Главная » Книги

Кольцов Алексей Васильевич - Стихотворения

Кольцов Алексей Васильевич - Стихотворения


1 2 3 4

    А. В. Кольцов. Стихотворения

  ------------------------------------
   Источник: А. В. Кольцов. Полное собрание стихотворений.
  Л.: Сов. писатель, 1958.
  ------------------------------------

СОДЕРЖАНИЕ:

  • Сирота
  • Ровеснику
  • Песня
  • Путник
  • Осень
  • Послание молодой вдове
  • Размолвка
  • Спящий юноша
  • Прекрасной поселянке
  • Ночлег чумаков
  • "Я был у ней..."
  • Плач
  • Ответ на вопрос о моей жизни
  • Исступление
  • "Ничто, ничто на свете..."
  • Послание В. Г. О.
  • Престарелый казак.
  • На отъезд Д. А. Кашкина в Одессу
  • К М. ("Вы милы всем, вы очень скромны...")
  • А. Д. Вельяминову
  • К М... ("Подобных Маше очень мало...")
  • К подруге моей юности
  • Песня ("Очи, очи голубые...")
  • Песня ("Увижу ль я девушку...")
  • Терем
  • Люди добрые, скажите
  • Маленькому брату
  • Письмо к Д. А. Кашкину
  • Сестре
  • "Пишу не для мгновенной славы..."
  • Мещанская любовь
  • А. Н. Сребрянскому
  • Приди ко мне
  • "По-над Доном сад цветёт..."
  • Разуверение
  • "Не мне внимать напев волшебный..."
  • Мщение
  • Песнь русалки
  • Повесть моей любви
  • Триолет
  • К другу
  • К N... ("Опять тоску, опять любовь...")
  • В альбом N N
  • Послание Н... П...
  • Неизменимость
  • Элегия
  • "Суму, кусок последний хлеба..."
  • (Первая любовь)
  • (Мука)
  • (Сирота)
  • (Песня)
  • (Кольцо)
  • (Сельская пирушка)
  • (Песня старика)
  • Соловей
  • Видение Наяды
  • Домик лесника
  • Исступление
  • Песня
  • Размышления поселянина
  • Поэт и няня
  • Удалец
  • Великая тайна
  • Не шуми ты, рожь
  • Урожай
  • Глаза
  • Человек
  • Женитьба Павла
  • Молодая жница
  • Косарь
  • Неразгаданная истина
  • Умолкший поэт
  • Великое слово
  • Молитва
  • Могила
  • Цветок
  • Перстень
  • Раздумье селянина
  • Ура!
  • Горькая доля
  • Два прощания
  • Вопрос
  • Человеческая мудрость
  • Божий мир
  • Пора любви
  • Лес
  • Первая песня лихача Кудрявича
  • Вторая песня лихача Кудрявича
  • Две жизни
  • Царство мысли
  • Измена суженой
  • К милой
  • Русская песня
  • Последний поцелуй
  • Деревенская беда
  • Примирение
  • Мир музыки
  • Руская песня
  • Последняя борьба
  • Стенька Разин
  • Бедный призрак
  • Бегство
  • Товарищу
  • Я дома
  • Перед образом Спасителя
  • Путь
  • Горе
  • Песня
  • Тоска по воле (1)
  • Тоска по воле (2)
  • Хуторок
  • К*** ("Ты в путь иной отправилась одна...")
  • "Не разливай волшебных звуков..."
  • "Что ты спишь, мужичок..."
  • Русская песня (Говорил мне друг, прощаючись...)
  • Лес
  • Русская песня ("Без ума, без разума...")
  • Послание (В. Г. Белинскому)
  • Дума сокола
  • Русская песня ("Греет солнышко...")
  • Русская песня ("Не скажу никому...")
  • Вопль страданий
  • Благодетелю моей Родины
  • Русская песня ("Так и рвется душа...")
  • Разлука
  • Русская песня ("Не на радость, не на счастие...")
  • Перепутье
  • Русская песня ("Дуют ветры...")
  • Военная песня
  • Всякому свой талант
  • Русская песня ("Где вы, дни мои...")
  • Поэт
  • Русская песня ("Много есть у меня...")
  • Расчет с жизнью
  • Грусть девушки
  • Ночь
  • Поминки
  • Дума двенадцатая
  • Доля бедняка
  • Русская песня ("Ты прости-прощай...")
  • Русская песня ("Не весна тогда...")
  • Звезда
  • Русская песня ("Расступитесь, леса темные...")
  • Сельская песня
  • Русская песня ("В Александровской слободке...")
  • Русская песня ("Из лесов дремучих, северных...")
  • Ивану Гордеевичу Козлову
  • Жизнь
  • Из Горация
  • Русская песня ("Я любила его...")
  • На новый 1842 год
  • Песня ("Что он ходит за мной...")
  • "Когда есть жизнь другая там..."
  • Песнь ("Нынче ночью к себе...")
  • "Ночка темная..."
  • Песнь утру
  • Первый шаг любви
  • Пьянюгину
  • Простодушие соседей
  • Ирисе
  • Семинаристу, писавшему эпиграмму
  • Отцветшая краса
  • Сон
  • Послание к Е. Г. О.
  • Акростих
  • Тоска о милой
  • Тоска о милом
  • Прямое счастие
  • Послание Якову Яковлевичу Переславцеву
  • Рыцарь
  • Свидение
  • К неверной
  • Довольный пастух

  • Опыт малоросийской поэзии

  • 1. Послание к другу из Малороссии
  • 2. Возвращение запорозцов с Кавказа
  • 3. Малороссийская песня

  • Стихотворения, приписываемые Кольцову

  • Песня ("Не булатный нож режет грудь мою...")
  • Песня русская
  • "Когда моей подруги взор..."
  • "Дюканж! ты чародей и милый и ужасный..."
  • "Поднимись удалец..."
  • В степи
  • Сиротка
  • Ровеснику
  • Песня ("Как обнимешь меня...")
  • Приветный огонек
  • Осень
  • Размолвка
  • Ночлег чумаков
  • Уныние
  • На отъезд Д. А. Кашкина в Одессу
  • Грусть
  • Терем
  • Люди добрые, скажите
  • Приветствие брату
  • Посвящение Дмитрию Антоновичу Кашкину
  • Разуверение
  • Встреча с опытом
  • Послание С... З...
  • Совет
  • Любовь души
  • Сельская пирушка
  • Послание к...
  • Поэт и няня
  • Молодая жница
  • Умолкший поэт
  • Могила
  • Цветок
  • Русская песня
  • Примирение
  • Что ты спишь, мужичок?
  • Песня
  • Русская песня
  • Ночь
  • Русская песня

    СИРОТА

    Не прельщайте, не маните, Пылкой юности мечты! Удалитесь, улетите От бездомной сироты! Что ж вы, злые, что вы вьетесь Над усталой головой? Что вы с ветром не несетесь В край неведомый, чужой? Были дни - и я любила Сны о радости земной; Но надежда изменила; Радость - сон в судьбе моей. Наяву же - в облегченье Только слезы проливать, И не верить в обольщенье, И покоя не вкушать. Не прельщайте ж, не маните, Светлой радости мечты! Унеситесь, улетите От бездомной сироты! <1827>

    РОВЕСНИКУ

    О чем, ровесник молодой, Горюешь и вздыхаешь? О чем серебряной струей Ты слезы проливаешь? О чем бессменная печаль И частые стенанья? Страшна ли жизни темна даль И с юностью прощанье? Или нежданная беда Явилась и сразила? Житейская ль тебя нужда Так рано посетила? Иль сердца тайная любовь Раскрыла в нем желанья И юным пламенем вся кровь Зажглась без упованья? Я вижу думу на челе, Без слов, без выраженья; Но есть во взорах, как в стекле, Востока отраженье - Заметное волненье. Ах, то любовь, любовь!.. Она В твоей душе играет; Она в пиру, на ложе сна Покой твой разрушает. Я отгадал. Дай руку мне! Ты не один, кипя душою, Горишь и гаснешь в тишине: Прошу тебя, будь друг со мною. <1827>

    ПЕСНЯ

    Если встречусь с тобой Иль увижу тебя, - Что за трепет, за огонь Разольется во груди. Если взглянешь, душа, - Я горю и дрожу, И бесчуствен и нем Пред тобою стою! Если молвишь мне что, Я на речи твои, На приветы твои, Что сказать, не сыщу. А лобзаньям твоим, А восторгам живым На земле, у людей, Выражения нет! Дева-радость души, Это жизнь - мы живем! Не хочу я другой Жизни в жизни моей! <1827>

    ПУТНИК

    Сгустились тучи, ветер веет, Трава пустынная шумит; Как черный полог, ночь висит, И даль пространная чернеет; Лишь там, в дали степи обширной, Как тайный луч звезды призывной, Зажжен случайною рукою, Горит огонь во тьме ночной. Унылый путник запоздалый, Один среди глухих степей, Плетусь к ночлегу; на своей Клячонке тощей и усталой Держу я путь к тому огню; Ему я рад, как счастья дню. И кто так пристально средь ночи Вперял на деву страстны очи, Кто, не смыкая зорких глаз, Кто так стерег условный час, Как я, с походною торбою, Трясясь на кляче чуть живой, Встречал огонь во тьме ночной? То наш очаг горит звездою, То спеет каша степняка Под песнь родную чумака!.. <Август 1828>

    ОСЕНЬ

    Настала осень; непогоды Несутся в тучах от морей; Угрюмеет лицо природы, Не весел вид нагих полей; Леса оделись синей тьмою, Туман гуляет над землею И омрачает свет очей. Всё умирает, охладело; Пространство дали почернело; Нахмурил брови белый день; Дожди бессменные полились; К людям в соседки поселились Тоска и сон, хандра и лень. Так точно немочь старца скучна; Так точно тоже для меня Всегда водяна и докучна Глупца пустая болтовня. <23 ноября 1828>

    ПОСЛАНИЕ МОЛОДОЙ ВДОВЕ

    Напрасно думаешь слезами Тоску от сердца ты прогнать: Всевышним богом - не людями Тебе назначено страдать. Конечно, сердцу нестерпимо Расстаться с тем, что так любимо; Что мило - больно потерять: Нельзя не плакать, не вздыхать. Так, верно, верно: ты несчастна; Твоей души супруг прекрасный Так скоро отказался жить. Он жертва смерти, он зарыт. Но что? ужель весну младую Слезам ты хочешь посвятить? Ужели юность золотую В тоске ты хочешь проводить? Ужель утрата роковая Пребудет памятна всегда? Ужель, что было, забывая, Не улыбнешься? милая! слезами Тоски от сердца не прогнать: Всевышним богом, а не нами Тебе положено страдать. <27 декабря 1828>

    РАЗМОЛВКА

    Теперь ясней Уж вижу я, Что огнь любви Давно потух В груди твоей. Но что виной, Могу ли знать? Бывало, ты - Совсем не та! А нынче - грех И вымолвить, Как ты со мной Суха, дика И сумрачна! Незваный гость, Долой с двора! Немилый друг, Не знай меня! Ах, рад не рад - Пришлось и мне Сказать с слезой: Прости-прощай, Любезны друг И недруг мой! <1828>

    СПЯЩИЙ ЮНОША

    О всеблагое провиденье, Храни его успокоенье! Еще не знает он, чт'о скука, Чт'о беспредельная любовь, И как тяжка любви резлука, И как хладеет в сердце кровь; Не знает жизненной заботы, Тяжелых снов и страшных бед, И мира гибельных сует, И дней безжизненной дремоты, Коварства света и людей, Надежд, желаний и страстей. Теперь он резвится, играет, Незрелый ум мечтой питает. Во сне испуг его не будит, Нужда до солнца встать не нудит, Печаль у ложа не стоит, - Священным сном невинность спит... Но эти дни как тень проходят, Прекрасный мир с собой уводят... О всеблагое провиденье, Храни его успокоенье! <1828>

    ПРЕКРАСНОЙ ПОСЕЛЯНКЕ

    Ах, чья ты, дева-красота? Твои уста, твои ланиты Такою прелестью покрыты! И в ком чудесная мечта Груди б младой не взволновала, Когда б ты на скале крутой, Одна, над бездною морской, Как дева Пушкина, стояла Под белым флагом покрывала?.. И вкруг тебя одеждой снежной Зефир приветливо б играл; По сгибу плеч, по шее нежной Свитые кудри развивал?.. Когда б, качаяся, дремало Перо на шляпке голубой; И грудь лебяжия вздыхала Любовью девственной, святой?.. Тогда б, в сердечном упоеньи Склонив колена пред тобой, В избытке чувства, в исступленьи, Сгорел бы весь, как огнь степной!.. <1828>

    НОЧЛЕГ ЧУМАКОВ

    Вблизи дороги столбовой Ночует табор кочевой Сынов Украины привольной. В степи и пасмурно и темно: Ни звезд блестящих, ни луны На небе нет; и тишины Ночной никто не нарушает; Порой проезжий лишь играет, И колокольчик почтовой, Звеня над тройкой удалой, На миг молчанье прерывает. Между возов огонь горит; На тагане котел висит; Чумак раздетый, бородатый, Поджавшись на ногах, сидит И кашу с салом кипятит. За табором невдалеке Волы усталые пасуться; Они никем не стерегутся. Беспечно пред огнем в кружке Хохлы чумазые, седые, С усами хлопцы молодые, Простершись на траве лежат И вдаль невесело глядят. Чем чумаков прогнать дремоту? Давно ль утратили охоту Они петь песни старины? Чем ныне так развлечены? Бывало, часто, ночью темной Я с ними время разделял И помню, песням их внимал С какой-то радостью невольной... Но вот во тьме игра свирели, И тихо под свирель запели Они про жизнь своих дедов, Украйны вольныя сынов... И как те песни сердцу милы, Как выразительны, унылы, Протяжны, звучны и полны Преданьями родной страны!.. <1828 >

    * * *

    Я был у ней; она сказала: "Люблю тебя, имой милый друг!" Но эту тайну от подруг Хранить мне строго завещала. Я был у ней; на прелесть злата Клялась меня не променять; Ко мне лишь страстию пылать, Меня любить, любить, как брат. Я был у ней; я с уст прелестной Счастливое забвенье пил И все земное позабыл У девичьей груди прелестной. Я был у ней; я вечно буду С ее душой душою жить; Пускай она мне изменит - Но я изменником не буду. <7 января 1829>

    Плач

    На что мне, боже сильный, Дал смысл и бытие, Когда в стране изгнанья Любви и братства нет; Когда в ней вихри, бури И веют и шумят; И черные туманы Скрывают правды свет. Я думал: в мире люди Как ангелы живуут, Я думал, в тайных мыслях Один у них закон: К тебе, царю небесный, Любовью пламенеть, И ближе им неимущим Без ропота души Последнюю копейку, Как братьям, уделять. А люди - те же звери: И холодны, и злы; Мишурное величье - Молебный их кумир, А золото и низость - Защитник их и бог. И ты, отец небесный, Не престаешь вседневно Щедроты лить на них. О, просвети мне мысли, Нерадостны они, И мудрости светильник Зажги в моей душе. <январь 1829>

    Ответ на вопрос о моей жизни

    Вся жизнь моя - как сине море, С ветрами буйными в раздоре - Бушует, пенится, кипит, Волнами плещет и шумит. Уступят ветры - и оно Сровняется, как полотно. Иной порою, в дни ненастья, Все в мире душу тяготит; Порою улыбнется счастье, Ответно жизнь заговорит; Со всех сторон печаль порю Нависнет тучей надо мною, И, словно черная волна, Душа в то время холодна; То мигом ясная година Опять настанет - и душа Пьет радость, радостью дыша! Ей снова все тогда прекрасно, Тепло, спокойно, живо, ясно, Как вод волшебное стекло, - И горя будто не был'о... <17 марта 1829>

    Исступление

    Увижу ль, увижу ль Красавицу я, - Заноет, забьется Сердечко в груди. Посмею, могу ли В сей жизни хоть раз Я милую эту Своею назвать? На груди лилейной В объятьях любви, Забывшись, навек бы Счастливец уснул. Скажите: пред нею Что можно сравнять? Прелестные очи, Как звезды, горят. По щечкам разлился Румянец зари; А кудри?.. а брови?.. Сравненья им нет! Как майское утро Улыбка ее; Как живо, как стройно Созвучье речей. Ах, если бы, к счастью, Я был чародей: Неволей иль волей Была бы моей. <январь - апрель 1829>

    * * *

    Ничто, ничто на свете Меня не веселит С тех пор, как я расстался С подругой навсегда; С тех пор, взгляну ль на юных, Играющих девиц, Вздохну, и горьки слезы Польются из очей. Они, кружась, резвятся, Как ласточки весной, Моим слезам смеются С улыбкою любви. Красавицы младые, И я здесь счастлив был, И я в пирах веселых Шутил, подобно вам. Но рано рок суровый Сказал: расстанься с ней. С тех пор уж не встречаю Я радости нигде. <январь - апрель 1829>

    Послание В. Г. О.

    Служил я прежде Лизе скромной, Служил, как долгу гренадир, Как Дафне добренький сатир. И чтоб она была довольной, Я все намеки и желанья Любил немедля выполнять. Но наконец без воздаянья Мечтам был должен отказать. Я ждал еще, я ждал чего-то, Надежда мне сулила что-то; Надежда скрылась - я забыт, Как дряхлый, старый инвалид. Но ты, соперница Венеры, Мои мечты, мои химеры Желаньем оживила вновь; И в сердце чистом, непорочном, Как солнце - в янтаре восточном, Зажгла безгрешную любовь. Отнынь прошу, друг новый, нежный, Царицей будь души моей, Будь гений добрый и надежный Моих во мгле текущих дней. И я в свободные мгновенья, Желаньям вашим в угожденье, Раз пять в неделю буду рад По вкусу дамскому для чтенья Романов лучших присылать. А может быть, тебе, мой гений, Моих неловких песнопений Когда-нибудь пришлю тетрадь. Но вы, вы спросите: награда Велика ль, вольный трубадур? Червонной пыли мне не надо. Букет цветов да два-три взгляда - И я доволен чересчур. < 27 апреля 1829 >

    Престарелый казак

    Зачем так скоро скрылась ты, Казачья юность удалая? О жизнь залетная, драгая, Где ты теперь, где ты? Бывало, смелая рука Сверкнуть булатом не робела, И в буйной груди казака Отвага бурная горела Неугасаемым огнем. Без страха, робости, - с мечом Я в огнь и полымя бросался, С отрядом целым я встречался, Нещадно всех рубил, колол, Для всех с собою смерть я вел. Бывало, чуждые дружины Едва лицо мое зазрят, - Уже валятся ряд на ряд На лоно стонущей долины. Теперь уж нет могучих сил! Осьмой десяток мне пробил. В мой угол старость заглянула И старость принесла с собой. Теперь теперь трепещущей рукой Я смерть лениво отгоняю И умереть скорей желаю. Как после сечи, после драки, Бывало, ждал донец венца, Так нынь в курене бурлака Он ждет последнего конца. Ах! лучше б с именем героя В дыму, в огне, средь пуль и боя Врагу насунуться на меч И на долине чести лечь, Чем здесь в безвестности постылой Томиться над своей могилой. <4 мая 1829>

    На отъезд Д. А. Кашкина в Одессу

    Что груди тяжельше? Что сердцу больнее? Что конь мой удалый Споткнулся не раз? Иль заяц трусливый Мой путь перебег? Уж видны мне кровли Родных и друзей И храма святого Сияющий крест. О чем же ты грустном Пророчишь, душа? Уж обнял с восторгом Счастливец семью. Но где ж, о родные, Бесценный мой друг? Он отбыл надолго В низовы края... Недаром же конь мой Споткнулся не раз, Недаром же сердце Вещало печаль!... Когда ж возвратишься В родную страну? Дождусь ли в уныньи Тебя, друг, назад? <2 августа 1829>

    К М.

    Вы милы всем, вы очень скромны; Не спорю я, ваш кроток нрав, Но я узнал, что он притворный, Что он с природы так лукав. В вас нет капризов, нет и чванства, Но только много шарлатанства; К тому ж ваш вежливый язык И уверять и льстить привык. К свиданьям тайным вы согласны, Но те свиданья мне опасны, Затем что в них сокрыт обман Иль вновь затеянный роман. В веселый час вы мне твердите: "Забудьте прежнее - любите!" - Да как, скажите, вас любить, Как непорочность обольстить? О нет, такие мне оковы Немилы, как венок терновый, Притом же хладная любовь В объятиях застудит кровь. Сказать велите ль откровенно: Вовек такой, как вы, презренной, Затем не соглашусь любить, Чтобы осмеянным не быть. <6 октября 1829>

    А. Д. Вельяминову

    Милостивый государь Александр Дмитриевич! В селе, при первой встрече нашей, Для вас и для супруги вашей Я, помню, обещал прислать Торквата милое творенье, Певца любви и вдохновенья; И слова данного сдержать Не мог донынь, затем что прежде Обманут был в своей надежде. Но обещанью изменить За стыд, за низость я считаю - И вот, успел лишь получить Две книги, вам их посылаю. Мне лестно вам угодным быть. Так - незначительный мечтатель - Я вашим мненьем дорожу, И восхищусь, коль заслужу Вниманье ваше... Обожатель Всего прекрасного... <Вам покорнейший> <Мещанин Алексей Кольцов>

    К М...

    Подобных Маше очень мало И в мире равных не бывало: Лицо, движенья, речь и взгляд Стальное сердце распалят. Любить ее и я бы рад, Когда б в груди не крылось жало, Когда б в любви ее - не яд. <12 октября 1829>

    К ПОДРУГЕ МОЕЙ ЮНОСТИ

    Зачем ты, дева, не желаешь Со мною быть наедине? Скажи, скажи: зачем при мне Ты так робеешь, так скучаешь? Ужель со мной опасно быть? Ужель тебе кажусь я страшен? О, верь мне, верь: я не опасен! Я весь перед тобой открыт, И в сердце лишь любовь горит. Ты помнишь, друг мой, с юных лет С тобою мы росли, резвились, И что на мысли не придет, Мы всем доверчиво делились. А нынь, не знаю почему, Меня ты, дева, презираешь, И средь людей, и одному Невинных чувств не доверяешь. Оставь, красавица, свой стыд, Не будь ко мне ты равнодушна; Будь так, как прежде, простодушна, Как прежде, будем братски жить. <25 октября 1829>

    ПЕСНЯ

    Очи, очи голубые, Мне вас боле не встречать! Девы, девы молодые, Вам меня уж не ласкать! Побывали, унеслися Дни моей златой весны; В сердце опытном слилися Лишь отзывы старины. Ах, на что же оживили Предо мной мои мечты Сердцу сладостные были, Ласки юной красоты? Мне ль приветливым казаться, С хладным сердцем вновь любить? Мне ль надеждой обольщаться? Беспробудно друг мой спит... <12 ноября 1829>

    ПЕСНЯ

    Увижу ль я девушку, Увижу ль я красную - Забьется неволею Сердечко удалое Любовью сердечною. "Полюбишь ли, девушка, Полюбишь ли, красная, Без модной учтивости Любовию верною Удалова молодца? Ах, что же ты, девушка, Ах, что же ты, красная, Стыдишься? Аль, милая, Любить не намерена Удалова молодца?" - "Любила б я молодца, Любила б удалова; Но мне ли, сироточке, Бескровной и бедненькой, Ласкаться любовию? Желаю ль я, девушка, Желаю ль я, красная, Палат раззолоченных, Искусством украшенных, И блесков обманчивых?" - "Люблю тебя, милую, Люблю тебя, юную, За характер добренький, За стыдливость детскую, Всем девицам сродную". <16 ноября 1829>

    ТЕРЕМ

    Там, где терем тот стоит, Я люблю всегда ходить Ночью тихой, ночью ясной, В благовонный май прекрасный! Чем же терем этот мил? Чем меня он так пленил? Он не пышный, он не новый, Он бревенчатый - дубовый! Ах, в том тереме простом Есть с раскрашенным окном Разубранная светлица! В ней живет душа-девица. Как-то встретился я с ней - Не свожу с тех пор очей; Красна ж девица не знает, По ком грудь моя вздыхает. Разрывайся, грудь моя! Буду суженым не я - Тот богатый, я без хаты - Целый мир мои палаты! Вещун-сердце говорит: "Жить тебе, детинке, жить Не с женою молодою - С чужой-дальней стороною..." <16 ноября 1829>

    ЛЮДИ ДОБРЫЕ, СКАЖИТЕ

    Люди добрые, скажите, Люди добрые, не скройте: Где мой милый? Вы молчите! Злую ль тайну вы храните? За далекими ль горами Он живет один, тоскуя? За степями ль, за морями Счастлив с новыми друзьями? Вспоминает ли порою, Чья любовь к нему до гроба? Иль, забыв меня, с другою Связан клятвой вековою? Иль уж ранняя могила Приняла его в объятья? Чья ж слеза ее кропила? Чья душа о нем грустила? Люди добрые, скажите, Люди добрые, не скройте: Где мой милый? Вы молчите! Злую тайну вы храните! <21 нояря 1829>

    МАЛЕНЬКОМУ БРАТУ

    Расти счастливо, брат мой милый, Под кровом вышнего творца, На груди матушки родимой, В объятьях нежного отца. Будь добродетелен душою, Велик и знатен простотою; На сцену света ты взойдешь Любимцем ли слепой фортуны, Или, как я, полюбишь струны И посох бедный понесешь, - В высоком звании пред бедным Счастливой долей не гордись! Но с ним - чем бог послал - последним, Как с р'одным братом поделись. Суму дадут, - не спорь с судьбою; У бога мы равны; пред ним Смирися с детской простотою - И с сердца грусть слетит, как дым. Пробудишь струны, - пой без лести! Будь неподкупен в деле чести; Люби творца, своих владык И будь в ничтожестве велик. <23 ноября 1829>

    ПИСЬМО К Д. А. КАШКИНУ

    Давно, за суетой бессрочной, К тебе я, милый, не писал И в тихий край земли полночной Докучных строк не посылал; Давно на лире я для друга В часы свободы и досуга Сердечных чувств не изливал. Теперь, освободясь душою От беспрерывных бурь мирских И от забот и дел моих, Хочу порадовать игрою Тебя, о милый друг! И ты, Взамену хладной пустоты, С улыбкой, дружеству пристойной, Глас лиры тихой и нестройной Прочтешь и скажешь про себя: "Его трудов - виновник я!" Так точно, друг, мечты младые, И незавидливый фиал, И чувств волненье ты впервые Во мне, как ангел, разгадал, Ты, помнишь, раз сказал: "Рассей С души туман непросвященья И на крылах воображенья Лети к Парнасу поскорей!" Совету милого послушный, Я дух изящностью питал; Потом, с подругою воздушной Нашедши лиру, петь начал; Потом в час лени молчаливой Я рано полюбил покой, Приют избушки некрасивой И разноцветный садик мой, Где я свободой упиваюсь Иль славой гибельной горю, Где долго в думы погружаюсь И, друг, тебя благодарю За те нельстивые советы, Какими хвалятся поэты. <5 декабря 1829>

    СЕСТРЕ

    При посылке стихов Сестра! Вот были чудных снов, Вот звуки самодельной лиры, Мои мечты, мои кумиры, Моя душа, моя любовь! Сестра! земная жизнь - мгновенье, Судьбы ж кто знает назначенье? Быть может, раньше я других Не окажусь в семье живых. Пройдёт год-два, - за суетою, За лживой радостью мирскою Забудишь ты меня; но вмиг Когда-нибудь прочтёшь мой стих, Вспомянешь брата - и вздохнёшь, И сладких слёз поток прольёшь. <11 декабря 1829>

    * * *

    Пишу не для мгновенной славы - Для развлеченья, для забавы, Для милых, искренних друзей, Для памяти минувших дней. <14 декабря 1829>

    МЕЩАНСКАЯ ЛЮБОВЬ

    Итак, вчерашний разговор Свершил нежданный приговор. Не нужны тёмные намёки, Ни ясный, ни лукавый взор, Где в честь за поцелуй - упрёки, За ласки - дерзостный укор, За шутку скромную - презренье Платить обратно в награжденье И доводить враждой до слёз. Что взгляд последний произнёс? Вы думали, меня смутите? Нет, я не стану возражать, Ни кланяться, ни умолять. По-моему: любить - любите, А нет - прощайте! Чт'о вздыхать? Я не дитя: я не заплачу, Не потужу я, что утрачу Для новых благ одну тебя. Лишь ты, немилая моя, Забудь презренного скорей; А я найду, поверь, другую Себе красавку городскую, Тебя моложе и милей. <19 декабря 1829>

    А. Н. СРЕБРЯНСКОМУ

    Не посуди: чем я богат, Последним поделиться рад; Вот мой досуг; в нём ум твой строгий Найдёт ошибок слишком много; Здесь каждый стих, чай, грешный бред. Что ж делать: я такой поэт, Что на Руси смешнее нет! Но не щади ты недостатки, Заметь, что требует поправки... Когда б свобода, время, чин, Когда б, примерно, господин Я был такой, что б только с трубкой Сидеть день целый и зевать, Роскошно жить, беспечно спать, - Тогда, клянусь тебе, не шуткой Я б вышел в дюди, вышел в свет. Теперь я сам собой поэт, Теперь мой гений... Но довольно! Душа грустит моя невольно. Я чувствую, мой милый друг, С издетских лет какой-то дух Владеет ею ненапрасно! Нет! я недаром сладострастно Люблю богиню красоты, Уединенье и мечты! <1829>

    ПРИДИ КО МНЕ

    Приди ко мне, когда зефир Колышет рощами лениво, Когда и луг и степь - весь мир Оденется в покров сонливый. Приди ко мне, когда луна Из облак в облака ныряет Иль с неба чистого она Так пышно воды озлащает. Приди ко мне, когда весь я В любовны думы погружаюсь, Когда, красавица, тебя Нетерпеливо дожидаюсь. Приди ко мне, когда любовь Восторги пылкие рождает, Когда моя младая кровь Кипит, волнуется, играет. Приди ко мне; вдвойне с тобой Хочу я жизнью наслаждаться, Хочу к твоей груди младой Со всею страсти, прижаться... <1829>

    * * *

    По-над Доном сад цветёт, Во саду дорожка; На неё б я всё глядел, Сидя, из окошка... Там с кувшином за водой Маша проходила, Томный взор потупив свой, Со мной говорила. "Маша, Маша! - молвил я. - Будь моей сестрою! Я люблю... любим ли я, Милая, тобою?" Не забыть мне никогда, Как она глядела! Как с улыбкою любви Весело краснела! Не забыть мне, как она Сладко отвечала, Из кувшина, в забытьи, Воду проливала... Сплю и вижу всё её Платье голубое, Страстный взгляд, косы кольцо, Лентой перевитое. Сладкий миг мой возвратись! С Доном я прощаюсь... Ах, нигде уж, никогда С ней не повстречаюсь!.. <1829>

    РАЗУВЕРЕНИЕ

    Да! жизнь не то, чт'о говорили Мои мне книги и мечты; Её недаром заклеймили Печатью зла и суеты. Сначала искренно встречая И утро дня благословляя, Я в мире всё благословлял... Дитя! я ласки расточал, Я простирал мои объятья Ко всем с любовию, как братьям! Пришла пора, узнал и я Совсем не то, что прежде снилось, Чем сердце юное пленилось, О чём так сладко думал я... Узнал родных, к родству холодных; В друзьях - предателей притворных; В толпах людей - толпы невежд; Обманчивость земных надежд; В обетах - лживые обманы; В невинном взгляде - льстивый взор; В умах возвышенных - туманы, Надутой глупости позор... Бог с ними! Я страну земную С упрёком тайным разлюбил; Душой постигнул жизнь другую, В ту жизнь мечты переселил И странствую без дальних нужд, Земли жилец, земнова чужд. <1829>

    * * *

    Не мне внимать напев волшебный В тенистой роще соловья; Мне грустен листьев шум прибрежный И говор светлого ручья. Прошла пора! Но в дни былые Я слушал Филомены глас; Тогда-то в сумраки густые Веселья огнь во мне не гас. Тогда с Анютой милой, нежной Часов полёта не видал; Тогдаю надеждой обольщённый, Я праздник жизни пировал. Теперь же, о друзья! со мною Анюты скромной боле нет... С другим она... и я с тоскою Встречаю дня огнистый свет. Так мне ль внимать напев волшебный В тенистой роще соловья? Мне грустен листьев шум прибрежный И говор светлого ручья... <1829>

    МЩЕНИЕ

    (Отрывок) Скажи: какие возраженья Рассеют новые сомненья, Какую снова хочешь лесть В защиту чести произнесть? Молчи, и слов не трать напрасно; Я знаю всё - и знаю ясно, Когда... и где... и как... кто он... Но ты, ты скажешь: это сон Развил неверное виденье, Чтоб поселить меж нас сомненье... Напротив, слушай - я скажу. Вчера бьёт полночь, я лежу, Не сплю, но спящим притворился И чутким сном как бы забылся; Вдруг слышу: робко ты меня Своей рукой пошевеля, Тихонько встала - и потом Исчезла в сумраке ночном; Я встал, гляжу: тебя уж нет. Схватил кинжал, пустился вслед. Но я не видел, как ты с ним Дышала воздухом одним И как в объятьях ты его Пылала, млела и сгорала, Как жарко друга своего При расставаньи целовала... Забывши страх, закон, себя, Кровавым мщением горя, Ужасным гневом пламенея, Бегу... Нечаянно злодея, Как тень могильную, схватил И в грудь кинжал ему вонзил... Где вы, любви моей мечты? И кто довёл?.. Теперь и ты Страшись меня, как грешник ада; Не то - подобная награда!.. <1829>

    ПЕСНЬ РУСАЛКИ

    Давайте, подруги, Весёлой толпой Мы выйдем сегодня На берег крутой И песнию громкой Луга огласим, Леса молчаливы И даль усыпим. Нарвём мы цветочков, Венки мы сплетём, Любимую песню Царицы споём; А с утром, подруги, Одна за другой Сокроемся в волны Падучей звездой. <1829>

    ПОВЕСТЬ МОЕЙ ЛЮБВИ

  •   
      Посвящаю воронежским девушкам Красавицы-девушки, Одноземки-душеньки, Вам хочуя, милые, На досуге кое-как Исповедать таинство, Таинство чудесное. И у нас в Воронеже Никому до этих пор Не хотел открыть его; Но для вас, для вас одних Я его поведую И так, как по грамотке, Как хитрец по карточкам, Расскажу по-дружески Повесть о самом себе. Скучно и нерадостно Я провёл век юности: В суетных занятиях Не видал я красных дней; Жил в степях с коровами, Грусть в лугах разгуливал, По полям с лошадкою Один горе мыкивал. От дождя в шалашике Находил убежище, Дикарём, степникою Я в Воронеж езживал За харчами, деньгами, Чаще - за отцовскими Мудрыми советами. И в таких занятиях Мне пробило двадцать лет. Но, клянусь вам совестью, Я ещё не знал любви. В городах все девушки Как-то мне не нравились, В слободах, в селениях Всеми брезгал-гребовал. Раз один в Воронеже - Где, не помню - встретилась Со мной одна девушка, Смазливеньким личиком, Умильными глазками, Осанкою, поступью, Речью лебединою Вспламенила молодца. Вдруг сердечко пылкое Зажглось, расколилося, Забилось и искрами По груди запрядало. Я тогда не в силах был Удержать порыв страстей - И в её объятиях Уснул очарованный, Упившись любовию; И с тех пор той девушки Стал я вечным пленником. Но нет,вовек не возвратить, Что было так душой любимо! Вовек и тень с страны незримой К призывам друга не слетит. О, лейтесь,лейтесь же ручьями, Горючи слезы из очей! Без ней нет жизни меж людями - Нет сердцу радости без ней. (26 мая 18ЗО Лебедянь)

    ТРИОЛЕТ

    Прошу: оставьте вы меня; Моя любовь к вам охладела. В душе нет прежнего огня, Прошу, оставьте вы меня. Не зная вас, был весел я; Узнал вас - радость улетела. Прошу: оставьте вы меня; Моя любовь к вам охладела. 4 июля 1830

    К ДРУГУ

    Развеселись, забудь что было! Чего уж нет - не будет вновь! Все ль нам на свете изменило? И все ль взяла с собой любовь? Еще отрад у жизни много, У ней мы снова погостим: С одним развел нас опыт строгий, Поладим, может быть другим! И что мы в жизни потеряли, У жизни снова мы найдем! Что нам мгновенные печали? Мы ль их с тобою не снесем? Что грусть земли, ужель за гробом Ни жизни, ни награды нет? Ужели там, за синим сводом, Ничтожество и тьма живет? Ax, нет! кто мучится душою, Кто в мире заживо умрет, Тот там, за дальней синевою, Награды верные найдет! Не верь истления кумиру, Не верь себе, не верь людям, Не верь пророчащему миру, Но веруй, веруй небесам! И пусть меня людская злоба Всего отрадного лишит, Пусть с колыбели и до гроба Лишь злом и мучит и страшит, - Пред ней душою не унижусь, В мечтах не разуверюсь я; Могильной тенью в прах низринусь Но скорби не отдам себя!.. (11 июля 1830, полночь)

    К N...

    Опять тоску, опять любовь В моей душе ты заронила И прежнее, былое вновь Приветным взором оживила. Ах! для чего мне пламенеть Любовью сердца безнадежной? Мой кроткий ангел, друг мрой нежный, Не мой удел тобой владеть! Но я любим, любим тобою! О, для чего же нам судьбою Здесь не даны в удел благой, Назло надменности людской, Иль счастье, иль одна могила! Ты жизнь моя, моя ты сила!.. Горю огнем любви святым, Доверься ж, хоть на миг моим Обьятиям! Я не нарушу Священных клятв - их грудь хранит, И верь, страдальческую душу Преступное не тяготит... (19 июля 1830)

    В АЛЬБОМ N N

    Что мне, скажите, написать В альбом для милой девы? Напрасный труд! Мои напевы Едва ль прекрасную пленят; Притом, что ей сказать, о чем? Хвалить ее напрасно - Она, как день прекрасна, Как серафим без крыл, мила, - То, что перед нею похвала! (24 июля 1830)

    ПОСЛАНИЕ Н... П...

    И вы на нас грозой хотите? И вы, и вы кинжал острите Отцу на старческую грудь! Накажет бог когда-нибудь! Припомните, что прежде были. Притом не вы ль мне говорили: "Я б мог давно-но не хочу; Нет, я и извергу не мщу, Нет, я не с варварской душою,- За зло плачу я добротою". Враги ль мы вам? Пусть бог сразит, Кто черный замысел таит! Злодеи ль мы? За что хотите Полуубитого добить? Его старайтесь защитить!.. Я знаю: сильному удобно Невинных ранить, - даже сродно... Но тот не человек - злодей! Вы ж покровитель, друг людей, - Держите ж слово - и не мстите, Прошу, кинжала не острите Отцы на старческую грудь: Ей время в жизни отдохнуть. (25 июля 1830)

    НЕИЗМЕНИМОСТЬ

    Мой друг, любовь нес съединяет, А невозможность разлучает; Иль на роду уж дано мне Любить любезную во сне? А наяву - в тоске, в мученьи С тобою быть, подле сидеть И лобызать тебя не сметь; И в ожиданьи и в сомненьи И дни и ночи проводить!.. Мы хочем время улучить, Где можно б было мне прижаться К трепещущей груди твоей, На снег ланит, на огнь очей Где б мог глядеть и любоваться. Но, нет! Подглядливые очи И тут и там, везде следят; И днем, и в час глухой полночи Они нас, друг мой, сторожат. И как укрыться нам от взора Недоброхотливых людей? Kак неизбежного дозора Нам избежать во тьме ночей? И как завистников тиранов Иль отклонить, иль обмануть? Какою силой талисманов Их очи зоркие сомкнуть? Но друг, пускай они глядят На нас; за нами замечают, Любить друг друга запрещают; Пусть делают что, как хотят Но мы друг другу верны оба Любовь моя, твоя - до гроба! То что они, что их дозор, Что нам упрек, что нам позор? Мы стерпим все: и хоть украдкой, Хот мыслью, хоть надеждой сладкой . . . . . . . . . . . А все не запретят любить, Земные радости делить. (28 июля 1830)

    ЭЛЕГИЯ

    В твои обьятья, гроб холодный, Как к другу милому, лечу, В твоей обители укромной Сокрыться от людей хочу. Скорее, смерть, сверкни косою Над юною моей главою! Немного лет я в мире жил... И чем сей мир повеселил? И кто с улыбкой мне отрадной От сердца руку нежно жал? Со мной кто радостью желанной Делил веселье и печаль? Никто! Но в сей стране пустынной Один лишь был мне верен друг, И тот, как песни звук отзывный, Как огнь мгновенный, надмогильный, На утренней заре потух. Одна звезда меня пленяла Еще на небе голубом И в черном сумраке густом Надеждой тайной грудь питала; Но скрылася она - с тех пор Приветных звезд не видит взор. Без ней, как сирота безродный, Влачусь один в толпе людей, С душою мрачной и холодной, Как нераскаянный злодей. С людями, братьями моими, Еше хотел я жизнь делить; По-прежнему хотел меж ними Я друга по сердцу найтить. Но люди взорами немыми С презреньем на меня глядят И душу хладную мертвят. К тебе от них, о гроб холодный, Как к другу милому, лечу, В твоей обители укромной Покоя тихого ищу. О смерть! сомкни скорей мне вежды! Верни загробные надежды. (30 июля 1830)

    * * *

    Суму, кусок последний хлеба Отнял у ближнего - и прав! Не он! - Но только тот блажен, Но тот счастлив и тот почетен, Кого природа одарила Душой, и чувством, и умом, Кого фортуна наградила Любовью - истинным добром. Всегда пред богом он с слезою Молитвы чистые творит, Доволен жизнию земною, Закон небес боготворит, Открытой грудию стоит Пред казнью, злобою людскою, И за царя, за отчий кров Собою жертвовать готов. Он, и не многое имея, Всегда делиться рад душой; На помощь бедных, не жалея, Всё щедрой раздаёт рукой! 20 августа 1830 Старобельск.

    (Первая любовь)

    Что душу юности пленило,
      Что сердце в первый раз Так пламенно, так нежно полюбило -
      И полюбило не на час, - То всё я силюся придать забвенью, И сердцу пылкому и страстному томленью
      Хочу другую цель найтить,
      Хочу другое также полюбить! Напрасно всё: тень прежней милой
      Нельзя забыть! Уснёшь - непостижимой силой
      Она тихонько к ложу льнёт, Печально руку мне даёт, И сладкою мечтою вновь сердце очарует, И очи темные к моим очам прикует!.. И вновь любви приветный глас Я внемлю страждущей душою... Когда ж ударит час Забвенья о тебе, иль вечности тобою?.. 21 августа 1830 Близ Мур-могилы.

    ( Мука )

    Осиротелый и унылый, Ищу подруги в свете милой, - Ищу - и всем "люблю" твержу, - Любви ж ни в ком не нахожу. На что ж природа нам дала И прелести и розы мая? На что рука твоя святая Им сердце гордым создала? Ужель на то, чтоб в первый раз Пленить любовию священной, Потом упорностью надменной Сушить и мучить вечно нас? Ужель на то, чтоб радость рая В их взоре видя на земли, Мы наслаждаться не могли, В любови муки познавая?.. Но ты, земная красота, Не стоишь моего страданья! Развейся ж, грешная мечта, Проси от неба воздаянья! 27 августа 1830 Кирчинская слобода

    ( Сирота )

    Когда мне шёл двадцатый год, Я жил звериной ловлей И был укрыт от непогод Родительскою кровлей. Отец мой всех был богатей, Всяк знался с нашей хатой, Был хлеб, был скот рогатый... Моя богатая семья Копейкой не нуждалась; Такому счастию родня С досадой улыбалась. И кто б подумать прежде мог, Что после с нами стало: Прогневался на грешных бог - Что было - всё пропало. Два года не рожался хлеб, Иссохнула долина, Утратилась скотина, - Нужда на двор - и денег нет! Травою заросло гумно, Кошары опустели, С последним нищим заодно И в праздник мы говели. Ещё б мой жалкий жребий сносен был, Но с бесталанной Я всю семью похоронил... От скорби и от боли Без них для горького меня И радости скончались; Чуждалась бедного родня, Соседи удалялись. Пришлось с могилою родных Навеки распроститься И горевать среди чужих С пустой сумой пуститься. И люди мирных деревень, Живя без нужд, не знают, Что вся мне жизнь есть черный день Иль, зная, забывают. 4 сентября 1830 Кокенское поле.

    ( Песня )

    На что ты, сердце нежное,
       Любовию горишь? На что вы, чувства пылкие,
       Волнуетесь в груди? Напрасно, девы милые,
       Цветёте красотой, Напрасно добрых юношей
       Пленяете собой, - Когда обычьи строгие
       Любить вас не велят, Когда сердца холодные
       Смеются, други, вам. Любовь, любовь чистейшая,
       Богиня нежных душ! Не ты ль собою всех людей
       Чаруешь и живишь? Сердца, сердца холодные,
       Не смейтеся любви! Она - и дев, и юношей
       Святыня и кумир. 5 сентября 1830 Близ Славяносербска.

    ( Кольцо )

       ( Песня ) Я затеплю свечу Воска ярого, Распаяю кольцо Друга милова. Загорись, разгорись, Роковой огонь, Распаяй, растопи Чисто золото. Без него для меня Ты ненадобно; Без него на руке - Камень на сердце. Что взгляну - то вздохну, Затоскуюся, И зальются глаза Горьким горем слез. Возвратиться ли он? Или весточкой Оживит ли меня, Безутешную? Нет надежды в душе... Ты рассыпься же Золотой слезой, Память милова! Невредимо, черно, На огне кольцо, И звенит по столу Память вечную. 20 сентября 1830

    ( Сельская пирушка )

    Ворота тесовы Растворилися, На конях, на санях, Гости въехали; Им хозяин с женой Низко кланялись, Со двора повели В светлу горенку. Перед спасом святым Гости молятся; За дубовы столы, За набранные, На сосновых скамьях Сели званые. На столах кур, гусей Много жареных, Пирогов, ветчины Блюда полные. Бахромой, кисеёй Принаряжена, Молодая жена, Чернобровая, Обходила подруг С поцелуями, Разносила гостям Чашу горькова; Сам хозяин за ней Брагой хмельною Из ковшей вырезных Родных подчует; А хозяйская дочь Мёдом сыченым Обносила кругом С лаской девичьей. Гости пьют и едят, Речи гуторят: Про хлеба, про покос, Про старинушку; Как-то бог и господь Хлеб уродит нам? Как-то сено в степи Будет зелено? Гости пьют и едят, Забавляются От вечерней зари До полуночи. По селу петухи Перекликнулись; Призатих говор, шум В темной горенке; От ворот поворот Виден по снегу. 21 сентября 1830.

    ( Песня старика )

    Оседлаю коня, Коня быстрого, Я помчусь, полечу Легче сокола. Через поля, за моря, В дальню сторону...

    Соловей

    (Подражание Пушкину) Пленившись розой, соловей И день и ночь поёт над ней; Но роза молча песням внемлет, Невинный сон её объемлет... На лире так певец иной Поёт для девы молодой; Он страстью пламенной сгорает, А дева милая не знает - Кому поёт он? отчего Печальны песни так его?.. (1831)

    Видение Наяды

    Взгруснуть как-то мне в степи однообразной.
       Я слёг
       Под стог,
     &n

    Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 3096 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа