Главная » Книги

Макаров Иван Иванович - Остров

Макаров Иван Иванович - Остров


   Иван Макаров
  

ОСТРОВ

  
  
   Источник: Иван Макаров "Черная шаль", М., "Московский рабочий", 1970.
  

1

  
   Из губернии Федор Михайлович вернулся только к вечеру и едва пробрался к себе на остров.
   Он остановился около одинокого дуба, отделившегося от леса и страшного своим ростом и старостью. Вглядываясь в его большое, как пролезть человеку, дупло, он ласково и утвердительно пошлепал по шершавой коре, точно ласкать дуб нужно было, точно дуб, как хорошая добрая лошадь, нуждался в его хозяйской ласке.
   Сын не ждал его совсем; утром висел непроглядный, разъедающий остатки снега туман, а в полдень спокойно и величественно, как летом, калило солнце; лощины набухли водой, а дорога взрыхлела и стала немыслимой.
   Мокрый по горло и прозябший, Федор Михайлович устало опустился на лавку, сосредоточенно посмотрел на высокого, миловидного, но очень печального сына и сказал:
   - Хотя и советская власть, а правда в огне не горит и в реке не потонет.
   Он скрутил жгутом полу мокрой поддевки и прямо на пол выжал струю грязной воды. Сын взял веник и принялся растирать лужицу. Он уже догадался, что в губернии отец выиграл тяжбу с поселком, но все же осведомился:
   - Значит, наш опять?
   - Ставь самовар, - не отвечая, приказал отец.
   Парень бросил веник и полез на печь за самоваром.
   - Уток не привязал? - спросил отец и пояснил: - Шел, селезней много, шикают.
   - Тебя ожидал, - ответил сын.
   - А сам не сварил башкой? - забранился Федор Михайлович. Не переодеваясь, он взял крестовину, поправил на ней силки и вышел.
   На дворе встревоженным, зовущим криком кричала утка, а в ответ ей с простора сникающей зари нежным и взволнованным шипением отзывался селезень.
   "Пораньше бы часом: пяток верный попался бы", - подумал Федор Михайлович и, переловив уток, поспешно направился к реке.
   Не обращая внимания на обжигающий холод воды, он забрел по колено, поставил крестовину и опять бережно расправил силки. Потом привязал уток и бегом пустился к ближайшим кустам.
   Испуганный и радостный крик утки, тяжелый всплеск воды, а затем мягкое шипение услышал он на полдороге.
   "Подсел", - обрадовано подумал Федор Михайлович. Из-за куста он ясно разглядел, как крупный, матерый селезень, судорожно вытянув зеленую шею, быстро поплыл на уток. У крестовины селезень на мгновение настороженно и подозрительно поднял голову, остановился, но не совладал с весенним буйством крови, как-то беззащитно прошипел и рванулся вперед; не достигнув уток, он запутался в силке, взлетел, упал снова и забился в молчаливом смертельном испуге.
   Федору Михайловичу он в этот миг показался поразительно похожим на зеленый, бьющийся на ветру платок.
   Он снова забрел в воду, выправил селезня и схватил его за шею, чтобы привычным и сильным взмахом руки оторвать голову прочь. Но селезень вытянул шею вдоль спины и покрасневшими от страха глазами немигаючи смотрел в безбрежное пространство мутного неба и свинцовой воды.
   - Прощаешься? - любовно спросил Федор Михайлович и снова схватил его за шею. И опять, увернувшись, селезень смотрел на небо, чуть покачивая головой.
   - Проворный какой... Врешь, у нас, брат... - Федор Михайлович хотел сказать "крепко", но селезень внезапно рванулся, выскользнул из рук и быстро-быстро исчез вдали.
   Федор Михайлович долго смотрел ему вслед, туда, где сливалось в полумраке и уж трудно было разобрать: небо это или вода.
   - И до чего прикрасу много в миру! Птица и та жизнь обожает, - вдумчиво проговорил он и прислушался к едва уловимому, но мощному шелесту разлива.
   Возвращаясь, он стронул чибиса, и тот с пугающим фурчанием крыльев носился в темноте перед ним, оглашая воздух режущим, неприятным криком:
   - Ку-убырк-кубырк...
   - Чего сполошился? Кто с тобой свяжется? Не режут тебя - орешь? Аль гнездо разорил? Мечешься, оглашенный! - сердито проговорил Федор Михайлович и опять подумал: "Вить как все в миру устроено! Луговка и та о своем гнезде соображает. Все своим чередом".
   Уж от избы он посмотрел на взгорье, где редкими и смутными огнями рассыпались окна поселка, замыкающего его хутор. Тут же он вспомнил про свою тяжбу, ради которой в такую распутицу ездил в губернию. Вспомнил и проговорил, обращаясь в сторону поселка:
   - Эх вы, ненавистники трудовой жизни! Луговка и та про свое гнездо смысл имеет.
   В эти минуты так уверенно думалось Федору Михайловичу о своей незыблемой правоте в изнурительно-долгой тяжбе с поселком. Войдя в избу, он еще раз утвердил, обращаясь к сыну:
   - Правда - она в любые века свой закон означает.
  
  
   К вечеру совсем не предвиделось ненастья, но не успел еще Федор Михайлович распариться за чаем, как подул ветерок, накрапал дождь, а вскоре плавно и неслышно, как лепестки, летели крупные и водянистые хлопья снега.
   Федор Михайлович подумал снять уток, но не осилил себя уйти из тепла. И уснул.
   Проснулся он далеко за полночь. Оделся и вышел. Небо морозно вызвездилось. Оно напугало его своей бездонной прозрачностью; сквозь порывы ветра слышался далекий и смутный звон льдинок, приковывающих к себе слух тем, что Федор Михайлович долго не мог понять, откуда он исходит.
   "Окраины замерзли, звенят", - предположил он. Но звон долетел со стороны леска, и Федор Михайлович догадался, что звенит дуб, высокий и черный в прозрачной бледности неба. Голая крона его, сплошь унизанная сосульками, тихо качалась в ударах ветра, и сучья, как тонкие черные руки, тянулись друг к другу и с едва слышным звоном чокались льдинками в каком-то молчаливом и мертвом пиру.
   Федору Михайловичу на мгновение представился иным этот дуб: одетым в темную и душистую листву, и под тяжестью этой листвы не шелохнулась ни одна ветка.
   И вновь он видел перепутанные тянущиеся руки и слышал еле уловимое чоканье льдинок.
   Это сравнение зеленого, нешелохнущегося дуба с мертвым, обледеневшим всколыхнуло в нем непонятное чувство тревоги: показалось, что никогда уж больше не распустится дуб в своей могучей и тяжкой силе.
   - Ужель сохнешь?.. - шепотом спросил Федор Михайлович.
   И стало душно ему в своем одиночестве в это мгновение. Он вернулся в избу и долго сидел на приступке печи, пытаясь вдуматься в свое встревоженное чувство.
   Вскоре у него сложилось понятие, будто не он выиграл трехлетнюю тяжбу, а поселок. И странно, это чувство крепилось, хотя Федор Михайлович хорошо помнил, что выиграл в тяжбе не поселок, а он сам.
   Не осилив душевной смуты, он разбудил сына и велел снять уток. Но когда сын оделся, , Федор Михайлович растерянно покликал его:
   - Володяшка, погоди... До утра постоят.
   Изумленный сын молча разделся и лег и, приоткрыв угол дерюги, украдкой всматривался в отца. Через десять минут Федор Михайлович опять одиноко окликнул:
   - Володяшка, не спишь?..
   Сын натянул дерюгу на голову и согнулся, касаясь подбородком своих колен. Потом тихо ответил:
   - Спать уж некуда больше.
   И опять очень долго молчали оба. Казалось, Федор Михайлович спит, сидя на приступке.
   - Чего ж спать?.. Выспался уж... - громко повторил сын.
   Федор Михайлович вскинулся и взволнованно спросил:
   - Володяшка, нам ведь определили?.. Да?.. Там... в губернии?..
   - А я знаю? - раздраженно, откинув дерюгу, спросил сын.
   - Ай, Володяшка, не в том речь... Укрепу на душе нет, бестолочь ты, душевного укрепу нет! - воскликнул Федор Михайлович и поник снова. Сын посмотрел на него и опять укутался с головой. Спустя некоторое время Федор Михайлович пришел к определенной мысли и почувствовал нестерпимое желание рассказать ее сыну. Он несколько раз поднимал голову, чтоб заговорить, - он знал, что сын не спит, - и все же оробел потревожить его, закутанного в дерюгу.
   Так и не заговорил он с сыном и тихонько вышел наружу.
   Утренняя заря опускалась с неба: бледным, слипающимся светом растворила она темную таинственность ночи. На взгорье мутным силуэтом маячили избы поселка.
   - И что такое получится, ежели вся птица начнет яйца в одно гнездо складывать?.. И что ж такое получится? - испуганно спросил Федор Михайлович, обращаясь к поселку.
   Потом долгим, пристальным взглядом осмотрел свой остров, замкнутый разливом и лесом. Помолчал. Поглядел на одинокий дуб и решительно промолвил, обращаясь к сыну и хорошо сознавая, что его тут нет:
   - Правда - она нерушима вовеки. Она, Володяшка, в самой природе, правда. Луговка, скажем, имеет свое гнездо - имей. Рядом - иное гнездо. И по закону ему положено находиться. Другому.
   И опять посмотрел на дуб, всякий раз утверждающий Федора Михайловича своей вечностью и ростом.
   В синем рассвете посветлели обледенелые его ветви. И показалось Федору Михайловичу, что плакал ночью дуб и что сосульки на нем - большие застывшие слезы.
   Федор Михайлович быстро зашагал к воде снимать уток. На полдороге он остановился, оглянулся на дуб, на его частые жемчужные льдинки и тихо заключил:
   - Всплакнулось, горюн?..
  
  
   Частыми подпрыгивающими шажками пробежал Федор Михайлович по острову и стремительно ворвался в избу.
   Сын вскинулся к нему навстречу и громко, испуганно спросил:
   - Что?
   Отец молча стоял перед ним и, сотрясаясь телом, смотрел поверх его головы в потолок.
   - Ну, что-о?.. - визгливо крикнул сын.
   - Володяшка... Володяшка-а... - только и мог проговорить Федор Михайлович и упал в кровать, лицом в жесткую, как солома, подушку.
  
  
   До обеда пролежал Федор Михайлович в постели не шелохнувшись, словно мертвый.
   И до обеда неподвижно просидел на заступке сын, на том самом месте, где ночью сидел отец.
   На дворе тоскующим мычанием корова просила пить, и было слышно, как оголодавшие лошади теребили пелену избы.
   Но ни отец, ни сын не встали убрать скотину.
   Внезапно Федор Михайлович приподнялся и бесцветными, неподвижными глазами уставился на сына.
   - Володяшка... отберут, скажем, у нас третьяка в общее гнездо, кто его кормить-лелеять станет? Кто?.. Душу заживо червяки грызут, - потрескивающим голосом сказал он и опять рухнул в подушку.
   Сын расслышал, как в пересохшем его рту шуршит язык. Но вскоре Федор Михайлович встал, не проронив ни звука, ушел на взгорье, в поселок.
   Там он, встретив первого попавшегося мужика, остановил его и спросил:
   - Пусть мне определил суд, ну а утки почему страдать должны? Убивать - убивай самого, а при чем тут птица?
   Мужик ужасно оробел перед Федором Михайловичем. Он беспомощно огляделся и, заметив соседа, позвал его к себе. Но сосед быстро юркнул в избу. Тогда мужик оглядел опустевшую неожиданно улицу поселка и, убедившись в неизбежности отвечать Федору Михайловичу, заискивающе спросил:
   - А что такое случилось, Федор Михайлович?..
   Хотя он хорошо был осведомлен о случившемся: еще рано утром его жена вернулась от колодца и пространно известила:
   - У Федяшки, - так Федора Михайловича на поселке прозвали за то, что сына своего он называл Володяшкой, - уток Семен Бреев поразил, назло ему. Четырех селезней унес и крестовину сломал. Так ему и надо, кроту! Опять охлопотал, проныра, христосиком прикинулся. Весь поселок по рукам, по ногам связал. Бреев принес даве обломок с силком мужикам: "Вот, баит, все равно проймем. Быть по-нашему!"
   Не ответив мужику, Федор Михайлович опять спросил:
   - А сколько прежних долгов мною вашему поселку прощено? Одним хлебом всех вас засыпать мог бы.
   Потом безнадежно обошел его и направился в избу к Семену Брееву.
   Семен Бреев щипал селезней. Груда мелкого желтого пуха лежала перед ним на столе. Когда вошел Федор Михайлович, Семен Бреев проворно смахнул со стола пух, а полуощипанного селезня спрятал за спину.
   - Здравствуй... - растерянно проговорил он, весь облепленный пухом.
   Федор Михайлович молчал, поглядывая то на него, то на лавку, где лежали три уже ощипанные тушки.
   - Селезень ноне не особо жирен, - растерянно заметил Семен Бреев. Из чулана на них молча смотрела очень маленькая и растрепанная жена Семена. Федор Михайлович спокойно опустился на лавку, потрогал селезней и, потирая засалившиеся пальцы о стол, произнес:
   - Семашка, смотри мне прямо в глаза. В работниках ты у меня восемь годов изжил - сказано ли мной тебе хоть одно дерзкое слово за все восемь годов?.. Опять же и долгов тебе сколько прощено?
   Семен молчал. Но жена неожиданно рванулась из чулана и оголтело затараторила, передразнивая Федора Михайловича:
   - Прощено?.. Прощено?.. Тобою прощено?.. Властью прощено... Какой прощальник нашелся!.. Христос христом, что язык-то прикусил?
   Федор Михайлович приподнялся и опустился опять.
   - Власть. Что ж ты кричишь, Марфушка? Власть... - неопределенно произнес он, потом вдумался и добавил: - Власть, она, Марфушка, властью и есть. Что ж про нее кричать, про власть?.. Власть - она опять же для порядку назначается. И то сказать: остров мне, а не вам она, власть, определила. И за порубку деревьев вас к ответу назначила. А долги, Марфушка, я вам от своей душевной правды простил. Пускай поровняется народ и начинает сызнова.
   Он поднялся, чтоб уйти, но Семен Бреев внезапно загородил дорогу:
   - Хозяи-ин.. - плаксиво покликал он. - А как в моей безысходности, ежели все сызнова?.. Коровенки и той ребятишкам в пропитание нет. Опять и поясницей, мочи нет, к ненастью маюсь с тех пор, как у тебя на острову кряжами надорвал...
   Но вдруг он рванулся к Федору Михайловичу, поднес к его лицу недощипанного селезня и озлобленно заорал:
   - А-а... тебе бы все сызнова?.. Кряжи за тебя ворочать, а ты сызнова в сторонке: "У тебя, Семаша, силенок погрузней моево - бери вот эти". Ишь ты какой мягкий... что-то не клейко у тебя получается без меня-то. Сызнова?.. По правде хошь?.. Хуже собаки надоел ты со своей правдой! Извечно все правда, правда... Чхать мы хотели на твою правду! Вот куда ее... - и Семен ткнул пальцем в недощипанный хвост селезня. - У нас своя правда!
   Но Федор Михайлович, казалось, вовсе не слышал и не понимал его. Он спокойно, точно Семен - встретившийся на дороге столб, обошел его и скрылся в сенцах.
  
  
   Все так же степенно подошел Федор Михайлович к узенькому спуску с обрыва на остров.
   Нежилым и покинутым показался сверху этот родной участок, и даже, казалось, расположен-то он ниже уровня разлива; и до чего было поразительно, как только не захлестнула его до сих пор весенняя свинцовая вода?
   Низеньким и беспомощным показался и дуб, утверждающий незыблемость Федора Михайловича. Глухой и забытой виднелась изба и такой приземистой, точно она погрязла, потонула в землю. Тяжелая, мокрая тишина начиналась прямо с краю обрыва и давила на остров.
   Федор Михайлович ощущал эту влажную тишину оврага и впервые за долгую свою жизнь на острове подумал:
   "Воздух тут, наверху, куда вольготнее. Ветрам нет задержки", - и тут же отметил, что там, внизу, как только спустишься, совсем не замечается эта сырая и тихая тяжесть воздуха.
   Федор Михайлович нерешительно стоял на краю обрыва. Вглядываясь в то место, где привязывал уток, он вспомнил, что надо вытащить из воды тяжелый вагонный буфер, служивший грузом для крестовины. И в соответствии с теми мыслями, что возникли у него в брани с Марфушкой, он проговорил:
   - Первые дни она, власть, тоже глупость допустила. Но потом справилась: истинный закон стала оправдывать.
   Сказал он совсем равнодушно, как будто все обстоятельство с властью ни капельки его не касается. Усмехнулся и добавил:
   - Очевидная невозможность, чтоб, допустим, птица в одно гнездо яйца складывала.
   Он решительно шагнул вниз, но, вдохнув холодный, сырой воздух оврага, выскочил наверх и громко спросил самого себя:
   - А было ли по всей окружности голосистее моих уток? Разлапушка, допустим. Кто выразительнее ее "осадку" селезню мог сыграть? Ажно застонет, бедная, бывало. Ах, ненавистники!
   Резким прыжком, не боясь поскользнуться, бросился он вниз. Не замечая глубоких луж, вбежал в сенцы, схватил топор и, подскочив к дубу, принялся с остервенелой яростью рубить его под корень.
   И каждый удар топора с каким-то шипением звучал в большом дупле. Казалось, что дуб недоумевающе фыркал одинокой темной ноздрей.
   Рубил Федор Михайлович, не соблюдая порядка, не жалея себя, до устали, до полного изнеможения.
   Сын молча следил за ним от избы. Заметив, что отец выбивается из сил, он закричал во всю мочь:
   - Уйду-у... Куда глаза глядят уйду! - и убежал в избу.
   Федор Михайлович перестал рубить, отнес в сенцы топор и, с трудом сдерживая тяжкое дыхание, прислушался, что делает сын. В избе было тихо, и это обстоятельство напугало Федора Михайловича: сын - в избе, и так тихо, точно там уже никого нет.
   Он так и не решился войти к сыну и пошел вынуть из воды грузило.
  
  
   Когда Федор Михайлович возвращался, прижимая к груди ржавый вагонный буфер, на пороге с ним встретился сын. Он был одет по-дорожному: с большой тяжбинной котомкой, из которой выпирали носками кожаные сапоги.
   Отец сразу понял, что сума эта сготовлена сыном не теперь, а раньше: так обдуманно и способно пришиты к ней сплетенные, как девичьи косы, веревки. И сам-то Федор Михайлович внезапно почувствовал, что будто известно было ему про этот уход. И даже совершенно изумительное, непостижимое облегчение нашел он в этом решении сына.
   - Идешь, Володяшка?.. - слабо улыбаясь, спросил он и прибавил: - Ну, с Господом, Володяшка, с Господом...
   Не дойдя до леска, сын повернулся, постоял минуту и, глядя на все еще улыбающегося отца, исступленно взвизгнул:
   - Жизнь... осело, а не жизнь! Сгинешь в молодых летах, - и быстро скрылся в деревьях.
   Федор Михайлович подождал минуту и суровым, размашистым крестом осенил путь сына.
  

2

  
   До чего зарос остров к началу лета! Даже у самой избы, прямо под окнами, густо вымахнула злая крапива. После ухода сына Федор Михайлович ни разу не поднялся на взгорье.
   Еще с весны, в яровой сев, запряг было он соху, но почувствовал вдруг, что сердце уже вовсе не лежит к земле. Да так и бросил соху на полборозде в сухой бурьян сошниками вверх.
   И полдня скитался бесцельно по острову, а с обеда смешал овес с просом и до глубокой полночи прямо в непашь и по зеленой озими рассевал, сосредоточенно вслушиваясь, как с внятным шипением падает в землю зерно.
   А потом, когда, заглушая друг друга и перевиваясь в каком-то жутком сплетении, взошел густой посев, выпустил Федор Михайлович свою скотину на волю, на остров, и всю ночь в судорожном рыдании бился под дубом, громко жалуясь ему:
   - Ну, и что ж получилось от этого смешания?.. Что ж получилось?.. Кому и где черед вырастать-зреть?
   Утром утих и уж не загонял больше скотину на двор.
   Тогда же вскоре видел он, как по его участку прошел приезжий человек с Семеном Бреевым, и, привыкший к тяжбе, угадал в нем землемера. Но уж ни прежней злобы к нему, ни заботы не ощутил он в сердце.
   И дни установились с той поры ровные, ясные и, как листья на дубу, похожие друг на друга.
   Одно лишь тревожило Федора Михайловича: напал он еще в мае на гнездо чибиса и охранял его от неосторожной скотины, терпеливо ожидая вывода. И в тот день, когда появились птенцы и, широко раскрывая желтые треугольники клювов, писком возвестили о своих потребностях, получил Федор Михайлович бумагу через поселковый Совет.
   В ней категорически предлагалось причислить остров к поселковому коллективу, а требуемое количество леса срубить на постройку колхозной мельницы. Там же определялось вырубить душевой надел Федору Михайловичу на новом месте, на Козихе, исходя из количества живых душ.
   Едва глянул он на бумагу и побежал к птенцам.
   Спугнутый им третьяк бросился на гнездо, и, почитай, из-под копыт его с криком поднялся чибис. Федор Михайлович схватил огромную хворостину и до тех пор носился за лошадью, пока одичалый третьяк не бросился в бурьян и, споткнувшись на оглобли, грузно упал животом на сошники. Потом рванулся, волоча за собой залитую кровью соху, но так и не встал больше.
   Осмыслив беду, Федор Михайлович побежал в избу и наскоро принялся набивать патрон, чтобы добить лошадь.
   Но выстрелить не хватило сил. Отбросив заряженный бердан, он улучил-таки миг, выдернул из брюха лошади соху и долго смотрел, как третьяк, путаясь ногами в сизых вытекших кишках, заводил в подлобье огромный лиловый глаз.
   Едва оторвавшись, он заметил из высокого бурьяна, что по лесу ходит Семен Бреев с каким-то приезжим человеком в зеленой фуражке и метит топором деревья. Федор Михайлович видел, как они подошли к дубу, и слышал, как Семен Бреев громко и оживленно убеждал, показывая на огромные сучья:
   - Ведь ежели этакие сваи, товарищ техник, заколотить, сможет ли какой напор их свернуть? Да разве сможет?! Да разве мыслимо? Ведь, может, он, дуб, на моих соках вырос!
   Легко, точно поигрывая топором, он зарубил большую, до древесины, метку на стволе.
   Когда они ушли, Федор Михайлович, забыв про третьяка, подошел к дубу и внимательно осмотрел метку. Потом замесил глину и старательно, как подрезанную яблоню, замазал ею зарубку. Затем он принес новые посконные вожжи и большую теплую онучу. Онучей он аккуратно покрыл глину и обвязал вожжами.
   Лишь после этого Федор Михайлович ушел к гнезду чибиса, лег там на траву, поглядывая в раскрытые желтые пасти птенцов, прислушиваясь к стону издыхающей лошади.
   На другой день мужики принялись рубить лес. Семен Бреев с техником подошли прямо к дубу. Приставляя лестницу, Семен Бреев нарочно громко и насмешливо кричал:
   - Федяшка, ты не особо беспокойся! Мы только сучья спилим, колоду тебе на домовину оставим. У тебя, чай, душа лежит по-старинному в долбленном гробу похорониться. А тут тебе и долбить особо не придется: залазь в дуплину и помирай. Слышь, что ль?
   Укрепив лестницу, он заметил, что метка его обвязана. Он занес топор, чтобы перерубить веревку. Федор Михайлович подскочил к нему:
   - Семашка, не тронь! - крикнул он и уже спокойней прибавил: - Не тобой обвязано, не тобой и сымется.
   Но Семен Бреев слегка отстранил его и перерубил одно кольцо.
   - Не тронь, говорю! - опять крикнул Федор Михайлович и изо всех сил толкнул Бреева. Семен упал. Но вступился техник:
   - Товарищ!.. Товарищ!.. Не вам говорят: отойдите?.. Кому говорят?.. - закричал он на Федора Михайловича.
   Федор Михайлович вдруг поник, опустил плечи и, покорно отойдя в сторонку, испуганно и напряженно смотрел на него. Точно он никак не мог вникнуть в смысл его слов.
   На шум прибежали мужики из лесу; Семен Бреев молча в два ловких приема перерубил остатки вожжей и топором же добела очистил с дуба глину.
   Казалось, именно это и привело Федора Михайловича в исступление. Плавно наклонив вперед туловище, с необычайной легкостью он пустился в глубь острова к гнезду чибиса. Схватив пригоршнями птенцов, он высыпал их в фуражку и, так же плавно нагибаясь корпусом, прибежал назад, к дубу.
   Привыкшие к нему чибисы летали над его головой, недоуменно вопрошая: "Чий-и... Чий-и..."
   Семен Бреев уже сидел на суку и прилаживался рубить. Мужики молча расступились. Федор Михайлович, подойдя вплотную к дубу, большой ладонью стиснул птенцов и широким взмахом, похожим на тот, каким он крестил путь сына, шваркнул их о корявый ствол.
   - Ишь ты ведь... Вот топором бы тебя за это, - озлобленно заметил сверху Семен Бреев.
   - Аа-а... топором?.. Топором, Семашка... топором? - усиляя с каждым словом голос, прокричал снизу Федор Михайлович.
   Семен Бреев молча продолжал рубить сук.
   - Что ж, Семашка, топором? - еще раз крикнул Федор Михайлович и, уж не сгибая туловища, не спеша пошел в бурьян к лошади.
   Жизнь все еще слабо билась в ней. Федор Михайлович на одно мгновение взглянул в ее медленно ворочающийся глаз, уже затянутый мутной голубой пленкой.
   Потом поднял заряженный бердан и так же не спеша, но на деле очень быстро пошел на мужиков. Мужики мгновенно разбежались.
   Семен Бреев тоже опустил ноги, чтоб слезть, но попал ими не в ту сторону, где лестница. Побоялся ли он спрыгнуть или растерялся, но только так и остался, повиснув грудью на суку, вглядываясь в землю, как бы соразмеряя расстояние.
   Федор Михайлович подошел под него, поднял вертикально бердан и, внимательно выцелив, выстрелил ему в живот...
   В город спешно написали о вооруженном выступлении кулака, и ночью в поселок прибыл конный наряд милиции.
   Милиционеры пешим строем цепью двинулись на остров. Но никого не нашли там.
   Лишь чибисы, охрипшие от тоски и крика, кружили у дуба и без умолку плакали в слепую темь: "Чий-и... чий-и..."
  
  
   Два месяца спустя на острове поселковый колхоз выстроил новую мельницу и просорушку. Когда вставили затворни и обмелела река, Федора Михайловича нашли на том месте, где он привязывал весной уток.
   В смешную, нелепую позу усадили его вода и время. Он сидел согнувшись, точь-в-точь как сиживал некогда над гнездом чибиса, вдумчиво заглядывая в раскрытые желтые пасти птенцов.
   Ноги его до колен засосала тина, такая же серо-зеленая, как его лицо. А руками он обнимал привязанный изрубленными вожжами к шее вагонный буфер, служивший некогда грузом для крестовины с силками.
   Только волосы и борода Федора Михайловича показались всем чрезмерно длинными.
   Впоследствии, дожидаясь очереди на помол, мужики часто спорили: растут у утопленников волосы или не растут?
   Больше говорили, что растут.
  
   Москва, 1929 г.

Другие авторы
  • Волковысский Николай Моисеевич
  • Коппе Франсуа
  • Аксаков Иван Сергеевич
  • Слонимский Леонид Захарович
  • Головин Василий
  • Мальтбрюн
  • Толстой Алексей Константинович
  • Голлербах Эрих Федорович
  • Языков Николай Михайлович
  • Анненская Александра Никитична
  • Другие произведения
  • Буслаев Федор Иванович - Трехдневное празднование во Флоренции шестисотлетнего юбилея Данта Аллигиери
  • Брилиант Семен Моисеевич - Микеланджело. Его жизнь и художественная деятельность
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Д. И. Писарев
  • Бунин Иван Алексеевич - Чернозем
  • Гомер - Илиада (отрывки)
  • Погодин Михаил Петрович - О "Кавказском пленнике"
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Аммалат-бек
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Грамматические разыскания. В. А. Васильева...
  • Гюббар Гюстав - История современной литературы в Испании
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Клад Кучума
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 392 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа