Главная » Книги

Коцебу Вильгельм Августович - Старый гофмаршал

Коцебу Вильгельм Августович - Старый гофмаршал


1 2

  

Старый гофмаршалъ.

(Разсказъ г-жи Коцебу).

"Русская рѣчь", No 1, 1881

   10 ноября, часу во второмъ пополудни, шелъ по дрезденской Прагеръ-Штрассе тихою, важною поступью одинъ господинъ. Во всей осанкѣ его было что-то внушительное; всѣ движен³я его были какъ-бы разсчитаны, но тѣмъ не менѣе непринужденны, а сѣрые глаза смотрѣли на всѣхъ проходящихъ, изъ-за надвинутой на лобъ сѣрой, пуховой, съ широкими полями, шляпы, съ нѣкотораго рода снисходительнымъ равнодуш³емъ. Повидимому, для него наступила та жизненная пора, когда человѣку пр³ятно подумать, что ему еще нѣтъ шестидесяти лѣтъ, и когда еще въ немъ сохранились остатки того пер³ода, втечен³и котораго человѣкъ чувствуетъ себя въ полной силѣ, но когда уже, тѣмъ не менѣе, ощущается неотразимое приближен³е старости. На лицѣ его почти совсѣмъ не было морщинъ, черты его были правильныя, благородныя, а щеки были обрамлены тщательно выхоленными, съ легкою просѣдью, бакенбардами, такъ что вообще его, пожалуй, можно было назвать еще довольно красивымъ. Одѣтъ онъ былъ въ дорожный костюмъ изъ толстой англ³йской матер³и, что сразу заставляло предположить въ немъ un voyageur de distinction; а хорошо сидѣвш³я на рукахъ перчатки и не менѣе изящная обувь подтверждали такое предположен³е еще въ большей мѣрѣ. Кому часто случалось наблюдать за путешественниками, тотъ знаетъ, насколько важную роль играютъ всѣ эти принадлежности туалета при удобствѣ размѣщен³я пасажировъ въ вагонахъ желѣзной дороги. Онъ былъ средняго роста, не слишкомъ высокъ, не слишкомъ малъ, и полнота его тѣла была также вполнѣ соотвѣтственная. Во всякомъ случаѣ этотъ господинъ долженъ былъ производить на другихъ выгодное впечатлѣн³е своею особою, тѣмъ болѣе, что ему, очевидно, было все равно, обращаютъ на него вниман³е или нѣтъ, и вообще въ немъ не было и тѣни тѣхъ смѣшныхъ сторонъ, как³я такъ часто проявляются въ людяхъ пожилыхъ, но все еще имѣющихъ претенз³ю нравиться.
   Раскинувш³йся надъ Дрезденомъ небесный сводъ, въ пер³одъ поздней осени, обильно поливаетъ тамошнихъ жителей дождемъ. Точно также, въ вышеупомянутый день 10 ноября, шелъ дождь, и потому надъ головою описаннаго нами господина развернутъ былъ зонтикъ, который держалъ слуга, шедш³й позади, на разстоян³и полушага. Прогулка эта, повидимому, была не особенно пр³ятна пожилому господину, опиравшемуся на свою камышевую, съ золотымъ набалдашникомъ, трость, потому что, не смотря на важность своей походки и осанки, онъ былъ иногда поставленъ въ необходимость дѣлать быстрый прыжокъ въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ изъ жолобовъ крышъ на панель ручьемъ лилась вода.
   - Ну что же, скоро мы придемъ, Андрей? спросилъ онъ.
   - Только еще нѣсколько шаговъ, ваше с³ятельство, послышалось въ отвѣтъ.- Это въ домѣ No 134.
   - И ты полагаешь, что квартира эта будетъ для меня подходящею?
   Слуга пожалъ плечами.
   - Разумѣется здѣсь будетъ не то, что во дворцѣ, пробормоталъ онъ себѣ подъ носъ.- Но вѣдь я поступилъ, какъ приказано было вашимъ с³ятельствомъ: нанять квартиру у порядочныхъ, приличныхъ людей, гдѣ бы не было ни маленькихъ дѣтей, ни собакъ; вотъ я и нашелъ квартиру въ такомъ семействѣ, гдѣ меньшому сыну четырнадцать лѣтъ, и я не замѣтилъ у нихъ ничего неприличнаго. Да вотъ мы уже и пришли.
   Они вошли въ домъ и Андрей сильно дернулъ звонокъ у дверей квартиры въ первомъ этажѣ. Перешагнувъ за порогъ, они очутились въ полутемномъ коридорѣ, по образу прихожихъ большинства отдающихся отъ жильцовъ квартиръ въ саксонской столицѣ: съ дверями по обѣ стороны коридора, съ платяными и всякими другими шкапами по стѣнамъ, гдѣ только пространство позволяло это, съ маленькимъ зеркаломъ и неизбѣжнымъ подъ нимъ маленькимъ столикомъ, съ мѣдными, ввернутыми въ доску, крючками для вѣшан³я верхняго платья и шляпъ, и съ холоднымъ или горячимъ запахомъ кухни, смотря по тому, въ какое время придетъ посѣтитель, до или послѣ обѣда. Такого рода помѣщен³е конечно не способно было, съ самой первой минуты, произвести на пришедшаго пр³ятное впечатлѣн³е; но незнакомецъ, повидимому, не обратилъ на это особеннаго вниман³я, велѣлъ показать себѣ отдающ³яся въ наемъ комнаты, окинулъ ихъ разсѣяннымъ взглядомъ и сказалъ:
   - Я остаюсь здѣсь!
  

---

  
   Какъ всѣ велик³е, такъ и всѣ мелкаго разбора нѣмецк³е писатели до сихъ поръ находили какое-то особенное удовольств³е изображать, для потѣхи публики, всякаго придворнаго сановника, какъ человѣка, къ умственнымъ способностямъ котораго Господь Богъ, при сотворен³и его, отнесся въ высшей степени небрежно, вслѣдств³е чего такое, ошибочно сложившееся понят³е о всякой придворной личности сдѣлалось шаблономъ для изображен³я ея въ такомъ именно видѣ и на сценѣ, причемъ актеры, съ своей стороны, въ еще большей степени шаржируютъ эти образы, выставляя ихъ въ безпощадно яркихъ краскахъ. Конечно, вѣчное однообраз³е въ однихъ формальностяхъ вращающагося круга дѣйств³й, въ концѣ концовъ можетъ довести даже самымъ щедрымъ образомъ одареннаго природою человѣка до такого положен³я, когда онъ будетъ ставить форму выше всего и сдѣлается способнымъ серьезно принимать къ сердцу вопросъ о нарушен³и заведеннаго порядка, хотя-бы въ сервирован³и кушанья; если весь жизненный путь проходится какъ-бы вдоль безконечно тянущейся тополевой алеи, между двухъ рядовъ ливрейныхъ съ галунами лакеевъ, то весьма естественно, что умъ долженъ отупѣть для наблюден³я надъ отдѣльными личностями, для воспринят³я поучительныхъ впечатлѣн³й того, что происходитъ позади этой низкопоклонной массы. Такимъ образомъ, человѣкъ этотъ постепенно проникается до мозга костей сознан³емъ своихъ обязанностей придворнаго, что, безъ сомнѣн³я, дѣлаетъ его въ иныхъ случаяхъ одностороннимъ. Но если пересадить этого же самаго человѣка въ другую сферу и обстановку, то личность его въ весьма рѣдкихъ случаяхъ окажется подходящею къ тому изображен³ю, какое принято обыкновенно выводить на сценѣ; и если-бы она въ самомъ дѣлѣ была таковою въ дѣйствительности, то давала бы самое странное понят³е о вкусѣ государей въ выборѣ людей, къ нимъ приближенныхъ.
   Незнакомецъ, оставивш³й за собою комнаты въ одной изъ квартиръ дома No 134, принадлежалъ именно къ этому классу людей. Это былъ гофмаршалъ графъ Броннъ-Вестерхейде. Перевороты, совершивш³еся въ истор³и, лишили его занимаемаго имъ доселѣ поста, такъ какъ престолъ, внѣшнее достоинство котораго онъ, впродолжен³и столькихъ лѣтъ, такъ ревниво оберегалъ, оказался упраздненнымъ силою событ³й, описан³е которыхъ насъ нисколько не касается. Такихъ престоловъ, какъ всякому извѣстно, въ новѣйшее время оказалось много и - nomina sunt odiosa. Еще отецъ графа былъ гофмаршаломъ, а сынъ даже родился при дворѣ и имѣлъ честь быть воспринятымъ отъ святой купели самимъ государемъ. Смутныя воспоминан³я о своемъ дѣтствѣ и отечествѣ скоро изгладились въ его душѣ; правда, онъ иногда, какъ сквозь сонъ, вспоминалъ о нѣкоторыхъ изъ своихъ товарищей юности, съ которыми онъ, во время вакац³й, гулялъ по лѣсамъ и полямъ; но въ двадцать одинъ годъ онъ уже былъ сдѣланъ камеръ-юнкеромъ и съ наслѣдственною страстною любовью весь отдался обязанностямъ службы своему государю и повелителю. Что же касается красотъ природы, то онъ сталъ понимать, напримѣръ, красоту деревьевъ лишь тогда, когда они ростутъ въ великолѣпномъ паркѣ и украшаются въ какой нибудь торжественный день разноцвѣтными фонарями; товарищей своихъ онъ всѣхъ безъ исключен³я уже давно потерялъ изъ вида. Онъ жилъ во дворцѣ при своемъ отцѣ, который съ раннихъ лѣтъ посвятилъ его въ тайны контролирован³я счетовъ; такое довѣр³е весьма польстило его самолюб³ю и онъ добросовѣстно, съ большою охотою принялся за порученное ему дѣло. Если при этомъ молодость все-таки брала свое, увлекая его къ маленькимъ любовнымъ похожден³ямъ, то нужно замѣтить, что послѣдн³я всегда бывали очень кратковременны, потому что въ его честной душѣ выработалось сознан³е, что важныя дѣла должны быть постоянно на первомъ планѣ. Дома ему рѣдко приходилось слышать что нибудь иное, кромѣ придворныхъ истор³й изъ прошедшаго и настоящаго времени (старика графа въ этомъ отношен³и можно было назвать живою хроникою), и онъ, въ скоромъ времени, узналъ весьма основательно, какой церемон³алъ существуетъ для созванныхъ по этому поводу массъ, при такомъ или другомъ торжественномъ случаѣ. Къ этому слѣдуетъ еще прибавить поразительныя свѣдѣн³я и знакомство его съ готскимъ альманахомъ, такъ что отецъ его радостно улыбался при этомъ и, трепля его по плечу, обыкновенно говаривалъ: "Тебѣ на роду написано быть гофмаршаломъ!" Такой ободрительный отзывъ конечно въ еще большей степени подстрекалъ его рвен³е, такъ какъ онъ, въ свою очередь, былъ также не лишенъ честолюб³я.
   По мѣрѣ того какъ отецъ старился и ему становилось все тяжелѣе отправлен³е его обязанностей, тѣмъ необходимѣе дѣлался сынъ, который уже въ тридцать лѣтъ занималъ очень видный постъ. Онъ постоянно сопровождалъ высочайшихъ особъ въ ихъ путешеств³яхъ; все его время было положительно поглощено этимъ и онъ, наконецъ, въ такой степени углубился въ свои, казавш³яся ему крайне важными, обязанности, что весь внѣшн³й м³ръ, все, что не входило въ районъ его ближайшей придворной дѣятельности, представлялось ему какъ-бы въ туманѣ, а потомъ и совсѣмъ скрылось какъ будто за непроницаемою завѣсою. Съ этимъ пер³одомъ совпала смерть его матери. Сначала онъ искренно погоревалъ о ней, а потомъ горевалъ ради прилич³я, потому что эта женщина, впродолжен³и своей жизни, не имѣла рѣшительно никакого значен³я и отсутств³е ея могло быть замѣтно развѣ только за обѣдомъ; да и кромѣ того, сынъ былъ такъ заваленъ разными дѣлами, что ему даже просто некогда было отдаваться своей печали. Но когда, въ позднѣйшее время, онъ вспоминалъ покойницу, то она представлялась его воображен³ю не иначе, какъ въ бархатномъ тюрбанѣ, цвѣта oreille d'ours, украшеннымъ бѣлыми страусовыми перьями; но, впрочемъ, эти возникавш³я въ его душѣ воспоминан³я, по всей вѣроятности, относились къ пер³оду его дѣтства, когда у его матери дѣйствительно былъ такой тюрбанъ, но котораго она потомъ никогда не носила. Но вѣдь это бываетъ. Воспоминан³я дѣтства живо сохраняются въ памяти не только взрослыхъ людей, но даже стариковъ.
   Съ чувствомъ усерд³я и величайшей признательности за такое лестное для него назначен³е, онъ принялся за свою службу и его душа постепенно все болѣе и болѣе проникалась глубочайшею преданностью и вѣрноподданничествомъ къ царствующему дому. Онъ понималъ, какою благодарностью обязанъ былъ своему государю, поставившему его, человѣка, неимѣющаго никакого состоян³я, на такой блестящ³й постъ. Но къ этому горячему чувству благодарности присоединялось еще чувство преданнѣйшей привязанности, чувство, котораго онъ даже никогда не пытался анализировать, но которое дѣлало его счастливымъ, такъ какъ давало ему цѣну, какъ человѣку, достойному назван³я вѣрноподданнаго. Представлялъ ли онъ себя когда нибудь въ такомъ положен³и, когда для доказательства своей преданности понадобилось бы пожертвовать своею жизнью, это осталось неизвѣстнымъ; онъ не вдавался въ такой глубок³й анализъ; да вѣдь и то сказать, что не всякому охота вызывать въ своемъ воображен³и кровавыя сцены какого нибудь мятежа!
   Казалось бы, что такое прочное положен³е должно навсегда обезпечить его отъ всѣхъ житейскихъ бурь, пока солнце свѣтитъ на землю. Но именно такая буря и разразилась внезапно надъ головою графа съ такою силою, что онъ едва не погибъ совершенно. Не смотря на то, что онъ достигъ уже шестидесяти-трехъ-лѣтняго возраста, онъ въ своей жизни еще никогда не влюблялся такъ, чтобы это чувство могло выбить его изъ обыденной колеи; придворныя дамы, съ которыми онъ ежедневно встрѣчался, были уже все женщины увядш³я, пожилыя, а если изрѣдка на придворныхъ балахъ и появлялась какая нибудь молодая, красивая женщина, которая заставляла его сердце биться нѣсколько сильнѣе, то все-таки подобнаго рода увлечен³я бывали непродолжительны и никогда не вели къ чему нибудь серьезному.
   Тѣмъ временемъ отецъ народа задумалъ пр³обрѣсти также и мать народа. Родители избранной принцесы изъявили свое соглас³е; послѣдовала обоюдная обмѣна портретовъ, причемъ обѣ заинтересованныя стороны взаимно понравились другъ другу. О фотограф³и въ то время не имѣли еще никакого понят³я, такъ что портреты были дѣйствительно очень хороши. На долю графа Бронна выпало почетное поручен³е отправиться въ дальн³й путь за невѣстой, обручиться съ ней отъ имени своего государя par procuration и затѣмъ препроводить ее въ объят³я нетерпѣливо ожидавшаго ее супруга. По этому случаю ему былъ пожалованъ высш³й по своему значен³ю орденъ, для того, чтобы онъ могъ явиться къ иностранному двору съ подобающимъ эфектомъ, и затѣмъ онъ уѣхалъ. На другое утро послѣ своего пр³ѣзда, онъ долженъ былъ представиться своей будущей повелительницѣ. Но когда онъ, послѣ низкаго поклона, поднялъ на принцесу глаза, то такъ и остолбенѣлъ отъ восхищен³я. Присланный его государю портретъ, который онъ въ глубинѣ своей вѣрноподданнической души считалъ умышленно польщеннымъ оригиналу, въ дѣйствительности былъ только блѣдною, жалкою коп³ею съ ослѣпительной красоты принцесы! И притомъ сколько величественной грац³и въ каждомъ движен³и. Какая очаровательная кротость выражен³я въ лицѣ. Какое милостивое обхожден³е съ нимъ, червякомъ, пресмыкающимся въ пыли. Онъ былъ обвороженъ такъ, что хоть сойти съума. И вѣдь это въ самомъ дѣлѣ случилось съ графомъ; онъ положительно обезумѣлъ. Его смущен³е и путаница въ словахъ при первой ауд³енц³и были милостиво приписаны благоговѣн³ю вѣрнаго государева слуги передъ его будущею супругою; но за обѣдомъ уже начали кое-гдѣ вполголоса дѣлаться замѣчан³я на счетъ странной разсѣянности посла, такъ что если-бы онъ вовремя не спохватился, то одному Богу извѣстно, как³я могли бы произойти отъ этого послѣдств³я. Вечеромъ, когда онъ отправился на придворный балъ и уже взялся за ручку двери, чтобы войти въ залъ - еще одна бы минута, и тогда онъ окончательно погубилъ бы себя; онъ замѣтивъ, что, не обращая передъ этимъ вниман³я на многознаменательные знаки, дѣлаемые ему камеръ-лакеемъ, онъ взялъ въ руки простую черную шляпу и что къ расшитому золотомъ мундиру надѣлъ черные панталоны. Холодный потъ выступилъ у него на лбу. "Невозможно явиться на балъ въ такомъ видѣ", мелькнуло у него въ головѣ, и онъ немедленно отправился къ себѣ, чтобы исправить погрѣшности своего туалета. Онъ изъ всѣхъ силъ старался побороть свое смущен³е, такъ что впродолжен³и вечера успѣлъ возстановить выгодное о себѣ мнѣн³е при дворѣ, потому что графъ Броннъ умѣлъ быть любезнымъ и обладалъ въ своемъ разговорѣ неподражаемымъ жаргономъ.
   Да, нарушен³е законовъ природы не проходитъ для человѣка даромъ. Сокровища, которыя она въ себѣ заключаетъ, должны рано или поздно выйти на Бож³й свѣтъ, такъ что чѣмъ долѣе подавляются внутренн³е порывы души, или чѣмъ болѣе прилагается старан³й заглушить ихъ посредствомъ какихъ нибудь внѣшнихъ вл³ян³й, тѣмъ сильнѣе прорываются они наружу, нежданно, негаданно, неудержимо. Когда разгоряченная кровь приливаетъ къ сердцу, ускоряя его б³ен³е, то взглядъ лучистыхъ очей непремѣнно долженъ вывести его изъ состоян³я искуственнаго покоя. Графъ воспылалъ безумною страстью; но все его прошедшее было таково, что въ немъ-то именно и почерпнулъ онъ возможность побороть это чувство. Какъ смѣлъ онъ, стоящ³й такъ близко къ престолу, даже подумать о томъ, чтобы питать въ своемъ сердцѣ подобнаго рода страсть?
   Если-бы кто нибудь изъ его товарищей по службѣ находился въ такомъ положен³и, то онъ навѣрное не нашелъ бы даже достаточно жесткихъ выражен³й для порицан³я столь преступной дерзости? Такъ неужели теперь онъ самъ, вѣрноподданнѣйш³й изъ вѣрноподданныхъ, сдѣлается виновнымъ въ такой дерзости? Когда, въ часы уединен³я, онъ внутренно боролся съ клокотавшею въ его груди бѣшеною страстью, то самымъ лучшимъ, самымъ дѣйствительнымъ средствомъ въ этомъ случаѣ являлся задаваемый имъ себѣ вопросъ: "Да, наконецъ, бывали ли даже когда нибудь примѣры, чтобы гофмаршалъ осмѣливался пылать любовью къ своей державной повелительницѣ?" И если при этомъ глаза его увлажались слезами, то губы складывались въ горькую, презрительную усмѣшку, и отвѣтъ напрашивался на языкъ самъ собою въ такомъ смыслѣ: "Нѣтъ, никогда! Если даже истор³я и намекаетъ въ иныхъ случаяхъ на так³е примѣры, то она просто вретъ и безсовѣстно лжетъ! Это положительно невозможно!
   Къ счаст³ю, Броннъ не имѣлъ ни малѣйшей склонности къ разнымъ авантюрамъ и былъ уже совсѣмъ не мечтатель по своей натурѣ. Слѣдовательно, онъ не удалился отъ двора, а скрылъ поглубже въ своемъ сердцѣ овладѣвшее имъ чувство и находилъ все свое блаженство въ ежедневномъ созерцан³и красоты своей державной владычицы. Постепенно эта пылкая любовь перешла въ тихое, благоговѣйное обожан³е, которое выражалось впослѣдств³и въ весьма трогательныхъ заботахъ его объ августѣйшихъ дѣтяхъ, хотя это вовсе не входило въ составъ его служебныхъ обязанностей. Находясь въ такомъ настроен³и, онъ мало-по-малу разобщался совершенно со всѣмъ внѣшнимъ м³ромъ и сталъ подраздѣлять живущихъ въ этомъ м³рѣ людей на два разряда: на способныхъ быть придворными, и на неспособныхъ къ тому; до послѣднихъ ему не было ровно никакого дѣла, а первымъ онъ посылалъ свою карточку вмѣсто отвѣтнаго визита на ихъ посѣщен³я къ нему. Что послѣ смерти своего отца онъ занялъ его мѣсто, это уже подразумѣвается само собою, такъ какъ, по словамъ старика, ему на роду было написано быть гофмаршаломъ.
   Такъ прошелъ долг³й рядъ годовъ, до той злополучной исторической катастрофы, которая ниспровергла престолъ его державнаго повелителя. Это обстоятельство представлялось графу нѣкоторое время какимъ-то дурнымъ сномъ; онъ никакъ не могъ сообразить того, чтобы когда нибудь рушился весь придворный штатъ, во главѣ котораго онъ находился впродолжен³и пер³ода цѣлой человѣческой жизни. Что же, наконецъ, будетъ съ нимъ самимъ? Послѣдн³й вопросъ въ особенности болѣзненно отозвался въ его сердцѣ, когда его державный повелитель объявилъ ему: что онъ намѣренъ покончить всѣ свои счеты съ прошедшимъ и жить частнымъ человѣкомъ; что ему было бы пр³ятно, во избѣжан³е даже и тѣни прежняго придворнаго этикета, чтобы его вѣрный гофмаршалъ, которому онъ назначилъ пожизненную пенс³ю, пользовался ею гдѣ нибудь въ другомъ мѣстѣ и жилъ совершенно отдѣльно; что это нисколько не помѣшаетъ имъ обоимъ видѣться иногда другъ съ другомъ; что его полезная и усердная служба никогда не будетъ забыта и т. д. въ этомъ родѣ. Даже державная владычица его сердца также съ своей стороны, со слезами на глазахъ, поблагодарила его за ревностную службу; но разлука была рѣшена безповоротно. "Ихъ величества можетъ быть и правы", говорилъ самъ себѣ отставленный гофмаршалъ; но тѣмъ не менѣе въ душѣ его, въ первый разъ въ жизни, шевельнулось чувство подозрѣн³я, что съ нимъ поступили несправедливо. Онъ никогда не живалъ одинъ, такъ что теперь онъ какъ будто потерялъ подъ своими ногами почву, а съ нею вмѣстѣ исчезало блаженство доказывать свою преданность, что уже сдѣлалось его необходимою нравственною потребностью.
   Удаляясь, какъ-бы съ цѣлью путешеств³я, графъ руководствовался въ выборѣ направлен³я этого путешеств³я благоразумною разсчетливостью. Онъ прежде всего поѣхалъ въ Мар³енбадъ, гдѣ въ течен³и лечебнаго сезона могъ не только основательно поправить свой желудокъ, но даже навѣрное могъ ожидать, что будетъ вращаться тамъ въ сферахъ самаго высшаго общества, безъ котораго онъ уже положительно не могъ обходиться. При этомъ онъ имѣлъ въ виду избрать себѣ вторымъ отечествомъ ту страну, обитатель которой произведетъ на него, при обоюдномъ знакомствѣ, самое выгодное впечатлѣн³е. Но къ сожалѣн³ю ожидан³я его не сбылись; такой притягательной силы ни съ чьей стороны не оказывалось. Хотя онъ встрѣтился въ Мар³енбадѣ съ многими лицами, которыхъ онъ въ прежнее время представлялъ ко двору, однакожъ, послѣ заявленнаго обоюдно восхищен³я при свидан³и, отношен³я тѣмъ не менѣе остались холодныя; по всей вѣроятности кто нибудь изъ двоихъ, старый знакомый или графъ Броннъ, сдѣлался крайне скучнымъ человѣкомъ, такъ по крайней мѣрѣ каждый думалъ одинъ о другомъ. Графомъ овладѣло горькое чувство разочарован³я при мысли о томъ, что ему, въ пятьдесятъ восемь лѣтъ, вдругъ пришлось создавать себѣ новую жизнь. Разрѣшен³е вопроса: куда же теперь пр³ютиться? было теперь для него совершенно безразлично, лишь бы только найти такой городъ, въ которомъ у него не было бы ни души знакомой; свѣтъ ему опостылъ и онъ хотѣлъ совсѣмъ удалиться отъ него. Такимъ образомъ пр³ѣхалъ онъ въ Дрезденъ, узналъ, что здѣсь цѣлые кварталы города состоятъ изъ домовъ, гдѣ отдаются меблированныя комнаты и квартиры для пр³ѣзжающихъ иностранцевъ, и рѣшилъ остаться тутъ по крайней мѣрѣ на первую зиму, чтобы не ѣхать далѣе. Кромѣ того тутъ не послѣднюю роль играли также его соображен³я о дешевизнѣ жизни, такъ какъ, говоря по правдѣ, его державный повелитель оказался не особенно щедрымъ въ назначенной ему пенс³и, а собственнаго состоян³я, какъ намъ уже извѣстно, графъ не имѣлъ. И вотъ именно слѣдств³емъ такого рѣшен³я было его водворен³е 10 ноября на жительство въ Прагеръ-Штрассѣ, въ домѣ подъ No 134.
  

---

  
   Въ моментъ ежедневнаго ранняго пробужден³я, старый гофмаршалъ переживалъ самыя тяжелыя, постоянно и неизмѣнно возвращавш³яся ощущен³я. Сердце его долго не могло успокоиться и глубоко возмущалось, впрочемъ безпредметно. Почти самъ того не сознавая, онъ внутренно входилъ самъ съ собою въ полюбовную сдѣлку, рѣшившись никогда не выражать вслухъ своего неудовольств³я противъ виновника перемѣны, происшедшей въ его положен³и; онъ даже и тутъ остался прежнимъ вѣрноподданнымъ, такъ что прежн³й его повелитель являлся въ его глазахъ какимъ-то неприкосновеннымъ божествомъ. Потомъ къ этому присоединилось чувство тихой грусти, перешедшей постепенно въ мирное, всепрощающее настроен³е, безъ яснаго сознан³я того, что именно оно прощаетъ.
   Такъ точно и сегодня, въ высшей степени простое убранство спальной напоминало гофмаршалу новый, грустный складъ, какой приняла его жизнь, и новыя привычки, къ какимъ ему предстояло приспособить себя. За неимѣн³емъ сонетки у кровати, онъ долженъ былъ встать съ постели и постучать въ дверь, выходившую въ коридоръ, на противоположной сторонѣ котораго помѣстили Андрея, который, услыхавъ этотъ легк³й стукъ, тотчасъ же явился съ своею обычною фразою:
   - Съ добрымъ утромъ имѣю честь поздравить, ваше с³ятельство!
   Въ эту минуту господинъ его находился еще въ первомъ пер³одѣ своей внутренней досады и озлоблен³я.
   - Здѣсь въ домѣ стучатъ невыносимо, проворчалъ онъ;- я проснулся уже болѣе часа, просто спать невозможно; съ самаго солнечнаго восхода начинается хожден³е и хлопанье дверями.
   - Ничего этого не будетъ, ваше с³ятельство; я уже говорилъ объ этомъ съ фрейлейнъ Елизаветой.
   Имя Елизаветы произвело на старика успокоительное дѣйств³е.
   - Кто это? спросилъ онъ уже менѣе сердитымъ голосомъ.
   - Это дочь господина совѣтника канцеляр³и Петерса, у котораго мы нанимаемъ квартиру, отвѣчалъ Андрей, принимаясь дѣлать разныя приготовлен³я къ туалету своего господина.- Она кажется такая милая барышня, даже сама собственноручно налила мнѣ кофе. Кухаркѣ уже приказано говорить тише, пока ваше с³ятельство изволите почивать; да что же прикажете съ нею дѣлать? Она уже такъ привыкла кричать, что не умѣетъ даже говорить обыкновеннымъ голосомъ.
   Въ прежнее время гофмаршалъ не былъ большой охотникъ пускаться въ разговоры съ своимъ лакеемъ; но теперь, съ нѣкотораго времени, онъ рѣдко перебивалъ донесен³я, дѣлаемыя ему словоохотливымъ Андреемъ, который, замѣтивъ такую перемѣну, приписалъ это обстоятельство своей личной любезности и находчивости, вслѣдств³е чего принимался болтать безъ умолка.
   - Дверями хлопаютъ братья фрейлейнъ Елизаветы, продолжалъ онъ;- но они теперь уже не будутъ этого дѣлать, потому что они оба мальчики недурные. Теперь они ушли въ школу съ цѣлою кипою книгъ подъ мышкой; даже господинъ совѣтникъ канцеляр³и отправился въ свое министерство; должно полагать, что онъ ужасно много работаетъ, потому что онъ страшно худъ, только одни кости, да кожа.
   Въ такомъ тонѣ продолжались еще нѣкоторое время донесен³я о разныхъ подробностяхъ, касавшихся образа жизни хозяевъ. Графъ Броннъ слушалъ разсѣянно, такъ какъ ближайш³я подробности о семейной жизни совсѣмъ незнакомыхъ ему людей какъ-то непр³ятно повл³яли на него. Все, что онъ узналъ, казалось ему чрезвычайно мизернымъ. Онъ вышелъ въ свою собственную тѣсную гостинную и сталъ медленными шагами прохаживаться по старому, вытертому ковру. Въ домѣ все стихло, и теперь эта самая тишина производила на него такое же непр³ятное впечатлѣн³е, какъ стукъ и шумъ, при его пробужден³и, отъ хожден³я, неизбѣжнаго при хозяйственныхъ хлопотахъ. Съ кислою миною сталъ онъ разсматривать меблировку своей комнаты: бѣлыя занавѣски на окнахъ, подхваченныя красными шнурками; вдоль стѣнъ стояли: диванъ, двое креселъ и нѣсколько стульевъ, обитые порыжѣвшимъ краснымъ трипомъ, а въ углу большой письменный столъ; очевидно, что. все это находилось въ употреблен³и у многихъ людей и было куплено по дешевой цѣнѣ на какомъ-нибудь аукц³онѣ. Но въ то же время нельзя было не замѣтить, что тутъ были приложены всевозможныя старан³я, чтобы опрятностью замѣнить недостатокъ изящества. Мѣдная рама круглаго зеркала, висѣвшаго надъ диваномъ, была такъ старательно вычищена, что блестѣла какъ грошъ, только что вышедш³й изъ чеканки; а гдѣ обивка мебели подверглась опасности пострадать отъ прикосновен³я слишкомъ усердно напомаженной головы, тамъ, въ предупрежден³е этого, развѣшаны были ослѣпительной бѣлизны салфеточки, вязанныя тамбурнымъ крючкомъ. Молчаливое, сдѣланное графомъ, сравнен³е его теперешней обстановки съ прежнею, привело его къ самымъ грустнымъ результатамъ; гофмаршалу вдругъ захотѣлось уѣхать отсюда куда нибудь подальше, на поиски новаго, болѣе уютнаго и комфортабельнаго мѣстопребыван³я; "но куда же ѣхать? куда?" невольно проговорилъ онъ вполголоса.
   Въ эту минуту кто-то осторожно постучался въ дверь и на удивленный откликъ графа: "войдите!", въ комнату вошла фрейлейнъ Елисавета.
   Андрей оказался отличнымъ физ³ономистомъ и знатокомъ человѣческаго сердца, судя по составленному имъ мнѣн³ю о молодой дѣвушкѣ. Елисавета дѣйствительно была премилое существо, на лицо которой Господь Богъ положилъ отпечатокъ самаго привлекательнаго добродуш³я. Веселые, темно-кар³е глаза смотрѣли прямо и привѣтливо на всѣхъ безъ исключен³я; румяныя щеки доказывали цвѣтущее здоровье; довольно полная, высокая грудь, пропорц³ональность всѣхъ частей тѣла, средн³й ростъ, довольно толстый, вздернутый кверху носъ и довольно большой ротъ, хотя и не могли назваться особенно красивыми, но недостатки эти скрашивались ласковымъ голосомъ при разговорѣ, улыбкой, вызывавшей двѣ ямочки на ея щекахъ и выказывавшей два ряда бѣлыхъ, какъ слоновая кость, хотя тоже немного длинныхъ зубовъ. Какъ видите, она не могла назваться красавицею, не обладая правильностью чертъ лица, которое такъ цѣнится утонченными знатоками всякаго изящества; даже руки и ноги были у ней грубоваты и не имѣли хорошей формы, какая обыкновенно требуется отъ идеальныхъ красавицъ; но она непремѣнно съ перваго взгляда должна была нравиться всякому, такъ много женственности было во всей ея фигурѣ. Одѣта она была въ простое ситцевое платье и въ бѣлый фартукъ съ нагрудникомъ; все это было въ высшей степени опрятно и свѣжо, также какъ скромные бѣлые рукавчики и воротничекъ, плотно прилегавш³й къ ея шеѣ. Вотъ въ какомъ видѣ предстала Елисавета передъ суровые очи важнаго графа. Она принесла ему на подносѣ кофе, предназначавш³йся для завтрака этого новаго жильца ихъ дома.
   - Извините пожалуйста, ваше с³ятельство, сказала она краснѣя,- что я сама принесла вамъ сегодня вашъ кофе; я сдѣлала это потому, что хотѣла освѣдомиться, какъ провели вы ночь на новомъ мѣстѣ: покойно-ли вамъ было и не нужно ли перемѣнить чего нибудь изъ мебели, для вашего большаго удобства?
   Графъ даже немного сконфузился при ея появлен³и, хотя въ молодой дѣвушкѣ не было рѣшительно ничего внушающаго, просто приличная кельнерша. Ему сдѣлалось какъ-то неловко, что она застала его въ туфляхъ и съ небрежно завязаннымъ галстукомъ. Такого рода внезапное появлен³е женщины всегда возбуждаетъ въ мущинѣ желан³е произвести своею особою пр³ятное впечатлѣн³е; въ гофмаршалѣ же это сказалось чисто вслѣдств³е инстинктивной привычки, такъ какъ онъ былъ уже пятидесятивосьмилѣтн³й старикъ, и заставляло его, если онъ только не окончательно терялся, приложить всѣ свои старан³я, чтобы выставить себя въ самомъ выгодномъ свѣтѣ со стороны любезности. А Броннъ, которому, отъ недостатка привычки, всегда казалось крайне трудно попасть въ надлежащ³й тонъ при разговорѣ съ людьми мѣщанской среды, въ настоящую минуту и притомъ въ такой ранн³й утренн³й часъ такъ мало ожидалъ посѣщен³я женщины, стоящей по своему положен³ю выше горничной, что его всегдашняя и всѣмъ извѣстная находчивость положительно ему измѣнила и онъ не нашелся сказать ей ничего особеннаго любезнаго. На ея предупредительное вниман³е онъ отвѣтилъ какими-то ничего не значащими словами, и Елисавета, поставивъ на столъ кофе, удалилась съ такою миною, по которой можно было прямо заключить, что на будущее время обязанность эту будутъ исполнять или Андрей, или Христина, но только не она сама.
   Графъ остался въ высшей степени недовольнымъ собой, послѣ того, какъ ушедшая дѣвушка затворила дверь. Потомъ ему стало досадно на себя за это недовольство; какое ему въ сущности дѣло до семьи, которой онъ платитъ деньги за свою квартиру? Она стояла такъ ниже его въ общественномъ положен³и, была такъ далека отъ всѣхъ его прежнихъ свѣтскихъ знакомствъ, что ему и въ голову не приходило, чтобы онъ могъ когда нибудь познакомиться поближе и ежедневно видѣться съ совѣтникомъ канцеляр³и Петерсомъ. Эта мысль опять пробудила въ его сердцѣ тоску по прошломъ, которая все еще жила въ немъ и подъ-часъ давала себя чувствовать.
   - Но во всякомъ случаѣ мнѣ слѣдовало обойтись съ ней поласковѣе, говорилъ онъ самъ съ собою; - что подумаетъ эта молодая дѣвушка обо мнѣ? что я угрюмый, сердитый старикъ! А вѣдь ее зовутъ Елисаветой.
   При частомъ повторен³и этого имени Броннъ погрузился въ какую-то безотчетную мечтательность. Августѣйшая принцеса, которой онъ готовъ былъ посвятить всю свою жизнь до послѣдняго издыхан³я, также носила имя Елисаветы. Вдругъ въ его головѣ промелькнули воспоминан³я молодости; но вѣдь онъ впрочемъ мало пользовался своею молодостью, такъ что всѣ воспоминан³я его вращались единственно только около придворной жизни, т. е., собственно говоря, около того свѣтила, которое освѣщало собою все его существован³е. Такъ что изъ всего перечня прошедшаго выдѣлялось ясно и несомнѣнно лишь то, что молодость прошла безвозвратно и что онъ совершенно одинокъ, причемъ настоящее очевидно убѣждало его, что онъ принималъ призраки за дѣйствительную жизнь, что онъ поступалъ безсмысленно, удаляясь отъ всякихъ близкихъ сношен³й съ людьми, не имѣя въ виду никакой удободостижимой цѣли.
   Всяк³й разъ, когда на него находило это часто повторявшееся раздумье, онъ прибѣгалъ къ занят³ю, которое почти всегда доставляло ему желанное развлечен³е. Время его службы совпадало еще съ тѣмъ счастливымъ пер³одомъ, когда было принято, чтобы посѣщавш³е иностранный дворъ принцы дарили всѣмъ высшимъ сановникамъ золотыя, украшенныя драгоцѣнными камнями, табакерки; теперь такого рода подарки замѣняютъ орденскими лентами и звѣздами, которыя конечно весьма украшаютъ человѣка и придаютъ ему особенно важный видъ, но которыя нисколько не увеличиваютъ семейныхъ сокровищъ, такъ какъ этихъ орденовъ нельзя, напримѣръ, передѣлать на браслетъ или серьги для законной супруги, или дочерей. Какъ читателю извѣстно, у Бронна не было ни жены, ни дочери, слѣдовательно, всѣ табакерки оставались въ его непосредственномъ владѣн³и, и ихъ таки набралось у него порядочная колекц³я, хотя онъ никогда не нюхалъ табаку. Семнадцать такихъ табакерокъ съ шифрами, осыпанныхъ крупными брил³антами, уложены были по порядку въ шкатулкѣ, которая нарочно для нихъ была заказана; каждая изъ этихъ табакерокъ находилась въ футлярѣ, съ надписью по поводу какого именно торжественнаго случая, отъ чьихъ именно милостивыхъ щедротъ и когда полученъ былъ этотъ драгоцѣнный знакъ монаршаго вниман³я; а на самомъ видномъ мѣстѣ находился такого-же рода подарокъ, полученный имъ по случаю обручен³я принцесы Елисаветы, удивительно похож³й портретъ которой красовался на крышкѣ табакерки и въ главахъ вѣрноподданнаго обожателя его оригинала затмѣвалъ собою блескъ двадцати, окаймлявшихъ его, большихъ брил³антовъ. Къ обзору этой самой колекц³и онъ и прибѣгалъ всяк³й разъ въ часы одолѣвавшей его тоски. Портретъ принцесы напоминалъ ему какой нибудь извѣстный моментъ его собственной придворной служебной дѣятельности; но и друг³я табакерки вызывали также въ его душѣ разныя воспоминан³я, на которыхъ онъ охотно останавливался. Шкатулка эта заключала въ себѣ, такъ сказать, всю его б³ограф³ю, а пробѣлы ея наполнялись незатмѣваемымъ изображен³емъ обожаемаго существа.
   Безконечно тянулись скучные дни. Но въ груди всякаго живаго человѣка непремѣнно существуетъ потребность сжиться какъ нибудь съ своимъ новымъ положен³емъ, даже и въ тѣхъ случаяхъ, когда этотъ человѣкъ хочетъ идти наперекоръ судьбѣ и геройски рѣшился не поддаваться вл³ян³ю, смягчающихъ его тягостное положен³е, обстоятельствъ. Графъ также попытался сдѣлать это, именно такимъ способомъ, который говорилъ въ пользу его благихъ намѣрен³й; черезъ нѣсколько дней послѣ своего переѣзда на занимаемую имъ теперь квартиру, онъ, къ величайшему своему удивлен³ю, замѣтилъ, что уже начинаетъ привыкать къ скромной, окружающей его обстановкѣ. Нѣкоторыя, даже имъ самимъ неясно сознаваемыя впечатлѣн³я совершили въ его душѣ переходъ отъ недовольства и озлоблен³я первыхъ часовъ къ наступавшему теперь чувству покорности судьбѣ и примирен³я съ тѣми обстоятельствами, въ как³я поставила его жизнь. Его сталъ понемногу занимать простой бытъ этихъ людей средней руки, обыденный ходъ котораго доносился до его слуха нѣкоторыми отдѣльными звуками: то совѣтникъ канцеляр³и уйдетъ изъ дома на службу и воротится черезъ нѣсколько часовъ обратно; то канарейка прощебечетъ гдѣ-то въ заднихъ комнатахъ свою незатѣйливую пѣсню; то послышится легкая походка фрейлейнъ Елисаветы, которая, проходя мимо его дверей по коридору, старалась ступать еще осторожнѣе; то прозвучитъ ея голосъ въ разговорѣ съ кухаркою, которую такъ и не отъучили кричать и она по прежнему продолжала разговаривать какъ съ глухими. Такимъ образомъ графъ Броннъ могъ думать, что онъ уже не совсѣмъ одинъ; въ его непосредственномъ сосѣдствѣ совершалось хлопотливое движен³е домашней жизни, что нѣсколько примирило его съ одиночествомъ, отнимая этимъ у послѣдняго его горечь. Всѣ эти впечатлѣн³я оказались совсѣмъ новыми для гофмаршала; онѣ конечно не могли навести его на воспоминан³я о родительскомъ домѣ, по той простой причинѣ, что тамъ все шло совсѣмъ иначе. И въ его воображен³и носились смутныя предположен³я о томъ, что такое существован³е въ тихомъ семейномъ кружкѣ должно было имѣть своего рода прелесть успокоительнаго характера; совѣтникъ канцеляр³и, не смотря на свои скудныя матер³альныя средства, былъ обладателемъ большаго богатства, въ которомъ ему, высокопоставленному графу, судьба отказала,- у него были дѣти, съ которыми ему не грозило полнѣйшее одиночество въ старости. Совсѣмъ неожиданныя открыт³я дѣлалъ графъ въ своемъ сердцѣ и притомъ иногда поводомъ къ этому служили самыя мелочныя, пустыя обстоятельства. Въ коридорѣ, вплоть у самыхъ дверей его комнаты, стоялъ низеньк³й, разшатавш³йся на своихъ ножкахъ, кухонный шкафъ, на которомъ обыкновенно оба мальчика, сыновья хозяина, располагались закусывать вечеромъ, по возвращен³и изъ школы, остатками дневной ѣды, прибереженной для нихъ заботливою сестрою. Хотя это мѣсто было не совсѣмъ удобно для ѣды, но мальчики очень охотно садились на этотъ шкафъ, свѣсивъ ноги, и болтая ими, стучали каблуками въ его дверцы черезъ одинаковые интервалы, что издали напоминало глухой звукъ турецкаго барабана, и вели между собою разговоры о маленькихъ недавнихъ происшеств³яхъ школьной жизни. Въ это время, графъ Броннъ, расхаживавш³й по своей комнатѣ, обыкновенно останавливался на одномъ мѣстѣ и слушалъ, какъ мальчики вели рѣчь о Корнел³и Непотѣ, о предстоявшемъ катаньѣ на конькахъ, и о числѣ жителей на Сандвичевыхъ островахъ; тогда, какъ будто изъ-за густаго сѣраго тумана, навѣяннаго длиннымъ рядомъ годовъ, возникали въ его умѣ воспоминан³я о его собственной жизни въ этомъ возрастѣ. Выражалось ли въ этомъ мысленномъ возвратѣ къ прошедшему стремлен³е дать другое направлен³е своей настоящей жизни - онъ и самъ не могъ объяснить этого; но въ его груди тихо шевелилось что-то похожее на грусть о чемъ-то безвозвратно потерянномъ. Первымъ слѣдств³емъ такого размягчающаго сердце настроен³я было рѣшительное намѣрен³е графа сдѣлать визитъ своему хозяину. Неловкое воспоминан³е о встрѣчѣ съ фрейлейнъ Елисаветою, которая уже затѣмъ болѣе не показывалась, можетъ быть тоже отчасти повл³яло на такой рѣшительный шагъ; по природной добротѣ своего сердца, старый сановникъ упрекалъ себя за то, что не выразилъ какъ слѣдуетъ своей благодарности за оказанное ему вниман³е. И такъ, онъ облекся въ новый черный сюртукъ, къ петлицѣ котораго прикрѣпилъ розетку изъ разныхъ орденскихъ лентъ, и повелъ рукою по своимъ щекамъ и подбородку, чтобы убѣдиться, что бритва сдѣлала свое дѣло исправно. Когда имѣется въ виду отправиться съ визитомъ въ домъ, гдѣ находится молодая дѣвушка, то даже и въ старикѣ проявляется по привычкѣ нѣкоторая заботливость о своемъ туалетѣ и наружности; я никогда не повѣрю тому, кто захотѣлъ бы опровергать этотъ фактъ. Графъ Броннъ впрочемъ имѣлъ еще весьма пр³ятное лицо, а его спокойныя движен³я и важная осанка дѣлали его наружность еще болѣе представительною.
   Хотя двери помѣщен³я хозяина были только въ нѣсколькихъ шагахъ отъ комнатъ, занимаемыхъ графомъ, и при переходѣ черезъ коридоръ онъ не рисковалъ подвергнуться простудѣ отъ вѣтра или дурной погоды, тѣмъ не менѣе онъ натянулъ на свои руки пару свѣтло-сѣрыхъ перчатокъ, а на голову надѣлъ свой цилиндръ. Затѣмъ онъ постучался у дверей и вошелъ въ комнату совѣтника канцеляр³и Петерса.
   Совѣтникъ былъ однихъ лѣтъ съ графомъ, но казался гораздо старѣе его. Жизнь, полная труда и лишен³й, положила свой отпечатокъ на его лицо. Глубоко впалые глаза тускло смотрѣли изъ-за сильныхъ очковъ; на половину сѣдые волосы, зачесанные за больш³я, безобразно торчавш³я уши, спускались взъерошенными прядями на воротникъ платья; верхняя губа совсѣмъ ввалилась, отчего носъ и подбородокъ почти сходились вмѣстѣ; цвѣтъ лица былъ совершенно желтый; длинная, сухая, сгорбленная фигура его была облечена въ поношенный черный фракъ и такого же цвѣта панталоны, которыя на мѣстѣ кармановъ, отъ частаго ежедневнаго прикосновен³я къ нимъ руками, засалились до того, что даже лоснились. По привычкѣ, свойственной всѣмъ близорукимъ людямъ, онъ подошелъ въ вошедшему гостю почти вплоть и спросилъ.
   - Съ кѣмъ имѣю честь?...
   Гофмаршалъ еще не успѣлъ назвать себя, какъ Елисавета уже въ одну минуту встала съ своего мѣста и, перебивъ своего отца на полуфразѣ, краснѣя, объяснила ему, кто такой этотъ посѣтитель. Честь такого визита, повидимому, не сдѣлала на совѣтника канцеляр³и особеннаго впечатлѣн³я; но онъ старался придать своему старческому скрипучему голосу самую пр³ятную интонац³ю, какую только можно было совмѣстить съ саксонскимъ выговоромъ к нарѣч³емъ.
   - Ахъ, батюшки! Такъ это вы тотъ графъ, что поселился у насъ? почти вскрикнулъ онъ.- Вотъ оно что!... Садитесь же, ваше с³ятельство. Елисавета, возьми свою работу со стола! Пожалуйте сюда, на диванъ, безъ церемон³и! Ну, какъ вамъ понравилось у насъ въ домѣ?
   Графу показалось сначала, что внушительностью своего вида онъ долженъ доказать своему хозяину разницу ихъ взаимнаго общественнаго положен³я и не допускать съ собою такой фамильярности обращен³я. Ему очень хорошо былъ извѣстенъ этотъ чиновническ³й типъ между его прежними подчиненными, но онъ всегда видѣлъ ихъ благоговѣйно согбенныхъ передъ собою, тогда какъ этотъ господинъ Петерсъ повидимому и знать ничего не хотѣлъ о подобныхъ пр³емахъ расплывчивой почтительности. Но такъ какъ гофмаршалъ главнымъ образомъ имѣлъ въ виду загладить свою вину передъ молодою дѣвушкою, то онъ и выказалъ во всемъ блескѣ свою утонченную любезность, на какую былъ способенъ. Разговоръ однакожъ все-таки шелъ какъ-то вяло, потому что совѣтникъ канцеляр³и навелъ его сначала на страшное вздорожан³е каменнаго угля и всякаго топлива, въ виду приближающихся холодовъ, а потомъ незамѣтнымъ образомъ и довольно ловко перешелъ къ различнымъ вопросамъ внутренней государственной администрац³и, высказавъ при этомъ нѣсколько довольно дѣльныхъ взглядовъ и разсужден³й, которыя показались гостю уже черезъ-чуръ либеральными. Воспользовавшись тѣмъ моментомъ, когда хозяинъ пустился высказывать по этому поводу свои личныя соображен³я, графъ занялся разсматриван³емъ стѣнъ и меблировки комнаты и пришелъ къ заключен³ю, что если его помѣщен³е было скромно, то здѣсь уже и помина не было о чемъ нибудь, имѣющемъ претенз³ю на изящество. Во всемъ замѣтна была крайняя бережливость денежныхъ затратъ. Большое кресло и диванъ были единственною сколько нибудь покойною мебелью; плетеные стулья, комодъ и столъ, оба накрытые вязанными тамбурнымъ крючкомъ салфетками, дополняли меблировку; а зеркало въ орѣховой рамѣ и разныя фарфоровыя, разставленныя подъ нимъ вещицы, которыя конечно не имѣли въ себѣ ничего общаго съ дорогимъ и столь высоко цѣнимымъ знатоками vieux saxe'омъ, ясно доказывали чье-то желан³е, по мѣрѣ своихъ скудныхъ матер³альныхъ средствъ, придать комнатѣ болѣе красивый видъ. Съ полдюжины развѣшанныхъ по стѣнамъ литографированныхъ картинъ свидѣтельствовали своимъ присутств³емъ о той же самой потребности, но, кромѣ какъ въ этой убогой обстановкѣ, нигдѣ не могли достичь своей цѣли украшен³я комнаты. Вниман³е Бронна къ рѣчамъ хозяина было отвлечено мыслью о томъ, что онъ пришелъ съ визитомъ къ людямъ, живущимъ въ такой норѣ, и кровь невольно бросилась ему въ лицо, когда у него промелькнуло въ головѣ: "А что, если-бы вдругъ увидалъ меня здѣсь кто нибудь изъ моихъ прежнихъ знакомыхъ?" Но въ то же время онъ никакъ не могъ отдѣлаться отъ благотворнаго вл³ян³я, производимаго на него этой, пропитанной запахомъ дешовой сигары, комнаты. Елисавета между тѣмъ сидѣла противъ него свободно и непринужденно, какъ въ то утро, когда приходила къ нему. Она повидимому нисколько не стыдилась бѣдности своего жилища; она сама принимала участ³е въ разговорѣ всяк³й разъ, когда предметъ его былъ доступенъ ея пониман³ю, причемъ весьма часто улыбалась, что вызывало на ея щекахъ ямочки, какъ будто, зная что на нихъ такъ любуется старый гофмаршалъ.
   Послѣ этого визита, объ отдачѣ котораго, съ своей стороны, совѣтникъ канцеляр³и совсѣмъ и не думалъ, установились между ними ежедневныя дружеск³я сношен³я. Елисавета опять изрѣдка стала заходить при удобныхъ случаяхъ въ комнату графа, чтобы поболтать съ нимъ немножко и пос

Другие авторы
  • Семенов Сергей Александрович
  • Тайлор Эдуард Бернетт
  • Аксакова Вера Сергеевна
  • Бердников Яков Павлович
  • Теплов Владимир Александрович
  • Александров Петр Акимович
  • Фельдеке Генрих Фон
  • Палей Ольга Валериановна
  • Красов Василий Иванович
  • Платонов Сергей Федорович
  • Другие произведения
  • Чехов Антон Павлович - Рассказы, повести, юморески 1880-1882 гг.
  • Дорошевич Влас Михайлович - Пьеса Джерома
  • Сырокомля Владислав - Стихотворения
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Сообщение об операциях, производимых австралийскими туземцами
  • По Эдгар Аллан - Коттэдж Лэндора
  • Андреев Леонид Николаевич - Дни нашей жизни
  • Елисеев Александр Васильевич - Мусульманские паломники
  • Морозов Михаил Михайлович - Метафоры Шекспира как выражение характеров действующих лиц
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - О вулканических явлениях на северо-восточном берегу Новой Гвинеи
  • Быков Петр Васильевич - В. В. Толбин
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 295 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа