Главная » Книги

Козлов Иван Иванович - Безумная

Козлов Иван Иванович - Безумная


1 2 3

  
  
   Иван Иванович Козлов
  
  
  
  
  Безумная
  
  
  
   Русская повесть --------------------------------------
  Русская романтическая поэма.
  М., Правда, 1985
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  Москва, Москва, где радости и горе
  
  
  Мой юный дух, пылая, обнимал, -
  
  
  Где жизнь мою, как в непогоду море,
  
  
  Мятеж страстей так часто волновал!
  
  
  Ты - колыбель моих воспоминаний,
  
  
  Сердечных дум и дерзких упований!
  
  
  О, сколько их увяло, не сбылось!
  
  
  Но хоть тогда и много туч неслось, -
  
  
  Отважный взор не устрашен был мглою,
  
  
  И вдалеке мелькающей звездою
  
  
  Пленялся я: во тме - она одна
  
  
  Светила мне; но так мила, ясна,
  
  
  Она меле туч так радостно играла,
  
  
  Надеждою, любовью мне сияла!
  
  
  Шуми же ветр, тмись небо, вой гроза:
  
  
  В очах, в душе - звезды моей краса!
  
  
  И мой удел, с надеждами, с мечтами,
  
  
  С веселыми и горестными днями,
  
  
  По сердцу мне; он мне не утаил
  
  
  Душевных тайн, и я недаром жил.
  
  
  Туч грозных мрак, румяной блеск денницы
  
  
  Знакомы мне, и отзыв их живой
  
  
  То ужас льет, как в ночь протяжный вой
  
  
  Далеких бурь, то нежный звук цевницы
  
  
  Пред ним ничто. Я снова, если б мог,
  
  
  Искать бы стал тех пламенных тревог,
  
  
  В которых всё земное нам милее,
  
  
  Небесное и ближе, и святее!
  
  
  Стремлю назад, вздыхая, томный взор,
  
  
  Но в нем Москва - привет, а не укор.
  
  
  Бывало, я в лесу уединенном,
  
  
  Где Кунцово на холме возвышенном
  
  
  Задумчивой пленяет красотой,
  
  
  Брожу один вечернею зарей;
  
  
  Москва-река там с синими волнами;
  
  
  В тени берез, мене дикими кустами,
  
  
  Шумя, блестит и прихотей полна:
  
  
  То скрылась вдруг, то вдруг опять видна;
  
  
  Зеленый луг и роща за рекою;
  
  
  Вдали вид сел, полуодетых тмою,
  
  
  Манили взор, - и сладостной мечте
  
  
  Вдавался я в сердечной простоте:
  
  
  "О, если б здесь она, мой друг прелестный,
  
  
  Кем для меня всё дышит в поднебесной,
  
  
  Таясь от всех в беспечной тишине,
  
  
  Прекрасный сон! была подругой мне!
  
  
  Деревня, сад, любовь, уединенье
  
  
  И божье с ней и в ней благословенье -
  
  
  Во всем она!" - И месяц уж всходил,
  
  
  А я в лесу, забыв часы, бродил,
  
  
  И с ним тогда прощался поневоле,
  
  
  Как мрак ночной ложился в тихом поле.
  
  
  Иду - ко мне из сел летит порой
  
  
  То звук рожка, то песни плясовой:
  
  
  Я оживлен веселыми мечтами!
  
  
  Но, проходя кладбище под Филями,
  
  
  Случалось мне - внезапно я смущен:
  
  
  Над свежею могилой, слышу стон, -
  
  
  И я, крестясь, задумаюсь уныло...
  
  
  И пламенней люблю что сердцу мило!
  
  
  Но уж прошел я поле и погост,
  
  
  Дрожит вдали Дорогомилов мост,
  
  
  Бегу к нему, надеждою томимый;
  
  
  Спешу пройти по улице любимой:
  
  
  Там, может быть, теперь пред тихим сном
  
  
  Она сидит, в раздумье, под окном.
  
  
  Но хоть один огонь меж ставней блещет,
  
  
  Всё счастлив я, - и сердце затрепещет!
  
  
  Нет! тайну чувств, несметных сердца дум,
  
  
  Их чудный мир постичь не может ум.
  
  
  Мечта сбылась. Меня любила радость,
  
  
  Священный жар мою лелеял младость;
  
  
  Хоть жизнь моя утрачена в страстях
  
  
  И божий свет померк в моих очах,
  
  
  Но я стеснен, а не убит судьбою -
  
  
  Моя жена, и сын, и дочь со мною!
  
  
  Мой дух кипит, моя не стынет кровь,
  
  
  По-прежнему я верую в любовь...
  
  
  Так видим мы: покинув мать родную,
  
  
  Мечтатель-сын летит в страну чужую,
  
  
  Где буря ждет, печаль, тоска крушат -
  
  
  Быть может, сам он, дерзкий, виноват,
  
  
  Но он - ее; то ж сердце в нем пылает,
  
  
  И мать в слезах страдальца обнимает.
  
  
  Москва! с тобой давно расстался я,
  
  
  Но я твой сын - родная ты моя!
  
  
  30 сентября 1830
  
  
  Санкт-Петербург
  
  
  
  
   1
  
  
   Когда дорогою большою
  
  
   Проезжий встретится со мною
  
  
   И колокольчик прозвенит,
  
  
   Всегда в мое воображенье
  
  
   Он бросит тайное смущенье
  
  
   И как-то сердце мне стеснит.
  
  
   Напоминают эти звуки
  
  
   Обман надежд, печаль разлуки:
  
  
   Быть может, страждущую мать
  
  
   Любимый сын спешит обнять -
  
  
   Увы! застанет ли родную?
  
  
   Платя, быть может, чести дань,
  
  
   Жену покинув молодую,
  
  
   Влюбленный муж летит на брань;
  
  
   Сомненье дух его волнует-
  
  
   Кто любит страстно, тот ревнует.
  
  
   Так, углублен, в моих мечтах,
  
  
   Под буркой я лежал в санях;
  
  
   И, снег копытами взвевая,
  
  
   Неслася тройка удалая,
  
  
   И мой ямщик унывно пел,
  
  
   И колокольчик мой звенел.
  
  
  
  
   2
  
  
   Уж ночь морозная настала;
  
  
   Ямщик коней легонько гнал,
  
  
   И подрезь п_о_ снегу визжала,
  
  
   А я под песнею дремал.
  
  
   Вдруг бег коней остановился,
  
  
   Открылся взор усталый мой, -
  
  
   Гляжу: стоим; ямщик крестился:
  
  
   Зажглося небо надо мной,
  
  
   Горит кровавою зарей;
  
  
   Волнуясь, север пламенеет,
  
  
   То весь багровый, то бледнеет,
  
  
   И море зыбкого огня
  
  
   Готово хлынуть на меня.
  
  
   Холодным блеском рдяной ночи
  
  
   Невольно ужаснулись очи;
  
  
   Клубясь в сверкающих волнах,
  
  
   Столбы багряные явились,
  
  
   То расходились, то сходились,
  
  
   Сливались, таяли в лучах
  
  
   Иль, рассылался, дымились;
  
  
   И зарево с высот небес
  
  
   Сиянье странное бросало
  
  
   На снежный дол, на ближний лес;
  
  
   Оно таинственно мерцало;
  
  
   Пушистый иней вкруг ветвей
  
  
   Берез высоких, сосн косматых
  
  
   Трепещет в искрах красноватых;
  
  
   И снежные ковры полей
  
  
   Где пожелтели, где алеют;
  
  
   Везде дрожащий, чудный свет,
  
  
   Какого днем и ночью нет.
  
  
   Светло и страшно - лишь темнеют,
  
  
   Со всех сторон омрачены,
  
  
   Лесных оврагов глубины.
  
  
   И в поле только раздается
  
  
   Звон колокольчика порой,
  
  
   И тихо из лесу несется
  
  
   Волков голодных дальный вой.
  
  
  
  
   3
  
  
   Природа-мать! как ты прекрасна!
  
  
   О, как всегда, везде, во всем
  
  
   Мила, прелестна иль ужасна!
  
  
   Ты явно дышишь божеством!
  
  
   В красе ли солнце засияет
  
  
   И светлый мир животворит;
  
  
   Из туч ли молния сверкает,
  
  
   Гроза ревет и гром гремит;
  
  
   Иль ночь нетленными звездами
  
  
   Усеет небо, как цветами,
  
  
   И томно нежится луна;
  
  
   Морская ли кипит волна;
  
  
   Журчит ли тихо ток сребристый;
  
  
   Иль Этна бросит сноп огнистый
  
  
   И вихрит пламень к облакам -
  
  
   Всё тайну знаменует нам:
  
  
   Что лишь одно всему душою,
  
  
   Что правит мира красотою,
  
  
   Равно как ужасом тревог,
  
  
   Морями, небом и землею -
  
  
   Любовь, премудрость, сила - бог!
  
  
  
  
   4
  
  
   И кони борзые пугливо
  
  
   Храпят, как будто чуя диво.
  
  
   Ямщик молчал, смотрел кругом
  
  
   И молвил мне: "Не пред добром!
  
  
   Верна примета, не обманет:
  
  
   Нам черный год, беда нагрянет;
  
  
   Столбы - к войне, а пламя - мор;
  
  
   Того гляди, опять набор!"
  
  
   Напрасно, гнав его сомненье,
  
  
   Я толковал ему явленье;
  
  
   Не понял он - как мерзлый пар
  
  
   Среди снегов родит пожар.
  
  
   Едва везти меня решился,
  
  
   Он вожжи взял, перекрестился,
  
  
   Лениво сел, махнул кнутом
  
  
   И повторил: "Не пред добром!"
  
  
  
  
   5
  
  
   И молча он большой дорогой
  
  
   Меня везет. - Невдалеке
  
  
   Лежит усадьба на реке.
  
  
   Вкруг деревянной и убогой
  
  
   Столетней церкви, меж кустов,
  
  
   Ряды являются гробов.
  
  
   Из кольев с ельником ограда
  
  
   Уж их теснит. Ветха, бедна,
  
  
   Часовня при пути видна;
  
  
   В ней тускло светится лампада.
  
  
   Вблизи костер, дымяся, тлел;
  
  
   Быть может, путников он грел.
  
  
  
  
   6
  
  
   Но кто, как тень, как привиденье,
  
  
   Как полуночное явленье,
  
  
   Могил таинственный жилец,
  
  
   На срок отпущенный мертвец, -
  
  
   Кто там мелькает предо мною?
  
  
   Освещена ночной зарею,
  
  
   Зачем, свою покинув сень,
  
  
   Идет ко мне младая тень?..
  
  
   Не тень была то гробовая -
  
  
   Была страдалица младая.
  
  
   Она догнать меня спешит;
  
  
   Она рукой к себе манит;
  
  
   За нами вопль ее несется;
  
  
   Мой дух смущен, и сердце бьется.
  
  
   Я удержал моих коней;
  
  
   Я сам бегу навстречу к ней.
  
  
   Но, к нам она летя стрелою,
  
  
   Вдруг неподвижною, немою
  
  
   Остановилась; тяжкий стон
  
  
   Возник - и смолк: "Опять не он!"
  
  
  
  
   7
  
  
   И вне себя она стояла,
  
  
   Бледна - как майская луна;
  
  
   И беглый взор кругом бросала,
  
  
   Тревожной думе предана;
  
  
   Какой-то грустью безнадежной
  
  
   Она дышала; сарафан
  
  
   И мех, накинутый небрежно,
  
  
   Скрывали грубо легкий стан;
  
  
   По белому челу бежали
  
  
   Струи разметанных кудрей
  
  
   И тмили чудный блеск очей,
  
  
   И взору дикость придавали;
  
  
   Слова немели на устах,
  
  
   И грудь вздымалась, трепетала;
  
  
   Но вдруг прошел мятежный страх-
  
  
   И, как в бреду, она сказала:
  
  
   "Зачем ты, путник, здесь со мной?
  
  
   Скачи к нему! Когда ж он будет
  
  
   Опять ко мне? иль мне живой
  
  
   В могилу лечь? иль он забудет
  
  
   И темный лес, и час ночной,
  
  
   И этот перстень золотой?"
  
  
  
  
   8
  
  
   Я понял всё. У исступленной
  
  
   Я руку взял, и вместе с ней
  
  
   К часовне, тускло озаренной,
  
  
   Пошел, не находя речей.
  
  
   Мы сели на могильный камень;
  
  
   Теплей я бедную одел;
  
  
   Костра оставленного пламень,
  
  
   Сверкая, нас обоих грел.
  
  
   И всё, что взоры ни встречали,
  
  
   Вливало в душу мрак печали:
  
  
   Она, крушимая тоской,
  
  
   В безумии любви земной,
  
  
   И сельский храм, с его гробами,
  
  
   И блеск, мерцающий над нами,
  
  
   И тайной дышащая ночь,
  
  
   Примет народных впечатленья -
  
  
   Смущало всё; и дум волненья
  
  
   Был я не в силах превозмочь;
  
  
   А между тем она сидела
  
  
   Печально-сумрачна, бледна;
  
  
   Невнятно, тихо что-то пела;
  
  
   И, смутных призраков полна,
  
  
   То робко бросит взор унылый
  
  
   На снежные вкруг нас могилы,
  
  
   Начнет молиться и вздохнет;
  
  
   То взглянет на небо, вздрогнет,
  
  
   Ко мне от ужаса прижмется, -
  
  
   И вдруг сквозь слезы улыбнется.
  
  
   Был дик огонь ее очей;
  
  
   Но, сердце кровью обливая,
  
  
   Ее улыбка роковая
  
  
   Огня их дикого страшней:
  
  
   Веселый знак дум ясных, чистых,
  
  
   Улыбка на ее лице;
  
  
   Она - как из цветов душистых,
  
  
   Венок на бледном мертвеце.
  
  
  
  
   9
  
  
   Она молчала - томный ропот
  
  
   Ума броженье намекал;
  
  
   Но странный, непонятный шепот
  
  
   В устах дрожащих замирал.
  
  
   Она, казалось, устремляла
  
  
   Всю память сердца к прежним дням,
  
  
   И вдруг мне руку крепко сжала,
  
  
   И молвила: "Ты любишь сам:
  
  
   Ты тронут был тоской моею!
  
  
   Радушен, добр ты, вижу я,
  
  
   А добрым не любить нельзя!
  
  
   Будь счастлив с милою твоею!
  
  
   Но, путник, ей не измени;
  
  
   Иль черные настанут дни,
  
  
   И сердце ум ее встревожит,
  
  
   И совесть страхи наведет -
  
  
   И с горя, как моя, быть может,
  
  
   Ее родимая умрет!"
  
  
   Тогда кладбище указала
  
  
   Она мне трепетной рукой
  
  
   И, запинаясь, продолжала
  
  
   Рассказ печальный и простой:
  
  
   "Да! как моя! - Ее убила,
  
  
   Убила дочь; но мне простила
  
  
   Моя родная: обо мне
  
  
   Теперь, в безвестной стороне,
  
  
   Она всё молится... Ужасно
  
  
   Мне без нее на свете жить!-
  
  
   Как без приюта,

Другие авторы
  • Маслов-Бежецкий Алексей Николаевич
  • Алябьев А.
  • Маркевич Болеслав Михайлович
  • Крылов Иван Андреевич
  • Булгаков Валентин Федорович
  • Лемуан Жон Маргерит Эмиль
  • Авксентьев Николай Дмитриевич
  • Хвостов Дмитрий Иванович
  • Бернс Роберт
  • Нарежный В. Т.
  • Другие произведения
  • Кронеберг Андрей Иванович - А. И. Кронеберг: биографическая справка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Алексей Васильевич Кольцов
  • Вяземский Петр Андреевич - Несколько слов на замечания г. Арцыбашева, перепечатанные в 19 и 20 нумерах "Московского вестника" 1828 года
  • Нечаев Степан Дмитриевич - Стихотворения
  • Страхов Николай Николаевич - Несколько слов о г. Писемском по поводу его сочинений
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Римские элегии. Сочинение Гете. Перев. А. Струговщикова
  • Чехов Михаил Павлович - С. М. Чехов. О семье Чеховых
  • Анненский Иннокентий Федорович - Генрих Гейне и мы
  • Аксаков Иван Сергеевич - Народный отпор чужестранным учреждениям
  • Дункан Айседора - Айседора Дункан: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 354 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа