Главная » Книги

Картер Ник - Борьба за трон

Картер Ник - Борьба за трон


1 2 3


Ник Картер

Борьба за трон

  
   OCR Денис http://mysuli.aldebaran.ru
   "Ник Картер. Т. 1": Триника; Новосибирск; 1994
  
   В библиотечной комнате знаменитого сыщика Ника Картера собрались пять человек. Они сидели за большим круглым столом, стоявшим по середине комнаты, и о чем-то совещались.
   Кроме самого Ника Картера и его старшего помощника Дика присутствовали: бывший главнокомандующий армией государства Коразон и вместе с ним начальник тайной полиции короля, генерал Моралес Калабрия, его сын, полковник Евлогий Калабрия и принцесса Нердиния, сестра молодого короля.
   Предметом обмена мнений присутствующих служило положение дел короля в его не слишком обширных владениях.
   Старый генерал рассказал сыщикам историю заговора, вследствие которого молодой монарх, судя по всем признакам, сделался безвольной жертвой и орудием в руках некоего генерала Фернандо.
   Дон Моралес закончил свои объяснения следующими словами:
   - Вот все из области фактов, о чем я могу сообщить вам, мистер Картер. Все то, что случилось, произошло в глубокой тайне. Заговорщики, с генералом Фернандо во главе, отлично сумели держаться в стороне от активных выступлений. Они настолько коварны и хитры, что я, старый, простодушный солдат, никогда не сумел бы разоблачить их козни! Вам, вероятно, известно, что я служил еще при деде и отце ныне здравствующего короля. Дон Жуан II в моем лице привык видеть отечески преданного друга и всегда оказывал мне неограниченное доверие. Но вдруг произошла перемена. Совершенно неожиданно мне был запрещен доступ к королю, а когда я просил дать возможность личного объяснения с ним, король приказал сказать, что вызовет меня к себе, когда найдет нужным. Далее он издал приказ, и я был уволен с должности главнокомандующего: а также и со всех почетных должностей, которыми он раньше наградил меня. Я был даже уволен без права ношения мундира. Мне осталось только подстеречь короля в дворцовом саду, где я хотел потребовать объяснения. Но он при встрече бросил мне холодный взгляд, отвернулся и, позвав стражу, приказал меня задержать. Меня отправили в тюрьму, откуда, однако, мне удалось бежать. Находясь в столь отчаянном положении, я вспомнил о вас, мистер Картер, так как вы уже однажды оказали огромную услугу моему отечеству. Когда я прибыл сюда, мне к крайнему моему прискорбию, пришлось узнать, что заговор принял ужасающие размеры. Ее королевское высочество принцесса Нердиния, а равно и мой сын, тоже попали в опалу и были вынуждены бежать за границу. Все эти происшествия покрыты мраком тайны и я положительно не знаю, как мне быть дальше. Еще одно: когда я в последний раз видел короля, он страшно изменился; он настолько был неузнаваем, что мне даже показалось, будто я вижу не его. Черты лица были как будто те же, что и прежде, голос и тембр его, казалось, не изменились, равно как и выражение глаз и все же во всем его облике было нечто, совершенно мне незнакомое. Я положительно не понимаю, что могло произойти! Что могло побудить короля, так часто оказывавшего мне знаки внимания и привязанности, сотни раз доказывавшего мне свою благосклонность, - ввергнуть меня в немилость? Большой должен был произойти переворот в его душе, если он сразу отвернулся от сестры, которую до этого нежно любил. Он вдруг захотел заставить ее выйти замуж за коварного и злого принца Понтсведро, желая таким образом создать для нее участь, в сравнении с которой смерть была бы слаще! Тогда в саду я видел перед собой короля Жуана II, и все-таки какое-то неизъяснимое чувство подсказывало мне, что это не мой король! А теперь, мистер Картер, я прошу вас именем его величества, именем того короля, который раньше благоволил ко мне, именем ее высочества принцессы, оказавшей нам честь присутствовать на нашем совещании, именем моего отечества и моих соотечественников, отправиться вместе с нами в Коразон с тем, чтобы открыть тайну, которая лежит на всей этой истории, тайну, которая изо дня в день приносит стране все новые и новые несчастья! Годами я стар, но дух мой бодр! Я люблю своего короля и членов королевского дома и останусь верен им до гробовой доски. Но в данном случае действуют коварные, темные силы, и я считаю своим долгом принять все зависящие от меня меры, чтобы спасти мое отечество! Я окажу вам содействие по мере моих сил, а если они ослабеют, то на мое место встанет мой сын, которому вы можете, безусловно, довериться! Итак, мистер Картер, я надеюсь, что обратился к вам не напрасно, и вы вступите в борьбу с темными силами, завладевшими государством!
   Старик умолк.
   Принцесса протянула Нику Картеру руку и произнесла:
   - Я присоединяюсь к просьбе генерала не в качестве принцессы, а в качестве сестры человека, находящегося в опасности. Поедемте с нами в Коразон.
   - Да, принцесса, я поеду с вами, - заявил Ник Картер, крепко пожимая ее руку.
   Глаза принцессы радостно заблестели. Она встала и обратилась к генералу и его сыну со словами:
   - Друзья мои! Я должна отдать вам еще один приказ, который беспрекословно должен быть исполнен, и, я надеюсь, смело могу рассчитывать на вашу преданность и верность!
   Генерал и его сын молча наклонили головы в знак согласия, а принцесса продолжала:
   - Начиная с этой минуты всякая разница в положении между нами исчезает! Теперь я для вас только Нердиния, а все титулы и формальности должны отпасть! Все мои права, поскольку они касаются вашего подчинения моим распоряжениям, я передаю мистеру Нику Картеру. Начиная с сегодняшнего дня, только он один имеет право распоряжаться и приказывать! Никто не в праве противоречить ему или не исполнять его приказаний!
   Генерал встал и произнес почти торжественно:
   - Признаю вас своим непосредственным начальником, мистер Картер, и обещаю вам безусловное повиновение и преданность.
   - А вы, Евлогий? - обратилась Нердиния к полковнику.
   Полковник встал и повторил слова, произнесенные его отцом.
   - А теперь, мистер Картер, мы ожидаем ваших приказаний, - проговорила Нердиния.
   - Исполнение моего первого приказа не представит никаких затруднений, - ответил Ник Картер, улыбаясь, - я прошу вас перейти в столовую, где нас давно уже ждет обед. Завтра мы отправимся в путь. Вот и все приказы на сегодня.
   После обеда все снова собрались в библиотечной комнате.
   Принцесса, вошедшая первая вместе с Диком, обратилась к Нику Картеру со словами:
   - До отъезда я должна еще покончить с некоторыми делами. К сожалению, пароход уходит очень рано и завтра у меня уже не будет времени. Сумею ли я использовать вечерние часы для покупок?
   - Я опасаюсь, что все магазины уже закрыты, - отозвался Ник Картер.
   - О нет. Я уже беседовала по этому поводу с мистером Диком и он уверяет, что именно те магазины, которые нужны мне, еще открыты. Он вместе с тем был любезен предложить свои услуги проводить меня.
   - Если вас проводит Дик, то вы будете находиться под надежной охраной, - улыбаясь, заметил Ник Картер, - но все же я рекомендовал бы отправиться немедленно, иначе вы опоздаете.
   - Благодарю. Евлогий тоже отправится вместе с нами, так что вам представится удобный случай наедине переговорить обо всем с генералом.
   Таким образом Ник Картер и генерал Калабрия остались одни.
   Они перешли в рабочий кабинет Ника Картера и закурили сигары.
   Усевшись поудобнее, Ник Картер начал:
   - Я должен задать вам еще целый ряд вопросов, генерал, и прошу отвечать мне на них возможно обстоятельнее.
   - Спрашивайте, я буду отвечать возможно точнее.
   - Во-первых: не подлежит ли сомнению тот факт, что в саду вы видели именно короля, а не кого-либо другого?
   - В этом не может быть сомнения. Наружность короля не допускает двух мнений. Кроме того, на расстоянии нескольких десятков шагов за ним следовала обычная свита адъютантов и придворных чинов.
   - Он говорил с вами голосом Жуана II?
   - Несомненно.
   - Не казалось ли вам, что с вами беседует самозванец?
   - Нет, иначе я немедленно заявил бы об этом при самом начале свидания.
   - Стало быть, вы полагаете, что король попал под чье-нибудь влияние, лишающее его свободной воли и обратившее его в послушное орудие другого лица?
   - Только этим я и могу объяснить себе его странное поведение.
   - Не допускаете ли вы мысли о гипнотическом внушении?
   - Вряд ли это возможно, - ответил генерал.
   - Я и сам не допускаю этой мысли, - заметил сыщик, - но тогда остается только предположить, что тот, с кем вы говорили - подставное лицо, а ведь, вы сами отрицаете это.
   - Если поразмыслить над этим вопросом, то вы, пожалуй, правы.
   - Быть может, вы обманулись вследствие необыкновенного наружного сходства? - продолжал Ник Картер.
   - Я допускаю, что так можно ошибиться, но в данном случае это немыслимо.
   - Положим, мы еще не перечислили все возможные предположения. Есть еще и другое объяснение.
   - А именно? - заинтересовался генерал.
   - Да просто то, что король так сильно настроен против вас и всех остальных лиц, впавших в немилость, что он нарочно держал себя именно так.
   - О нет, нет! - возразил генерал, - это не в его характере!
   - Но что же в таком случае остается? Не можете ли вы указать мне какие-нибудь другие данные?
   - Нет. Я могу только повторить, что все это представляет собой неразрешимую загадку.
   - Будьте добры, перескажите мне подробно содержание вашей последней беседы с королем в саду, - попросил Ник Картер.
   - Я ничего не имею прибавить к тому, что я уже сказал, - ответил генерал, - да, ведь он и сказал то мне всего несколько слов, не глядя на меня, как бы стыдясь и сознавая, что поступает по отношению ко мне страшно несправедливо.
   - Будьте добры, повторите мне все подробности.
   - Я уже говорил вам, как подло со мной поступили, - беззвучным голосом ответил генерал, - я был лишен всех моих чинов и должен был переносить насмешки и издевательства от людей, которые раньше беспрекословно мне повиновались. Затем я обратился с письмом к королеве, прося у нее аудиенции, но и там получил отказ.
   - До сих пор вы ничего еще не говорили о королеве! - воскликнул Ник Картер, - между тем, о ней мне тоже желательно иметь наиподробнейшие сведения!
   - В течение многих лет, - продолжал генерал, - у меня находился ключ от дворцового сада, доступ в который, таким образом, мне всегда был открыт. При помощи этого ключа я прошел в сад, между двумя и тремя часами дня, зная, что король в это время совершает прогулку. Я незаметно проскользнул до той скамьи, на которую обыкновенно садился король и стал ждать его прихода. На этот раз он явился почти на целый час позже обыкновенного. Когда он был на расстоянии трех шагов от меня, я выступил вперед и упал перед ним на колени.
   - Позвольте! Сначала скажите, как вел себя король, когда увидел вас?
   - Он, по-видимому, очень испугался, - ответил генерал, - как будто опасаясь, что я собираюсь совершить на него покушение, он быстро отступил назад и крикнул своей свите несколько слов, которых я, однако, не разобрал, так как слишком сильно волновался. А я дрожащим голосом проговорил: "Чем провинился я, ваше величество, чем навлек на себя немилость своего государя?" Он махнул рукою и приказал мне уйти. Но я не повиновался, а стал просить и умолять. Наконец, он хлопнул в ладоши и подозвал телохранителей. На меня набросились четыре гвардейца и...
   - Виноват, - прервал его Ник Картер, - знаете ли вы этих гвардейцев в лицо? По крайней мере, одного или двух, если не всех четырех?
   - Нет! То были понтеведринцы! Гвардия из понтеведринцев представляла собой нововведение, против которого я восставал. Но, несмотря на это, она окончательно сменила прежнюю гвардию, состоявшую из уроженцев родной страны.
   - Продолжайте! Что было дальше?
   - Меня подхватили и подняли на ноги! С громадным трудом я сдержался, чтобы не выйти из себя в присутствии особы короля, а когда меня уводили, я слышал, как король крикнул гвардейцам: "Проводите его к генералу Фернандо и передайте ему, чтобы он раз и навсегда избавил меня от необходимости встречаться с этим человеком!" Затем он громко расхохотался, так же как и тогда, когда меня схватили гвардейцы. Меня бросили в тюрьму, где я и просидел четыре дня в одиночном заключении, не видя никого кроме служителей, которые не отвечали на мои вопросы, а только осыпали меня насмешками и издевательствами. Все это произошло как раз в то время, когда при дворе шли приготовления к свадьбе принцессы Нердинии с принцем Понтсведро. Благодаря содействию преданного мне солдата моего прежнего полка мне удалось бежать. Он напоил стражников допьяна, взял у них ключи и вывел меня из тюрьмы. Кроме того он достал мне одежду и раздобыл у моих друзей крупную сумму денег, без которых бегство было бы немыслимо. Когда мы с ним расставались, он сказал мне: "Да хранит вас Господь! Вы теперь сумеете принять меры за границей, там найдете вы помощь и содействие! Король сам не свой, Бог знает, что с ним случилось! Все окутано мраком тайны! В войсках началось брожение, но солдаты вам преданы и будут скидать вашего возвращения! Пока же мы должны уступать первенство понтеведринцам, тем более, что их теперь втрое больше нас!" Я хотел еще расспросить его, но не мог рисковать оставаться. Мое бегство могло быть обнаружено и тогда пришлось бы пострадать и моему освободителю. Пришлось бежать, не имея подробных сведений о положении дел. Начиная с того момента, я возложил все мои надежды на вас, мистер Картер. Я не мог остаться в родной стране, так как там меня могли схватить клевреты короля. Довериться я тоже никому не мог, так как в настоящее время, как это ни печально, нельзя доверять никому, рискуешь натолкнуться на сообщника заговорщиков. Мне удалось бежать за границу! Вот и все, что я могу сообщить вам, в настоящее время я так же мало знаю о положении дел в моем отечестве, как и вы. Впрочем, должен добавить, что мне донесли, будто мой младший сын произвел покушение на жизнь принца Понтсведро и при этом был убит!
   - Вот как, - заметил Ник Картер, - а теперь расскажите мне что-нибудь о молодой королеве.
   - Она моя государыня, мистер Картер, - с достоинством ответил старый генерал, - этим все сказано.
   - Говорите откровенно, не стесняясь. Вы можете быть уверены, что все это останется между нами.
   - Она урожденная Экеверия. Это вы, конечно, знаете?
   - Знаю. Сколько ей лет?
   - Только восемнадцать.
   - Когда она вышла замуж за Жуана?
   - Полгода тому назад. Она была помолвлена с королем с самого детства. Она красавица в полном смысле слова, но очень горда и вспыльчива. Я видел ее всего два раза и потому знаю о ней очень мало, но я слышал, что она способна на бессердечную жестокость. Вы поймете, почему я рассказываю вам об этом, иначе я никогда не позволил бы себе так отзываться о своей государыне!
   - Конечно! Но мне необходимы возможно подробные сведения! Любит ли она короля?
   - Этот вопрос я часто задавал себе, - ответил генерал, - то мне казалось, что она его любит, то я сомневался в этом. Верно лишь то, что король на нее молится.
   Ник Картер задумался. Потом сказал:
   - Я убежден, что на успех можно будет рассчитывать лишь после того, как я сам прибуду на место и собственными глазами все увижу.
   - Вполне с вами согласен, - отозвался генерал.
   - Я должен получить доступ к придворным кругам, иначе не сумею вступить в контакт с заговорщиками, если вообще о заговоре может быть речь. Они, несомненно, приняли всевозможные меры предосторожности. Но об этом мы поговорим впоследствии. Теперь перейдем к другому вопросу: дело в том, что...
   Вдруг Ник Картер умолк, прислушиваясь, и внезапно вскочив с места:
   - Я слышал, как кто-то позвал меня! - воскликнул он и подбежал к двери, которая в этот момент открылась снаружи.
   На пороге появился Иосиф, камердинер Ника Картера, и произнес:
   - На улице кто-то зовет вас, мистер Картер.
   Ник Картер уже не слушал его и помчался вниз по лестнице к парадной двери.
   Когда он рванул дверь, к его ногам грохнулось какое-то тело, которое как будто было прислонено к дверям.
   Ник Картер сразу узнал Евлогия, сына генерала, который вышел из дома вместе с принцессой и Диком.
   В боку у него зияла глубокая рана, из которой струилась кровь. В этой ране торчал кинжал, Евлогий судорожно сжимал его рукоятку, как бы не желая выпускать кинжала из раны.
   Ник Картер попытался отстранить его руку, но полковник слабо шепнул ему:
   - Наклонитесь ко мне. Оставьте кинжал до поры до времени. Если вынуть его, то я истеку кровью, а я должен выиграть время, чтобы рассказать вам то, что было.
   Ник Картер наклонился к самым губам полковника, который с трудом проговорил:
   - На нас было совершено нападение, когда мы переходили через узкую улицу, название которой я не знаю. С трех сторон нас вдруг окружили кареты, но мы ничего дурного не подозревали, так как это часто бывает на перекрестках. Но неожиданно дверцы этих карет распахнулись, из них выскочили несколько мужчин и набросились на нас. Мы не были подготовлены к такому нападению и потому в первый момент совершенно растерялись, не зная, что и думать. Мистер Дик начал отбиваться и своими мощными кулаками сшиб с ног двух негодяев, но в тот же момент кто-то сзади накинул ему петлю на шею, его повалили на землю и швырнули в одну из карет. Принцессе набросили платок на голову и тоже посадили в другую карету. Меня сразили ударом кинжала, я лишился чувств, хотя успел расслышать, как кареты уехали. Затем я кое-как добрался сюда, чтобы...
   Тут полковник глубоко вздохнул и лишился чувств.
  

* * *

  
   Иосиф сейчас же побежал в соседний дом за доктором, а Ник Картер бережно поднял раненого и перенес его в гостиную.
   Спустя несколько минут явился доктор.
   Рану полковника тщательно перевязали и затем уложили его в постель, приставив к нему опытную сиделку.
   Прежде чем уйти, доктор отправился в библиотечную комнату, чтобы сообщить генералу, с трепетом ожидавшему результата врачебного осмотра, что жизни его сына не грозит опасность.
   - Рана вашего сына не опасна для жизни, - заявил он, - если только за ним будет хороший уход. Но я не скрываю от вас, что может пройти несколько недель, прежде чем полковник встанет с постели.
   Поручив раненого полковника заботам врача, Ник Картер поспешил уйти.
   Надо было прежде всего освободить принцессу и Дика и выяснить мотивы совершенного на них нападения.
   Опытным глазом Ник Картер нашел кровавые следы, ведущие от двери его дома до места происшествия.
   Его нисколько не удивило, что нападение было совершено уже на следующем перекрестке.
   Шляпа Дика еще лежала на мостовой. Недалеко от панели валялся ридикюль принцессы, разорванная перчатка и трость Дика.
   Видно было, что борьба длилась недолго, но велась с крайним ожесточением.
   Больше ничего нельзя было установить. Не было никаких следов, указывающих в каком направлении уехали кареты.
   К сожалению, на этой уединенной улице не было никого, кто мог бы дать те или иные показания, или, по крайней мере, сказать, куда направились кареты.
   Ник Картер уже собирался вернуться, как вдруг из темной подворотни ближайшего дома вынырнула какая-то фигура и, осторожно оглядываясь по сторонам, начала приближаться к нему.
   - Эй, друг! - послышался голос незнакомца, - вы, кажется, что-то ищете? Может быть, я сумею вам помочь? Пожалуй, я могу на этом и заработать?
   - Отчего бы и нет? - отозвался Ник Картер, - но сначала подойдите поближе, чтобы я мог видеть, с кем я имею честь говорить.
   Когда незнакомец вышел на свет ближайшего уличного фонаря, Ник Картер в изумлении воскликнул:
   - Алло! Никак это ты, Джонни Гросс, если не ошибаюсь?
   Незнакомец вскрикнул от испуга и хотел броситься бежать. Но Ник Картер успел схватить его за плечо и задержать:
   - Куда торопишься? - проговорил он, - не бойся. Я не буду задавать тебе неприятных вопросов, хотя и имею на то полное основание. Ведь ты меня знаешь, Джонни?
   - Как не знать, - простонал тот, - вы, Ник Картер.
   - Верно! А теперь говори! Расскажи возможно подробней, что тут произошло?
   - А не попаду я за это к черту на кулички, если...
   - Нет! Даю тебе мое слово! Но только говори всю правду!
   - Извольте! Дело обстояло так: было еще слишком рано, чтобы предпринять что-нибудь, но я все-таки уже вышел на работу. Иду я, значит, по улице и вдруг вижу двух шикарных франтов с изящной дамой. В тот же момент они уже были окружены тремя каретами, из которых выскочили какие-то подозрительные субъекты. Не успел я оглянуться, как они уже уволокли одного из франтов и дамочку в карете, а второго ударили кинжалом в бок. Дамочка орала как помешанная, но ее никто не услышал. Они тут же уехали, остался только тот, которого закололи. Я уж думал, что он помер, но он кое-как поднялся и потащился прочь отсюда.
   - Да, да, он явился в мой дом, - заметил Ник Картер.
   - Вот как? Тем лучше. Ну, а теперь, мистер Картер, могу сообщить вам еще кое-что более интересное, но это уж за особую плату.
   - Ты ведь знаешь меня, - ответил Ник Картер, - если у тебя действительно есть интересная новость, то я не поскуплюсь.
   - Ладно. Дело в том, что я одного из кучеров знаю.
   - Это великолепно!
   - Конечно! Он такой же мошенник, как и я, но недостаточно ловок для того, чтобы сделать карьеру карманника. Он только при случае... - понимаете...
   - Понимаю. Кто он такой?
   - Четырехглазый Петр! Я его хорошо узнал на козлах.
   - Это хорошо! Знаешь ли ты, где его можно застать?
   - Знаю. Мы можем найти его еще сегодня ночью, если только он не удерет из-за этой истории.
   - Отлично, Джонни! Мы с тобой отправимся на поиски. Вот еще что: ведь ты, наверно, что-нибудь украл в этом доме?
   - Ни одного гроша! Я только успел забраться, как на улице поднялся шум и я выскочил обратно. Вот почему я ничего и не сделал.
   - Верю тебе. Далеко ли отсюда до того места, где можно найти четырехглазого Петра?
   - Да, конец изрядный. Это будет недалеко от реки, вблизи вокзала Южной дороги. Теперь не стоит идти туда, так как, если Петр трусит, то он нескоро вернется к себе домой.
   - Ты пожалуй, прав.
   - Кроме того, у меня мало охоты провожать вас туда.
   - Почему?
   - Вам то безразлично, будут ли там знать, что я вас привел или не будут, но мне это далеко не безразлично! На меня немедленно наложили бы ножами клеймо предателя!
   - Не бойся, Джонни, я устрою так, что тебе никаких неприятностей не будет, - с улыбкой ответил Ник Картер, - теперь ты пойдешь со мной на мою квартиру, я хочу там наскоро переодеться.
   Спустя несколько минут Ник Картер вернулся к себе.
   Пока "почтенный" Джонни ждал его в передней, сыщик с привычным мастерством изменил свою наружность; Джонни Гросс, увидев, как с лестницы спускается какой-то старик, не узнал в нем Ника Картера.
   Когда сыщик заговорил, старый вор развел руками и сказал:
   - Теперь я понимаю, почему наши молодцы так страшно боятся вас.
   - Пойдем, Джонни, - произнес Ник Картер, отворяя дверь на улицу, - теперь проводи меня скорее к тому месту, о котором ты говорил.
   - Сказать ли товарищам, что вы жертва, которую я заманил? - предложил Джонни, - впрочем, нет. Они и без того мне не доверяют, а этим делом я вообще не занимаюсь. Значит, ничего из этого не выйдет.
   - Ты просто скажи им правду, кто я такой, - спокойно заявил Ник Картер.
   Джонни Гросс всплеснул руками от изумления.
   - Как? Сказать всей шайке, кто вы такой? Да ведь это верная смерть для вас!
   Ник Картер громко расхохотался.
   - У меня свой особый план, - ответил он, - и потому я надел двойной наряд.
   - С какой целью?
   - Очень просто. Ты проводишь меня туда и скажешь им, что привел с собой человека, который выдает себя за Ника Картера. Тебе, конечно, никто не поверит, что я на самом деле Ник Картер. А затем я сниму стариковский грим и окажусь прелестным франтом. А там я сыграю им такую штуку, что они не будут сомневаться в моей принадлежности к их компании.
   - А все-таки, по-моему, это опасно, - заметил Джонни, - впрочем, может быть, и сойдет. Попробовать, во всяком случае, можно.
   - Понятно. Как только мы войдем и ты увидишь, что Петр там, ты дай мне знак, чтобы я знал, который из них он и есть.
   - Хорошо. А потом что?
   - А остальное предоставь мне. Ты не причем дальше. Ты встретил меня и привел сюда, вот и все. Полагаю, Петр обосновался в каком-нибудь притоне воров?
   - Да, в трактире.
   - Всех ли впускают туда?
   - В передние комнаты, да. Зато задние комнаты отведены только для постоянных гостей.
   - Там-то мы его и застанем?
   - Именно там.
   - Значит, ты введи меня в одну из передних комнат, брось меня, а сам пройди в задние и расскажи товарищам, что поймал поразительного чудака, который выдает себя за Ника Картера. Этого будет достаточно, чтобы они явились в переднюю комнату потолковать со мной, а там уж только от моей собственной ловкости будет зависеть, попаду я в задние комнаты или нет. Но самое главное в том, чтобы ты сразу указал мне на Петра, если только он будет находиться там.
   - Слушаю, мистер Картер, будет исполнено.
  

* * *

  
   - Вот мы и пришли, - шепнул Джонни своему спутнику.
   Они оба вошли в один из тех трактиров, которых так много на Южной улице.
   Помещение ничем не отличалось от обычного типа подобных притонов. В первой комнате стоял длинный буфет поперек всего помещения, так что в задние комнаты заглянуть не было возможности.
   Джонни отвел трактирщика в сторону и шепнул ему многозначительно:
   - Как тебе кажется, милейший, кого я привел с собой?
   - Глупый вопрос! Это какой-нибудь наивный провинциал, которого ты хочешь накрыть на картах.
   - Он говорит, что он Ник Картер!
   - Вот так штука!
   Гости все поголовно обернулись на трактирщика, который не имел обыкновения выражать громко свое изумление. Но они поразились еще больше, когда трактирщик вдруг разразился громким хохотом.
   - Вот так штука! - заливался он, - это он сам тебе говорил?
   - Конечно.
   - Когда и где?
   - Только что, на реке у переправы.
   - Позови-ка его сюда, надо посмотреть, что это за чудак такой.
   Джонни, смешно кланяясь, подошел к сыщику:
   - Я хочу вас познакомить с хозяином. Вот Мадден, а это Ник Картер, великий...
   - Ври побольше! Говори, кто ты такой?
   - Видишь ли, - вполголоса произнес Ник Картер, прищуривая один глаз, - иногда я называю себя Картером, вот как представил меня он. Я полагал, что скорее всего попаду к вам, если выдам себя за Картера, и что присутствующие коллеги по ремеслу тогда скорее всего примут меня в свою среду.
   - Недурная мысль, - заметил Мадден.
   - Дурных мыслей у меня вообще не бывает. Дело вот в чем: если бы вы мне поверили и на самом деле приняли бы за сыщика, то задержали бы меня, пока я удостоверил бы свою личность. В противном же случае всякий заинтересовался бы узнать, с какой целью я выдаю себя за сыщика. А я этим хочу воспользоваться, чтобы исчезнуть на некоторое время. Надо тебе сказать, между нами, я вынужден скрываться.
   - Понимаю. Знаешь ли ты кого-нибудь из тех, что бывают здесь?
   - К сожалению никого. Разве только одного Финерти, но он уже умер и теперь жарится в аду на вертеле.
   - По всей вероятности. Что ж, иди за мной. Расскажи моим гостям в чем дело, но предупреждаю: если дело нечисто, то ты сегодня же присоединишься к этому самому Финерти. Отсюда до реки, сам знаешь, недалеко.
   - Пустяки, - отозвался Ник Картер, пожимая плечами.
   Чтобы пройти в задние комнаты, надо было обойти всю буфетную стойку.
   Когда Ник Картер открыл дверь, на него пахнуло удушливыми испарениями пива, плохих сигар и дрянной сивухи.
   В комнате сидели человек двенадцать. Некоторые из них играли в карты, в заднем углу стояли трое, о чем-то перешептываясь, а остальные вели общую беседу.
   Все обернулись, когда в комнату вошел хозяин трактира с Джонни и Ником Картером, и беседа моментально прекратилась.
   Мадден вышел на середину комнаты, благодаря чему Джонни нашел возможность шепнуть сыщику:
   - Вон там в углу сидит Петр с двумя товарищами. Он как раз смотрит сюда. Может быть, с ним сидят два других кучера.
   Ник Картер и глазом не моргнул.
   В этот момент почтенный хозяин заговорил:
   - Господа! Я привел вам почетного гостя, именно великого сыщика Ника Картера.
   Все присутствовавшие повскакивали со своих мест как ужаленные, и моментально выхватили револьверы так что положение Ника Картера было не из приятных.
   Но сыщик ни на секунду не потерял спокойствия. Он встал рядом с хозяином трактира, поглаживая свою седую бороду и оглядываясь по сторонам.
   - Он весьма удачно загримировался, каналья, - продолжал хозяин и расхохотался.
   Захохотали и все остальные, сообразив, что все это была шутка. Револьверы исчезли и их владельцы снова расселись по своим местам.
   - К чему эта чепуха? - спросил Четырехглазый Петр.
   Прежде чем хозяин успел ответить, Ник Картер воскликнул:
   - Оставь! Я им сам объясню это!
   Он отступил на шаг и спокойно заговорил:
   - Я среди вас чужой: ни я вас, ни вы меня не знаете. Полиция меня преследует и я должен на время исчезнуть. Когда я искал безопасное пристанище, я встретился с Джонни. Шутки ради я ему сказал, что я переодетый Ник Картер. Он понял, что я одного с ним поля ягода, и привел меня сюда к хозяину, а хозяин представил меня вам.
   - Много болтаешь! - заметил Петр, - скорее кончай или молчи!
   - Чем ты занимаешься? - спросил кто-то другой.
   - Карманный ревизор и притом довольно дельный, - ответил Ник Картер.
   - Мало ли, что ты скажешь! - крикнул Петр, - покажи нам свое искусство, потом мы тебе поверим!
   - С удовольствием, - согласился мнимый карманник, - я позволю себе дать вам маленькое представление.
   Он начал какую-то пляску, напевая при этом французскую шансонетку.
   Присутствующим это понравилось. Их недоверчивые лица прояснились и, в конце концов, всеми овладело веселье.
   Вдруг танцующий Картер схватил одного из зрителей за талию и начал с ним кружиться. В заключение он повернул его несколько раз так быстро, что тот еле удержался на ногах, а затем отшвырнул его к другим.
   Моментально он схватил другого, проделал с ним то же самое, и так до конца со всеми остальными.
   Остались еще только те трое, что сидели особняком в углу.
   - Когда протанцую со всеми, я угощу всех! - крикнул Ник Картер.
   Все столпились у стола. Петр и товарищи его должны были встать; их подтолкнули к Нику Картеру и тот, схватил сразу всех троих, понесся с ними по комнате.
   Вдруг послышалось резкое щелканье - звук, отлично знакомый всем присутствовавшим. Смех и крики сразу прекратились, послышались брань и проклятия. Все схватились за карманы.
   К крайнему их изумлению револьверы и ножи исчезли.
   Карманный ревизор отлично сделал свое дело.
   Прежде чем растерявшиеся преступники успели опомниться, Ник Картер связал вместе трех последних плясунов, приставил их к стене и, сбросив свой длинный сюртук, вышел вперед, держа в каждой руке по револьверу.
   - Назад! - крикнул он. - Я говорил вам, что я ловкий карманник и теперь дал вам доказательство! Все ваши револьверы и ножи находятся в карманах моего сюртука, который я только что сбросил! Револьверы Маддена и Джонни я вытащил еще раньше, чем явился сюда, а у вас стащил оружие во время пляски! Не даром я тешил вас! А теперь слушайте, что я вам скажу: я явился сюда исключительно для того, чтобы получить кое-какие справки от этих трех господ, которые в настоящее время находятся в тесном единении! Они в моей власти и первый, кто осмелится подойти ко мне, будет убит!
   - Брось дурить! - воскликнул один из преступников, - потешил и ладно! Ты заходишь слишком далеко!
   - Мне теперь не до шуток! - оборвал его сыщик. - Я вам сказал, что я Ник Картер и теперь вы, быть может, мне уже поверили, что это так и есть!
   - Вы пожалуй, правы, мистер Картер! - отозвался один из преступников, долговязый, худощавый детина, носивший кличку "Колибри", - другой не сумел бы выкинуть такую штуку!
   - Благодарю за комплимент, - ответил Ник Картер. - Дело вот в чем: Четырехглазый Петр и два его товарища сегодня вечером проезжали недалеко от моего дома. Вдруг их пассажиры выскочили из карет и набросились на молодую даму, с которой шли мой помощник Дик и еще один господин. Последний в схватке был ранен кинжалом.
   - Это нас не касается! - запротестовал Четырехглазый Петр.
   Мадден сделал ему знак рукою и он умолк.
   - Раненый остался на мостовой, - продолжал Ник Картер, - но к счастью, жизнь его теперь уже вне опасности. Моего помощника Дика и молодую женщину куда-то увезли. У меня очень мало времени и потому я хочу как можно поскорее покончить с этим делом. Я готов не выдавать вас, если Четырехглазый Петр и его товарищи откровенно будут отвечать на все мои вопросы, не уклоняясь от истины. В противном случае, вы все отправитесь в тюрьму. О каждом из вас мне известно столько, что я могу обеспечить вам казенную квартиру на несколько лет!
   - Они будут отвечать, мистер Картер! - воскликнул Мадден, - об этом позабочусь я сам!
   Хозяин трактира подошел к трем связанным преступникам.
   - Послушай, Петр, ведь верно, что ты принимал участие в том деле, о котором говорит мистер Картер?
   - Пусть так! - злобно огрызнулся Петр.
   - Послушай, что я тебе скажу. Во всем мире нет никого, кому бы мы могли так слепо верить, как Нику Картеру. Он делает нам предложение, в искренности которого я не сомневаюсь. Он отпустит вас на все четыре стороны и никого не тронет, если вы скажете ему то, что ему нужно. Ведь так, мистер Картер?
   - Совершенно верно, - подтвердил сыщик.
   - Так вот, Петр, - продолжал Мадден, - ты меня знаешь: раз я что-нибудь говорю, то на это можно положиться.
   - Верно, верно! - крикнули несколько человек.
   - Я придумал вот что: вы, мистер Картер, отдадите револьверы и ножи и этим докажете искренность ваших намерений, а я поручусь вам за то, что вы от Петра узнаете все, что вам требуется, когда вы снимете с него и с его друзей наручники! Согласны, господа?
   Присутствующие выразили согласие.
   - Теперь, мистер Картер, за вами слово, - обратился Мадден к сыщику.
   Сыщик поднял свой сюртук и бросил его преступникам со словами:
   - Здесь найдете ваше оружие. Я не знаю, кому что принадлежит.
   Преступники немедленно схватили сюртук и в несколько секунд разобрали ножи и револьверы. Тем временем Ник Картер снял наручники с Петра и его товарищей.
   - Ну, а теперь, Петр, сдержи свое слово! - воскликнул Мадден.
   - Постойте! - произнес Ник Картер, протягивая хозяину банковый билет в пятьдесят долларов, - вот тебе деньги на угощение. Я с Петром и его товарищами сяду туда в угол, там мы с ними и споемся.
   - Как угодно, мистер Картер, - отозвался Мадден, - будьте, как дома.
   Четырехглазый Петр и два его товарища нехотя последовали за Ником Картером к тому столу, где они сидели уже раньше.
   Сыщик начал их убеждать, так что они в конце концов растаяли и Петр заговорил:
   - Я знаю только следующее, мистер Картер: вам, вероятно, известно, что я иногда выезжаю ночью, так как это приносит сравнительно большие выгоды. Так вот, проезжая вчера вечером по 58-й улице, я был остановлен каким-то господином, который обратился ко мне с вопросом, хочу ли я заработать сто долларов.
   - Бросьте все эти ненужные подробности, - прервал его Ник Картер, - рассказывайте только самую сущность! Прежде всего я хочу знать, угрожает ли той молодой даме какая-нибудь опасность?
   - Ровно никакой! Она в полной безопасности! Был отдан ясный приказ: ни под каким видом не причинять ей вреда!
   - А как обстоит дело с моим помощником Диком?
   - Вот за его жизнь я теперь не дам уже ломаного гроша, - ответил Петр, пожимая плечами.
   - Почему?
   - Когда он будет находиться в открытом море...
   - Что такое?
   - Ну да, в открытом море. Когда к нам в кареты усадили даму и вашего помощника, нам приказали ехать на пристань. Там вся компания перешла на корабль. Беседовали они на испанском языке, который я довольно хорошо понимаю, так как сидел в свое время в испанской тюрьме.
   - Ближе к делу, - торопил Ник Картер. - Что вы слышали?
   - Вот об этом я и начал говорить, - флегматично продолжал Петр, - говорили они, что на наружном рейде стоит какой-то пароход, собственная яхта какого-то короля

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 550 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа