Главная » Книги

Мицкевич Адам - Крымские сонеты, Страница 2

Мицкевич Адам - Крымские сонеты


1 2

sp;
  
   Теперь молитву сотвори;
  
  
   Кинь повод, взор отвороти;
  
  
   Ногам коня седок вверяет
  
  
   Рассудок свой. - Как он идет
  
  
   И оком бездну измеряет;
  
  
   Едва скользит, колена гнет -
  
  
   И вдруг, меж скал на край склоняся,
  
  
   Повис, копытом уцепяся.
  
  
   Но ты на бездну не взгляни;
  
  
   Она как кладезь Ал-Каира;
  
  
   Рукой над нею не махни,
  
  
   Неокриленной для эфира,
  
  
   И думать ты о ней страшись:
  
  
   Как якорь дума - берегись!
  
  
   Перуном ой с ладьи стремится,
  
  
   Но, дерзко брошенный меж волн,
  
  
   В пучину опрокинет челн
  
  
   И в дно морское не вонзится.
  
  
  
  
  Пилигрим
  
  
   А я сквозь трещину земли,
  
  
   Я заглянул в нее...
  
  
  
  
  Мирза
  
  
  
  
  
   Скажи,
  
  
   Что ж видел ты?
  
  
  
  
  Пилигрим
  
  
  
  
  
  Мои виденья,
  
  
   Мирза! по смерти расскажу,
  
  
   Но для живых я выраженья
  
  
   В земных речах не нахожу.
  
  
  
   ГОРА КИКИНЕИС
  
  
  
  
  Мирза
  
  
  Взгляни на пучину, в ней небо лежит:
  
  
  То море, и ярко пучина блестит.
  
  
  Убитая громом, не птица ль гора
  
  
  Крыле распустила в той бездне сребра?
  
  
  Сам радужный очерк тесней в небесах,
  
  
  Чем мачтовых перьев на синих волнах.
  
  
  И островом снежным под дикой скалой
  
  
  Оделися степи лазури морской;
  
  
  Но остров сей - туча, и черная мгла
  
  
  Полмира объемлет с крутого чела.
  
  
  Огнистую ленту ты видишь на нем?
  
  
  То молния. - Едем, и первый с конем
  
  
  Я кинусь, - а путник, смотри на меня,
  
  
  И бич свой, и шпоры готовь для коня.
  
  
  На край тот отважно и в конскую прыть
  
  
  Чрез бездну нам должно с размаха вскочить.
  
  
  Чалма ли заблещет на той стороне,
  
  
  То я; не робея ты бросься ко мне;
  
  
  Но если не узришь ее пред собой,
  
  
  Знай: людям не ехать дорогою той.
  
  
  
   РАЗВАЛИНЫ ЗАМКА
  
  
  
   В БАЛАКЛАВЕ
  
  
   Краса Тавриды, ужас ханов,
  
  
   Здесь замок был; теперь лежат
  
  
   Обломков груды, и торчат,
  
  
   Как череп неких великанов,
  
  
   Приюты гадов и ужей
  
  
   Иль, их презреннее, людей.
  
  
   Взойдем на башню, - там заметны
  
  
   Гербов остатки на стенах;
  
  
   Ищу я надписи заветной
  
  
   Иль имя храброго в боях;
  
  
   Оно в пыли развалин хладных,
  
  
   Как червь меж листьев виноградных.
  
  
   Здесь грек на камне высекал;
  
  
   В монголов часто генуэзец
  
  
   Железо гибели бросал,
  
  
   И Мекки набожный пришелец
  
  
   _Намаза_ песнь в тиши певал;
  
  
   Теперь же ворон чернокрылый
  
  
   Лишь облетает здесь могилы, -
  
  
   Один на башне вестовой
  
  
   Так черный флаг уныло веет,
  
  
   Когда от язвы моровой
  
  
   Страна прекрасная пустеет.
  
  
  
  
  АЮ-ДАГ
  
   Люблю я, опершись на скалу Аю-Дага,
  
   Смотреть, как черных волн несется зыбкий строй
  
   Как пенится, кипит бунтующая влага,
  
   То в радуги дробясь, то пылью снеговой;
  
   И сушу рать китов, воюя, облегает;
  
   Опять стремится в бег от влажных берегов,
  
   И дань богатую в побеге оставляет:
  
   Сребристых раковин, кораллов, жемчугов.
  
   Так страсти пылкие, подъемляся грозою,
  
   На сердце у тебя кипят, младой певец;
  
   Но лютню ты берешь, - и вдруг всему конец.
  
   Мятежные бегут, сменяясь тишиною,
  
   И песни дивные роняют за собою:
  
   Из них века плетут бессмертный твой венец.
  
   <1828>
  
  
  
  
  Примечания
  
  
   Крымские сонеты Адама Мицкевича
  Цикл "Крымских сонетов", вошедший в книгу Адама Мицкевича (1798-1855) "Сонеты", был напечатан на польском языке в Москве, в конце 1826 г. "Крымские сонеты" быстро приобрели широкую известность в литературных, а затем и в читательских кругах. Одним из горячих пропагандистов поэзии Мицкевича был П. А. Вяземский. В начале 1827 г. он сделал прозаический перевод "Крымских сонетов", сопроводив его статьей, в которой дана очень высокая оценка художественным достоинствам сонетов. Не без влияния Вяземского Козлов начал в 1827 г. переводить "Крымские сонеты", причем некоторые из них он опубликовал до отдельного издания. Наряду с переводами Козлова, в альманахах и журналах 1827-1828 гг. начали появляться переводы А. Илличевокого, Ю. Познанского, В. Щастного. Козлов завершил работу над переводом всего цикла "Крымских сонетов" в 1828 г. Об этом свидетельствует сообщение, напечатанное в No 24 "Московского телеграфа" за 1828 г.: "Можем порадовать читателей наших известием, что творец "Чернеца" и стольких прекрасных стихотворений вскоре подарит их новым трудом своим: он перевел все "Крымские сонеты" Мицкевича и печатает их особою книжкою". Эта "особая книжка" вышла в свет в 1829 г. ("Крымские сонеты Адама Мицкевича. Переводы и подражания Ивана Козлова". Издал книгопродавец Непейцын. Санкт-Петербург, 1829). Но до этого "Крымские сонеты" Козлова были известны в списках. Этому, в частности, способствовал Вяземский, сообщивший 2 января 1828 г. Козлову следующее: "Досей поры не написал я предисловной статьи к вашему переводу сонетов Мицкевича... Между тем, чтобы доказать вам, что ваши сонеты у меня на сердце, скажу, что читал их недавно на академическом обеде у княгини Зенеиды <Волконской>, которая слушала их с большим удовольствием, и сама вам то повторит скоро, потому что собирается ехать в Петербург" ("Русский архив", 1886, No 2, стр. 183). Вяземский сдержал свое обещание и написал "предисловную статью" к отдельному изданию "Крымских сонетов" 1829 г. В ней, помимо разбора сонетов, с большой похвалой говорится о Пушкине, который перевел отрывок из вступления к поэме Мицкевича "Конрад Валленрод" и тем самым "освятил своим именем начало сего желаемого союза между польскою и русскою музою". А затем Вяземский переходит к переводу Козлова: "Ныне другой поэт, коего дарование уже ознаменовалось во многих произведениях, увлеченный также вдохновениями польского поэта, хотел нам передать их в переводе, близ- ком по возможности, или в подражании, сохраняющем главные мысли и господствующий колорит подлинника. Здесь не место ни похвалам исполнению в общем, ни критическим замечаниям частным, к коим могут подать повод опыты, здесь предлагаемые. Можно только надеяться, что любители русской поэзии примут с новым удовольствием и с новою признательностию дар любезного им поэта, а знатоки искусства оценят с должною справедливостью побеждение трудностей, которые предстояли русскому переводчику в состязании с поэтом смелым, сжатым и своенравным, каков г-н Мицкевич, а особливо в своих "Крымских сонетах" ("Введение", стр. 11-12). Отдельное издание "Крымских сонетов" осуществлялось при участии издателя "Московского телеграфа" Н. А. Полевого, к которому Козлов обратился 16 декабря 1828 г. с просьбой "...неотменно сказать на первом листу, что сии подражания посвящены мною Адаму Мицкевичу, что прошу вас сделать, если даже они уже и печатаются; очень легко будет лист безнумерный вклеить после заглавия" ("Русское обозрение", 1893, No 6, стр. 821).
  Аккерманские степи. Перевод сонета "Stepi Akermanskie". Впервые - "Московский телеграф", 1828, No 3, стр. 323. Лампа Аккермана - маяк, расположенный вблизи Аккермана. Литва- родина Адама Мицкевича, откуда он был в конце 1824 г. выслан за участие в тайной патриотической организации "филаретов".
  Морская тишь на высоте Тарканкута. Перевод сонета "Cisza morska". Впервые - изд. 1829 г., стр. 3-4. Тарканкут - возвышенность на Тарханкутском полуострове западной части Крыма. Рамена - плечи.
  Плавание. Перевод сонета "Zegluga". Впервые - там же, стр. 5-6.
  Буря. Перевод сонета "Burza". Впервые - там же, стр. 7-8. Верьви - веревки.
  Вид гор из степей Козловских. Перевод сонета "Widok gor ze stepow Kozlowa". Впервые - "Альбом северных муз. Альманах на 1828 год", стр. 344-345. Этот сонет Мицкевича был в 1834 г. переведен М. Ю. Лермонтовым. Козлов - искаженное название турецкой крепости Гёзлев, находившейся в Крыму на месте нынешней Евпатории. Мирза - почетный титул высокопоставленных персидских чиновников.
  Бахчисарайский дворец. Перевод сонета "Bakczysaraj". Впервые - изд. 1829 г., стр. 11-12. Развалина начерчено. Имеется в виду библейское сказание о таинственной надписи на стене пиршественного зала вавилонского царя Валтасара, предвещавшей ему гибель.
  Бахчисарай ночью. Перевод сонета "Bakczysaraj w nocy". Впервые - там же, стр. 13-14. Диван - совет; в Осмаяской империи - совет при султане или при великом визире.
  Гробница Потоцкой. Перевод сонета "Grob Potockiej". Впервые - там же, стр. 15-16. "Недалеко от дворца ханов возвышается могила, устроенная в восточном вкусе, с круглым куполом. Есть в Крыму народное предание, что памятник этот был поставлен Керим-Гиреем невольнице, которую он страстно любил. Говорят, что эта невольница была полька из рода Потоцких. Автор прекрасно и с эрудицией написанной книги "Путешествие по Тавриде" Муравьев-Апостол полагает, что предание неосновательно и что могила хранит останки какой-то грузинки. Не знаем, на чем он основывает свое мнение, ибо утверждение его, что татарам в половине XVIII столетия нелегко было бы захватить невольницу из рода Потоцких, неубедительно. Известны последние волнения казаков на Украине, когда немалое число народа было уведено и продано соседним татарам. В Польше много шляхетских семейств, носящих фамилию Потоцких, и невольница могла и не принадлежать к знаменитому роду властителей Умани, который был менее доступен для татар и казаков. На основе народного предания о Бахчисарайской могиле русский поэт Александр Пушкин с присущим ему талантом написал поэму "Бахчисарайский фонтан"" (примечание А. Мицкевича. Перевод М. Живова. Здесь и далее примечания Мицкевича даются по книге: Адам Мицкевич. Собрание сочинений в 5 томах. Т. 1. М., 1948),
  Могилы гарема. Перевод сонета "Mogily haremu". Впервые - там же, стр. 17-18. Мирза - см. стр. 460. Перлы драгоценные. Имеются в виду юные девушки Востока. Бунчук - конский хвост на древке, служивший полковым знаменем в турецкой коннице. Белеет столп с чалмою грустною. Имеется в виду надгробие в виде каменной чалмы. Гяур - мусульманское наименование иноверца.
  Байдары. Перевод сонета "Bajdary". Впервые - там же, стр. 19-20. Байдары - Байдарская долина в юго-западной части Крыма, вблизи Севастополя.
  Алушта днем. Перевод сонета "Aiuszta w dzien". Впервые - там же, стр. 21-22. Намаз - "молитва мусульман, которую они совершают, сидя и кладя поклоны" (примечание А. Мицкевича). Калиф или халиф - титул духовного главы мусульман; позднее - титул турецких султанов. Алмазный намет - узор.
  Алушта ночью. Перевод сонета "Afuszta w nacy". Впервые - там же, стр. 23-24. Одалиска - обитательница гарема.
  Чатырдаг. Перевод сонета "Czatyrdah". Впервые - "Славянин", 1828, No 4, стр. 147. Днесь - ныне, сегодня. Гиаур (гяур) - см. выше. Драгоман - переводчик на Востоке.
  Пилигрим. Перевод сонета "Pielgrzym". Впервые - там же, стр. 27-28. Денница - рассвет, утренняя заря.
  Дорога над пропастью в Чуфут-Кале. Перевод сонета "Droga nad przepasia w Czufut-Kale". Впервые - там же, стр. 29-30. Чуфут-Кале - "городок на высокой скале; дома, стоящие на краю, подобны гнездам ласточек; тропинка, ведущая на гору, весьма трудна и висит над бездною. В самом городе стены домов почти сливаются с краем скалы; взор, брошенный из оком, теряется в неизмеримой глубине" (примечание А. Мицкевича). Мирза - см. стр. 460. Ал-Каир - Каир. Перуном он с ладьи стремится - т. е. с быстротой молнии (от имени Перуна, бога грома и молнии у древних славян).
  Гора Кикинеис. Перевод сонета "Gora Kikineis". Впервые - там же, стр. 31-32.
  Развалины замка в Балаклаве. Перевод сонета "Ruiny zamku w Bafakfawie". Впервые - там же, стр. 33-34. Грек.. генуэзец. "Над заливом этого же названия стоят руины замка, построенного некогда греками, выходцами из Милета. Позднее генуэзцы возвели на этом месте крепость Цембало" (примечание А. Мицкевича). Мекки набожный пришелец. Мекка - город в Саудовской Аравии, родина Магомета, место паломничества мусульман. Намаз - см. стр. 461.
  Аю-Даг. Перевод сонета "Ajudah". Впервые - там же, стр. 35.

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 376 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа