Главная » Книги

Неизвестные Авторы - Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907), Страница 12

Неизвестные Авторы - Стихотворная сатира первой русской революции (1905-1907)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

>  Ах, мой бог, мой отец, снизойди, посмотри!..
  
  
  Обрати на Хартум ты вниманье,
  
  
  Руку помощи свыше свою протяни,
  
  
  Облегчи ты народа страданья!..
  
  
  Вон, смотри, умирает один на песках
  
  
  Пьяной шайкой рабочий избитый!..
  
  
  В потускневших широко открытых очах
  
  
  Виден ужас борьбы пережитой...
  
  
  Вся окрестность кругом и мертва и пуста...
  
  
  Ускакала опричников стая,
  
  
  И твердят перед смертью бедняги уста:
  
  
  "Я за бедный народ умираю!"
  
  
  Слышишь звуки?.. То стонет матрос молодой,
  
  
  Потрясая бессильно цепями...
  
  
  Дальше, в море, за темной, туманною мглой,
  
  
  Видишь остров с святыми телами?..
  
  
  Жертвам места не хватит в пресветлом раю,
  
  
  Ведь вампиры пощады не знают!..
  
  
  На Авказе, в Кибири, в Алтийском краю
  
  
  Без числа ведь народ убивают!
  
  
  Дума ж, Дума хартумская молча сидит,
  
  
  Резолюции только выносит,
  
  
  Без конца говорит, говорит, говорит,
  
  
  Милосердья у извергов просит!"
  
  
  Так докладывал богу крылатый гонец,
  
  
  И аллах хмурит брови седые,
  
  
  Но, подумав, ему он сказал наконец
  
  
  Баритоном слова таковые:
  
  
  "Отправляйся обратно в Хартум ты скорей!
  
  
  И поведуй несчастному краю,
  
  
  Что пока он не сбросит позорных цепей,
  
  
  Я и знать-то о нем не желаю!..
  
  
  И народу ты вот что еще передай -
  
  
  Что похуже в грядущем с ним будет,
  
  
  Если он от собак не избавит свой край
  
  
  И свободы себе не добудет!..
  
  
  Ну а Дума? - Пускай заседает она,
  
  
  Если ей уж так это охота,
  
  
  Но, когда же восстанет повсюду страна,
  
  
  Побросает де-канцев в болото!"
  
  
  1906
  
  
  
  
   403
  
  
   Балда балде балду балдою
  
  
   С похмелья вздумал выгонять;
  
  
   Балдил, балдил, но я не скрою -
  
  
   Не мог балда балды унять.
  
  
   Балда повсюду расплодилась:
  
  
   Балдит, не спавши, ученик;
  
  
   Балдя, наборщица склонилась;
  
  
   Балдит и тискальщик-старик;
  
  
   Балдит наборщик обалдевший;
  
  
   Балдит ленивый метранпаж;
  
  
   Куда ни кинь взор осовевший,
  
  
   И там и здесь картина та ж!
  
  
   Балдит крестьянин и рабочий;
  
  
   Балдит чиновник и купец;
  
  
   Балдит министр, к балде охочий;
  
  
   Балдят студенты, наконец.
  
  
   Вот обалдевший губернатор
  
  
   Стреляет, вешает народ;
  
  
   Балдит зевающий сенатор
  
  
   И "манифест" {*} свой издает.
  
  
   Балдит судья, балду судящий,
  
  
   С балдою сдавшего суда;
  
  
   Балдит герой, с войны бежавший,
  
  
   Теперь не годный никуда...
  
  
   Балдят без дела и от дела,
  
  
   Кто одинок и где семья,
  
  
   И вся Россия обалдела,
  
  
   Не обалдел лишь только Я!..
  
  
   <16 января 1907>
  
  
   {* Это - разъяснения разъясняющие.}
  
  
  
   404. ИЗ БЕРАНЖЕ
   (Посвящается Санкт-Петербургскому Телеграфному агентству)
  
  
  Что за восторг в бюллетенях проверенных
  
  
   Вести о "съездах" читать:
  
  
  Избраны правые, масса умеренных,
  
  
   А о других не слыхать.
  
  
  Видно, противны "они" обывателю;
  
  
   Или "их" стерли дотла?
  
  
  Радуйтесь, избраны, слава создателю,
  
  
   Правые - тру-ла-ла-ла!
  
  
  А прогрессистов великое множество
  
  
   Создала наглая "Речь",
  
  
  Левые партии - это ничтожество -
  
  
   Могут ли многих увлечь?
  
  
  Пыль "Речь" пускает в глаза избирателю,
  
  
   Врет она, наша взяла;
  
  
  Верьте нам, избраны, слава создателю,
  
  
   Правые - тру-ла-ла-ла!
  
  
  Шипову, Гейдену, "мирным" отшельникам,
  
  
   Брошена тьма черняков;
  
  
  Рано еще им смеяться над "мельником":
  
  
   Может быть избран Тучков.
  
  
  Руку подаст князь Щербатов приятелю:
  
  
   Связь между ними легла,
  
  
  Избраны массами, слава создателю,
  
  
   Правые - тру-ла-ла-ла!
  
  
  Шансы кадетов повсюду сомнительны,
  
  
   Тщетны кадетов труды,
  
  
  Стали народу они подозрительны,
  
  
   Верят им только "жиды".
  
  
  Места не может быть в думе предателю,
  
  
   Слава к-д умерла;
  
  
  Радуйтесь, избраны, слава создателю,
  
  
   Правые - тру-ла-ла-ла!
  
  
  Ну а "бомбисты" - эсдеки с эсерами -
  
  
   Вовсе исчезли давно;
  
  
  Всех их повывели строгими мерами,
  
  
   Так утверждает Пихно.
  
  
  Можно ль еще сомневаться читателю
  
  
   В исчезновении зла?
  
  
  Верьте нам, избраны, слава создателю,
  
  
   Правые - тру-ла-ла-ла!
  
  
  Январь 1907
  
  
  405. ВЫБОРЫ ЧИННО У НАС ПРОХОДИЛИ
  
  
  
  
  Выборы в России ничем не будут
  
  
  
   отличаться от выборов любого конституционного
  
  
  
   государства.
  
  
  
  
  
  
  Из уверений одного сановника
  
  
   Выборы чинно у нас проходили,
  
  
   Правые много речей говорили,
  
  
   Левым, чтоб правых ничем не смущать,
  
  
   Строго приказано было молчать.
  
  
   Верная старым, знакомым приемам,
  
  
   Черная сотня пугала погромом,
  
  
   С нею вступивший для выборов в блок,
  
  
   Был "октябрист" к либералам жесток.
  
  
   И на сторонников бедных прогресса
  
  
   Злобно рычала рептильная пресса...
  
  
   Выборы чинно у нас проходили...
  
  
   Левых изданий немало закрыли,
  
  
   Чтоб не совалась без толку печать
  
  
   С злостным советом, кого выбирать.
  
  
   Чтоб с процедурой окончить избранья,
  
  
   Робко просил обыватель собранья,
  
  
   Но на затеи крамольных натур
  
  
   Грозно губернский смотрел помпадур
  
  
   И обещал, те не жалуя шутки.
  
  
   Всех проводить до пределов Якутки...
  
  
   Выборы чинно у нас проходили...
  
  
   К урнам в смущении мы подходили,
  
  
   Грозный квартальных всевидящий глаз
  
  
   С пят до макушки оглядывал нас,
  
  
   Будто надеялся мнений свободу
  
  
   Вывести тотчас на свежую воду.
  
  
   К урнам мы крались совсем не дыша,
  
  
   Пряталась в пятки у робких душа:
  
  
   "Ну, как ударит квартальный, мол, шашкой
  
  
   Иль заберет вместе с вредной бумажкой?
  
  
   Вольный навеки прости тогда свет...
  
  
   Брат избиратель, ты жив или нет?.."
  
  
   Январь 1907
  
  
  
  
   406
  
  
  
  Велика наша Россия,
  
  
  
  Да порядку нет следа...
  
  
  
  Много было бы журналов,
  
  
  
  Да их душат - вот беда.
  
  
  
  Три недели мы "балдили",
  
  
  
  И пришлось нам "топорить"...
  
  
  
  Не рядили, не судили,
  
  
  
  Что могли кому вредить.
  
  
  
  "Все равны перед законом!" -
  
  
  
  Так Столыпин говорил
  
  
  
  И "Балду" с крамольным тоном
  
  
  
  Для спокойствия закрыл.
  
  
  
  Не по вкусу бюрократа,
  
  
  
  Знать, рабочая балда...
  
  
  
  Хороши наши ребята,
  
  
  
  Только славушка худа.
  
  
  
  Январь или февраль 1907
  
  
  
  407. ВОПРОС НА ЛЕТУ
  
  
   Мы где? Не в Турции ли мы?
  
  
  
  Не знаю, хоть убей!
  
  
   Везде теперь у нас в ходу
  
  
  
  Турецкий титул: "бей!"
  
  
   <18 февраля 1907>
  
  
   408. ОБЫВАТЕЛЬСКОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ
  
  
   Прогресса мирный обожатель,
  
  
   Я не эсдек и не эсер,
  
  
   А просто робкий обыватель,
  
  
   Прижатый гнетом строгих мер.
  
  
   Потомков нежного вниманья
  
  
   Мне заслужить не суждено:
  
  
   Не усмирял в стране восстанья
  
  
   Я с Каульбарсом заодно,
  
  
   Не управлял я черной сворой
  
  
   Погрома "истинных" повес,
  
  
   И ни Двиною, ни Печорой
  
  
   Я не сплавлял российский лес.
  
  
   О благе воинства вздыхая,
  
  
   Я "Красный Крест" не опекал
  
  
   И, от Мукдена утекая,
  
  
   Казну дорогой не терял.
  
  
   Не я маньчжурские итоги
  
  
   Борьбой с крамолой поправлял,
  
  
   И ренту, банки и дороги
  
  
   Не я французам продавал.
  
  
   Мне славный Гурко не приятель,
  
  
   Премьер Столыпин мне не брат,
  
  
   Я просто мирный обыватель,
  
  
   А не всесильный бюрократ.
  
  
   Во дни свобод мечтал я смело,
  
  
   Забросив службу и семью,
  
  
   И под заглавьем "Наше дело"
  
  
   Писал крамольную статью.
  
  
   Теперь, ее упрятав в папку,
  
  
   Я смолк и больше ни гу-гу.
  
  
   Пред становым ломаю шапку,
  
  
   Перед жандармом гнусь в дугу.
  
  
   И, не гонясь уже за славой,
  
  
   Я был доволен бы вполне,
  
  
   Когда б квартальный наш лукавый
  
  
   Забыл навеки обо мне,
  
  
   Когда б погромная резина
  
  
   Мои не трогала бока
  
  
   И часть вторая Сахалина
  
  
   Не улыбалась мне слегка.
  
  
   Я не редактор, не издатель,
  
  
   Не анархист и не еврей,
  
  
   А просто мирный обыватель
  
  
   С женой и кучею детей...
  
  
   <25 февраля 1907>
  
  
  
   409. КТО ОН?
  
  
  
  
  
  
  Посвящается П. Б. С<тру>ве
  
  
   Отчизна спала сном кошмарным,
  
  
   Тянулись мрачные года...
  
  
   Он был жрецом высокопарным
  
  
   У революции тогда.
  
  
  
  
  
   Какие красочные гаммы
  
  
   Теорий смелых набросал,
  
  
   Какие ярые программы
  
  
   "Ортодоксально" написал!
  
  
  
  
  
   Отчизна стала просыпаться,
  
  
   Свободный ветер потянул,
  
  
   Он побледнел, стал завираться
  
  
   И за границу улизнул.
  
  
  
  
  
   Он счел движенье за игрушку,
  
  
   Он земцев стал боготворить
  
  
   И для младенцев погремушку
  
  
   В Штутгарте качал мастерить.
  
  
  
  
  
   Отчизна билась беззаветно,
  
  
   Отвоевала дни свобод.
  
  
   И он взошел звездой приветной
  
  
   На петербургский небосвод.
  
  
  
  
  
   Порвавши с старым, сбросив путы,
  
  
   Он вновь в идейный фрак одет,
  
  
   И - с поощренья "абсолюта" -
  
  
   Благонамеренный кадет.
  
  
  
  
  
   Он пишет много, мыслит здраво,
  
  
   И чем сильней народный взлет -
  
  
   Тем "абсолютнее" направо
  
  
   Он совершает поворот.
  
  
  
  
  
   И мнится мне: взойдет свобода
  
  
   На наш туманный небосклон-
  
  
   В "Союзе русского народа"
  
  
   Вождем идейным будет он.
  
  
  
  
  
   <6 апреля 1907>
  
  
  
  
  
  
  
  410. СОВЕТ
  
  
   Раз в каком-то учрежденьи
  
  
   Мне пришлося справку брать.
  
  
   Прихожу. Чиновник строго
  
  
   Говорит мне: "_Надо ждать!_"
  
  
   Догадался я, в чем дело:
  
  
   За бумажник поскорей
  
  
   И чиновнику с поклоном
  
  
   Сунул в руку пять рублей.
  
  
   Посмотрев на депозитку,
  
  
   Он сказал мне: "Как же быть?
  
  
   Ведь у вас такое дело,
  
  
   Что придется _доложить_".
  
  
   В тот же миг в бумажник снова
  
  
   Запускаю пальцы я
  
  
   И опять-таки с поклоном
  
  
   Досылаю два рубля.
  
  
   Через пять минут - не больше -
  
  
   Был готов мне нужный вид,
  
  
   Тогда он уж мне с поклоном
  
  
   "Получите-с" - говорит.
  
  
   Господа, коль вам придется
  
  
   По делам кой-где ходить,
  
  
   Не теряйтесь, если скажут:
  
  
   "_Надо ж дать и доложить_".
  
  
  
  
  
   <24 июня 1907>
  
  
  
   411. ПИСЬМО
  
  
   Получил письмо от матушки,
  
  
   Просит помощи родимая:
  
  
   "Не оставь ты нас, кормилец наш,
  
  
   Не дай сгинуть с люта голода;
  
  
   Всё, что было, пораспродали,
  
  
   Что осталось - становой помог.
  
  
   Обещали нам пособие.
  
  
   Да, должно быть, пораздумали.
  
  
   А в газетах дьякон читывал,
  
  
   Да и писарь нам рассказывал.
  
  
   Что пособие-то царское
  
  
   Всё пожрала Лидва с Гуркою.
  
  
   Напиши ты нам, родимый наш.
  
  
   Что за Лидва проклятущая?
  
  
   Саранча али жучок какой,
  
  
   Иль козявка иноземная?
  
  
   Укажи ты нам угодника,
  
  
   Чтоб мы знали и молилися,
  
  
   Чтоб господь на окаянную
  
  
   Мору-недуга с небес послал".
  
  
   Написал я своей матушке,
 

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 232 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа