Главная » Книги

Ходасевич Владислав Фелицианович - Не собранное в книги

Ходасевич Владислав Фелицианович - Не собранное в книги


1 2 3

  
  
   Владислав Ходасевич
  
  
  
  Не собранное в книги --------------------------------------
  Ходасевич В. Ф. Собрание сочинений: В 4 т.
  Т. 1: Стихотворения. Литературная критика 1906-1922. - М.: Согласие, 1996.
  Составление и подготовка текста И. П. Андреевой, С. Г. Бочарова.
  Комментарии И. П. Андреева, Н. А. Богомолова
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  Содержание
  Дома
  Мышь
  "Вот в этом палаццо жила Дездемона..."
  Из мышиных стихов
  "На новом, радостном пути..."
  На реке Квор. Из Д. Шимоновича
  "Трудолюбивою пчелой..."
  "Сквозь облака фабричной гари..."
  Себе
  "Доволен я своей судьбой..."
  Романс ("В голубом Эфира поле...")
  "Пока душа в порыве юном..."
  Соррентинские заметки
  1. Водопад
  2. Пан
  3. Афродита
  Ночь
  Граммофон
  Скала
  Дактили
  Похороны. Сонет
  Веселье
  Я
  К Лиле. С латинского
  
  
  
  
   ДОМА
  
  
   От скуки скромно вывожу крючочки
  
  
   По гладкой, белой, по пустой бумаге:
  
  
   Круги, штрихи, потом черчу зигзаги,
  
  
   Потом идут рифмованные строчки...
  
  
   Пишу стихи. Они слегка унылы.
  
  
   Едва кольнув, слова покорно меркнут,
  
  
   И, может быть, уже навек отвергнут
  
  
   Жестокий взгляд, когда-то сердцу милый?
  
  
   А если снова, под густой вуалью,
  
  
   Она придет и в двери постучится,
  
  
   Как сладко будет спящим притвориться
  
  
   И мирных дней не уязвить печалью!
  
  
   Она у двери постоит немного,
  
  
   Нетерпеливо прозвенит браслетом,
  
  
   Потом уйдет. И что сказать об этом?
  
  
   Продлятся дни, безбольно и нестрого!
  
  
   Стихи, давно забытые, - исправлю,
  
  
   Все дни часами равными размерю,
  
  
   И никакой надежде не поверю,
  
  
   И никакого бога не прославлю.
  
  
   16-17 января 1908
  
  
   Москва
  
  
  
  
   МЫШЬ
  
  
   Маленькая, тихонькая мышь,
  
  
   Серенький, веселенький зверок!
  
  
   Глазками давно уже следишь,
  
  
   В сердце не готов ли уголок.
  
  
   Здравствуй, терпеливая моя,
  
  
   Здравствуй, неизменная любовь!
  
  
   Зубок изостренные края
  
  
   Радостному сердцу приготовь.
  
  
   В сердце поселяйся наконец,
  
  
   Тихонький, послушливый зверок!
  
  
   Сердцу истомленному венец -
  
  
   Бархатный, горяченький комок.
  
  
   8-10 февраля 1908
  
  
   Москва
  
  
  
  
  * * *
  
  
  "Вот в этом палаццо жила Дездемона..."
  
  
  Всё это неправда, но стыдно смеяться.
  
  
  Смотри, как стоят за колонной колонна
  
  
  Вот в этом палаццо.
  
  
  Вдали затихает вечерняя Пьяцца,
  
  
  Беззвучно вращается свод небосклона,
  
  
  Расшитый звездами, как шапка паяца.
  
  
  Минувшее - мальчик, упавший с балкона...
  
  
  Того, что настанет, не нужно касаться...
  
  
  Быть может, и правда - жила Дездемона
  
  
  Вот в этом палаццо?..
  
  
  5 мая 1914
  
  
  
   ИЗ МЫШИНЫХ СТИХОВ
  
  
  У людей война. Но к нам в подполье
  
  
  Не дойдет ее кровавый шум.
  
  
  В нашем круге - вечно богомолье,
  
  
  В нашем мире - тихое раздолье
  
  
  Благодатных и смиренных дум.
  
  
  Я с последней мышью полевою
  
  
  Вечно брат. Чужда для нас война, -
  
  
  Но Господь да будет над тобою,
  
  
  Снежная, суровая страна!
  
  
  За Россию в день великой битвы
  
  
  К небу возношу неслышный стих:
  
  
  Может быть, мышиные молитвы
  
  
  Господу любезнее других...
  
  
  Франция! Среди твоей природы
  
  
  Свищет меч, лозу твою губя.
  
  
  Колыбель возлюбленной свободы!
  
  
  Тот не мышь, кто не любил тебя!
  
  
  День и ночь под звон машинной стали,
  
  
  Бельгия, как мышь, трудилась ты, -
  
  
  И тебя, подруга, растерзали
  
  
  Швабские усатые коты...
  
  
  Ах, у вас война! Взметает порох
  
  
  Яростный и смертоносный газ,
  
  
  А в подпольных, потаенных норах
  
  
  Горький трепет, богомольный шорох
  
  
  И свеча, зажженная за вас.
  
  
  17 сентября 1914
  
  
  Москва
  
  
  
  
  * * *
  
  
   На новом, радостном пути,
  
  
   Поляк, не унижай еврея!
  
  
   Ты был, как он, ты стал сильнее -
  
  
   Свое минувшее в нем чти.
  
  
   <1915>
  
  
  
   НА РЕКЕ КВОР
  
  
  
   Из Д. Шимоновича
  
  
  
  
   И я был среди переселенцев на реке Квор.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Иезекииль, I, 1
  
  
   То было месяца начало:
  
  
   В Ниссон переходил Адор.
  
  
   Холодный ветер веял с гор.
  
  
   На западе, сквозь дымку тьмы,
  
  
   Тускнея, медь еще сияла
  
  
   И хладным светом обливала
  
  
   Чужие, черные холмы.
  
  
   И с холодом в душе пустынной
  
  
   Смотрел я, неподвижен Квор...
  
  
   Тянулся молча вечер длинный,
  
  
   В Ниссон переходил Адор...
  
  
   Со всеми, кто ушел в скитанье,
  
  
   Бреду и я в чужой простор.
  
  
   Луна, бледнея, льет сиянье
  
  
   На спящий мир, на тихий Квор.
  
  
   Под круглой, мертвенной луной
  
  
   Белеет чайка без движенья,
  
  
   И два крыла в оцепененьи
  
  
   Мерцают мертвой белизной.
  
  
   Навеки! Не сверкнут зарницы,
  
  
   Волна, запенясь, не плеснет!
  
  
   Навеки!.. Я смотрю вперед:
  
  
   Лишь белый труп воздушной птицы
  
  
   Спокойно по реке плывет.
  
  
   Со всеми, кто ушел в скитанье,
  
  
   Бреду и я в чужой простор -
  
  
   И без конца, без упованья
  
  
   Твой вечный берег длится, Квор!
  
  
   Безжизненно, беззвучно годы
  
  
   Проходят, быстро дни летят -
  
  
   По гравию не шелестят
  
  
   Твои медлительные воды...
  
  
   А сверху белая луна,
  
  
   Не падая, не подымаясь,
  
  
   Висит. Давно мертва она.
  
  
   И вдруг я понял, содрогаясь:
  
  
   Куда идем и для чего?
  
  
   Мы все мертвы, здесь нет живого!
  
  
   Довольно звука одного,
  
  
   Довольно оклика ночного -
  
  
   И всё исчезнет от него,
  
  
   Растает, как ночная мара...
  
  
   Но тщетно я кричать хотел:
  
  
   Мой голос умер. Я смотрел:
  
  
   Там мертвецы, за парой пара,
  
  
   Идут, идут - и черный Квор
  
  
   Не зыблется меж черных гор.
  
  
   1916-1918, 1928
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Трудолюбивою пчелой,
  
  
   Звеня и рокоча, как лира,
  
  
   Ты, мысль, повисла в зное мира
  
  
   Над вечной розою - душой.
  
  
   К ревнивой чашечке ее
  
  
   С пытливой дрожью святотатца
  
  
   Прильнула - вщупаться, всосаться
  
  
   В таинственное бытие.
  
  
   Срываешься вниз головой
  
  
   В благоухающие бездны -
  
  
   И вновь выходишь в мир подзвездный,
  
  
   Запорошенная пыльцой.
  
  
   И в свой причудливый киоск
  
  
   Летишь назад, полухмельная,
  
  
   Отягощаясь, накопляя
  
  
   И людям - мед, и Богу - воск.
  
  
   5 февраля 1923
  
  
   Saarow
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Сквозь облака фабричной гари
  
  
   Грозя костлявым кулаком,
  
  
   Дрожит и злится пролетарий
  
  
   Пред изворотливым врагом.
  
  
   Толпою стражи ненадежной
  
  
   Великолепье окружа,
  
  
   Упрямый, но неосторожный,
  
  
   Дрожит и злится буржуа.
  
  
   Должно быть, не борьбою партий
  
  
   В парламентах решится спор:
  
  
   На европейской ветхой карте
  
  
   Всё вновь перечертит раздор.
  
  
   Но на растущую всечасно
  
  
   Лавину небывалых бед
  
  
   Невозмутимо и бесстрастно
  
  
   Глядят: историк и поэт.
  
  
   Людские войны и союзы,
  
  
   Бывало, славили они;
  
  
   Разочарованные музы
  
  
   Припомнили им эти дни -
  
  
   И ныне, гордые, составить
  
  
   Два правила велели впредь:
  
  
   Раз: победителей не славить,
  
  
   Два: побежденных не жалеть.
  
  
   4 октября 1922, Берлин
  
  
   11 февраля 1923, Saarow
  
  
  
  
   СЕБЕ
  
  
   Не жди, не уповай, не верь:
  
  
   Всё то же будет, что теперь.
  
  
   Глаза усталые смежи,
  
  
   В стихах, пожалуй, ворожи,
  
  
   Но помни, что придет пора -
  
  
   И шею брей для топора.
  
  
   23 апреля 1923
  
  
   Saarow
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Доволен я своей судьбой.
  
  
  
  Всё - явь, мне ничего не снится.
  
  
  
  Лесок сосновый, молодой;
  
  
  
  Бежит бесенок предо мной;
  
  
  
  То хрустнет веточкой сухой,
  
  
  
  То хлюпнет в лужице копытце.
  
  
  
  Смолой попахивает лес,
  
  
  
  Русак перебежал поляну.
  
  
  
  Оглядывается мой бес.
  
  
  
  "Не бойся, глупый, не отстану:
  
  
  
  Вот так на дружеской ноге
  
  
  
  Придем и к бабушке Яге.
  
  
  
  Она наварит нам кашицы,
  
  
  
  Подаст испить своей водицы,
  
  
  
  Положит спать на сеновал.
  
  
  
  И долго, долго жить мы будем,
  
  
  
  И скоро, скоро позабудем,
  
  
  
  Когда и кто к кому пристал
  
  
  
  И кто кого сюда зазвал".
  
  
  
  10 июня 1923
  
  
  
  Saarow
  
  
  
  
  РОМАНС {*}
  
  
  
  В голубом Эфира поле
  
  
  
  Ходит Веспер золотой.
  
  
  
  Старый Дож плывет в гондоле
  
  
  
  С Догарессой молодой.
  
  
  
  Догаресса молодая
  
  
  
  На супруга не глядит,
  
  
  
  Белой грудью не вздыхая,
  
  
  
  Ничего не говорит.
  
  
  
  Тяжко долгое молчанье,
  
  
  
  Но, осмелясь наконец,
  
  
  
  Про высокое преданье
  
  
  
  Запевает им гребец.
  
  
  
  И под Тассову октаву
  
  
  
  Старец сызнова живет,
  
  
  
  И супругу он по праву
  
  
  
  Томно за руку берет.
  
  
  
  Но супруга молодая
  
  
  
  В море дальное глядит.
  
  
  
  Не ропща и не вздыхая,
  
  
  
  Ничего не говорит.
  
  
  
  Охлаждаясь поневоле,
  
  
  
  Дож поникнул головой.
  
  
  
  Ночь тиха. В небесном поле
  
  
  
  Ходит Веспер золотой.
  
  
  
  С Лидо теплый ветер дует,
  
  
  
  И замолкшему певцу
  
  
  
  Повелитель указует
  
  
  
  Возвращаться ко дворцу.
  
  
  
  20 марта 1924
  
  
  
  Венеция
  {* Окончание пушкинского наброска. Первые пять стихов написаны Пушкиным в 1822 году.}
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Пока душа в порыве юном,
  
  
  
  Ее безгрешно обнажи,
  
  
  
  Бесстрашно вверь болтливым струнам
  
  
  
  Ее святые мятежи.
  
  
  
  Будь нетерпим и ненавистен,
  
  
  
  Провозглашая и трубя
  
  
  
  Завоеванья новых истин, -
  
  
  
  Они ведь новы для тебя.
  
  
  
  Потом, когда в своем наитьи
  
  
  
  Разочаруешься слегка,
  
  
  
  Воспой простое чаепитье,
  
  
  
  Пыльцу на крыльях мотылька.
  
  
  
  Твори уверенно и стройно,
  
  
  
  Слова послушливые гни,
  
  
  
  И мир, обдуманный спокойно,
  
  
  
  Благослови иль прокляни.
  
  
  
  А под конец узнай, как чудно
  
  
  
  Всё вдруг по-новому понять,
  
  
  
  Как упоительно и трудно,
  
  
  
  Привыкши к слову, - замолчать.
  
  
  
  22 августа 1924
  
  
  
  Holywood
  
  
  
  СОРРЕНТИНСКИЕ ЗАМЕТКИ
  
  
  
  
   1
  
  
  
  
  ВОДОПАД
  
  
   Там, над отвесною громадой,
  
  
   Начав разбег на вышине,
  
  
   Шуми, поток, играй и прядай,
  
  
   Скача уступами ко мне.
  
  
   Повисни в радугах искристых,
  
  
   Ударься мощною струей
  
  
   И снова в недрах каменистых
  
  
   Кипенье тайное сокрой.
  
  
   Лети с неудержимой силой,
  
  
   Чтобы корыстная рука
  

Другие авторы
  • Филонов Павел Николаевич
  • Ли Ионас
  • Борисов Петр Иванович
  • Муравьев-Апостол Иван Матвеевич
  • Дружинин Александр Васильевич
  • Лагарп Фредерик Сезар
  • Коппе Франсуа
  • Джакометти Паоло
  • Кирхейзен Фридрих Макс
  • Гершензон Михаил Осипович
  • Другие произведения
  • Коган Петр Семенович - Английская литература
  • Хирьяков Александр Модестович - Письмо Льва Толстого А. М. Хирьякову
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Стихотворения М. Лермонтова
  • Семенов Сергей Терентьевич - Страшное дело
  • Волошин Максимилиан Александрович - Аполлон и мышь (Творчество Анри де Ренье)
  • Ломоносов Михаил Васильевич - Е. Лебедев. Занимающийся рассвет
  • Сулержицкий Леопольд Антонович - Т. Л. Сухотина-Толстая. Л. А. Сулержицкий
  • Елисеев Александр Васильевич - Елисеев А. В.: Биографическая справка
  • Врангель Фердинанд Петрович - Замечания о езде на собаках
  • Плетнев Петр Александрович - Из очерка "Жизнь и сочинения Ивана Андреевича Крылова"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 288 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа