Главная » Книги

Лившиц Бенедикт Константинович - Гийом Аполлинер. Стихотворения

Лившиц Бенедикт Константинович - Гийом Аполлинер. Стихотворения


  
  
   Гийом Аполлинер
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Перевод Б. Лившица
  Аполлинер Г. Алкоголи.
  СПб.: Терция, Кристалл, 1999. - (Б-ка мировой лит. Малая серия).
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
   СУМЕРКИ
  
  
  
  
  
   Посвящается
  
  
  
  
  
   мадемуазель Мари Лорансен
  
  
   В саду где привиденья ждут
  
  
   Чтоб день угас изнемогая
  
  
   Раздевшись догола нагая
  
  
   Глядится Арлекина в пруд
  
  
   Молочно-белые светила
  
  
   Мерцают в небе сквозь туман
  
  
   И сумеречный шарлатан
  
  
   Здесь вертит всем как заправила
  
  
   Подмостков бледный властелин
  
  
   Явившимся из Гарца феям
  
  
   Волшебникам и чародеям
  
  
   Поклон отвесил арлекин
  
  
   И между тем как ловкий малый
  
  
   Играет сорванной звездой
  
  
   Повешенный под хриплый вой
  
  
   Ногами мерно бьет в цимбалы
  
  
   Слепой баюкает дитя
  
  
   Проходит лань тропой росистой
  
  
   И наблюдает карл грустя
  
  
   Рост арлекина трисмегиста
  
  
  
   ОТШЕЛЬНИК
  
  
  
  
  
   Феликсу Фенеону
  
   Проклятие скорбям и мученичеству
  
   Вскричал близ черепа отшельник босоногий
  
   Логомахических соблазнов и тревоги
  
   Внушаемой луной я не переживу
  
   Все звезды от моих молитв бегут О дыры
  
   Ноздрей Орбиты глаз Истлевшие черты
  
   Я голоден Давно кричу до хрипоты
  
   И вот для моего поста головка сыра
  
   О Господи бичуй поднявшие подол
  
   Над задом розовым бессовестные тучи
  
   Уж вечер и цветы объемлет сон дремучий
  
   И мыши в сумраке грызут волхвуя пол
  
   Нам смертным столько игр дано любовь и мурра
  
   Любовь игра в гусек я к ней всегда готов
  
   А мурра беглый счет мелькающих перстов
  
   Соделай Господи меня рабом Амура
  
   Я Незнакомки жду чьи тонкие персты
  
   На ноготках хранят отметки лжи и лени
  
   Им нет числа но я томлюсь от вожделений
  
   Жду рук протянутых ко мне из темноты
  
   Чем провинился я что ты единорогом
  
   Обрек меня прожить земную жизнь Господь
  
   А между тем моя совсем безгрешна плоть
  
   И я напрасно дань несу любви тревогам
  
   Господь накинь накинь чтоб язв ослабить зной
  
   На обнаженного Христа хитон нешвенный
  
   В колодце звон часов потонет и бессменный
  
   Туда же канет звон капели дождевой
  
   Я в Гефсимании хотел увидеть страстно
  
   Под олеандрами твой алый пот Христос
  
   Я тридцать суток бдел увы гематидроз
  
   Должно быть выдумка я ждал его напрасно
  
   Сердцебиению я с трепетом внимал
  
   Струясь в артериях бежала кровь звончее
  
   Они кораллы иль вернее казначеи
  
   И скупости запас в аорте был не мал
  
   Упала капля Пот Как светел каждый атом
  
   Мне стала грешников смешна в аду возня
  
   Потом я раскусил из носа у меня
  
   Шла кровь А все цветы с их сильным ароматом
  
   Над старым ангелом который не сошел
  
   Лениво протянуть мне чашу поглумиться
  
   Я захотел и вот снимаю власяницу
  
   Куда ткачи вплели щетины жесткий шелк
  
   Смеясь над странною утробою папессы
  
   Над грудью без соска у праведниц иду
  
   Быть может умереть за девственность в саду
  
   Обетов слов и рук срывая с тайн завесы
  
   Я ветрам вопреки невозмутимо тих
  
   Встаю как лунный луч над зыбью моря страстной
  
   Непразднуемых я молил святых напрасно
  
   Никто не освятил опресноков моих
  
   И я иду Бегу о ночь Лилит уйду ли
  
   От воя твоего Я вижу глаз разрез
  
   Трагический О ночь я вижу свод небес
  
   Звездообразные усеяли пилюли
  
   На звездной ниточке отбрасывая тень
  
   Качается скелет невинной королевы
  
   Полночные леса свои раскрыли зевы
  
   Надежды все умрут когда угаснет день
  
   И я иду бегу о день заря рыжуха
  
   Закрыла пристальный как лалы алый взор
  
   Сова овечий взгляд направленный в упор
  
   И свиньи чей сосок похож на мочку уха
  
   Вороны тильдами простертые скользят
  
   Едва роняя тень над рожью золотистой
  
   Вблизи местечек где все хижины нечисты
  
   И совы мертвые распространяют смрад
  
   Мои скитания Печалей нет печальней
  
   И пальцев остовы ощерившие ель
  
   С дороги сбился я запутав снов кудель
  
   И ельник часто мне служил опочивальней
  
   Но томным вечером я наконец вступил
  
   Во град представший мне при звоне колокольном
  
   И жало похоти вдруг сделалось безбольным
  
   И я входя толпу зевак благословил
  
   Над трюфлевидными я хохотал дворцами
  
   О город синими прогалинами весь
  
   Изрытый Все мои желанья тают здесь
  
   Скуфьей прогнав мигрень я завладел сердцами
  
   Да все они пришли покаяться в грехах
  
   И Диамантою Луизой Зелотидой
  
   Я в ризу святости с простой простясь хламидой
  
   Отныне облачен Ты знаешь все монах
  
   Воскликнули они Отшельник нелюдимый
  
   Возлюбленный прости нам тяжкие грехи
  
   Читай в сердцах покрой любимые грехи
  
   И поцелуев мед несказанно сладимый
  
   И отпускаю я пурпурные как гроздь
  
   Грехи волшебницы блудницы поэтессы
  
   И духа моего не искушают бесы
  
   Когда любовников объятья вижу вновь
  
   Мне ничего уже не надо только взоры
  
   Усталых глаз закрыть забыть дрожащий сад
  
   Где красные кусты смородины хрипят
  
   И дышат лютостью святою пасифлоры
  
  
   ПЕРЕСЕЛЕНЕЦ С ЛЕНДОР-РОУДА
  
   В витрине увидав последней моды крик
  
   Вошел он с улицы к портному Поставщик
  
   Двора лишь только что в порыве вдохновенном
  
   Отрезал головы нарядным манекенам
  
   Толпа людских теней смесь равнодушных лиц
  
   Влачилась по земле любовью не согрета
  
   Лишь руки к небесам к озерам горним света
  
   Взмывали иногда как стая белых птиц
  
   В Америку меня увозит завтра стимер
  
   Я никогда
  
  
  
  не возвращусь
  
   Нажившись в прериях лирических чтоб мимо
  
   Любимых мест тащить слепую тень как груз
  
   Пусть возвращаются из Индии солдаты
  
   На бирже распродав златых плевков слюну
  
   Одетый щеголем я наконец усну
  
   Под деревом где спят в ветвях арагуаты
  
   Примерив тщательно сюртук жилет штаны
  
   (Невытребованный за смертью неким пэром
  
   Заказ) он приобрел костюм за полцены
  
   И облачась в него стал впрямь миллионером
  
  
  
  А на улице годы
  
  
  
  Проходили степенно
  
  
  
  Глядя на манекены
  
  
  
  Жертвы ветреной моды
  
   Дни втиснутые в год тянулись вереницей
  
   Кровавых пятниц и унылых похорон
  
   Дождливые когда избитый дьяволицей
  
   Любовник слезы льет на серый небосклон
  
   Прибыв в осенний порт с листвой неверно-тусклой
  
   Когда листвою рук там вечер шелестел
  
   Он вынес чемодан на палубу и грустно
  
  
  
  Присел
  
   Дул океанский ветр и в каждом резком звуке
  
   Угрозы слал ему играя в волосах
  
   Переселенцы вдаль протягивали руки
  
   И новой родины склонясь лобзали прах
  
   Он всматривался в порт уже совсем безмолвный
  
   И в горизонт где стыл над пароходом дым
  
   Чуть видимый букет одолевая волны
  
   Покрыл весь океан цветением своим
  
   Ему хотелось бы в ином дельфиньем море
  
   Как славу разыграть разросшийся букет
  
  
   Но память ткала ткань и вскоре
  
  
   Прожитой жизни горький след
  
  
   Он в каждом узнавал узоре
  
  
   Желая утопить как вшей
  
   Ткачих пытающих нас и на смертном ложе
  
  
   Он обручил себя как дожи
  
   При выкриках сирен взыскующих мужей
  
   Вздувайся же в ночи о море где акулы
  
   До утренней зари завистливо глядят
  
   На трупы дней что жрет вся свора звезд под гулы
  
   Сшибающихся волн и всплеск последних клятв
  
  
  
   ЛУННЫЙ СВЕТ
  
  
  Безумноустая медоточит луна
  
  
  Чревоугодию вся ночь посвящена
  
  
  Светила с ролью пчел справляются умело
  
  
  Предместья и сады пьяны сытою белой
  
  
  Ведь каждый лунный луч спадающий с высот
  
  
  Преображается внизу в медовый сот
  
  
  Ночной истории я жду развязки хмуро
  
  
  Я жала твоего страшусь пчела Арктура
  
  
  Пчела что в горсть мою обманный луч кладет
  
  
  У розы ветров взяв ее сребристый мед
  
  
  
  СУХОПУТНЫЙ ОКЕАН
  
  
  
  
  
  
  Дж. де Кирико
  
  
  Я выстроил свой дом в открытом океане
  
  
  В нем окна реки что текут из глаз моих
  
  
  И у подножья стен кишат повсюду спруты
  
  
  Тройные бьются их сердца и рты стучат в стекло
  
  
  
   Порою быстрой
  
  
  
   Порой звенящей
  
  
  
   Из влаги выстрой
  
  
  
   Свой дом горящий
  
  
  Кладут аэропланы яйца
  
  
  Эй берегись уж наготове якорь
  
  
  Эй берегись когда кидают якорь
  
  
  Отлично было бы чтоб с неба вы сошли
  
  
  Как жимолость свисает с неба
  
  
  Земные полошатся спруты
  
  
  Какое множество средь нас самих себя хоронит
  
  
  О спруты бледные волн меловых о спруты
  
  
  с бледным ртом
  
  
  Вкруг дома плещет океан тебе знакомый
  
  
  Не забываясь даже сном

Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
Просмотров: 422 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа