Главная » Книги

Оленина Анна Алексеевна - Cтихи, посвященные Анне Алексеевне Олениной

Оленина Анна Алексеевна - Cтихи, посвященные Анне Алексеевне Олениной


1 2 3


Cтихи, посвященные Анне Алексеевне Олениной

   Санкт-Петербург Гуманитарное агентство
   "Академический проект" 1999
   OCR Ловецкая Т. Ю.
  
   Первая попытка свести воедино все стихотворные посвящения Анне Алексеевне Олениной была предпринята П. М. Устимовичем еще в 1890 году. Его очерк "Анна Алексеевна Андро" в журнале "Русская старина" No 8 сопровождался списком "стихотворений различных наших поэтов, относящихся к Анне Алексеевне". В него вошли 9 стихотворений Пушкина, 7 стихотворений Н. И. Гнедича, 3 стихотворения И. И. Козлова. Здесь впервые были напечатаны стихи из альбома A. A. Олениной, предоставленного, как и другие ее бумаги, в распоряжение публикатора ее дочерью Антониной Федоровной Уваровой в 1889 г. Часть этого архива, к сожалению, исчезла. Главную утрату представляет альбом, где находились списки многих уже известных стихотворений с комментариями, сделанные рукою самой Анны Алексеевны. Уцелевшая часть хранится в Рукописном отделе Российской Национальной Библиотеки в Санкт-Петербурге. Ею мы воспользовались при подготовке настоящего издания. Нами были также учтены существенные изменения и дополнения, внесенные в оленинскую пушкиниану обстоятельными исследованиями Т. Г. Цявловской и В. Б. Сандомирской (см. Цявловская Т. Г. , ук. соч.; Сандомирская В. Б. Рабочая тетрадь Пушкина 1828-1833 гг. (ПД No 838). (История заполнения). - Пушкин. Исследования и материалы. Т. X, Л., 1982. С. 238-271; Сандомирская В. Б. Стихотворения Пушкина "<А. Олениной>" и "Е. Н. Ушаковой. (В альбом)". К вопросу о двух редакциях. - Пушкин. Исследования и материалы. Т. XI, Л., 1983. С. 66-75).
  

I

И. А. Крылов

   О взаимоотношениях И. А. Крылова с семьей Олениных написано много (см. в кн.: И. А. Крылов в воспоминаниях современников. Серия литературных мемуаров. М., 1982). К Анне Алексеевне И. А. Крылов питал трогательную привязанность, о которой мы можем судить, в частности, по его письму, выдержанному в столь присущей ему добродушно-иронической манере: "Вы ее не узнаете, - писал баснописец об Анне Олениной 1 февраля 1827 г. ее сестре Варваре в Рим. - Она прелестна, мила и любезна, и если б постоянство не была моя добродетель особенная, то едва ли бы я вам не изменил; но не бойтесь, обожатель в 57 лет бывает очень постоянен". (Ук. соч., с. 82) В свою очередь, Анна Алексеевна поверяла И. А. Крылову свои сердечные тайны и советовалась по поводу замужества. Басня "Ягненок" была написана И. А. Крыловым для Анны Алексеевны в ее детстве.
  
   Ягненок
  
   Как часто я слыхал такое рассужденье:
   "По мне пускай что хочешь говорят,
   Лишь был бы я в душе не виноват!"
   Нет; надобно еще уменье,
   Коль хочешь в людях ты себя не погубить
   И добрую наружность сохранить.
   Красавицы! вам знать всего нужнее,
   Что слава добрая вам лучше всех прикрас
   И что она у вас
   Весеннего цветка нежнее.
   Как часто и душа и совесть в вас чиста;
   Но лишний взгляд, словцо, одна неосторожность
   Язвить злословью вас дает возможность -
   И ваша слава уж не та.
   Ужели не глядеть? Ужель не улыбаться?
   Не то я говорю; но только всякий шаг
   Вы свой должны обдумать так,
   Чтоб было не к чему злословью и придраться.
   - - - - -
   Анюточка, мой друг!
   Я для тебя и для твоих подруг
   Придумал басенку. Пока еще ребенком,
   Ты вытверди ее; не ныне, так вперед
   С нее сберешь ты плод.
   Послушай, что случилоси с Ягненком.
   Поставь свою ты куклу в уголок:
   Рассказ мой будет краток.
   Ягненок сдуру,
   Надевши волчью шкуру,
   Пошел по стаду в ней гулять:
   Ягненок лишь хотел пощеголять;
   Но псы, увидевши повесу,
   Подумали, что волк пришел из лесу,
   Вскочили, кинулись к нему, свалили с ног
   И, прежде чем опомниться он мог,
   Чуть по клочкам его не расхватили.
   По счастью, пастухи, узнав, его отбили,
   Но побывать у псов не шутка на зубах:
   Бедняжка от такой тревоги
   Насилу доволок в овчарню ноги;
   А там он стал хиреть, потом совсем зачах,
   И простонал весь век свой без умолка.
   А если бы Ягненок был умен:
   И мысли бы боялся он
   Похожим быть на волка.
  
   Текст приводится по изданию: Крылов И. А. Стихотворения. "Библиотека поэта" (большая серия). Л., 1954. Впервые в "Баснях" 1819 г. В пометах В. А. Олениной на томе басен Крылова "содержится указание на то, что басня "Ягненок" написана "сестре Анете". См. в кн.: Литературный архив, издаваемый П. А. Картавовым, СПб., 1902. С. 75.
  

II

Н. И. Гнедич

   Как и друг его, И. А. Крылов, Н. И. Гнедич знал и любил Анну Алексеевну с младенчества и нередко, по собственным его словам, "забавлял иль сказкою, иль шуткой". С этой порой связан трагикомический эпизод, рассказанный сыном А. Ф. Фурман, Ф. А. Оомом: "В это время как-то за обедом, дочь Олениных Анна Алексеевна, тогда еще ребенок, вдруг, ко всеобщему удивлению, смотря на Гнедича, с сожалением вскрикнула: "Бедный Н. И., ведь он кривенький". Елисавета Марковна, сделав дочери выговор, спросила ее: кто мог ей это сказать? Малютка промолчала, но вместо ее отвечал только что взятый из деревни и стоявший за стулом казачок: "Кто сказал? Вестимо, барышня (т.е. моя матушка) при мне говорили сегодня утром, что они (Гнедич) кривые; да и вправду они одноглазые". (Оом Ф. А. Ук. соч., с. 9). По-видимому, Н. И. Гнедич перенес это с привычным стоицизмом, и его привязанность к маленькой правдолюбице не была поколеблена ее простодушной прямотой. Его стихи, адресованные уже "барышне Анете", носят ярко выраженный мадригальный, порою несколько преувеличенно-восторженный характер. Любопытно отметить при этом, что Н. И. Гнедич, с колыбели Анету "на руках носивший", не знал толком дня ее рождения (11 августа), путая его с именинами, которые Анна Алексеевна отмечала 3 февраля:
  
   Я поздравляю вас, поздравьте вы меня,
   Мы оба родились теперешнего дня,
   Какое счастие для нашего поэта!...
   Рожденьем с вами он не разнится и днем!
  
   Впрочем, то же можно сказать и о Крылове: "Сегодня мы празднуем рождение вашей сестрицы Анны Алексеевны", - писал он 1 февраля 1827 г. В. А. Олениной.
  
   1
  
   Анете О<лениной>. В альбом.
  
   Жила, была...
   Но нет, пора прошла,
   Как были вы Анеточкой-малюткой,
   Как вас я забавлял иль сказкою, иль шуткой.
   Дни детства протекли;
   Вы расцвели;
   Вы не Анеточка, вы барышня Анета:
   Не сказкой, истиной пора ваш ум питать.
   Внимайте ж голосу питомца Муз, поэта;
   Он будет истину вещать:
   Вы очень умная и милая Анета!
   О, будьте ею навсегда!
   Блистайте, как теперь наследственным богатством,
   И сердца добротой, и разума приятством.
   И если я когда,
   В страны далекия заброшенный судьбою,
   Опять предстану вам, старик седой, с клюкою,
   Пускай найду вас тем, чем ныне нахожу:
   И гордостью семьи и радостию света;
   Пускай и старец я, увидев вас, скажу:
   Ах, здравствуй, умная и милая Анета!
  
   Стихотворение не имеет датировки. Печатается по тексту издания сочинений Н. И. Гнедича 1884 г. Судя по содержанию, это первое стихотворение Гнедича, посвященное превратившейся в "барышню" Анне Алексеевне; по-видимому, оно было написано в середине 1820-х (до 1827) гг., когда появилось следующее, озаглавленное "А<нне> А<лексеевне> О<лениной>. (В альбом 1827 г.)":
  
   2
  
   А<нне> А<лексеевне> О<лениной>
   (В альбом 1827 г.)
  
   И новый год и альбом новый!
   А что еще милей владелице его!
   Какой предмет прелестный для того,
   Кто Музами любим, с душой всегда готовой
   На впечатления прекрасного всего,
   Их так легко изображает!
   Кто, записной поэт, гармонией стихов
   Красавиц нежный слух и звуком сладких слов
   Так сердцу сладостно ласкает!
   Я, отставной поэт, парнасский инвалид,
   Служитель истины суровой,
   Что новое могу вписать в ваш альбом новый?
   Что вы полны приятностей Харит? -
   Не новость: зеркало вам то же говорит.
   Что милы вы, умны? - Но и в чертогах царских,
   И в теремах боярских,
   Где вы блистаете умом и красотой,
   То ж самое жужжит гостей веселый рой, -
   Итак, и в истинах нисколько вам не льстивых,
   Я упрежден; все слышали вы их,
   И, может быть, из уст любезников младых
   И более меня красноречивых. -
   Остались мне для вас желания одни,
   Но верьте, искренны и пламенны они:
   Цветите вы, как роза молодая
   Под небом голубым безоблачного мая:
   Неувядаемой и в самых поздних днях
   Душевной красотой пленяйте взоры света;
   И хоть забудете вы о моих стихах,
   Но помните меня, вас часто на руках
   Носившаго поэта.
  
   Печатается по изданию сочинений Н. И. Гнедича 1884 г. П. М. Устимович сообщает, что видел это стихотворение в одном из альбомов А. А. Олениной, переписанное ее рукой, и сопровожденное пометой "1827 г. генв. 3 дня". Ниже следовала шутливая реплика кн. С. Г. Голицына, также записанная рукой Анны Алексеевны:
  
   Позвольте нам, мамзель Аннет,
   Просить, чтоб вы нас полюбили,
   Ведь не один же Гнедич, нет,
   Мы все вас на руках носили.
     &nbsp;               Кн. Сергей Голицын
  
   Рукою Анны Алексеевны в тот же альбом было переписано еще одно стихотворение, которое, по осторожному предположению П. M. Устимовича, также принадлежит перу Н. И. Гнедича. "Быть может, - деликатно замечает публикатор, - это стихотворение переписано Анною Алексеевною по памяти, - на это указывает некоторая шероховатость стиха". Последнее предположение П. М. Устимовича представляется нам несомненным; этот мадригал неузнаваемо искажен при переписке:
  
   3
  
   Что вам я пел, как следует поэту,
   Вы это приняли, как барышне должно;
   И оба правы мы -
   Я также льстец, обманщик,
   Как вы не умная, не милая Анета.
   Не в том я каюсь, что в альбом сказал,
   А в том, что как сказал я:
   Стыжусь моих стихов,
   Когда читаю ваши!
  
   Об авторстве Н. И. Гнедича, по верному замечанию П. М. Устимовича, свидетельствует стих "Как вы не умная, не милая Анета", в котором нетрудно угадать аллюзию на мадригал "Анете О<лениной>. В альбом" (ср. его последнюю строку: "Ах, здравствуй, умная и милая Анета!") - но и ничего более. Однако этот явно поврежденный текст содержит недвусмысленную ссылку на поэтический ответ Н. И. Гнедичу, данный Анной Алексеевной на его альбомное посвящение и содержащий упрек в неискренности. Эти кокетливые ("как барышне должно") стихотворные инвективы Анны Алексеевны в адрес галантного ("как следует поэту") Н. И. Гнедича были обнаружены нами в ее архиве (РО РНБ, ф. 542, е. х. 941, л. 1):
  
   Я думала всегда
   Что дружба с лестью не знакома
   Что только истина одна
   Ужиться с милою могла
   Я думала что друг
   Мне на листке всю правду скажет
   Не ужели ошиблась я
   И что носивши на руках меня
   Друг и поэт меня (*) обманет
  
   {* Выделено А. А. Олениной}
   Таким образом стихи Н. И. Гнедича "А<нне> А<лексеевне> О<лениной>. (В альбом 1827 г.)", ее ответ "Я думала всегда..." и основательно искаженое гнедичевское "Что вам я пел, как следует поэту.." представляют собою своего рода поэтический диалог.
  
   4
  
   К А<нне> А<лексеевне> О<лениной>
   При получении ею в подарок китайского веера
  
   Китайский веер мил, но дар, не нужный нам:
   Иные барышни к былым их красотам
   Манят Зефиров веерами;
   Зефиры к вам летят охотно сами,
   Как пчелы на цветы:
   Зефиры - слуги красоты.
  
   П. М. Устимович приводит под заглавием "Ответ" вариант этого стихотворения, находившийся в том же альбоме:
  
   Вы позволяете поэту молодому
   Стихами с вами говорить,
   Позвольте же и мне, больному и седому
   Певцу, вам правду объявить;
   Китайский веер мил, и вам поэт любезен;
   Но дар его - едва ли вам полезен,
   К чему он служит вам? ...
   Иные барышни к былым их красотам
   Манят зефиров веерами;
   Зефиры к вам летят охотно сами,
   Как пчелы на цветки,
   Зефиры, знают все, в прекрасном знатоки.
   &nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;N. Гнедич
  
   История создания этого стихотворения, по словам П. М. Устимовича, такова: "Один из знакомых Анны Алексеевны, некто Соломирский, привез из Китая веер, причем обратился к ней по этому поводу с плохими стихами. Гнедич, в ответ на стихи Соломирского, и написал это стихотворение". Публикатор сообщает, что стихотворение Соломирского также находилось в альбоме, переписанное рукою Анны Алексеевны. Автором его несомненно был поэт-дилетант Владимир Дмитриевич Соломирский (1802-13.05.1881), побочный сын Дмитрия Павловича Татищева, артиллерийский офицер, в 1832 г. губернский секретарь, камер-юнкер, состоявший при Департаменте уделов. В начале 30-х годов он путешествовал по Сибири и Китаю вместе с П. Л. Шиллингом фон Канштадтом, откуда, очевидно, и привез в подарок А. А. Олениной китайский веер. Точной даты возвращения В. Д. Соломирского из Китая мы не знаем; однако, исходя из тою, что П. Л. Шиллинг отправился в путешествие в начале 1830 г., а Н. И. Гнелич умер 3 февраля 1833 г., можно с уверенностью утверждать, что стихотворение "Вы позволяете поэту молодому..." написано не ранее конца 1830 и не позднее начала 1833 гг.; предположительно оно может быть датировано 1832 г., когда завершилась китайская миссия бар. П. Л. Шиллинга.
  
   5
  
   К кающейся грешнице
  
   Когда б все грешницы подобны были вам
   И так же каялися мило, -
   От них для петербургских дам
   В раю б тесненько было.
   Я знаю при дворе и вы не негрешны;
   Я слышал, фрейлины вас часто осуждают,
   Что слишком милы вы, любезны и умны;
   Но фрейлины одне (причину впрочем знают)
   Любезных сих грехов друг дружке не прощают.
   Не слушайтеся их, скажу тихонько вам.
   Грешите каждый день, не каясь иерею,
   Веселостью ума, любезностью своею, -
   И будьте, по своим пленительным грехам,
   Вы первой грешницей меж петербургских дам!
     &nbsp;                                    (1827)
  
   Дата "1827" указана в издании 1884 года. Согласно П. М. Устимовичу, приводимый ниже вариант этого стихотворения, переписанный рукою Анны Алексеевны в том же альбоме, был помечен "Одесса 1828": эти стихи были написаны Гнедичем во время его поездки на юг для поправления здоровья:
  
   Из письма
  
   Когда б все грешницы подобны были вам
   И также каялися мило,
   Для многих преподобных дам
   От них в раю тесненько б было.
   Я знаю, при дворе и вы не негрешны,
   Я слышал, фрейлины вас тяжко осуждают,
   Что слишком милы вы, любезны и умны.
   Но фрейлины одне (причину, впрочем, знают)
   Любезных сих грехов друг дружке не прощают;
   Не слушайтеся их, я смело молвлю вам:
   Грешите каждый раз, не каясь иерею,
   Веселостью ума, любезностью своею,
   И будьте по таким пленительным грехам
   Вы первой грешницей меж петербургских дам.
  
   6
  
   3-го февраля 1828 г.
  
   Из фрейлин лучшая Оленина Анета!
   Я поздравляю вас, поздравьте вы меня,
   Мы оба родились теперешнего дня,
   Какое счастие для вашего поэта!...
   Рожденьем с вами он не разнится и днем!
   И хоть должны бы нас поразнить наши лета,
   Но разницы большой, по чести, нет ни в чем
   Меж мной и вами:
   Есть... не великая... будь сказано меж нами,
   Как между розой и грибом.
                                            Гнедич
  
   Эти стихи, переписанные рукою Анны Алексеевны, были найдены в одном из ее альбомов и опубликованы П. М. Устимовичем. Написаны ко дню именин А. А. Олениной - 3 февраля, который Гнедич ошибочно называет ее днем рождения (11 августа). День рождения самого Гнедича был действительно 3 февраля.
  
   7
  
   Анне Алексеевне Олениной
  
   Февр. 4-го 1832 г.
  
   В шуму сегодняшних веселых поздравлений,
   Желаний дружеских, блестящих приношений,
   И сей смиренный вам привет
   Вас дружба старая принять усердно просит.
   Быть может, вам его в последний раз приносит
   Полуразрушенный поэт.
   Его страдание лишило
   Всех благ, которые счастливят наш сей свет;
   Но сердце в нем весь пламень сохранило
   Тех чувств, которые так привлекают нас
   К тому, что греками халос именовалось;
   Так в нем, пока оно в груди моей осталось,
   В нем много кой чего останется для вас.
                   ;                    N. Гнедич
  
   Опубликовано П. М. Устимовичем с примечанием: "Автограф этого стихотворения находится в бумагах Анны Алексеевны. Написано стихотворение рукою Гнедича на четвертушке бумаги, в правом углу которой находится фабричное клеймо с орлом". Халос (halos, греч.; лат. corona) - светлый венец (вокруг солнца или луны).
   Стихотворение написано ко дню именин Анны Алексеевны Олениной - 3 февраля. Предчувствие не обмануло поэта: 3 февраля следующего - 1833 года - он скончался.
  

III

И. И. Козлов

   Об И. И. Козлове см. Дневник, примеч. No 66.
  
   К А. А. Олениной
   (При посылке элегии к Тирзе)
  
   Любви и жизни на расцвете
   Вся прелесть радости земной
   Тебя пленяет в шумном свете
   Своею радужной мечтой;
  
   И если звук волнений страстных
   И сердца горестный напев
   Встревожит мир долин прекрасных
   И нежный хор блестящих дев, -
  
   Не сетуй; но, услыша пенье
   Разбитых бурею пловцов,
   Благослови уединенье
   Твоих Приютинских лесов!
  
   Впервые в издании 1828 года; П. М. Устимович ошибочно приводит это стихотворение как неопубликованное. Список стихотворения находился в том же альбоме А. А. Олениной, наряду со всеми приведенными выше стихотворениями Н. И. Гнедича; список датирован 8 июля 1828 г. Здесь же находился список стихотворения "К Тирзе" с пометою "посвящено Анне Алексеевне Олениной". Оба стихотворения печатаются по тексту Полного собрания стихотворений И. И. Козлова ("Библиотека поэта", большая серия, Л., 1960):
  
   К Тирзе
   (А. А. Олениной)
  
   К чему вам, струны, радость петь?
   Звучите мне тоской мятежной!
   Как мне веселое терпеть?
   Боюсь, не верю песне нежной.
   Она любви пролетным сном
   Звучит обманутой надеждой.
   Как вспомнить, думать мне о том,
   Что я теперь и что был прежде?
   Чей голос в струны радость лил,
   Той нет, - и нет очарованья!
   Один напев теперь мне мил:
   Надгробный стон и вопль страданья;
   В нем отзыв наших вместе дней.
   С тех пор, как ты уж прахом стала,
   Нестройство для души моей
   То, в чем гармония бывала.
   Все тихо: но и в тишине
   Слух ловит песни незабвенной;
   Невольно слышен голос мне
   Давно молчанью обреченный.
   Смятенный дух тревожит он:
   Засну ли - сонного пленяет;
   Тоска ль отгонит дивный сон -
   Напев с мечтой не улетает.
   Мечтою Тирзу навсегда
   Любви оставила могила.
   В волнах дрожавшая звезда
   Блеск нежный от земли склонила.
   Но кто во мраке грозных туч
   Проходит жизни путь ужасный,
   Тот ищет все звезды прекрасной,
   Ему бросавшей светлый луч.
   &nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp;<1828>
  
   Впервые опубликовано в издании 1828 года. Является вольным переводом стихотворения Байрона "Away, away, ye notes of woc!.".
  

IV

А. С. Пушкин

   "Как бы ни были сложны и порой тяжелы для Пушкина отношения его к Олениной, - писала Т. Г. Цявловская, - она была центральным образом его лирики 1828 года и <...> она вдохновила поэта на создание одного из самых больших циклов любовных стихотворений за всю его жизнь".
  
   1
  
   [Увы! Язык любви болтливый,
   Язык неполный и простой,
   Своею прозой нерадивой
   Тебе докучен, ангел мой.
   Но сладок уху милой девы
   Честолюбивый Аполлон.
   [Ей милы] мерные напевы,
   [Ей сладок] рифмы гордый звон.]
   Тебя страшит любви признанье,
   Письмо любви ты разорвешь,
   Но стихотворное посланье
   С улыбкой нежною прочтешь.
   Благословен же будь отныне
   Судьбою вверенный мне дар.
   Доселе <в> жизненной пустыне,
   [Во мне питая сердца] жар,
   Мне навлекал одно гоненье.
   <>
   [Иль клевету, иль] заточенье,
   И редко хладную хвалу.
  
   Стихотворение не завершено. Под текстом помета: "9 мая 1828. Море. Ол<енина>. Дау". В этот день состоялось путешествие в Кронштадт Олениных, Пушкина и английского художника Джорджа Доу (8.02.1781-15.10.1829 н. с.), отбывающего на родину. При жизни Пушкина напечатано не было. 1-12 строки опубликованы Анненковым в "Материалах для биографии А. С. Пушкина" ("Сочинения Пушкина", изд. П. В. Анненкова, т.1, 1855, с. 337-338) Полнее опубликовано В. Е. Якушкиным в описании рукописей Пушкина в журнале "Русская старина" в 1884 (июль, с. 39-40)
  
   2
   То Dawe, Esq-r
  
   Зачем твой дивный карандаш
   Рисует мой арапский профиль?
   Хоть ты векам его предашь,
   Его освищет Мефистофель.
  
   Рисуй Олениной черты.
   В жару сердечных вдохновений,
   Лишь юности и красоты
   Поклонником быть должен гений.
  
   Стихотворение написано около (не ранее) 9 мая 1828 г. Обращено к Джорджу Доу (см. выше) автору многочисленных портретов русских военачальников для "Военной галереи" Зимнего дворца, портрета A. Н. Оленина и не дошедшего до нас рисованного с натуры портрета Пушкина. Впервые напечатано в альманахе "Северные Цветы на 1829 год". Автограф не сохранился. Фамилия А. А. Олениной в альманахе обозначена первой буквой и раскрыта в первом издании сочинений Пушкина под редакцией Геннади, т. 1, 1859, с. 377.
   Поездки в Кронштадт 9 и 25 мая 1828 г. остались для поэта наиболее ярким, хотя и грустным воспоминанием о поре его увлечения Анной Олениной. Путешествие 25 мая было для Пушкина особенно памятно. Л. В. Тимофеев уже отмечал, что в 1829 г. "25 мая, накануне дня своего рождения и в годовщину поездки вместе с Олениными в Кронштадт, в дорожной тетради он рисует профиль Алексея Николаевича" (Тимофеев Л. В. Ук. соч., с. 201-202). Через год, получив согласие Н. И. Гончаровой на брак с ее дочерью, Пушкин набросал 13 мая 1830 г. отрывок "Участь моя решена. Я женюсь". Но и в этом отрывке, внушенном ему влюбленностью в Наталью Николаевну, мы находим отзвуки пушкинского увлечения Анной Олениной: он вновь вспоминает о поездке в Кронштадт 25 мая 1828 г. Все это заставляет с особым вниманием отнестись к тому странному совпадению, что три из четырех достоверно известных нам поездок Пушкина в Кронштадт были приурочены к дню его рождения: вечером 26 мая 1833 г. Пушкин отправился в Кронштадт провожать отплывающих поутру за границу С. Д. Киселева, Н. Л. Соллогуб и семейство Абамелек, а в день своего рождения в 1834 г. поэт сопровождал на пироскафе до Кронштадта С. Н. Карамзину, отправлявшуюся с семьей Мещерских в Италию.
   Не были ли путешествия 1833 и 1834 гг. посвящены воспоминаниям о майских поездках в Кронштадт в 1828 г.? Воспоминания не раз побуждали поэта к путешествиям; Н. О. Пушкина писала в 1830 г. дочери о ее старшем брате: "Вообрази, он совершил этим летом сентиментальное путешествие в Захарово, совершенно один, единственно чтобы увидеть место, где он провел несколько лет своего детства" (Письма С. Л. и Н. О. Пушкиных к их дочери О. С. Павлищевой. 1828-1835. СПБ, 1993, с. 75-76). Магия дат всегда имела власть над думами поэта; возможно, за всеми этими проводами скрывались такие же "сентиментальные путешествия". По меткому выражению B. Э. Вацуро, в поздние годы Пушкину был свойствен принцип "вышивания новых узоров по старой канве", применявшийся им сознательно и даже заостренно-полемически. Вернуться к прошлому, чтобы поверить им настоящее - не затем ли отправлялся Пушкин в Кронштадт 26 мая в 1833 и в 1834 гг.?
  
   3
  
   Ее глаза
  
   Она мила - скажу меж нами -
   Придворных витязей гроза,
   И можно с южными звездами
   Сравнить, особенно стихами,
   Ее черкесские глаза.
   Она владеет ими смело,
   Они горят огня живей;
   Но, сам признайся, то ли дело
   Глаза Олениной моей!
   Какой задумчивый в них гений,
   И сколько детской простоты,
   И сколько томных выражений,
   И сколько неги и мечты!...
   Потупит их с улыбкой Леля -
   В них скромных граций торжество;
   Поднимет - ангел Рафаэля
   Так созерцает божество.
  
   Датируется Т. Г. Цявловской первой половиной (после 5-го) мая 1828 г. Стихотворение является ответом на стихи П. А. Вяземского "Южные звезды, черные очи...", обращенного к А. О. Смирновой-Россет и написанного 5 мая 1828 г. (список стихотворения Вяземского хранится в архиве Олениной: РО РНБ, ф. 542, е. х. 958). П. А. Устимович сообщает, что в альбоме А. А. Олениной находилось переписанное ее рукой стихотворение "Ее глаза", озаглавленное "Ответ" (на стихотворение кн. П. А. Вяземского "Черные очи"), где второй стих читался: "Твоя Розетти егоза" с примечанием под текстом: "смягчено", "Придворных витязей гроза". Впервые напечатано, без ведома и согласия Пушкина, М. А. Бестужевым-Рюминым в альманахе "Северная Звезда", 1829, с. 161-162, с произвольным заглавием ("К приятелю, сравнившему глаза одной девицы с южными звездами"), произвольным

Другие авторы
  • Каменский Андрей Васильевич
  • Струговщиков Александр Николаевич
  • Радищев Николай Александрович
  • Вальтер Фон Дер Фогельвейде
  • Чертков Владимир Григорьевич
  • Ширяев Петр Алексеевич
  • Розанова Ольга Владимировна
  • Новиков Николай Иванович
  • Лукашевич Клавдия Владимировна
  • Ленский Дмитрий Тимофеевич
  • Другие произведения
  • Козлов Петр Кузьмич - Письма
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Генрих Горчаков. Две повести Александра Рекемчука
  • Розенгейм Михаил Павлович - Дм. Минаев. Дуэт
  • Куприн Александр Иванович - Чары
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Орел-меценат
  • Крыжановская Вера Ивановна - Мертвая петля
  • Сенковский Осип Иванович - Письма к А. В. Никитенко
  • Крылов Иван Андреевич - Редакционные предисловия, извещения и пр. переводы, произведения, приписываемые Крылову
  • Глебов Дмитрий Петрович - Стихотворения
  • Развлечение-Издательство - Злодей Гризам, укротитель львов
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 1703 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа