Главная » Книги

Кондурушкин Степан Семенович - Сказка

Кондурушкин Степан Семенович - Сказка



Степан Семёнович Кондурушкин

Сказка

   Меркнет летний день.
   Из поля в открытое окно дедушкина кабинета ровным потоком льётся воздух, напоённый хмельными запахами раскалённой земли и увядающих от зноя трав. Дедушка лежит на кожаном, просиженном в трёх местах ямами диване, дремлет. Он только что приехал с поля, ждёт ужина, - да и спать бы. Устал от солнца у горячего июльского ветра.
   На дворе гомонят рабочие. Пыхтят тяжёлые коровы, блеют овцы. По дому бегают, хлопают дверями. Кто-то кричит звонким и весёлым голосом:
   - Марфушка-а! А, Марфушка!
   Голос-то знакомый, но в дремоте никак не припомнить, кто именно кричит. От этого голоса дедушка засмеялся коротким смешком. Радостный голос.
   И весь дом, и двор, и звонкое поле в полусне кажутся дедушке давно знакомым, мелодичным ящичком с музыкой. Не дом, не двор, не поле, а маленький баульчик. Стоит баульчик на столике около головы и наигрывает знакомую и нежную песню. Уж скоро шестьдесят лет, как слышит он эту песню... Жена умерла. Сына на войне убили. Дочь, Надя, замуж вышла, за профессора. По летам приезжает к отцу в имение с мужем и сыном Микой... Рассыпалась семья, а баульчик про всех играет, будто и не умирали и не уходили. И что самое главное - играет нежно и радостно, как бывало в лучшие дни жизни. Всё дурное, тревожное, мучительное баульчик забыл, не вспоминает...
   "Слава Богу, всё слава Богу!" - думает дедушка, чувствуя, как в окно веет на лицо холодеющим воздухом.
   Топают маленькие ноги. "Это Мика бежит", - думает в полусне дедушка. И на минуту забывает о внуке. А в эту-то маленькую минуту Мика уже очутился около дивана. Приплясывает на одной ноге, поёт:
  
   Шёл музы-ык чилез мост,
   На мосту воло-она!
   Взял музык ёё за хвост,
   Блосил он ёё под мост, -
   Пусть волона мо-окнет!..
  
   - Где же это ты, Мика, выучился? - спрашивает, просыпаясь, дед.
   Мика возбуждённо дышит. На дедушкин вопрос не отвечает. Ненужный вопрос.
   - Ищо не вся, дедушка! Дальше есть!..
   - Ну, дальше пой, - соглашается дедушка.
   Мика опять затопал в такт ногой, запел, захлёбываясь и повизгивая от нервной радости:
  
   Шёл музы-ык чилез мост,
   Под мостом воло-она!
   Взял музык ёё за хвост,
   Посадил ёё на мост, -
   Пусть волона со-охнет!..
  
   И, задыхаясь от усталости и веселья, уткнулся в рассыпчатую дедушкину бороду.
   - Де-эдушка. Ласказы сказку!
   А сам свернулся сурочком, укладывается под дедушкин бок. Мике четыре года. Он любит дедушкин запах, рассыпчатую бороду и уютную подмышку.
   - Ну, ласказывай-за!
   - Какую же, Мика, сказку? Я тебе, брат, ещё в прошлом году все сказки рассказал.
   - Не мозет-быть! - деловито, по-отцовски, говорит Мика. - А ты плидумай!..
   - Расскажи тебе сказку, а ты опять не будешь спать. Мама на нас с тобой и рассердится...
   - Не-эт! Я усну, дедушка!.. Вот так! - убедительно говорит Мика, чувствуя, что дедушка сдаётся. - Гляди, глаза вот так заклою... Кле-эпко!.. Ну, хоть пальцем погляди!..
   Мика берёт дедушкину руку и подносит её к плотно сжатым глазам. Это называется - поглядеть пальцем.
   - Да, ведь, не припомню сказки-то, - говорит дедушка, борясь с дремотой. - Разве про ворону рассказать?
   - Ну, ин, пло волону, - соглашается Мика, укладываясь уютнее, чтобы слушать.
   - А про ворону, так слушай. Пошёл наш мужик, Яков, в город. Кучер Яков! Ты знаешь Якова?
   - Да знаю, дедушка! Дальше.
   - Ну вот, пошёл наш Яков в Самару. Идёт он, братец ты мой, Мика, через мост, а на мосту ворона сидит. Рот разинула, перья растопырила, глаза закрыла. Жа-арко вороне. Увидал её Яков: "Тпру, - говорит, - ворона сидит!" Поглядел это он на ворону и думает: "А, ведь, жарко вороне-то! Надо, - говорит, - ворону помочить. А сама она, глупая и не догадается!.." Известное дело, - ворона и есть ворона. Большого ума с неё требовать не приходится... Это Яков правильно сказал... Жальливый он, Яков-то... Ты знаешь Якова, Мика?
   - Да знаю-за, дедушка! Ты пло волону говоли!
   - Ну вот, Яков-то взял её, да и положил под мост, в воду. И стала, братец ты мой, с тех пор ворона мокнуть... А Яков в город пошёл, сапоги себе покупать, махорки... ситцу жене на платье!..
   Дед слегка забывается. В комнате темнеет. Мика заинтересован.
   - Дедушка, не спи... Волона-та потонет! Дальше что?
   - А?! Дальше-то? А дальше, Мика, известное дело, мокнет ворона! Год, братец ты мой, мокнет, два - мокнет и три года мокнет. Спонадобилось Якову опять в город идти. Идёт он через мост, видит, - мокнет ворона. "Ах ты, - говорит, - грех какой! Ведь, я и забыл про ворону! Мокнет ворона-то! Надо, - говорит, - ворону вынуть, да на солнышке посушить. Потому - сама-то она не догадается, глупая... Ворона!.."
   - Да-альше, дедушка!
   - Ага! Дальше? Дальше-то, известное дело, вынул Яков ворону. Совсем вымокла ворона. Даже перья у неё повылезли. Склизкая стала как рыба. Он её схватит, а она и выскользнет из руки. Чистый, братец Мика, карась стала ворона. И глаза, понимаешь, у неё совсем даже... Как бы тебе сказать, не соврать?.. Позеленели у неё глаза, как трава сделались. Вот какие глаза! А сама вся дрожит, носом щёлк-щёлк от холоду. Простыла ворона совсем. И не говорит уж ничего, только головой крутит...
   - Больно ей, дедушка?
   - Знамо дело, - не мёд! Сам подумай, - вымокла вся.
   - И детки её ждут?
   - Хах, голова! Как же не ждут? Плакали-плакали воронята, да уж все и глаза проплакали. По миру пошли, подаянием кормятся. Без матери житьё плохое, - до кого не доведись...
   Засыпающий дед бубнит, Слова растягиваются, Мике кажется, что они запутываются в бороде и не могут освободиться.
   Нежные отблески жёлтого закатного неба выхватывают из сумрака комнаты оленьи рога на стене, угол этажерки, золочённую раму. Всё остальное, даже стены, как бы спрятались, ушли в сумрак, и надо пристально смотреть, чтобы увидеть, что все вещи по-старому на своих местах. Мике жутко. Он со слезами в голосе требует:
   - Дальше-то что, дедушка-а?
   - Дальше? - продолжал дед проснувшимся голосом. - А дальше опять-таки Яков... кучер наш Яков, выловил ворону и посадил её на мост сохнуть. А сам в Самару ушёл... Ушёл в Самару, да и запьянствовал. Больше месяца, с лишним, пьянствовал. Его бы прогнать следовало, а я пожалел его, Мика, опять взял на место.
   - А как же волона, дедушка? - сердится Мика.
   - А ворона, друг мой, своё дело знает, сохнет! Сидит на мосту и сохнет. Так что даже в щепку высохла. Как сушёный гриб, - вот какая стала ворона! И каркать перестала, только комариным голоском пищит: пи-и, пи-и! Вот как пищит!.. За нос кто ей заденет - нос отломится, за крыло - крыло отломится. Обкрошилась вся ворона как сухарь... Лето, сам видишь Мика, какое! Жара! Горит всё, сохнет. Беда!..
   - Мика-а! - звонко кричит Микина мать.
   Идёт к отцу в кабинет.
   "Да ведь это она давеча кричала Марфушку", - думает дедушка. Только теперь припомнил он, что это был её, Надин голос.
   - Папа, ужин готов! Пойдём ужинать. Не у тебя ли Мика? - говорит она, входя к отцу в кабинет.
   Дедушка стряхивает с себя дремоту, встаёт. Мика бежит к матери, просится на руки и заливается на её плече слезами.
   - Что ты, Мика? Ты что плачешь, милый?
   - Воло-она... Сохнет волона... А у неё маленькие детки... мамочка!.. - плачет Мика.
   - Что такое? Папа, ты ему опять сказку рассказывал? - с ласковым упрёком говорит Надя и морщит в улыбке губы.
   - Да я, Надя, ничего... ничего, кажется, - растерянно говорит дедушка. - Я ему про ворону... Он, понимаешь, сам мне пел: под мостом ворона... на мосту ворона!.. А я взял да про это же рассказал...
   За ужином Мика развеселился. Вышел из-за стола и, притопывая в такт ногой, опять пел:
  
   Шёл музы-ык чилез мост,
   На мосту воло-она!..
  
  
   Источник текста: Кондурушкин С. С. Звонарь (Рассказы). - М.: Товарищество И. Д. Сытина, 1914. - С. 84.
   Подготовка текста: Евгений Зеленко, июнь 2012 г.
   Оригинал здесь: Викитека.
  
  
  
  

Другие авторы
  • Редактор
  • Чернявский Николай Андреевич
  • Урусов Сергей Дмитриевич
  • Богданович Ангел Иванович
  • Эсхил
  • Плавильщиков Петр Алексеевич
  • Архангельский Александр Григорьевич
  • Замятин Евгений Иванович
  • Поло Марко
  • Копиев Алексей Данилович
  • Другие произведения
  • Мерзляков Алексей Федорович - Мерзляков А. Ф.: Биобиблиографическая справка
  • Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович - Светлый праздник
  • Стивенсон Роберт Льюис - Странная история доктора Джекиля и мистера Хайда
  • Вересаев Викентий Викентьевич - В глуши
  • Андреев Леонид Николаевич - Фельетоны разных лет
  • Грибоедов Александр Сергеевич - Статьи. Корреспонденции. Путевые записки. Заметки
  • Киреевский Иван Васильевич - Отрывки
  • Березин Илья Николаевич - Ярлык Тохтамыша
  • Горький Максим - Антивоенному женскому конгрессу в Париже
  • Гроссман Леонид Петрович - Л. П. Гроссман: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 310 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа