Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - Колективное 1923-1925, Страница 5

Маяковский Владимир Владимирович - Колективное 1923-1925


1 2 3 4 5 6 7 8

  
  
  
  
  рабочим подмога.
  
   560 Если
  
  
  
  тебя
  
  
  
   постигла болезнь,
  
  
  вмиг
  
  
  
  за пособием
  
  
  
  
   в кассу лезь.
  
  
  Касса
  
  
  
  тебе
  
  
  
   даст и врача,
  
  
  и денег,
  
   570
   чтобы лечёбу начать.
  
  (ст. 176)
  
  
  Руку отшибло,
  
  
  
  
  стал инвалид,
  
  
  закон
  
  
  
  пособие дать велит.
  
  
  Сел без работы,
  
  
  
  
   не гляди исподлобья -
  
  
  в кассу иди,
  
  
  
  
  получай пособие.
  
  
  Кормильца ль схоронят
  
   580
  
  
   в семействе рабочем,
  
  
  касса
  
  
  
  и тут сумеет помочь им. -
  
  
  - Ишь ты, -
  
  
  
  
  на это ответил Фадей, -
  
  
  кодекс твой,
  
  
  
  
  ей-ей, чудодей.
  
  
  Спасибо тебе,
  
  
  
  
  и будь здоров.
  
  
  Всё объяснил, товарищ Пров.
  
   590 Самому бы мне
  
  
  
  
  нигде,
  
  
  
  
  
  никогда
  
  
  не узнать про эти законы труда. -
  
  
  Молвит Пров:
  
  
  
  
  - Погоди, парнишка! -
  
  
  Порылся за пазухой, вынул книжку.
  
  
  - Вот он!
  
  
  
   Весь!
  
  
  
  
   Совсем не длинен.
  
   600 От корки до корки -
  
  
  
  
  
  час прочесть.
  
  
  А при нем закон
  
  
  
  
   и надпись:
  
  
  
  
  
  
  Калинин -
  
  
  Фадей, улыбаясь, ответил:
  
  
  
  
  
  
  - Есть! -
  
  
  С тех пор
  
  
  
   у всех Фадеев водятся
  
  
  эти книжки рабочего кодекса.
  
   610 Силком не вырвешь,
  
  
  
  
  
  разве пальцы отвалятся.
  
  
  Такого кодекса
  
  
  
  
   нет нигде.
  
  
  Живут Фадеи
  
  
  
  
  и не нахвалятся
  
  
  на советский кодекс
  
  
  
  
  
  законов о труде.
  
  
  [1923]
  
  
  
   ТКАЧИ И ПРЯХИ!
  
  
  
  
  ПОРА НАМ
  
  
  
   ПЕРЕСТАТЬ ВЕРИТЬ
  
  
  
  ЗАГРАНИЧНЫМ БАРАНАМ!
  
  
  
  
  
  
  
  "Три девицы под окном
  
  
  
  
  
  
   пряли поздно вечерком".
  
  
  
  
  
  
  
  (Сказка А. С. Пушкина
  
  
  
  
  
  
   "О царе Салтане, его сыне
  
  
  
  
  
  
  Гвидоне и царевне Лебеди").
  
  
  
  
   I
  
  
  
  Так - недаром прозвучало
  
  
  
  сказки старое начало,
  
  
  
  про забытый
  
  
  
  
   древний быт
  
  
  
  эта сказка говорит...
  
  
  
  Те девицы - перестарки,
  
  
  
  хоть и были пролетарки,
  
  
  
  несознательностью их
  
  
  
  полон сказки легкий стих.
  
  
   10 Ну о чем они мечтали?
  
  
  
  Ну про что они болтали,
  
  
  
  сидя
  
  
  
   ночью
  
  
  
  
   до поздна
  
  
  
  у раскрытого окна?
  
  
  
  Речи их подслушал Пушкин:
  
  
  
  щебетали те подружки -
  
  
  
  как бы,
  
  
  
  
  сбыв работу с плеч,
  
  
   20 спать с царем скорей залечь!
  
  
  
  Первой -
  
  
  
  
  радость только в кухне,
  
  
  
  а у третьей
  
  
  
  
   брюхо пухни
  
  
  
  бесперечь хоть каждый год.
  
  
  
  (Сказка старая не врет.)
  
  
  
  Пред подобным разговорцем
  
  
  
  волокно вставало ворсом,
  
  
  
  от лучины едкий дым
  
  
   30 тмил глаза и разум им.
  
  
  
  И - единственно вторая,
  
  
  
  даль в окошко озирая,
  
  
  
  молвит:
  
  
  
  
  - Я б на всех одна
  
  
  
  наткала бы полотна. -
  
  
  
  Эта девушка мудрее -
  
  
  
  знать, над ней тогда уж реял,
  
  
  
  не касаясь старших двух,
  
  
  
  пролетарской воли дух!
  
  
   40 За кустарной сидя прялкой,
  
  
  
  настоящей пролетаркой
  
  
  
  становилася она,
  
  
  
  хоть семья была темна.
  
  
  
  И Салтану
  
  
  
  
   и Гвидону
  
  
  
  набок сбили мы корону...
  
  
  
  До конца ж их покачнем -
  
  
  
  сказку новую начнем.
  
  
  
  Эта сказка всем знакома:
  
  
   50 не сидят ткачихи дома,
  
  
  
  а, идут,
  
  
  
  
  закрыв окно,
  
  
  
  на работу
  
  
  
  
   в Моссукно.
  
  
  
  Им
  
  
  
   спорей
  
  
  
  
   работать вместе
  
  
  
  за станком в суконном тресте,
  
  
  
  заключив
  
  
   60
   с недавних пор
  
  
  
  коллективный договор.
  
  
  
  Старины рассыпься иней
  
  
  
  хрупким снегом-серебром!
  
  
  
  Не царицу героиней,
  
  
  
  а ткачиху мы берем!
  
  
  
  От ткачихи
  
  
  
  
   этой самой
  
  
  
  род ткачей идет упрямый;
  
  
  
  вишь у ней какая прыть:
  
  
   70 тканью
  
  
  
  
  весь бы мир покрыть.
  
  
  
  И она его покроет,
  
  
  
  лишь сырья запас утроит...
  
  
  
  Думает -
  
  
  
  
  ночей не спит:
  
  
  
  как бы
  
  
  
  
  нам
  
  
  
  
   повысить сбыт!
  
  
  
  Под ее заботным взглядом
  
  
   80 двадцать дочек стали рядом,
  
  
  
  не для игр,
  
  
  
  
   а для работ
  
  
  
  завивая хоровод.
  
  
  
  Не бывало это в сказках:
  
  
  
  двадцать фабрик слилось ткацких,
  
  
  
  собралось
  
  
  
  
   Москвы окрест,
  
  
  
  сорганизовавши трест.
  
  
  
  Этот трест
  
  
   90
  
  не знает страха,
  
  
  
  так как
  
  
  
  
  та
  
  
  
  
   седая пряха
  
  
  
  в нем осталась навсегда
  
  
  
  Героинею Труда.
  
  
  
  Спросишь: "Это кто ж такая?"
  
  
  
  В ткацких много их мелькает,
  
  
  
  в пряхах -
  
  
  
  
   целые рои
  
  
   100 этих самых героинь.
  
  
  
  Посмотри -
  
  
  
  
   стоит у кросен
  
  
  
  пряха. Пряхин голос грозен.
  
  
  
  Клеймит Керзона хитрого
  
  
  
  простая пряха Викторова.
  
  
  
  (Керзоны! Не противно ль вам
  
  
  
  от гнева беспартийного?)
  
  
  
  И Калинина жена -
  
  
  
  в ту ж работу впряжена,
  
  
   110 тоже бьет разруху в прах
  
  
  
  посреди таких же прях.
  
  
  
  Не вглядевшись в дело ткачеств,
  
  
  
  не опишешь пряхи качеств -
  
  
  
  в тысячах рабочих лиц
  
  
  
  отразился сказки смысл.
  
  
  
  
   II
  
  
  
  А теперь,
  
  
  
  
   без переносу,
  
  
  
  обратимся
  
  
  
  
   к мериносу...
  
  
   120 Мериносовая шерсть
  
  
  
  туго
  
  
  
   лезет
  
  
  
  
   к нам
  
  
  
  
  
   лет шесть!
  
  
  
  Тот баран
  
  
  
  
   пред нашим братом
  
  
  
  стал давно аристократом,
  
  
  
  и его -
  
  
  
  
  из-за блокад
  
  
   130 не осталось ни клока!
  
  
  
  Без него ж в суконном деле
  
  
  
  не прожить
  
  
  
  
   одной недели.
  
  
  
  Приуныл суконный трест.
  
  
  
  Просто -
  
  
  
  
  ставь на дело крест.
  
  
  
  Снится раз ткачихе старой,
  
  
  
  что бесчисленной отарой
  
  
  
  тонкорунные стада
  
  
   140 направляются сюда.
  
  
  
  Впереди
  
  
  
  
  баран вприпрыжку
  
  
  
  сам бежит
  
  
  
  
   ложиться в стрижку.
  
  
  
  И немедля
  
  
  
  
   у станка -
  
  
  
  шерсть, как облако, тонка.
  
  
  
  Повернулась пряха на бок
  
  
  
  сжать барана в пальцах слабых,
  
  
   150 только он
  
  
  
  
   оскалил пасть
  
  
  
  да и ну
  
  
  
  
  ногами прясть.
  
  
  
  Отбежав, проблеял веско:
  
  
  
  "Без меня - какая ж смеска?!
  
  
  
  Все высокие сорта
  
  
  
  уплывают изо рта!
  
  
  
  Мы решили так:
  
  
  
  
  
  пора нам,
  
  
   160 заграничным всем баранам,
  
  
  
  переждать годок, другой -
  
  
  
  к вам
  
  
  
   в Россию
  
  
  
  
  
  ни ногой!
  
  
  
  Ах, почтенная подружка,
  
  
  
  злит меня фабком Петрушкин;
  
  
  
  чтоб мою умерить месть,
  
  
  
  дайте мне фабкома съесть!"
  
  
  
  Пряха сон с лица согнала,
  
  
   170 головою покачала
  
  
  
  и подумала:
  
  
  
  
   - Ведь впрямь
  
  
  
  дело он испортит нам;
  
  
  
  на одном,
  
  
  
  
   на грубом сорте,
  
  
  
  нам машины только портить:
  
  
  
  сберегать пора всерьез
  
  
  
  пуще золота сырье! -
  
  
  
  Всех смутила сном ткачиха:
  
  
   180 "Без расчету нам, мол, лихо!
  
  
  
  Принимайся ж, млад и стар,
  
  
  
  сам учитывать угар!"
  
  
  
  Глядь -
  
  
  
  
  с тех пор
  
  
  
  
  
   и вправду в тресте
  
  
  
  стал расчет на первом месте.
  
  
  
  И великая беда
  
  
  
  пронеслася без следа.
  
  
  
  
   III
  
  
  
  Клонит пряхе сон ресницы
  
  
   190 и опять баран е

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 210 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа