Главная » Книги

Касаткин Иван Михайлович - Дело праздничное

Касаткин Иван Михайлович - Дело праздничное


   Иван Касаткин
  

ДЕЛО ПРАЗДНИЧНОЕ

  
   Заунывная песня в шесть глоток распирала стены зимницы. Сизый цигарочный дым облаком повис от земляного пола до потолка. Была как раз масленица.
   Когда четыре порожних посудины уже валялись под столом, а в пятой осталось на донышке, Василий Пустых, пермяк - соленые уши, захолустный народник, помощник машиниста при лесопильне, окинул всех мутным взглядом и тяпнул кулаком по столу. Посудина взыграла и покатилась на пол, а бородачи пильщики на минуту приумолкли и сонно, тыкаясь носами, посмотрели один на другого.
   И снова затянули песню. Горько морщились и возили бородами по мокрому столу.
   Тогда Василий Пустых тяпнул кулаком еще крепче и привскочил, пьяно освирепев.
   - Рррабы-ы! - взвыл он, выкатывая белки глаз. - Племя ослиное, дери вас черт! Дьяволы вы! Как с вами жить, а?!
   Пил он наравне с другими. Управляющего лесопильней, то есть попросту хозяина, и его гостей катал сегодня: запрягшись в розвальни, наравне с другими, чуть ли не в корню шел. И трешницу на пропой управляющий сунул в руки не кому-нибудь, а ему, Василию Пустых.
   Кочегар Киря вытаращил не него безбровые глаза. По скопческому лицу Кири расплылось недоумение: чего ради беснуется человек? Сидел себе смирно, рта не раскрывал, будто дремал, и - на вот, надумал!
   А Пустых тем разом располоснул на груди рубаху и бил себя кулаком в тощую, маслами просаленную, всю зиму не мытую грудь.
   И вопил, срываясь в голосе:
   - Ммы!.. М-мещанину трафить?.. Ни-когда! Кто мы?.. Облик наш где? Эх, человеки-и!..
   - Мы, Василь Палыч, крестьяне, - начал Карп, виновато мигая глазами. - Обзаведенье наше, известно, при земле. А что касаемо выпить - праздничное дело, што ж! Где уж нам по книжкам...
   Пустых даже зубами скрипнул. Весь перегнулся через стол, к Кире, глаза вылезли на лоб, голос разом охрип.
   - Сволочи вы все!.. Слышь? Продажные твари, дьяволы! Тормоз Вестингауза вы... гири на ногах человеческих, вот! Понял?.. И еще скажу... головой, брат, не крути!.. Слушай, я докажу-у!..
   Запинаясь за чьи-то ноги, он полез на моргающего Кирю, чтобы доказать.
   Но ему помешали.
   В зимницу шумно ввалился управляющий с пьяной оравой гостей. Кто-то из них бил в заслонку, кто-то подыгрывал на гармони.
   Гикали с присвистом, став в кружок. А в кружке том плясал конторщик Плашкин. Он взмахивал руками и смешно топтался, праздничный белый воротничок на его шее распрыгнулся и повис, болтаясь на одной пуговке через плечо.
   - Ребята! - закричал управляющий, красный будто вареный рак, в распахнувшейся шубе. - Реб-бята!.. Полведра даю! Выкатывай еще раз сани! До смерти запою! Н-ну?!
   Бороды перестали мести стол. Шатаясь, нестройно поднялись - и все смешалось в один топающий, ревущий клубок и пьяно двинулось из зимницы на волю.
   Все ушли.
   Остался один Василий Пустых.
   В растерзанной рубахе, он долго стоял среди зимницы и горестно покачивал головой. Пол под ногами колебался, как палуба корабля в бушующем море.
   На воле гремит заслон, хлипает гармонь, захлебывается песня - и все это куда-то удаляется, затихает.
   Стихло.
   Тогда Пустых качнулся туда-сюда, икнул, размашистым шагом подошел к столу и пнул его. Стол покатился.
   Василий смахнул с лавки чайную посуду, сбил со стены ночник... Пошатываясь, высматривал, что бы еще сделать?
   Взял в обе руки полено и не торопясь, деловито стал бить этим поленом по железной печной трубе. Смялась труба, на несколько частей рассыпалась, упала; у потолка на проволоках осталась лишь верхняя часть ее, но Пустых и ее сорвал. Хлестнулся на нары лицом вниз и пьяно завыл, повторяя:
   - Мещанину трафить, мы... мы...
  

1912


Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 350 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа