфоний"
  А.Белого иронии по поводу изображенных ужасов и похвалы за "строгость правил
  гармонии".
  
  "Строгость правил гармонии..." Этой классической формуле Владимир Пяст
  оставался неизменно верен и мировоззренчески, и жизненно - в тяжелое время
  испытаний, выпавшее на его долю в тридцатые годы, когда он вопреки всеобщему
  духовному обнищанию неуклонно популяризировал классику, занимаясь
  переводческой и декламаторской деятельностью.
  
  После Октября Пяст служил в Институте живого слова в Петрограде, а
  затем переехал в Москву. С 1930 по 1936 год находился в ссылке, а
  впоследствии жил в Голицыне под Москвой.
  
  Он умер в 1940 году в Москве от рака легких.
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Предлагаем вниманию читателей подборку стихов В. А. Пяста, главы из
  книги воспоминаний "Встречи" (М., 1929); копию заявления Пяста 1936 года в
  Наркомвнудел СССР из собрания Т. Фоогд-Стояновой, ныне живущей в Нидерландах
  дочери жены поэта К. И. Стояновой: письмо М. А. Бекетовой к Пясту от 17 июня
  1935 года и того же архива и воспоминания Т.Фоогд-Стояновой о поэте.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Е. Тверской
  
  
  
  
  
  
  
  ВНОВЬ
  
  
  
  
   Вновь вдыхаю запах сладкий
  
  
  
   Свеже-павшего листа,
  
  
  
   И в родимые места
  
  
  
   Вновь спешу, таясь, украдкой.
  
  
  
  
   Те же замкнутые дали
  
  
  
   Серых туч пролили дождь.
  
  
  
   Очертанья тех же рощ
  
  
  
   Предо мной приветно встали.
  
  
  
  
   И по-прежнему тоска
  
  
  
   Улеглась - и безмятежно.
  
  
  
   Точно чья-то - нежно, нежно -
  
  
  
   Руку тронула рука.
  
  
  
  
   И опять вступаю я
  
  
  
   В эту сумрачную осень
  
  
  
   Все живым, как этих сосен
  
  
  
   Все зеленая семья.
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Я так тебя любил, что даже ангел строгий,
  
  
   Над скорбною землей поникнувший челом,
  
  
   Благословил меня опущенным крылом
  
  
   Пройти по сумраку сияющей дорогой.
  
  
  
   Я так тебя любил, что Бог сказал: "Волшебным
  
  
   Пройди, дитя, путем в творении моем;
  
  
   Будь зачарован им, лобзайся с бытием,
  
  
   И каждый день встречай мой мир псалмом хвалебным"
  
  
  
   Но - я не знаю кто - в меня пустил стрелой.
  
  
   Отравленной людским кощунственным проклятьем.
  
  
   Но - я не знаю кто - сдавил меня объятьем,
  
  
   Приблизивши ко мне свой лик истомно злой.
  
  
  
   Но - я не знаю чей - запал мне в душу сев
  
  
   Желанья жгучего порока и паденья.
  
  
   Но - я не знаю чье - открылось мне виденье,
  
  
   Слепительным огнем обманчиво зардев.
  
  
  
   Я так тебя любил, что думал пронести
  
  
   Сосуд моей любви, столь хрупкий, невредимым
  
  
   Среди кромешной тьмы, затканной алым дымом.
  
  
   Я не сумел, не смог. Прости меня, прости!
  
  
  
  
  
  
  
  ДО СИХ ПОР
  
  
  
  
  Ночь бледнеет знакомой кудесницею
  
  
  
  
  Детских снов.
  
  
  
  Я прошла развалившейся лестницею
  
  
  
  
  Пять шагов.
  
  
  
  
  Коростель - без движения, всхлипывая
  
  
  
  
  В поле льна.
  
  
  
  Ровный отблеск на сетчатость липовую
  
  
  
  
  Льет луна.
  
  
  
  
  Я в аллее. Ботинкой измоченною
  
  
  
  
  Пыль слежу.
  
  
  
  Перед каждою купою всклоченною
  
  
  
  
  Вся дрожу.
  
  
  
  
  Старой жутью, тревожно волнующею,
  
  
  
  
  Вдруг пахнет.
  
  
  
  И к лицу кто-то влажно целующую
  
  
  
  
  Ветку гнет.
  
  
  
  
  Путь не долог. Вот тень эта матовая -
  
  
  
  
  Там забор.
  
  
  
  О, все так же дыханье захватывает
  
  
  
  
  - До сих пор!
  
  
  
  
  23 июня 1905
  
  
  
  
  
  
   РЕКВИЕМ ЮНОСТИ
  
  
  
  
  Мне тридцать лет. Мне тысяча столетий.
  
  
  
  Мой вечен дух - я это знал всегда.
  
  
  
  Тому не быть, чтоб не жил я на свете. -
  
  
  
  Так отчего так больно мне за эти
  
  
  
  Быстро прошедшие года?
  
  
  
  
  Часть Божества, замедлившая в Лете,
  
  
  
  Лучась путем неведомым сюда, -
  
  
  
  Таков мой мозг. - Пред кем же я в ответе
  
  
  
  За тридцать лет на схимнице-планете,
  
  
  
  За тридцать долгих лет, ушедших без следа?
  
  
  
  
  Часть Божества, воскресшая в поэте
  
  
  
  В часы его священного труда, -
  
  
  
  Таков я сам. - И мне что значат эти
  
  
  
  Годов ничтожных призрачные сети,
  
  
  
  Ничтожных возрастов земная череда?
  
  
  
  
  За то добро, что видел я на свете,
  
  
  
  За то, что мне горит Твоя звезда,
  
  
  
  Что я люблю, люблю Тебя, как дети,
  
  
  
  За тридцать лет, - за триллион столетий, -
  
  
  
  Благодарю тебя, о, Целое, всегда.
  
  
  
  
  1916
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Весь Ваш внутренний мир я люблю,
  
  
  
   И люблю я все внешнее Ваше.
  
  
  
   Оттого и спокойно терплю
  
  
  
   Исчезание огненной чаши.
  
  
  
  
   Молча муку такую сношу,
  
  
  
   Как попавшие заживо в склепы.
  
  
  
   Справедливости только прошу
  
  
  
   Я, быть может, тяжелый, нелепый;
  
  
  
  
   Пусть тяжелый, нелепый, как ложь,
  
  
  
   В трехсосновой завязнувший чаще
  
  
  
   Приносящий несчастье, - я все ж
  
  
  
   Настоящий! Да, да! Настоящий.
  
  
  
  
   Настоящее знал я тогда,
  
  
  
   Знал блаженство, не бывшее в мире;
  
  
  
   Пожеланий моих провода
  
  
  
   Разнесли его всюду в эфире.
  
  
  
  
   Утро каждое я посылал
  
  
  
   Самой малой возникшей былинке.
  
  
  
   Чтобы пестик ее просиял,
  
  
  
   И лучистыми стали тычинки.
  
  
  
  
   Всем желал одного: чтоб как я.
  
  
  
   Не иначе, блаженными были, -
  
  
  
   Ибо с самых родов бытия
  
  
  
   Ослепительней не было были.
  
  
  
  
   Да, пожалуй, еще об одном
  
  
  
   Попрошу Вас: когда Вам не спится.
  
  
  
   Как-нибудь, у меня за окном
  
  
  
   В час ночной, пролетев, очутиться.
  
  
  
  
   И послушать, как сонную тишь,
  
  
  
   В расстояньи, за шторою близкой, -
  
  
  
   Под каблук угодившая мышь
  
  
  
   Разрезает пронзительным писком.
  
  
  
  
   То мой бред. Потому не боюсь
  
  
  
   В нем я с истиной впасть в разноречье.
  
  
  
   Потому - как мертвец, я смеюсь,
  
  
  
   Что у мыши - лицо человечье.
  

Другие авторы
  • Фурман Петр Романович
  • Мещерский Владимир Петрович
  • Савинов Феодосий Петрович
  • Виардо Луи
  • Григорьев Сергей Тимофеевич
  • Бекетова Елизавета Григорьевна
  • Минаев Иван Павлович
  • Киреев Николай Петрович
  • Гливенко Иван Иванович
  • Плещеев Александр Алексеевич
  • Другие произведения
  • Михайлов Михаил Ларионович - Лондонские заметки
  • Жадовская Юлия Валериановна - Стихотворения
  • Грибоедов Александр Сергеевич - Статьи. Корреспонденции. Путевые записки. Заметки
  • Василевский Лев Маркович - Александр Блок. Стихи о Прекрасной Даме
  • Осоргин Михаил Андреевич - Рассказы
  • Андреев Леонид Николаевич - Два письма
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Н. Ю. Чугунова. Языковая структура образа рассказчика в жанре non-fiction
  • Доде Альфонс - Певец и певица
  • Бунина Анна Петровна - Бунина Анна Петровна: Биобиблиографическая справка
  • Кутузов Михаил Илларионович - Аттестат М. И. Кутузова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 933 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа