Главная » Книги

Картер Ник - Достойные противники

Картер Ник - Достойные противники


1 2 3


Ник Картер

Достойные противники

 []

Выпуск No 4

Издательство "Развлечение", Петербург

   Cоздание файла (nbl , март 2012 г.
  
   Перед большим белым зданием на Мельбери-стрит, в котором находится главное нью-йоркское полицейское управление, остановилась полицейская карета. Эти кареты, устроенные наподобие немецких омнибусов, имеют один только вход сзади и прикрыты густым непромокаемым холстом, вследствие чего внутри их всегда царит полумрак. Запряженные двумя быстрыми лошадками, они постоянно встречаются на улицах Нью-Йорка, принадлежа к типичным явлениям уличной жизни этого громадного города. Конвой состоит из четырех человек. На козлах грозно восседает кучер, а сзади на запятках, спиной к прохожим и не спуская глаз с невольных седоков кареты, стоит такой же грозный кондуктор. Один полисмен сидит с арестантами в самой карете на всякий случай, а четвертый вместе с кучером на козлах.
   Девятый час утра был на исходе, но холодный серый ноябрьский туман все еще заволакивал небо и не пропускал лучей утреннего солнца.
   Как только карета остановилась перед полицейским управлением, сидевший на запятках полисмен соскочил со своего места и открыл двери.
   Полисмен, сидевший внутри кареты, в ту же минуту выскочил и прикрывая лицо окровавленным платком, бросился мимо стоявшего у запяток коллеги, шепнув ему: - Подожди минутку! Я сейчас вернусь, запри пока двери! - а через секунду уже побежал вверх по лестнице полицейского управления и скрылся во внутренних покоях.
   - Что случилось? - спросил один из группы полисменов, стоявших у подъезда. - Кровь у него носом пошла, что ли?
   - Это старый Боб Фицсимонс, - объяснил ему вожатый кареты. - Ведь он чахоточный, вероятно, опять кровью захаркал!
   Он запер дверцу кареты и подошел к полисменам.
   - Там, - сказал он, указывая пальцем на карету, - сидят у нас два молодца, которых поймал Ник Картер. Кажется, он дал Бобу еще какое-то поручение, которого я не расслышал... посмотрим, что он скажет, должно быть, сейчас вернется.
   Полисмены заглянули внутрь кареты, но при царившем там полумраке они не могли разглядеть ничего, кроме двух мужчин, неподвижно сидевших спиной к дверцам.
   - Ловкие были мошенники, - шепнул кондуктор своему коллеге Кримеру, - один из них тот самый директор банка, который, помнишь, сбежал отсюда из управления недели две тому назад.
   Полисмены состроили важные лица и покачали головами.
   - Это Картер поймал их? - осведомился один из них. - А ведь молодец он, право!
   - Помню, помню, - заметил второй, - это та знаменитая история с Национальным банком, когда убили ночного дежурного! Как же! Это все Картер обнаружил тогда.
   - Еще бы! - подтвердил Кример с важной миной, он чрезвычайно гордился своей ответственной ролью в качестве стражника таких знаменитых и опасных преступников.
   Впрочем, дело, о котором говорили полисмены, было действительно одним из самых беспримерных в полицейской истории города и даже нью-йоркская публика, всегда падкая на новые сенсационные события и поэтому быстро забывающая старые, на этот раз долго не могла успокоиться по поводу необыкновенно дерзкого преступления.
   Дело было вот в чем. В одно прекрасное утро Национальный банк на Валль-стрит оказался ограбленным не более и не менее как на 350 000 долларов. Директор банка, некто Исаак Мидов, пригласил Ника Картера для разъяснения этого дела, а знаменитый сыщик к крайнему его удивлению обнаружил в уважаемом всеми директоре беглого арестанта, бывшие сообщники которого так долго донимали его всякими вымогательствами, пока он не решил раз и навсегда отделаться от них, предоставив им возможность ограбить его же собственный банк.
   Мидова арестовали, но в ту же ночь два подкупленных тюремных сторожа дали ему возможность бежать.
   Сторожей сейчас же поймали и посадили. Бывший же директор, сбежав из-под ареста, утром рано как ни в чем не бывало пришел в банк и с невероятным нахальством, воспользовавшись тем, что служащие еще ничего не знали, взял еще 55 000 долларов и бежал. В этом, как без сомнения и во всех предыдущих его преступных мероприятиях, ему оказал содействие один красивый молодой человек из общества, Морис Каррутер, который, впрочем, уже некоторое время находился под подозрением и наблюдением полиции.
   Мидов и не подумал оставить Нью-Йорк, а продолжал жить в нем, скрываясь в пустом доме на Бостонской дороге в северной части города.
   К этому дому прилежал другой, тоже деревянный и совершенно подобный ему, оба дома отстояли друг от друга не более каких-нибудь двухсот футов и были окружены садами, под землей из подвала в подвал их соединял подземный проход.
   Во время преследования беглеца Ник Картер был завлечен Морисом Каррутером в этот полузасыпанный уже проход и оказался там запертым. Лишь благодаря сверхчеловеческим усилиям ему удалось освободиться и арестовать обоих преступников, вместе с тем он отнял у Мидова и похищенные им 55 000 долларов.
   Вот эти-то два арестанта и находились теперь в полицейской карете перед главным подъездом полицейского управления.
   - Долго что-то не возвращается Боб Фицсимонс, - заметил один из беседовавших полисменов. - Ведь уже четверть часа прошло.
   - Сбегайте-ка кто-нибудь туда да посмотрите, куда это он провалился, - попросил Кример, которому тоже надоело ждать.
   - Вон идет инспектор, - шепнул один из полисменов. В самом деле из-за угла только что показалась элегантная стройная фигура начальника полиции, который быстрыми шагами стал приближаться к подъезду.
   Полисмены сразу разбежались, стараясь не попасться на глаза строгому начальнику, около кареты остался только один Кример.
   - Что здесь такое? Зачем здесь стоит карета? - осведомился инспектор Мак-Глусски, заглядывая внутрь экипажа. - Ведь там два арестанта... чего же вы ждете, Кример?
   - У Боба Фицсимонса кровь носом пошла, господин инспектор. Он побежал в управление, а мне велел подождать здесь минуту... только он что-то не возвращается, а...
   - Кример, вы болван, каких свет не создавал, - рассердился инспектор. - Откройте сейчас же дверь и отведите арестантов в дом.
   Кример бросился открывать дверцы кареты.
   - Ну, живее, вылезайте! - прикрикнул он на двух сидевших в переднем углу арестантов. - Вылезайте, говорю я вам!
   Но арестанты не двигались.
   - Что это, господин инспектор, - сказал Кример, - ведь парни-то, никак заснули!
   - Заснули? - в ужасе вскричал инспектор. - Да посмотрите же сюда!
   При этом он указал на две узенькие струйки крови, которые тянулись через весь фургон и отдельными каплями уже начинали стекать через задний край кареты.
   Громкий возглас инспектора привлек внимание некоторых полисменов, они окружили карету, тогда как Мак-Глусски немедленно поднялся на запятки. Он нагнулся над продолжавшими сидеть неподвижно арестантами, только посмотрел на них и сейчас же вышел опять из кареты.
   - Позвоните сейчас же в похоронное бюро, - сказал он, мрачно сдвинув брови. - Один из арестантов сбежал, предварительно зарезав своего сообщника Исаака Мидова и Боба Фицсимонса. Оба они мертвы. А вы, Кример, арестованы, так как такое преступление могло удаться только благодаря самой грубой с вашей стороны оплошности.

* * *

   Ужасные часы пережил Ник Картер, только благодаря крайнему напряжению всех умственных и физических сил, ему удалось не только освободиться из ловушки, коварно расставленной ему Морисом Каррутером, но даже разыскать и арестовать обоих скрывавшихся в том же доме мошенников.
   Только после того как преступники, им же самим связанные, были наконец усажены в полицейскую карету и оставлены на попечении четырех полисменов, он решил, что может теперь подумать и о себе. Кратчайшим путем он направился прямо домой, чтобы там освежиться ванной и затем лечь спать и наверстать сон, потерянный в истекшую ночь.
   Но вышло иначе. Едва только Ник Картер вышел из ванной, как его пожилая хозяйка явилась ему сообщить, что из главного полицейского управления уже несколько раз вызывали его по телефону.
   Через минуту Ник Картер уже стоял у аппарата и просил соединить его с полицейским управлением.
   - Алло, Ник, не можешь ли ты приехать ко мне, или ты слишком устал? - раздался в трубке голос инспектора.
   - Нисколько, - возразил сыщик. - Правда, события последней ночи еще несколько дают себя чувствовать, но в общем я совершенно бодр. Все это я расскажу тебе после. А впрочем, что же у вас опять стряслось?
   - Каррутер сбежал! - лаконично ответил инспектор.
   Ник Картер остолбенел.
   - Боже праведный! - невольно проговорил он. - Да неужели твои люди не могут даже доставить арестанта, которого им поручили связанного по рукам и ногам?
   - По-видимому, нет. Во всяком случае Каррутера и след простыл. Это, к сожалению, факт!
   - Милый сюрприз, нечего сказать! Как же это было возможно?
   - Приезжай ко мне Ник, я тебе все расскажу. Впрочем, Мидов по крайней мере уж более не доставит тебе никаких хлопот.
   - Слава Богу, хоть одно утешение. Смотри только, как бы и он не сбежал.
   - Не беспокойся, он не сбежит - он мертв!
   - Мертв?
   От удивления сыщик чуть было не уронил трубку.
   - Ради Бога, Жорж, оставь неуместные шутки! - прибавил он.
   - Мне совсем не до шуток! - сказал инспектор. - Мидов мертв, зарезан своим закадычным другом Каррутером. Мало того, и Боб Фицсимонс, один из моих лучших работников, тоже убит негодяем!
   - Какие приятные новости! - воскликнул сыщик, качая головой. - Да, этот Морис Каррутер не любит делать дело наполовину, он если убивает, так убивает уж чуть ли не дюжинами. Знаешь ли ты, что стало с Полем Лафонтом, твоим примерным сыщиком, которого ты послал по следам Каррутера?
   - Понятия не имею, надеюсь, ничего худого! Меня и без того уже беспокоит, что он, такой добросовестный и исправный, до сих пор еще не возвращается.
   - Да! Бедный Лафонт уже не явится к тебе с докладом. Труп убитого молодого сыщика похоронен под развалинами того дома на Бостонской дороге, который Каррутер сжег прошедшей ночью, чтобы скрыть всякий след своего преступления!
   - Праведный Боже! Поль Лафонт убит! - с ужасом вскричал инспектор Мак-Глусски.
   - Да, Каррутер убил его. Труп его лежит в шахте под погребом сожженного дома. Все это я потом расскажу тебе подробнее. Каррутер и Мидов думали и меня обезвредить навсегда, но мне удалось доказать им, что они ошиблись в своих расчетах.
   - Ты, как кошка, Ник, тебя как ни убивай, все не добьешь. Приезжай же скорей. Я ничего больше не могу придумать! Прощай! - Инспектор дал отбой.
   Ник Картер повесил трубку, переоделся и немедленно отправился в полицейское управление. Когда сыщик выходил на улицу, он по одежде и вообще по наружности, конечно, ничем не отличался от прочих прохожих, но на самом деле всегда представлял собой своего рода ходячий арсенал. По всем карманам у него всегда были рассованы самые своеобразные инструменты собственного изобретения: отмычка, долото и всякие орудия, которые возбудили бы зависть любого профессионального вора, и против которых не могли устоять никакие замки, каменные стены и электрические сигнализации.
   Разговор с полицейским инспектором мало что разъяснил Нику Картеру. Сам неслыханный факт, что связанный по рукам и ногам Морис Каррутер не только сумел зарезать своего сообщника и сидевшего в карете полисмена, но даже надел на себя форменный сюртук последнего, сел на его место в карете, а перед зданием полицейского управления выскочил вместо него, прошел через обширные коридоры здания и вышел через один из задних выходов - этот факт все-таки оставался довольно непонятным.
   Ник Картер сам связал Каррутера, заложил ему руки за спину и надел наручники, а на ноги кандалы. Стальные наручники и кандалы были найдены в карете неповрежденными, очевидно, они были сняты без всякого внешнего насилия. Кример на допросе показал, что на Третьей авеню карета простояла около четверти часа или несколькими минутами дольше. Произошедший на этой улице взрыв был ужасен и вызвал необычайный наплыв толпы. Большой многолюдный дом, в нижнем этаже которого, в аптекарском магазине, произошел взрыв, представлял собой один сплошной огненный столб; крики и вопли наполняли воздух, пожарные делали отчаянные усилия, чтобы спасти обитателей различных этажей, которые висели на почерневших от дыма оконных рамах и в безумном ужасе кричали о помощи. Неудивительно, что ужасное зрелище отвлекло внимание полисмена от порученной его надзору кареты. Весьма вероятно, и Боб Фицсимонс, сидевший внутри кареты, тоже высунул голову в дверь, чтобы лучше видеть то, что творилось на улице.
   Этим, очевидно и воспользовался Морис Каррутер. По всей вероятности, он перемигнулся как-нибудь со своим сообщником, затем подсел к нему спина к спине и так близко поднес свои наручники к рукам Мидова, что тот мог нажать замыкающую наручники пружину и таким образом освободить руки своего приятеля.
   Хоть Ник Картер и обыскал арестантов, прежде чем посадить их в карету, тем не менее Каррутеру, должно быть, все-таки удалось скрыть спрятанный у него кинжал. Располагая прямо-таки богатырскими силами, он слыл одним из самых ловких боксеров и мог одним-единственным ударом свалить даже довольно сильного соперника.
   Без сомнения, он попробовал свою силу и на черепе несчастного полисмена Фицсимонса, у которого полицейский врач установил тяжелые ранения головы, но не довольствуясь этим, Каррутер, кроме того, три раза всадил несчастному кинжал в самое сердце.
   Затем он, вероятно сделал вид, что хочет освободить своего приятеля, но поняв невозможность бегства их обоих, не постеснялся убрать неудобного ему Мидова так же, как убрал и Фицсимонса. Пользуясь полутьмой внутри кареты и тем, что внимание полисмена Кримера было отвлечено ужасным зрелищем взрыва, дерзкий преступник успел снять с убитого Фицсимонса его форменный сюртук, надел его каску, а убитого нарядил в собственную куртку и шляпу и посадил на свое прежнее место.
   Когда Кример снова обратил внимание на карету, злодейство было уже содеяно и ничего необыкновенного в карете уже нельзя было заметить. Фицсимонс, человек пожилой и больной, быть может, не раз покашливал в дороге и платком вытирал с губ кровь. Рассчитывая на это, Каррутер выбегая из кареты держал платок у губ, закрывая им часть лица, и с невероятным нахальством пробежал мимо целой толпы полисменов и исчез.
   Такой неслыханно дерзкий и притом дьявольски жестокий поступок с точки зрения Мориса Каррутера был вполне понятен: терять ему было нечего, а удача обещала все. Убийство несчастного сыщика Поля Лафонта неминуемо грозило ему казнью электричеством; если бы даже двойное убийство в полицейской карете не удалось, то это все-таки не могло усугубить ожидавшую его кару, в случае же удачи ему улыбалась свобода, а успех показал, что он был прав. Благодаря невероятной небрежности Кримера беглый король преступников, как прозвал его Ник Картер, выиграл по крайней мере полчаса, а для такого опасного человека, как Морис Каррутер, да еще в таком многолюдном городе, как Нью-Йорк, это было равносильно верному спасению.
   Тем не менее со стороны полиции было сделано все, чтобы вернуть беглеца. Все полицейские участки Нью-Йорка были оповещены по телефону, на каждом из многочисленных углов огромного города стоял полисмен, получивший подробное описание беглого преступника и обязанный внимательно следить за каждым прохожим. Полисмены были расставлены и на всех станциях воздушной и подземной железной дороги для того, чтобы, пропуская мимо себя толпу приезжающих и отъезжающих, искать в ней человека, похожего на Мориса Каррутера, такие же полисмены стояли и на многочисленных пароходных пристанях.
   - Так вот, - сказал Ник Картер, собираясь уходить от инспектора Мак-Глусски, - мы обязаны были предпринять все эти меры предосторожности, но они, без сомнения, совершенно бесполезны. Этот Морис Каррутер - гений своего преступного ремесла и, конечно, отлично предвидит все то, что будет сделано со стороны полиции. На такую удочку его не поймать! Он сидит теперь где-нибудь, в безопасном местечке и ждет, пока уляжется первое волнение. Пойду-ка я и прежде всего загляну в его шикарную квартиру в элегантном отеле "Ундина".
   - Великолепная идея! - насмешливо сказал на это инспектор. - Побьюсь об заклад, что он тебя именно там и поджидает!
   - Едва ли, - не смущаясь, возразил ему сыщик. - Я и не жду особенных результатов от этого моего визита, но все-таки возможно, что он даст мне какие либо сведения. Я нисколько не удивлюсь, если окажется, что Каррутер имеет еще и другую квартиру, в которой он чувствует себя в безопасности, как у Христа за пазухой. Быть может, он и сейчас сидит себе там, распивая кофе и смеется над нами. Кто знает... эта хитрая лиса, по-видимому, обладает какими-то сверхъестественными силами. Сколько недель уже выслеживают его и мои, и твои помощники, а каков результат?
   - Ей-Богу, мы знали этого Каррутера всегда только как человека самого безупречного поведения, - досадливо проворчал инспектор. - От полуночи до полудня он неизменно находился в "Ундине" - а от полудня до полуночи сидел в разных первоклассных клубах, словом, вел жизнь богатого светского человека.
   - По-видимому, дорогой друг, по-видимому! - сказал сыщик, подчеркивая каждое слово. - Мне чудится, что этот Каррутер всех нас водил за нос. В то время, как мы поджидали его в "Ундине", он, быть может, где-нибудь в другом месте совершал те преступления, которые до сих пор представляют собой неразрешенные загадки... но, разумеется, это одни только предположения. Зато, с другой стороны, я твердо уверен в том, что так или иначе снова поймаю этого Каррутера, несмотря на всю его хитрость. А теперь прощай!
   - Не хочешь ли взять с собой кого-нибудь из моих людей? - крикнул ему вслед инспектор.
   - Куда? В "Ундину", чтобы сделать всю эту историю как можно более заметной? - смеясь, ответил сыщик. - Я даже своих не возьму, да и к чему? Долго ли осмотреть квартиру, а что я буду делать дальше, этого я и сам еще не знаю. Знаю только, что с дубинами к Каррутеру не подступишься, против него надо действовать с тонким расчетом, а как именно и где - это покажет будущее!
   С этими словами Ник Картер оставил квартиру полицейского инспектора, чтобы немедленно отправиться в отель "Ундина", где беглец снимал несколько роскошных комнат.
   Гостиница "Ундина" принадлежала к числу самых элегантных и самых дорогих отелей, устроенных специально для состоятельных холостяков и обставленных со всевозможным комфортом. Она состояла из отдельных апартаментов, то есть небольших квартирок в несколько меблированных комнат с внутренним коридором, предназначающихся только для одного лица. Громадное десятиэтажное здание находилось недалеко от Центрального парка и знаменитой Пятой авеню, на перекрестке 50-й улицы.
   Дойдя до угла Пятой авеню, Ник Картер издали посмотрел на расположенный на противоположной стороне улицы, наискось от него, отель с мраморной русалкой над великолепным подъездом, по присутствию которой отель и был назван "Ундина". Прежде всего он установил тот факт, что отель вплотную примыкал с одной стороны к угловому, еще более высокому дому Пятой авеню, а с другой - к зданию, выходившему в переулок и имевшему на один этаж меньше отеля. В этом, самом богатом и самом элегантном квартале города один гигантский дворец примыкал к другому, а цены за находящиеся в этих мраморных строениях с невероятной роскошью обставленные квартиры достигали баснословных размеров. По тысяче долларов и более в год платили за одну-единственную комнату. Ник Картер спокойно вошел в приемный зал "Ундины", представлявший собой роскошный зимний сад. Один из стоявших там негров-швейцаров с торопливой услужливостью бросился открывать большие зеркальные двери, и сыщик прошел в уютный теплый вестибюль, откуда расположенные полукругом лифты поднимали посетителей на разные этажи.
   Один из служащих во фраке и белом галстуке сейчас же подошел к Нику Картеру и спросил что ему угодно.
   - Мне надо видеть мистера Мориса Каррутера!
   - Пожалуйста! Будьте любезны передать мне вашу карточку!
   Сыщик посмотрел на него с некоторым удивлением.
   - Вы в самом деле думаете, что мистер Каррутер дома? - спросил он с легкой иронией.
   - Несомненно, мистер, я это знаю точно. Здесь обзор хороший: кто выходит или приходит, непременно должен пройти мимо швейцарской. Мистер Каррутер был дома и спал, как всегда, в этом можете быть совершенно уверены.
   - А теперь вы несете ему завтрак?
   - Да, - был лаконичный ответ.
   Между тем они уже достигли верхнего этажа, дверь лифта открылась и Ник Картер с негром вышли на выстланный коврами коридор. В самом конце находилась дверь, имевшая номер 1000.
   - Вот квартира мистера Каррутера, - пояснил негр. - Очень важная особа, мистер! Занимает лучшую квартиру во всем отеле... четыре комнаты и ванна... прикажете передать карточку? - спросил он, нажимая в то же время на кнопку электрического звонка.
   - Не надо, - заявил сыщик, у которого от удивления мысли путались в голове. Дверь между тем открылась сама собой.
   - Мистер Каррутер в столовой, - объяснил негр. - Ему стоит только, не вставая со стула, нажать кнопку и дверь коридора открывается сама собой, у нас все устроено на образцовый манер.
   Ник Картер без лишних церемоний хотел пройти мимо негра прямо в коридор квартиры.
   - Нет, нет, мистер, пожалуйте вашу карточку, - боязливо шепнул черный лакей, - на этот счет мистер Каррутер очень строг. Как-то я впустил одного джентльмена без карточки, так он пригрозил мне, что потребует моего увольнения, если только это случится еще хоть один раз.
   - Ладно! На этот раз, я думаю, вас не уволят... прочь с дороги! - решительно сказал сыщик. - Я из главного полицейского управления и обязательно должен видеть мистера Каррутера.
   С этими словами он оттолкнул негра в сторону и первым вошел в коридор квартиры. В коридор выходили три двери.
   - Прямо, мистер... только вы сами отвечаете, - боязливо сказал негр.
   Ник Картер только кивнул головой. В следующую минуту он открыл указанную негром дверь и очутился в уютно устроенной столовой, лицом к лицу с тем самым человеком, которого за каких-нибудь два часа перед этим арестовал и связал с неимоверными трудностями в захолустном покинутом доме и который после этого уже успел совершить два новых убийства и бежать с неслыханной дерзостью из полицейской кареты.
   Морис Каррутер, молодой человек лет тридцати, сильный, здоровый, благородные черты лица и гордая осанка которого напоминали античную статую, сидел в изящном белом фланелевом костюме за изысканно накрытым столом, покуривал сигару и казалось, был погружен в чтение газеты.
   Ни один мускул на его лице не дрогнул, когда острый взгляд его глаз остановился на неожиданном пришельце, казалось, совершенно ему незнакомом. Он высокомерно смерил его с ног до головы.
   - Это что значит, Зам? - строго обратился он к негру, который жался за широкой спиной Картера с подносом в дрожащих руках. - Кто этот господин и как он смеет входить ко мне в комнату без доклада?
   - Они говорят, что они из главного полицейского управления, - заикаясь, оправдывался лакей и протиснулся мимо сыщика, чтобы поставить поднос на стол.
   До самого последнего момента Ник Картер не хотел верить в неслыханную дерзость короля преступников, но теперь он убедился, что и служащий, и негр были правы: перед ним действительно сидел Морис Каррутер, тот Морис,Каррутер, арест которого нынче ночью чуть было не стоил ему собственной жизни и который теперь с безграничным нахальством сидел тут в своей хорошо известной полиции квартире, отлично зная, что в это самое время весь Нью-Йорк поднят на ноги, чтобы напасть на его след. Это был верх хладнокровия и дерзости, но вместе с тем и величайшая глупость, как решил Ник Картер, и следующая минута должна была это доказать. Не воображал ли этот опасный человек, что мог как-нибудь обелить себя от возводимых на него обвинений?
   Вид его смертельного врага вернул Нику Картеру все его хладнокровие и присутствие духа. С быстротой молнии он выхватил револьвер и направил его на преступника.
   - Вот неожиданно скорая встреча, Морис Каррутер! В самом деле! Ваша дерзость превосходит всякое человеческое понимание. Не сопротивляйтесь, иначе я пристрелю вас, как собаку!
   Но преступник даже бровью не повел и остался сидеть, облокотившись на стол.
   - Кто же вы, мистер? - холодно спросил он. - Что это за манера врываться ко мне в комнату и угрожать мне револьвером?
   - Оставьте ваши шутки, мы знаем друг друга! - резко перебил его сыщик. - Не далее как два часа тому назад вы выскочили из полицейской кареты, предварительно убив в ней вашего сообщника Исаака Мидова и одного полисмена.
   Но Морис Каррутер засмеялся ему в лицо.
   - Вот новости! Насколько помню, я еще полчаса тому назад лежал в кровати и притом с самой полуночи, не так ли, Зам?
   - Без сомнения, мистер! - проговорил перепуганный негр. - Ведь вы лежали еще в кровати, когда позвонили и заказали себе завтрак!
   Одним прыжком Ник Картер подскочил к преступнику и прежде чем тот успел опомниться, отодвинул широкий рукав его фланелевой куртки. На руке широкая красная полоса обозначила то место, где давили стальные наручники.
   - Вот этого достаточно! - сказал он. - Утверждайте, что хотите, но это след тех наручников, которые я сам надел на вас сегодня утром. А теперь - руки за спину! Живее, Морис Каррутер!... На этот раз вы чересчур смело играли и - проиграли!
   С этими словами он, продолжая держать в правой руке револьвер, достал из кармана пару блестящих наручников.
   - Руки за спину! - скомандовал он.
   То что произошло после этого, было делом одной секунды.
   Морис Каррутер, по-видимому, повинуясь неизбежной судьбе, сделал вид, что снимает со стола руки, но в тот же момент схватил тяжелый серебряный поднос и вместе со стоявшими на нем стаканами и тарелками со всего размаху бросил в сыщика.
   Ник Картер выстрелил. Но рука, обожженная горячим кофе, дрогнула, и пуля пролетела мимо. В ту же секунду Морис Каррутер схватил за талию совершенно обомлевшего от ужаса негра и, как резиновый мячик, бросил его на сыщика, прежде чем тот успел во второй раз поднять револьвер и выстрелить.
   Крик бешенства вырвался у сыщика. Но тяжелое тело навалившегося на него негра сшибло его с ног и прежде чем он успел из-под него высвободиться, прошло еще несколько драгоценных секунд.
   А Морису Каррутеру между тем уже удалось рвануть дверь в соседнюю комнату и снова захлопнуть ее за собой.
   В тот самый момент когда Ник Картер подбежал к двери, с другой стороны щелкнул замок, звякнул тяжелый засов и послышался громкий злорадный смех. В бессильной злобе Ник Картер стал ломиться в дверь, налегая на нее всей тяжестью своего тела, но напрасно - дверь не поддавалась.
   - Да что же это здесь такое? - крикнул в эту минуту управляющий, впопыхах прибежавший с несколькими лакеями, глухой звук выстрела, разумеется, переполошил весь отель.
   - А вот сейчас я вам скажу, что! - закричал весь красный от волнения сыщик. - Ваш милый квартирант, Морис Каррутер - преступник, который преследуется законом за целый ряд совершенных им убийств. Я - сыщик Ник Картер, по имени, вероятно, вам известный. Вот мой значок!
   С этими словами он показал совершенно оторопевшим слушателям свой документ.
   - Но времени терять нельзя, - поспешно прибавил он. - Парень улизнул в эту дверь. Живее, топор! Я должен последовать за ним!
   - Пожалуйста, не волнуйтесь так, мистер Картер, - постарался успокоить сыщика благовоспитанный управляющий. Будьте любезны, поберегите репутацию нашего дома. Если Морис Каррутер действительно, преступник, чего я, однако, не думаю, тем более что он уже много лет живет у нас и ведет прямо-таки примерный образ жизни, то во всяком случае он не может убежать, так как эта дверь единственная, которая ведет в спальню, куда он скрылся, другого выхода она не имеет.
   - Ба! Этот человек на все способен! - воскликнул Ник Картер, который бросился к окну, высунулся из него и убедился, что смежная со столовой спальня имела только одно окно, последнее в целом ряду, и задней стеной примыкала прямо к стене углового дома, выходившего на Пятую авеню. Окно спальни было закрыто, к тому же бегство через него было едва ли возможно, так как вблизи него не проходило ни трубы, ни громоотвода, да и карниз был так узок, что на нем с трудом могла бы удержаться птица, не то что человек.
   - Эй, вы! - подозвал сыщик Зама. - Становитесь-ка здесь, у окна, и не спускайте глаз со следующего окна спальни. Как только вы заметите что-нибудь подозрительное, сейчас же позовите меня!
   Затем Ник Картер подошел к двери и достал из кармана какие-то блестящие инструменты. - Придется попортить дверь, - заявил он управляющему, который все еще стоял ломая руки.
   - Но вы в самом деле не ошибаетесь, многоуважаемый мистер Картер? - в ужасе воскликнул он. - Швейцар тоже говорил мне сейчас, что мистер Каррутер совершил какие-то преступления сегодня утром, но мне кажется, что это совершенно немыслимо, я сам видел, как он незадолго до полуночи вернулся домой. В двенадцать часов у нас запирают двери. Никто из квартирантов не имеет ключа, всех впускает и выпускает дежурный швейцар.
   - Это мне говорил уже Зам, который, как он говорит, и был дежурным сегодня ночью, - заметил Ник Картер, уже возившийся около двери. - Но все это ничего не значит, я совершенно уверен в том, что говорю. А вы, - прибавил он, несколько секунд напряженно прислушиваясь, - уверены в том, что спальня действительно не имеет никакого другого выхода?
   - Решительно никакого, - уверял управляющий. - Спальня эта только большой альков в одно окно, она имеет только эту дверь, остальные стены массивные.
   - Значит, негодяй должен сидеть в этой комнате, - заметил продолжавший усиленно работать сыщик.
   - Несомненно!
   Управляющий, страшно взволнованный, нагнулся к замочной скважине и заговорил дрожащим голосом:
   - Мистер Каррутер! Откройте же! Это я... мистер Робинсон, все это, должно быть, какое-то недоразумение, которое должно выясниться. Мы все в отеле свидетели...
   Но как он ни просил, никто на его просьбы не отзывался. Из комнаты не доносилось ни малейшего звука.
   Между тем Ник Картер уже отвинтил замок, теперь надо было еще просверлить дыру в самой двери, чтобы просунуть руку и отодвинуть засов.
   - Осторожно! - приказал Ник Картер. - Мы здесь имеем дело с отчаянным преступником, который не остановится перед новым убийством. То, что он так спокоен, только заставляет опасаться нового злодейства с его стороны: он выстрелит или бросит бомбу, почем я знаю!
   Его слова не очень-то успокоительно подействовали на собравшуюся прислугу - все стали ретироваться в коридор, прибежавшие на шум горничные зажали себе уши, да и самому управляющему было не по себе.
   Ник Картер сбоку, чтобы не попасть под выстрел и держа револьвер наготове, толкнул дверь.
   - Пожалуйте, мистер Каррутер, - хладнокровно сказал он. - Вы видите, вам больше некуда бежать!
   Никакого ответа. В комнате было так тихо, как будто там, вообще, не было никого.
   Ожидая каждую минуту, что вот-вот раздастся выстрел, сыщик нагнулся вперед, чтобы заглянуть в спальню, тогда как жавшиеся в углу лакеи боязливо цеплялись друг за друга, ожидая какой-то ужасной катастрофы.
   Но все по-прежнему оставалось совершенно тихо. Ник Картер нагнулся еще больше, посмотрел в комнату и к величайшему своему удивлению увидел, что преступник исчез.
   - Но как же это возможно? - проговорил управляющий, протирая глаза от удивления. - Тут что-то нечисто, повторяю, эта комната не имеет другого выхода. Ведь я должен это знать - я служу здесь уже целых десять лет!
   Но Ник Картер даже не слушал его. Вне себя от бешеной злости принялся он обшаривать всю комнату. Он заглянул под кровать, сорвал с нее одеяло, раскрыл увешенные изящным гардеробом шкафы и повсюду искал спрятавшегося преступника. Наконец он бросился к окну и раздвинул задернутые на ночь шторы.
   Напрасно. Мориса Каррутера нигде не было.
   - Да ведь это какое-то колдовство! - застонал управляющий. - Здесь нет другого выхода, кроме этой двери.
   - Должен быть другой выход! - отрезал Ник Картер и несколько минут постоял неподвижно, чтобы собраться с мыслями, а главное, чтобы вернуть себе свое обычное хладнокровие и спокойствие. Мысль, что дерзкий преступник снова был уже почти в его руках и несмотря на это, опять сумел улизнуть, доводила его просто до бешенства. Он не переставал искать глазами по всем углам сравнительно небольшой комнаты. Только отсюда скрылся преступник, это во всяком случае не подлежало сомнению. Но каким образом? Во всяком случае не через окно: оно до сих пор было закрыто изнутри. Очевидно, Каррутер, вообще, не имел намерения бежать, а решил, опираясь на свидетельства всех служащих гостиницы, спокойно подпустить к себе опасность и дать ей отпор. Но при этом красные полосы на руках не были приняты им в расчет, и когда Ник Картер обнаружил их, тот моментально сообразил, что никакие свидетельства его уже не спасут. Тогда он бежал. Но опять-таки каким образом?
   Ник Картер понял, что должен оставаться совершенно спокойным и собрать все свои умственные силы, чтобы не дать преступнику окончательно скрыться от рук правосудия.
   Затем он решил не оставлять спальни, пока не разъяснит таинственной загадки, заключавшейся в бегстве короля преступников.
   Через пол Каррутер бежать не мог, точно также как и через потолок: и тот и другой были совершенно неповреждены. Так как комната вдавалась внутрь дома острым углом и, следовательно, не имела задней стены, а передняя с окном не могла идти в расчет, то оставалось только остановиться на двух боковых стенах. Одна из них отделяла спальню от столовой, куда Каррутер, очевидно, не мог уже вернуться, следовательно, и она не могла внушать подозрений. Таким образом, оставалось только сосредоточить внимание на той стене, которая примыкала вплотную к стене углового дома Пятой авеню.
   Почти вся эта стена была занята вделанными в саму стену шкафами.
   Ник Картер с помощью лакеев гостиницы сейчас же принялся опорожнять эти шкафы от всех навешенных в них костюмов, картонок и тому подобных вещей. Как только опорожнялся один из шкафов, сыщик влезал в него и с помощью особых инструментов тщательно принимался обстукивать со всех сторон. Боковые и задняя стенки были сделаны из дорогих деревянных досок, вставленных в специально оставленные в стене пазы.
   Прошло еще четверть часа. Наконец Ник Картер, продолжавший неутомимо работать, вскрикнул от радости. Задняя стенка среднего шкафа дала глухой звук. Несколько раз сыщик простучал вдоль гладко отполированных досок - результат получался все тот же. Управляющий смотрел на его работу, качая головой. Он тайком послал уже в ближайший полицейский участок, и капитан, пришедший в сопровождении нескольких полисменов, разумеется, удостоверил личность Ника Картера и объяснил, что тот знает, что ему делать и почему он действует так, а не иначе. Полисмены тоже стояли теперь в спальне и внимательно следили за каждым движением знаменитого короля сыщиков.
   Под их удивленными взглядами Ник Картер осторожно засунул в боковую щель задней стенки тонкое лезвие одного из инструментов, снабженное на конце крючком; послышался легкий скрип и сыщик без особого затруднения надвинул одну половину задней стенки на другую, после чего обнаружилось довольно большое зияющее отверстие в глубине, прикрытое опять деревянной перегородкой.
   - Я так и думал! - торжествующим голосом воскликнул Ник Картер. - Теперь по крайней мере мы знаем, как он улизнул, наш птенец, и теперь я понимаю, почему мне все не удавалось накрыть этого Каррутера. Ровно в полночь он возвращался домой, но только для того, чтобы через эту вот дыру снова покинуть свою квартиру и отправиться на мрачный путь преступлений...
   Управляющий всплеснул руками.
   - Боже мой, как это возможно? - проговорил он. - Я всегда считал мистера Каррутера таким почтенным джентльменом, а тут... Можно подумать что через эту дыру он ходил всегда в соседний дом!
   - Ну да! Это не только можно подумать, это так и есть, дорогой мой, вот я вам сейчас и докажу, - сухо заметил ему Ник Картер.
   И при этом он опять завозился со своими инструментами возле деревянной перегородки, закрывавшей отверстие с задней стороны.
   - Это отверстие ведет прямо в соседний дом, - объяснил он, работая тем же лезвием с крючком. - Без сомнения, Каррутер снял в нем смежные с его здешней квартирой комнаты, чтобы иметь возможность незаметно входить и выходить в какое угодно время.
   - Но ведь для этого надо было пробить два брантмауера - ведь это же совершенно немыслимо! - вскричал управляющий.
   - Ба! Этакие пустяки не представляют препятствий для таких мощных натур, как Каррутер, - заметил на это сыщик. - Да он, вероятно, и немало поработал над этим. Сколько времени уже стоит тут рядом дом?
   - Лет семь, во всяком случае он стоял уже, когда у нас поселился мистер Каррутер. - Боже мой, - прервал себя управляющий, - теперь я понимаю, почему господин Каррутер непременно хотел иметь именно эту квартиру. Здесь до него жил один адвокат, очень порядочный господин. Мистер Каррутер предложил платить ежегодно на 500 долларов больше, чем он, а так как в противном случае он грозился выехать, то мы и выселили адвоката.
   - Еще бы, - проворчал сыщик, напирая на неподдававшуюся перегородку. - Что значат 500 долларов для такого человека, как Каррутер, который в один год набирает их, быть может, 500 тысяч и более.
   Он вдруг остановился и одним прыжком выскочил из ниши обратно в спальню, очевидно, побуждаемый к этому тихим свистом, который вдруг послышался, когда он намеревался отодвинуть заднюю стенку.
   - Это что? - вскричал он. - Осторожнее, я...- Он не закончил. Оглушительный треск, как пушечный выстрел, потряс стены и пол так, что управляющий и один из полисменов довольно больно шлепнулись об пол.
   Ослепительное яркое пламя вместе с тучей удушливого черного дыма ворвалось сквозь перегородку в комнату. Ник Картер бросился к окну, чтобы впустить свежий воздух. После этого он осторожно подошел к дыре. Когда дым понемногу рассеялся, оказалось, что деревянная перегородка, около которой возился Ник Картер, исчезла, открылась и находившаяся за ней дверь, и в образовавшееся отверстие глядел дневной свет. Кругом валялись обсыпавшиеся кирпичи и загоревшееся платье, очевидно, от происшедшего взрыва загорелось содержимое стенного шкафа, подобного тому, какой находился и в спальне по эту сторону стены.
   Полисмены уже бросились к находившимся в спальне кранам, наполняя водой первые попавшиеся сосуды и действительно в короткое время без особых затруднений затушили пламя.
   Ник Картер первый через обгоревшее платье и тлеющие еще доски прошел в освободившуюся перед ними комнату.
   Первое, что он услышал, не успев осмотреть роскошно обставленное помещение, тоже служившее спальней, были бешеные, неумолкающие звонки. Кто-то что есть мочи звонил в наружную дверь коридора и в то же время изо всех сил стучал в нее кулаками.
   - Каково открытие, а? - обратился Картер к следовавшему за ним капитану. - Да, милый мой мистер Дулей, в вашем участке случаются иной раз вещи, о которых вы не имеете и представления.
   - Эту штуку за перегородкой он ловко устроил, - признал Ник Картер. - Мой дорогой друг Каррутер хотел меня убить, без сомнения, это могло ему удаться, так как он прикрепил бомбу к подвижной части перегородки таким образом, что взрыв должен был произойти в мою сторону, как оно и случилось. Видите ли, господа - объяснил он, подходя к полуразрушенному шкафу, дверь которого была совершенно уничтожена, - вот остатки бомбы. Она была положена так, что всякая попытка пошевелить выдвижную часть перегородки должна была произвести взрыв, только впопыхах Каррутер имел неосторожность взять динамитную бомбу. Быть может, у него и не было другой под рукой, но таким образом, я смог услышать тот своеобразный свист и вовремя спастись прыжком в спальню. Откровенно говоря, я и подозревал уже нечто подобное и поэтому не торопился, я отодвигал перегородку медленно и осторожно. Если бы я дернул ее сразу, то тепер

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 525 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа