Главная » Книги

Картер Ник - Адская женщина

Картер Ник - Адская женщина


1 2 3


Ник Картер

Адская женщина

  
   OCR Денис http://mysuli.aldebaran.ru
   "Ник Картер. Т. 1": Триника; Новосибирск; 1994 ISBN 5-87729-001-0
  

* * *

  
   - Вас желает видеть какая-то дама, мистер Картер, - доложил Иосиф, лакей знаменитого сыщика.
   Ник Картер сидел в своем рабочем кабинете с душистой сигарой и был занят изучением подробностей одного весьма интересного дела.
   - Дама? - переспросил сыщик, видимо недовольный тем, что ему помешали, - кто она такая?
   - Она поручила мне передать вам, что давно с вами знакома.
   - Боже мой! Мало ли кто со мной давно знаком, - проворчал Ник Картер, - разве она не назвала себя?
   - Нет. Она сказала, что как только вы увидите ее, то сразу узнаете.
   - Странно, - отозвался сыщик и нахмурил брови, - пойди и скажи ей, что я принципиально не принимаю никого, кто не называет своей фамилии.
   Лакей ушел, но через минуту уже вернулся.
   - Ну, что еще? - нетерпеливо спросил Ник Картер, - она еще не ушла?
   - Нет, она не хочет уходить, - ответил Иосиф, - и просила передать, что ее зовут Дианой Кранстон.
   Сыщик в изумлении поднял голову и отложил сигару в сторону.
   - Что такое? Ты не ошибся? Диана Кранстон? - спросил он, покачивая головой.
   - Именно Диана Кранстон. Я хорошо запомнил, мистер Картер.
   - Какова она из себя?
   - Она одета очень изящно, - сообщил Иосиф, - да и сама, прелесть, какая хорошенькая. А глаза у нее такие, что мне даже жутко стало.
   - Ого, Иосиф, ты никак на старости лет влюбиться задумал? - проговорил Ник Картер, - знай же, что это очень опасная красавица. Хотел бы я, однако, знать, каким образом она могла появиться у меня в доме. Куда ты проводил ее? В приемную или кабинет?
   - В кабинет, потому что в приемной теперь как раз идет уборка. Прикажете ее выпроводить оттуда?
   - Нет. Дай-ка мне вот с того стола зеленую книгу с надписью на обложке "Канадские дела".
   Сыщик начал перелистывать книгу, пока не нашел то, что ему нужно было. Затем он задумчиво посмотрел на лакея, ожидавшего у двери.
   - Помнишь ли ты еще, Иосиф, то дело, за которое я взялся благодаря мистеру Файрфильду и в котором большую роль играла дюжина валиков фонографа?
   - Еще бы, - отозвался Иосиф, - какая-то молодая девушка была увезена своими братьями и сестрой в уединенный замок на берегу озера, где ее и убили. Она рассказала свою историю фонографу, валики которого спустя некоторое время были найдены, и таким образом преступление было раскрыто.
   - Совершенно верно. Я успел уже почти забыть об этом деле, - ответил сыщик, - вот, ведь как время бежит. С того времени прошло уже более двух лет. Но ведь это просто-таки невероятно. Посетительница, которая сидит теперь в кабинете, и есть одна из преступниц. Она была арестована вместе со своими сообщниками, двумя мужчинами и одной девушкой. Убийство было совершено одним из мужчин, Максом Ларю, но душой всего заговора была именно эта - Диана Кранстон, дочь прежней воспитательницы несчастной жертвы.
   - А разве суд не нашел ее виновной? - спросил изумленный Иосиф.
   - Конечно, и приговорил ее к десятилетнему тюремному заключению. Не понимаю, каким образом она могла так скоро очутиться на свободе?
   - Быть может, она бежала из тюрьмы?
   - Послушай, Иосиф, какой ты, право, чудак. Неужели ты думаешь, что тогда Диана Кранстон решилась бы явиться ко мне?
   На лице Иосифа появилось выражение полного недоумения.
   - Да, я - так только подумал, - проговорил он.
   Но сыщик его уже не слушал. Он опять перелистывал книгу, куда заносил свои заметки, касающиеся выдающихся случаев из своей практики.
   - Вот и нашел, - пробормотал он, - убитую звали Натальей Деланси. Говорят, она была поразительно красива. Отец ее, человек богатый и всем известный, по имени Александр Деланси, женился на вдове с тремя детьми, которая и умерла после рождения Натальи. Дети покойной супруги Деланси от первого мужа были известны своим дурным характером. При помощи Дианы Кранстон они составили заговор против своего отчима и против Натальи, чтобы завладеть огромным состоянием старика.
   - Но каким же образом попала сюда эта женщина, и чего ей нужно от меня?
   - Да, и я хотел бы знать это, мистер Картер, - заявил Иосиф самым серьезным образом, - не спросить ли мне ее?
   - Знаешь ли, Иосиф, ты поражаешь меня своей находчивостью, - рассмеялся Ник Картер, - я охотно бы дал тебе поручение выпроводить ее на свежий воздух без всяких разговоров. Но как бы преступна она ни была, нельзя забывать, что она женщина, и как таковая, имеет право требовать вежливого обращения.
   Ник Картер умолк и задумался, а потом приказал лакею:
   - Попросите-ка моего двоюродного брата Дика пожаловать ко мне поскорее. А даме скажи, что я приму ее через несколько минут.
   Когда помощник Ника Картера, Дик, вошел в рабочий кабинет своего начальника, последний встретил его с многозначительной улыбкой.
   - Угадай, Дик, кто сидит теперь внизу в кабинете?
   - Понятия не имею.
   - Диана Кранстон.
   - Что такое? Диана Кранстон? Этот прелестный демон? - вне себя от изумления воскликнул Дик, - да ведь она сидит в тюрьме? Как попала она сюда?
   - Я знаю это не лучше тебя.
   - А что ей угодно?
   - Тоже не знаю.
   - Но ведь ты звал меня к себе не зря, не правда ли?
   - Конечно, нет. Переоденься немедленно и выследи ее, когда она уйдет. Постарайся разузнать о ней, как можно больше. Дело твое, какие меры ты примешь для достижения этой цели, но я в самом ближайшем будущем хочу получить подробные сведения о Диане Кранстон.
   - Будет исполнено.
   - Эта коварная женщина явилась в Нью-Йорк, конечно, не для того только, чтобы засвидетельствовать мне свое почтение, - продолжал Ник Картер, - я уверен, она затеяла что-то новое. Она ведь одержима духом алчности и наживы, и после того, как миллионы Деланси ей улыбнулись, она знает только одну единственную цель жизни: захватить как можно больше денег и отомстить нам.
   - Что ж, таким образом нам представляется случай снова обрезать ей когти, - заметил Дик, - впрочем, ведь из тюрьмы она вряд ли бежала?
   - Конечно, нет, - ответил Ник Картер, - тогда она не явилась бы ко мне. Но ты, вероятно, помнишь, что семья Деланси пользовалась огромным влиянием, и ее, по всей вероятности, помиловали. Впрочем, это мы скоро узнаем. Так вот, одевайся как можно скорее, и принимайся за дело.
   - Не беспокойся, Ник - ответил молодой сыщик с самоуверенным видом, - я великолепно наряжусь бонвиваном, прожигателем жизни, у которого много шальных денег. Быть может, мне в таком виде удастся даже завязать с ней знакомство.
   - Мысль не дурна, - согласился Ник Картер, - а я постараюсь задержать ее в кабинете по крайней мере на полчаса.
  

* * *

  
   Иосиф был прав.
   Диана Кранстон была очаровательно красива.
   При появлении сыщика она приподнялась, чтобы приветствовать хозяина дома.
   Но на Ника Картера женские чары, в особенности красота, не действовали.
   Он хорошо знал, что за этой прелестной оболочкой таится коварная душа.
   Он смерил посетительницу с головы до ног холодным взглядом.
   - Вы, конечно, не ожидали меня видеть, - заговорила Диана мелодичным голосом.
   - Не ожидал, - отрезал Ник Картер, почти невежливо.
   - И еще больше вас поражает то, что я вообще имела возможность явиться? - прибавила она с едва заметным оттенком иронии.
   - Очень поражает, - спокойно ответил Ник Картер, - по моему расчету вы теперь должны были бы еще сидеть в тюрьме, куда попали благодаря неуместной мягкости присяжных, которые должны были бы, по справедливости, приговорить вас к смертной казни.
   - Вы очень любезны, мистер Картер, - заметила Диана Кранстон и надменно взглянула на сыщика.
   - Не слишком, но во всяком случае я откровенен. Но оставим лучше эти фразы. Будьте добры сказать мне коротко и ясно, по какому делу вы явились ко мне?
   - Этого я в двух словах не могу сказать, - ответила Диана с насмешливой улыбкой и снова опустилась в кресло, - впрочем, прежде всего должна вам заявить, что я не бежала из заключения, а была помилована.
   - Иначе и не могло быть, - холодно отозвался Ник Картер, - хотя я нисколько не сомневаюсь в том, что вы были бы способны и на побег. Но тогда вы, по всей вероятности, не явились бы ко мне, так как рисковали бы тем, что я кратчайшим путем отправил бы вас обратно в тюрьму. Но теперь я попрошу вас говорить о деле, приведшем вас сюда.
   Ник Картер стоял посреди комнаты, скрестив руки на груди.
   - Быть может, вам интересно также узнать, что братья и сестра Ларю тоже уже не находятся больше в тюрьме? - снова заговорила Диана тем же насмешливым тоном.
   - Это меня не интересует, пока мне до них никакого нет дела.
   - Рудольф сошел с ума и его отправили в дом для умалишенных преступников.
   - Хитро придумано, - заметил Ник Картер со злобной улыбкой, - благодаря этому он избежал виселицы.
   - Макс умер, - продолжала Диана, - он повесился в своей камере. Оливетта тоже уже не в тюрьме, а в тюремной больнице. Что касается меня, то я хотела сказать, что я была помилована по ходатайству министра внутренних дел, после того, как два года томилась в тюрьме.
   - Я лично глубоко сожалею о том, что вас так скоро выпустили, - насмешливо заметил Ник Картер.
   - Да знаете ли вы, что мне пришлось выстрадать в этом земном аду? - воскликнула Диана, причем голос ее задрожал и глаза засверкали, - там, где мне недоставало того комфорта, без которого я просто жить не в состоянии? Рассказать ли вам, до каких пределов выросла во мне ненависть к тому, кто был причиной моего заточения? Что эта ненависть охватила все мои мысли и чувства, и что я имею теперь одно лишь безумное желание, ненасытную жажду мщения?
   Произнося эти слова, Диана страшно изменилась в лице.
   Глаза ее метали молнии. Полные губы дрожали от волнения, лицо приняло столь грозное выражение, что ее трудно было узнать.
   Всякий, кто увидел бы Диану Кранстон в таком состоянии, понял бы, что она могла быть страшным, неумолимым врагом.
   А Ник Картер при виде этой страстной вспышки только пожал плечами.
   - Неужели вы не понимаете, какое ужасное несчастье вы мне причинили? - произнесла Диана.
   - Не стоит говорить об этом, - холодно ответил сыщик, - ядовитой змее, чтобы обезвредить, следовало раздавить голову.
   - Этого оскорбления я вам никогда не прощу, - прошипела она.
   - Я скажу вам, для чего я явилась сюда.
   - Вероятно, только для того, чтобы попусту беспокоить меня.
   - Нет! Для того, чтобы сказать вам, как я вас ненавижу! Чтобы известить вас о том, что я снова на свободе, что буду проклинать вас до последнего своего издыхания, так как вам обязана пребыванием в тюрьме, в этом аду, пытки которого я должна была безропотно сносить! И еще я явилась для того, чтобы заявить вам, что отомщу вам за все причиненное мне зло!
   - Что это, угроза, что ли? - презрительно спросил Ник Картер.
   - Думайте, как хотите, - воскликнула она и злобно захохотала, - ведь вы, говорят, великолепно умны.
   - Вы скоро закончите ваши словоизвержения? - спросил Ник Картер.
   - Нет еще! Я хотела вам заявить, что сегодня Рудольф ночью совершит побег из дома умалишенных!
   Если Диана ожидала изумить сыщика этим заявлением, то сильно ошиблась.
   Он принял ее сообщение с таким равнодушным видом, что она не удержалась спросить:
   - Неужели вы полагаете, что можете игнорировать мои угрозы?
   - Они не производят на меня решительно никакого впечатления, - спокойно возразил Ник Картер, - и вы сами будете интересовать меня только начиная с того момента, когда снова встанете на путь преступлений. Причем я вам теперь уже обещаю, что во второй раз вас будут судить не мягкосердечные присяжные, и что тогда не избежать эшафота.
   - Приговор суда был вполне справедлив! Я не убивала Наталью!
   - Конечно, вы были слишком умны для этого. Но кто руководил всем заговором, кто заставлял плясать марионеток? Смертельный удар нанес, правда, Макс Ларю, но сам план убийства возник в вашем мозгу. Но теперь довольно. Я обыкновенно вежлив с дамами, но беседа с вами мне отвратительна. Потрудитесь сказать, что вам от меня угодно, и уходите из этого дома.
   - Я уже сказала вам все: явилась сюда для того, чтобы заявить вам, что рано или поздно я осуществлю мою месть!
   Она громко выкрикнула эту фразу, очевидно, потеряв всякое самообладание при виде насмешливого презрения сыщика.
   - Я не имею возможности тратить время на выслушивание подобных бессмысленных фраз, - сухо прервал ее Ник Картер, - и попрошу вас удалиться. Я не хотел бы принимать энергичные меры по отношению к женщине, как бы низко она ни пала.
   Она как-то нервно расхохоталась, глядя на сыщика с нескрываемой ненавистью.
   - Я невысокого мнения о вашей благовоспитанности, - воскликнула она, - но все-таки вы не осмелитесь дотронуться до меня!
   - Вы совершенно правы, сударыня. Подобные обязанности обыкновенно исполняет прислуга! - резко возразил Ник Картер.
   Он отступил на шаг и прикоснулся к кнопке электрического звонка.
   Вошел лакей.
   - Иосиф, - обратился к нему Ник Картер, - верно ли идут твои часы?
   - Сию минуту, мистер Картер? На моих часах теперь тринадцать минут девятого.
   - Правильно. Так вот, слушай: ровно через пять минут ты выпроводишь эту особу на улицу, если она не предпочтет уйти раньше добровольно. Она - помилованная арестантка, а потому не в праве претендовать на вежливое обращение.
   - Слушаю, мистер Картер, - ухмыльнулся Иосиф, - будет исполнено.
   Ник Картер повернулся и так быстро вышел из комнаты, что Диана не успела сказать ни одного слова.
  

* * *

  
   Иосиф с часами в руках встал перед непрошенной гостьей.
   Она смотрела на него в упор.
   - Вы не осмелитесь исполнить приказание вашего барина, - прошипела Диана по прошествии одной минуты.
   Иосиф ничего не ответил, а все смотрел на часы.
   - Вы слышите? Вы - болван! - крикнула она и топнула ногой.
   Но Иосиф был глух и нем, как стена. Он не сводил глаз с часов, наконец он начал считать вполголоса.
   - Болван! Ты отлично подходишь к такому барину, как Ник Картер! Он невежа!
   - Семь. Восемь. Девять. Десять, - спокойно считал Иосиф.
   - Передай ему, что рано или поздно я его убью, - прошипела она, вне себя от ярости, - скажи ему, что я заставлю его страдать, как не страдал еще ни один смертный! Скажи ему...
   - Двадцать восемь. Двадцать десять. Тридцать.
   Иосиф закрыл крышку часов и кашлянул.
   - Сударыня, - заговорил он с важным видом, - вы слышали приказание мистера Картера? Потрудитесь убраться. Да поскорее. Поняли?
   Диана Кранстон отступила на шаг и подняла руку как бы для удара.
   Но Иосиф это мало тронуло.
   Он подошел к ней и положил ей руку на плечо.
   Она попробовала вырваться, но он не отпускал ее.
   Вдруг она так сильно укусила его за руку, что он с криком отдернул руку.
   Вместе с тем она быстро направилась к двери.
   На полпути она вдруг обернулась, выхватила из кармана револьвер и швырнула его в Иосифа.
   Это произошло столь неожиданно, что у лакея не хватило времени уклониться в сторону. Револьвер попал в него с такой силой, что он пошатнулся и схватился руками за стул.
   - Вот тебе за твою дерзость, болван, - прошипела Диана, выбежала из комнаты и захлопнула за собой дверь.
   - Черт возьми, бойкая дама, нечего сказать, - проворчал Иосиф, обтирая кровь с лица, - но как бы там ни было, она ушла, а больше мне ничего не нужно было.
   Затем он отправился в свою комнату.
   Спустя четверть часа он по звонку Ника Картера, явился в его рабочий кабинет.
   - Ну что? - спросил сыщик, - тебе пришлось вывести ее?
   - Нет, - ответил Иосиф, - но...
   - Могу себе представить, - прервал его Ник Картер, - вероятно, она ушла еще до срока? Впрочем, что это у тебя на лбу за шрам?
   - Это от нее, - ответил Иосиф мрачно, - она оставила мне это на память.
   - Чем это она тебя? - расхохотался Ник Картер, - неужели кулаком?
   - Нет, она на прощание швырнула в меня револьвером. У меня чуть голова не разлетелась на двое. Впрочем, вот он этот самый револьвер.
   - Просто невероятная история, - заметил Ник Картер, - ведь ее нахальство переходит всякие границы. Надеюсь, теперь ты больше не будешь увлекаться всякими красавицами.
   - Будьте в этом уверены, мистер Картер, - воскликнул Иосиф, - женщин отныне для меня не существует, хотя бы они были в три раза красивее этой бабы.
  

* * *

  
   Полночь давно миновала, когда в рабочий кабинет Ника Картера вошел Дик.
   - Закури сигару, Дик, - обратился к нему сыщик, указывая на ящик, - и налей себе рюмку вина. Ну, что у тебя нового, рассказывай.
   - В котором часу, собственно, Диана Кранстон вышла из дома? - спросил Дик, - я, правду говоря, не посмотрел на часы.
   - По моему расчету было восемнадцать минут девятого, - ответил Ник Картер с улыбкой, - возможно и целых двадцать минут, так как Иосиф немного запоздал с исполнением моего поручения.
   - Меня поражает столь точное определение времени, - в недоумении воскликнул Дик.
   - Дело обстоит весьма просто, - пояснил Ник Картер, - я приказал Иосифу выпроводить эту особу ровно в восемнадцать минут девятого. Когда он стал приводить в исполнение мое поручение, она швырнула револьвер ему в голову и слегка ранила. Но это между прочим. Расскажи, что ты видел? Ида говорила, что ты взял со собою Тен-Итси и Патси?
   - Да. Так вот: мы сели в наш большой автомобиль, заехали за ближайший угол и там остановились. Патси и Тен-Итси сидели так, что должны были немедленно увидеть Диану, как только она выйдет из парадной. Я распорядился, чтобы они следовали за ней, пока придет подходящий момент для исполнения нашего замысла.
   - В чем же состоял этот замысел?
   - Один из них должен был сзади подкрасться к ней и схватить ее за руки, а другой в это время должен был как бы ограбить ее, а я хотел появиться на месте преступления в качестве спасителя, на автомобиле.
   - И что же вышло из этого?
   - Вышло очень удачно. Диана вышла из парадной и направилась к авеню Мэдисон. По-видимому, она сильно торопилась, так как шла очень быстро, а это нам только и нужно было. Тен-Итси и Патси выждали удобный момент и напали на нее.
   - Ты, конечно, на автомобиле случайно находился вблизи?
   - Разумеется. Я примчался, как молодой бог. Моментально остановил автомобиль, выскочил и набросился на хулиганов, которые после ожесточенной борьбы удрали. Но надо сказать, что Диана нисколько не растерялась: когда я появился, она уже держала в руке маленький, очень подозрительный на вид, кинжал. "Вы видите, - обратилась она ко мне, - я вооружена! Тем не менее я очень благодарна за ваше вмешательство, которое избавило меня от необходимости укокошить одного из этих негодяев. Дело в том, что маленькая царапина, вызванная этим кинжалом, действует смертельно!" И с очаровательной улыбкой она показала мне свой кинжал. Я попросил дать мне посмотреть на кинжал поближе, но она возразила - это слишком опасно. Не успел я оглянуться, как она уже спрятала кинжал в бархатный футляр, который положила в карман. После этого, во избежание повторения подобных случайностей, я предложил отвезти ее в автомобиле.
   - Она, конечно, приняла твое предложение?
   - Приняла. Она даже села рядом со мной, а не на заднее, более удобное сиденье и мы поехали вверх по Пятой авеню. Я ее спросил, куда ехать. Как тебе сказать, Ник! - Она улыбнулась мне так очаровательно, так - ну, как бы это сказать, - так сладко, что ли, что я влюбился бы в нее моментально, если бы не знал, что она за изверг такой. Затем она сказала, что еще не поздно, что ее нервы несколько расстроены и что ей поэтому было бы приятно поехать через Центральный парк.
   - Ага, прекрасный демон пустил в ход все свои чары, - заметил Ник Картер, - ты, конечно, моментально повиновался и поехал в Центральный парк. Но, надо признаться, по тебе что-то не видно, что ты провел время в обществе очаровательной женщины.
   - Черт его знает. Ведь, не дурак же я, на самом деле, но признаюсь, что мне далеко до этой женщины. Слушай сам: я, конечно, воспользовался случаем поближе познакомиться с Дианой Кранстон, полагая, что это во всяком случае будет только полезно.
   - И отлично сделал. Значит, вы поехали по парку. Ну и что же было дальше?
   - Ночь стояла великолепная и мне это приключение нравилось. Ведь, в конце концов, я человек молодой, а она чертовски красива. Мы поехали вдоль Седьмой авеню, затем по бульвару Лафайетт, а когда мы вернулись на 125-ю улицу, то была уже половина одиннадцатого:
   - Однако, здорово же ты за ней ухаживал, Дик.
   - Пустяки. Я кажусь сам себе дурак дураком! Говорю тебе, эта женщина чистый бес! А болтать она умеет - просто невероятно! У нее все перемешивается - свет и жара, дивная, лунная ночь, куропатки с трюфелями, аэропланы и театральная критика. Словом, из всего того, что она говорила, можно спокойно забыть все. Когда мы доехали до угла Седьмой авеню и 125 улицы, она спросила, который час. Я ответил, а она сказала: "На вокзале у меня лежат несколько чемоданов. Не будете ли вы любезны довезти меня еще и туда?" "С удовольствием!" - ответил я. Спустя десять минут мы приехали к вокзалу и она вышла из автомобиля. "Зачем же вы сами беспокоитесь? - спросил я, - ведь я и сам могу достать ваши чемоданы". "Нет, нет, - возразила она самым любезным образом, - вы сидите, я скоро вернусь". И ушла.
   - И не вернулась больше? - спросил сыщик с улыбкой.
   - Она хотела вернуться через десять минут. И я, дурак, просидел битых десять минут в автомобиле, терпеливо ожидая ее.
   - Однако.
   - Охотнее всего я бы высек самого себя, - со вздохом ответил молодой сыщик. - Попал я, как кур во щи. Провела она меня, как дурака, как мальчишку.
   - Из вежливости не буду противоречить. Ну, и что же дальше?
   - Так вот, прождал я десять минут. Вскоре после того, как она вышла из автомобиля, над моей головой прошел поезд воздушной дороги по направлению к городу. Возможно, что с ним она и уехала.
   - Она провела тебя очень хитро: попросила тебя отвезти ее на вокзал ко времени отхода поезда и улетучилась. Ну-с, а затем ты, конечно, с поникшей головой отправился домой?
   - Нет, самая прелесть еще впереди. Когда я уже начал терять терпение, из здания вокзала вышел носильщик и заорал во всю глотку: "Мистер Дик Картер! Мистер Дик Картер!"
   - Вот это действительно, великолепно, - громко расхохотался Ник Картер - и что же он тебе сказал?
   - Повеситься бы мне и больше ничего, - тяжело вздохнул Дик, - представь себе: эта чертова баба зашла в здание вокзала, написала несколько слов на записке и передала ее носильщику с тем, чтобы он, через пять минут после отхода поезда, выкрикнул на всю улицу мое имя. Можешь себе представить, как это было приятно. Ну, а затем носильщик с нахальной улыбкой передал мне сложенную записку.
   - Ты привез ее с собой?
   - Вот она, - ответил Дик, - прочитай ее вслух, но ради Бога, без иронических замечаний. Я и так уже довольно наказан.
   Ник Картер прочитал записку. Она гласила:
  
   "Дорогой Дик! Вы плохой сыщик, но очень милый мальчик. Я с удовольствием прокатилась вместе с вами. Но, согласитесь сами, история с нападением на улице была довольно неудачна, тем более, что уже раньше я видела ваш автомобиль на углу. О, почему вы двоюродный брат Ника Картера. Я с удовольствием снова прокатилась бы с вами в вашем превосходном автомобиле. Если вы интересуетесь мною, - то я охотно готова повторить прогулку с вами. Дайте мне завтра ответ в газете под заголовком "Диана". А пока не сердитесь на меня.

Диана Кранстон".

   Ник Картер положил записку на стол и начал смеяться, чуть ли не до слез.
   - Смейся, смейся, - проворчал Дик, - хорошо смеется тот, кто смеется последним. Я это дело так не оставлю. Знаешь, что я сделаю? Я на самом деле отвечу ей через газету.
   - Стало быть, ты хочешь, чтобы она, быть может, затеяла что-нибудь еще более для тебя приятное.
   - Это ты предоставь мне, - огрызнулся Дик, - мне, собственно говоря, не для чего выбрасывать деньги на объявление, так как она преспокойно назвала мне свое настоящее имя и сообщила, что она сегодня только приехала из Торонто и остановилась в "Голландской" гостинице. Это соответствует истине, согласно наведенным мною там справкам.
   - Это еще не значит, что завтра, лучше говоря, сегодня утром, ее уже там не будет, - заметил Ник Картер.
   - Посмотрим, - отозвался Дик, - она оскандалила меня в моих собственных глазах и я не успокоюсь, пока не отомщу ей. Вот послушай объявление, которое я думаю поместить.
   Он набросал на бумажке карандашом несколько строк и прочитал:
   "Диана! Надеюсь, вы исполните ваше обещание. Я буду ждать вас ежедневно, начиная с четырех часов, на углу Пятой авеню и 59-й улицы, у входа в Центральный парк, в моем автомобиле. Дик".
   Ник Картер задумался.
   - Твое намерение хотя и рискованно, но оно может привести к цели, - проговорил он, наконец. - Но, говоря откровенно, эта Диана противник опасный. Она открыто заявила мне, что ненавидит меня и что будет стремиться к тому, чтобы уничтожить меня. Во всяком случае ты рискуешь многим.
   - Ты еще, чего доброго, закутаешь меня в вату и поставишь под стеклянный колпак, - прервал его Дик, - нет, уж ты не старайся, Ник, я настаиваю на своем.
   Ник Картер встал и взял руку своего помощника.
   - Милый мой, - убедительно проговорил он, - остерегайся. Как сыщик я только одобряю твою затею, но какой-то внутренний голос...
   - Оставь, Ник, - решительно ответил Дик, - я не могу смотреть тебе в глаза, прежде чем не поквитаюсь с этой женщиной. Да, впрочем, ведь я на самом деле не ребенок и не раз уже находился в опасности. Поэтому пожелай мне всего хорошего, а я извещу тебя, как только добьюсь какого-нибудь результата.
  

* * *

  
   Целые сутки о Дике не было никаких известий.
   Объявление в газете появилось и Ник Картер не сомневался в том, что Дик привел свое намерение в исполнение и встретился с Дианой.
   Сидя за завтраком и раздумывая об этом деле, он вспомнил молодого миллионера Файрфильда, который первый обратил его внимание на таинственное преступление, жертвой которого стала Наталья Деланси.
   "Пожалуй, Файрфильду интересно будет узнать, что Диана снова появилась на горизонте, - подумал Ник Картер, - сегодня до обеда у меня нет срочных дел. Пойду-ка я к Файрфильду в "Мамонтову" гостиницу".
   На исходе десятого часа Ник Картер позвонил у дверей Файрфильда. Ему открыл лакей и сообщил, что господин еще не встал.
   - Неужели мистер Файрфильд так долго спит? - воскликнул сыщик, - ведь, обыкновенно, он встает очень рано.
   - Да, но он приказал мне дать ему сегодня выспаться, - ответил лакей, - он вернулся домой позднее обыкновенного, около трех часов ночи. Прикажите разбудить его?
   - Нет, пусть себе спит, у меня не такое уж важное дело.
   Ник Картер отправился в читальню при гостинице, взял книгу и углубился в чтение.
   Лишь без десяти минут одиннадцать он опять поднялся по лифту на пятый этаж, где жил молодой миллионер.
   Лакей попросил сыщика войти в библиотечную комнату.
   В этой самой комнате Ник Картер в свое время слушал потрясающее повествование валиков.
   - А разве господин все еще не встал? - спросил он лакея.
   - Нет, что-то не слышно. Но теперь я его разбужу, а то он сделает мне выговор, что я отпустил вас.
   - Куда девался этот эскиз? - спросил Ник Картер, когда лакей уже хотел выйти из комнаты.
   - Какой эскиз? - спросил лакей Фергюсон, останавливаясь на пороге между библиотечной комнатой и гостиной, за которой была расположена спальня.
   Сыщик указал на рамку на стене, в которой прежде висел эскизный портрет Дианы Кранстон, набросок карандашом, исполненный Файрфильдом.
   Ник Картер в свое время очень этому удивился, но Файрфильд ему тогда сказал:
   - Не смейтесь, мистер Картер. Я вовсе не влюблен в Диану Кранстон, но я в жизни не видел более красивой женщины и только потому набросал этот эскиз.
   А теперь на стене висела пустая рамка.
   - Не знаете ли вы, почему эскиз вынут из рамки? - спросил сыщик.
   - Понятия не имею, - ответил Фергюсон в полном недоумении, - я не заметил бы пустой рамки, если бы вы не указали на нее. Сегодня я еще не был в библиотечной комнате, но знаю наверно, что сегодня ночью, когда я сидел в комнате у господина и ждал его возвращения, картина еще висела на месте.
   - В общем, это пустяки. Мистер Файрфильд говорил мне, что собирается уничтожить этот эскиз. Вероятно, он так и сделал сегодня утром. А теперь пойдите разбудите его.
   Фергюсон ушел.
   Не прошло и полминуты, как Ник Картер вдруг услышал страшный крик.
   Вслед за тем в дверях появился лакей, дрожа всем телом, с бледным, как смерть, лицом и задыхаясь, проговорил:
   - Идите... скорее... что-то ужасное... мой хозяин мертв... убит!
   Двумя прыжками Ник Картер очутился в спальне.
   Достаточно было одного взгляда, чтобы видеть, что никакая помощь больше не нужна.
   Файрфильд был мертв.
   - Успокойтесь, Фергюсон, - обратился Ник Картер к рыдающему лакею, - возьмите себя в руки.
   - Но, ведь это ужасно, - рыдал лакей, - кто бы мог ожидать этого.
   - Так-то оно так, но слезы тут уже не помогут. Он умер несколько часов тому назад.
   - Вызвать ли полицию или врача? Чем я могу быть полезен? - засуетился Фергюсон.
   - Очень многим. Прежде всего сядьте на стул возле окна и сидите смирно, пока я вас не позову.
   - Как угодно, мистер Картер. Господи, Боже мой! Я его любил, как родного сына! Я служил у него еще, когда он был совсем юношей, а до этого служил еще у его отца.
   - Знаю, знаю, - участливо отозвался Ник Картер, - и вполне понимаю, что это для вас ужасный удар. Но вы должны успокоиться, чтобы ясно отвечать на мои вопросы.
   Во всей спальной царил ужасный беспорядок, точно здесь произошла страшная борьба.
   Подушки, одеяло и простыни были сорваны с постели и валялись на полу.
   На простыне видны были кровяные пятна, даже пол и стены были забрызганы кровью.
   Стоявший обыкновенно у изголовья кровати стул лежал опрокинутый на середине комнаты, равно как и маленький столик, а также и стоявший раньше между окнами маленький диван, на обивке которого тоже виднелась кровь.
   Одна из старинных гравюр была сорвана со стены с такой силой, что крючок был переломан, а стекло - разбито.
   На полу валялись также осколки статуи Меркурия, сброшенной с высокой тумбы.
   Большой письменный стол был отодвинут от стены, ковер разрезан.
   Даже тяжелая кровать была сдвинута с места.
   В общем, комната имела такой вид, точно в ней бесновался сумасшедший.
   Труп лежал поперек кровати; голова свисла вниз и почти касалась пола.
   Пальцы правой руки судорожно вцепились в складки ковра.
   Лицо было обезображено до неузнаваемости.
   Очевидно, убийца колотил покойного по лицу уже после его кончины.
   На теле виднелась масса колотых ран, из которых каждая в отдельности была смертельна.
   Очевидно, на Файрфильда было совершено нападение, когда он уже лег в постель.
   На нем была лишь ночная сорочка, все остальные принадлежности костюма валялись в разных местах на полу.
   Пока лакей Фергюсон, сидя у окна, закрыл лицо руками и тихо рыдал, Ник Картер с привычной тщательностью осматривал всю комнату.
   - Странно. Очень странно, - бормотал он, качая головой, - поразительная вещь: самые талантливые преступники обязательно пересаливают и таким образом сами уничтожают тот эффект, которого хотели добиться.
  

* * *

  
   Восприняв общую картину происшествия, Ник Картер вернулся в библиотеку, подошел к телефону и вызвал сыскное отделение главного полицейского управления.
   - Это ты, Джордж? - спросил он, когда ему ответили.
   - Я самый! А это ты, Ник? Узнаю тебя по голосу! - воскликнул давнишний друг сыщика, полицейский инспектор Мак-Глусски, - что случилось?
   - Приезжай немедленно в "Мамонтову" гостиницу.
   - Сейчас приеду. Разве что случилось?
   - Мой приятель Альварий Файрфильд сегодня ночью убит в своей комнате.
   - Боже праведный!
   - Случайно я находился здесь, когда лакей покойного обнаружил убийство; кроме него и меня да теперь и тебя, никто пока еще ничего не знает об этом убийстве. Мне было бы очень приятно, если бы ты приехал, прежде чем дело получит огласку.
   - Через полчаса буду.
   - Ладно. До свиданья.
   Ник Картер, повесив трубку, подошел к двери спальной, запер ее и обратился к сидевшему в библиотечной комнате лакею:
   - Вы должны взять себя в руки, Фергюсон. Пусть плачут женщины, а мы с вами должны теперь действовать энергично. Я убежден, что Файрфильд был бы очень недоволен, если бы увидел, как вы себя ведете.
   - Охотно верю. Но ведь это так ужасно.
   - Лучше отвечайте на мои вопросы: в котором часу Файрфильд вернулся домой?
   - Ровно в половине третьего. Войдя в комнату, он взглянул на часы и выразил изумление по поводу того, что уже так поздно?
   - Он еще долго не ложился?
   - Не думаю. Он казался очень утомленным и приказал мне лечь спать, так как я долго дожидался его.
   - А вы где спите?
   - В маленькой каморке, расположенной как раз напротив спальни покойного.
   - Где находился Файрфильд, когда вы расстались с ним?
   - Здесь в библиотечной комнате. Он сидел на том же стуле, на котором теперь сидите вы.
   - И что он делал?
   - Он пристально смотрел на картину, которой теперь уже нет в рамке. Когда вы давеча спросили меня, куда девалась картина, я вспомнил, что мой бедный барин как-то странно смотрел на нее. Быть может, он в ту минуту решил вырезать ее из рамы.
   - Может быть, он не сам сделал это, - возразил Ник Картер, - ведь ее мог вынуть и убийца. Но это не важно. Значит, после возвращения Файрфильда вы отправились в свою каморку. И что же вы, тотчас и заснули?
   - Я спал непробудным сном всю ночь. Господи, как подумаю, что я спокойно спал в то время, как...
   - Оставим это, Фергюсон. Постарайтесь-ка вспомнить, не слышали ли вы какой-нибудь шум ночью? Нет, не слышали? А что вы делали сегодня утром, когда встали?
   - Я убирал комнаты, как всегда по утрам. Но я ничего необыкновенного не заметил. Правда, в спальню я не входил.
   - Конечно. А теперь повторите мне слово в слово то, что вам сказал Файрфильд, когда пришел домой. Опишите мне, как можно подробнее, выражение его лица, его поведение, словом, расскажите мне решительно все.
   - Что же я вам скажу, мистер Картер? - ответил лакей, пожимая плечами, - он был такой, как всегда, разве только немного навеселе, хотя и это, пожалуй, неверно. Ведь он, слава богу, быть здоров выпить. Всегда, когда он одевался особенно тщатель

Другие авторы
  • Карпини, Джованни Плано
  • Брежинский Андрей Петрович
  • Дроздов Николай Георгиевич
  • Соколов Александр Алексеевич
  • Бобров Семен Сергеевич
  • Быков Александр Алексеевич
  • Белых Григорий Георгиевич
  • Толстой Лев Николаевич
  • Игнатов Илья Николаевич
  • Сидоров Юрий Ананьевич
  • Другие произведения
  • Тургенев Иван Сергеевич - Письмо [неизвестному]
  • Дельвиг Антон Антонович - Стихотворения барона Дельвига (Ранние редакции)
  • Тассо Торквато - Послы Египетские
  • Вейнберг Петр Исаевич - Песни Гейне в переводе М. Л. Михайлова
  • Иловайский Дмитрий Иванович - История России. Том 1. Часть 2. Владимирский период
  • Случевский Константин Константинович - Случевский К. К.: биографическая справка
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Сорные травы
  • Полонский Яков Петрович - За городом
  • Гнедич Петр Петрович - Из старых сказаний
  • Бичурин Иакинф - Избранные письма
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 436 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа