Главная » Книги

Каронин-Петропавловский Николай Елпидифорович - 3. Фантастические замыслы Миная

Огнев Николай - Евразия


1 2

   Николай Огнев

ЕВРАЗИЯ.

  

Повесть.

  
   Оригинал здесь: Библиотека Магистра.
  

Александр Македонянин устроил в Вавилоне символический брак Европы и Азии, но из этого ничего не вышло...

(Из растрепанного учебника географии).

  

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

Фронт поручика Раздеришина.

  

1.

  
   Встал передо мной Раздеришин, как всегда в своем синем казакине; золотые наплечники светятся-светятся; ты, - говорит, - ты-ты-ты, не-го-дяй; и, развернувшись костлявой ручищей, бац мне по морде; красные пятна пошли у меня по щеке, как тогда, за железкой у шулера Кротова. Сердце мое загорелось и прыг!.. Нет, железные обручи, - шалишь, не попрыгаешь. Тут офицерское слово мое рассердилось, вскочило и хвать за погон Раздеришина: - сам - негодяй, хулиган и мерзавец, и это известно бригадному-гадному! Так. Но позвольте, позвольте... Ехал-поехал бригадный мундир...
   - Ваш-сок-родь! Бригадный командир, генерал Оптик, изволили приехать. Ваш-сок-родь?
   Копоть по комнате ползает змеями; лампа темней фонаря; и во рту всевозможная дрянь; и все же - прощать Раздеришину.
   - Прямо на фронт проехать изволили. А, ваш-сок-родь?! Дежурный писарь три раза прибегал...
   Прапорщик Арбатов пружиной прыгнул с койки прямо на Федора, денщика; спросонья пхнул кулаком в живот - и Федор принял, как надо:
   - Хы, ваш-сок-родь! Где, грит, дежурный офицер? Там, на фронте, тревога, что ль, какая...
   - Воды!
   - Пожалте, ваш-сок-родь!
   - Давно бригадный приехал? Ф-фу, и холодна же, бестия!..
   - Минут с пять, должно, сок-родь.
   - Выдумает тоже, по ночам ездить...
   - Та-ак точно, сок-родь. Люди спят...
   - Ну, рассуждать еще! Шашку, револьвер.
   - Пжалте, ваш-сок-родь.
   Темное в карманном зеркальце прыгнуло лицо - чорт, побриться бы - глаза, наверно, мутноваты после вчерашнего - офицер, офице-ер, про-из-ве-ден в офицеры, да-с, в офице-еры, и морду бить тому шпаку, который скажет: офицера.
   - Позвольте доложить, ваше высокоблагородье. Четвертый раз телефон звонит. Бригадный командир изволил распорядиться всем дежурным офицерам прибыть на зеленую горку...
   У писаря рожа в очках: шшшляпа фетровая, ин-тел-ли-гент: из студентов, наверно: нарочно без шапки пришел, чтобы честь не отдавать, сволочь какая...
   - Командир полка приказал.
   - Изволил приказать, а не приказал. Тты!
   - Изволил приказать играть по всем ротам тревогу к атаке.
   - Кого атакуем? - точно так и надо, точно каждый день ночная атака.
   - Обозначенного под литерой эн противника, ваше высокоблагородие.
   - Стпай! Титуловать тебя не научили. Скажешь там вестовым, чтоб бежали по ротам насчет тревоги.
   - Слушш-с, ваше высоко-бла-городие.
   Нарочно растянул, мерзавец. Знает, что полагается титуловать по чину, а не по должности. Сволочь.
   И зевая до боли, на ходу вдевая ремень под погон - никак не вдевается, окаянный. - Арбатов мимо бараков по мерзлой земле в сладкий холодный воздух, - а рожки уже пели, должно быть, писарь по первому разу послал вестовых - в серую муть, - кой-где бегом, точно стегали по икрам.
   - А Раздеришин? Сонная горечь во рту - ну, при чем офицерское слово? Странный сон; правда, Раздеришин - выскочка и подлиза; но никогда себе не позволит ни с того, ни с сего - по морде - тьфу, копоть во рту! - с детства знаю Раздеришина - рожки-то, рожки заливаются, прелесть какая, ночная атака, - а в полку про него говорят: пьет, как мортира, в железку играет, как бог; ну, а все же, а все же - подлиза. Вот, про меня никто не может сказать, что подлиза. Сегодня в запасном, а завтра на фронте, и не на игрушечном фронте, а на самом, что ни на есть настоящем - со смертью, со смертью, да-с, чорт подери, в атаку, на пули, на пули, а не на облезлые манекены...
   - Гоп, Арбатов!
   - Тьфу, даже вздрогнул - вы тоже сегодня по полку, Махалин?
   - Ну да. Выспаться, черти, не дают. Оптик, говорят, приехал?
   - Да, наш полк идет в атаку -
   - А все Раздеришин. Придумал, чорт его дери, эту комедию с фронтом, Оптик и не дает покоя. Ведь, вы, Арбатов, кажется с детства Раздеришина знаете? Ну, как он?
   - Выскочка.
   - По-моему, демона из себя строит. От окопов отбояривается. А мы из-за него и бегай по ночам. Опять он вчера выиграл?
   - Ну да, сорок пять рублей. Я не играл.
   - Смотрите, смотрите, - ракета.
   - Подумаешь, и вправду на фронте!
   Голубая звезда торжественной маркизой в менуэте спускалась к глухой сырой земле. Бараки кончились, прапорщики Арбатов и Махалин вступили в полосу фронта поручика Раздеришина, за две тысячи верст от русско-германского фронта.
   Должно быть, березовой почкой, должно быть, ландышем, должно быть, весной имеет свойство пахнуть восемнадцатилетняя девушка, только Валюська, садясь в поезд, заметила, что добро взял ее билет очкастый кондуктор, добро улыбнулся носильщик, валивший на полку страшно тяжелый чемодан лакированного господина, зато уж сам лакированный глянул совсем не добро, а сладко и масляно и полузакрыл, желая приласкаться, черные, смазанные жиром, глаза.
   - Нет уж, не приласкаешься, нет, - строго решила Валюська, - слова не выжмешь, хоть изойди жиром.
   И сказала ему глазами: прощай, до свидания, одним словом: я с вами незнакома, между нами все кончено, адью.
   Потом поезд тронулся, Валюська прилипла к окну и с упоением принялась считать буквы и номера паровозов - так полагалось еще с третьего класса: кто больше запомнит паровозов (можно и трамвая, только паровозы реже встречаются, поэтому интересней), - тот паровозный царь. Да-да-да, паровозный царь.
   И вот, не успела Валюська запомнить как следует новые, невиданные (обыкновенно бывает по две, а тут четыре) литеры БПВГ 45, на внушительном (они назывались американские) паровозе, как почуяла чью-то щупающую руку на своем колене. Валюська турникетом перевернулась кругом, и лак не успел даже отдернуть руку.
   - Я вас не трогаю прошу меня не трогать, - быстро сказала Валюська без точек и запятых, хотя очень хорошо знала знаки препинания и считалась первой препинальницей еще с пятого класса.
   - Дурак, на Евгения ни капельки не похож, - это Валюська договорила уже про себя, рывком вылезая по пояс в окно. - И из-за него все паровозы кончились. Лак проклятый...
   Паровозы кончились, зато начались деревья, деревенские домики и сторожихи с зелеными флагами, которые постоянно опаздывают к поездам и на бегу, утираясь, доедают творожники. Валюське вспомнилась дача, дорожки, музыка, как по вечерам становилось кого-то жалко, и как она познакомилась с Евгением.
   - А теперь Евгений - мой жених, - с гордостью сказала она ветру, подставив левую щеку и ловя искры с паровоза. - Мой жених-них-них. И я еду к жениху, к жениху-ниху-ниху.
   Поезд сейчас же подладился и с готовностью стал отбарабанивать такт. Деревья насмешливо качались, потому что Валюська такая молодая и уже невеста. Это от ветра. - Вели им, чтобы перестали, - приказала Валюська ветру. Ветер послушался, и деревья перестали качаться и кончились совсем. Пошли разноцветные шоколадные обертки полей, - это все мои владения, - рассказывал ветер, и когда тебе надоест музыканить с поездом, то летим со мной, - со мной, со мной!
   Валюське еще не надоело, а поезду надоело отбивать две четверти, и он забарабанил триолями.
   - Тараты-караты-куплю аппараты, и траты, и браты, и грома раскаты, - слова подобрала Валюська, поезд согласился на тараты-караты, и в знак согласия дал длинный свисток.
   - Тюрюпю, два-два-два, - стремительно загромыхал в ответ мост, - три-три-три, дры-дры-дры, дру-дру-дру, - и косой решеткой зазеленил в глазах, подсверкивая рекой и узкими кусками тусклого песка. Мосту хотелось - хотелось подольше, но поезду нельзя было задерживаться, поезд вез Валюську к жениху, к жениху, тараты-караты, и баты, и маты...
   - Ну, надоели караты, - сказала Валюська, и паровоз, быстро сверкнув искрами из трубы:
   - А так - хорошо? А так - хорошо? А так - хорошо? - заспрашивал все быстрей-быстрей, почти невозможно стало выдерживать ветер, ну поезд, ну миленький, еще скорей, ну пожалуйста, куски пара рвутся на части, лес летит, кружится листьями в глазах, в голове, во всем теле, - ух, какая пропасть, на дне - овечки-овечки-овечки.
   - Перепрыгни, перепрыгни, перепрыгни, перепрыгни, - запредлагал поезд, улетая вдаль и на крыльях унося Валюську к небу, в небесную голубую мазурку, завертел в бешеной пляске, а внизу пропасть без дна и конца, долететь нельзя, а упасть - разорвется сердце.
   И вдруг - холодные лягушки выше колена, по телу.
   - Опять вы? Сколько вам говорить?! Не сметь меня трогать! Да еще под юбку лезет! Хулиган.
   - Но ведь вы же упадете, милая барышня. Или в милые глазки голубые огонь попадет.
   - Попадет не ваше дело отстаньте.
   - Как так не мое дело? Я ваши милые ножки целовал.
   - Ах, вы так?! - Валюськины глаза яро ходят кругом - чем бы в него запустить? Лачище негодный... Ага! Медная дощечка на чемодане.
   - Иосиф Вацлавович Подгурский корнет-а-пистон. Это вы и есть - корнет-а-пистон? Хорошо же. К вам придет мой жених и... накладет вам по роже. Он вам покажет а-пистон.
   - Кто же такой ваш коханый и з чего он будет мене бить? И почему вы зердитесь, милая барызня?
   - Мой жених поручик Евгений Раздеришин. А ваш адрес: ага! Большая Дворянская, номер...
   И не успела договорить Валюська, как лакированный, толкаясь чемоданами о сиденья, куда-то быстро-быстро из вагона.
   Тогда в сердце загорячилась гордость и, расправив крылья, - ага, испугался, испугался, как только назвала Евгения! ага! - заняла всю грудь, нет, шире, шире груди, туда, к ветру, к торжественному маршу поезда, - ну ветер, ну миленький, пожалуйста, сделай, чтобы деревья - и деревья стройно и послушно явились, быстро улыбаясь и стремительно выстраиваясь устремленными ввысь рядами - честь, честь невесте поручика Евгения Раздеришина.
  
  

3.

  
   Из темно-бурой массы, погромыхивая отдаленной телегой - другой - третьей, испарялись в огрублое надбарачное небо запахи пота, серничков, портянок, отхаркивания, матерщина, понукания и -
   - Смирррна - вняйсь! снова: - смирррна - вняйсь! -
   но изумительные красные, рубиновые, багровые покурочки так бы и прели до утра, так бы и наядривали тьму, так бы и попыхивали приветами друг другу:
   - Ты здесь, Ваня?
      - Я здесь, Ваня.
         - Не бойся, я человек.
            - И ты не бойся, чудашка, я тоже.
               - Это ничего, что матерщина?
                  - Ничего, ничего.
                     - Будь покоен, Ваня.
                        - И ты, Ваня, милый,
   - если бы не харрркнуло хррриплым аррршином, перекрыв матеррррщину:
   - Спрррава по отделениям -
   - арррш!
   И куда-то в провал беззвездный, нерадостный, отбивая положенный топот - закачалась нелепой машиной безмолвная бурая масса через три с половиной минуты после рожка и команды:
   - ввай на тревогу.
   А там, впереди, задиньдонкали пушки, и за первой ракетой позыкнулись в небо вторая и третья, четвертая, пятая, и все голубые, и снова диньдоном в нагрублое надбарачное небо, - зачем напружилось хмурью и смутью, зачем оно небо, а не крышка гигантского гроба, зачем оно может простором дышать, а не дышит.
   - Донн! - Донн! - Не засти, отойди-отойди, донн!
   - Три-чтэри. - Донн, донн! - Три-чтэри.
   - Перррьвая рота - а-ррруку - повзводнэээ - б-гом -
   И темно-бурыми потоками, не дослушав законного ааарш! - машина незаконно, по-своему, не по-машинному, не по-командному, вперед, туда, где ракеты, звякая звуками звонких котелков, ручейками, штыками, упруго подпрыгивая пружинистыми прыжками -
   загромыхала, вдруг обнаружив людей, и много-много людей, как же:
   - Эй, наяривай, ребята, веселей!
   - Пушки-то... работают, словно по делу...
   - В игрушки играют.
   - И зачем это по ночам будить, зачем по ночам будить?!.
   - Ты... гляди за делом-то...
   - Знай, под ноги подвертывается... по но-чам!
   - Мужики, подтянись, мужики!
   - Тамбовский, котелок не потеряй!
   - За своим мотри. - - -
   А там, впереди, словно поняли: под законом командным, под законом машинным - у тамбовского и у курского - свой закон, может, веселый, может, печальный, а может и не веселый, и не печальный, а строгий, словом, закон, а не мертвое дерево и - стаями забезмолвились в небо голубые ракеты, как бы приветствуя, обеспокоились пушки, перестали диньдонкать, заухали:
   - стойте, ух! куда вы, ух! смертью пахнет, ух! - - -
   но темные, бурые клочья, не слушая, разрываясь все мельче и мельче, не по-машинному, не по-командному, - вперед, навстречу, вот и проволока - режь ее, рви ее, руби ее - и бесперечь зачирикали, чиркая, острые чортики черной проволоки, и снова бурые клочья - вперед, навстречу - - -
   зигзагному беззвучному зову взвившейся новой - зеленой - ракеты. - - - -
   И вдруг, прямо в мутные волны набухшей, прорвавшей плотину реки -
   затакали, квакая, стойкими стайками, толчки пулемета, -
   и, пронзительным свистом взвиваясь, как вилкой скрести не по тарелке, нет, а по барабанной перепонке вашего, вашего уха, подчинясь зигзагному зову зеленой ракеты - жемчужно зенькнули и зазенькали дождиком пули - пули, пууули.
   Сзади еще напирали, не по-командному, не по-машинному, развеселелые темно-бурые клочья нелепой машины, а впереди:
   - Что ж такое, братцы, брааатцы!
   - В своих!
   - В сва-аих!
   - Псти! Пусти!
   - А-а-а-а-ай!
   И, оставляя свалившихся, звеня котелками, звякая ружьями и истекая истошными криками, назад - на-зад, сплетаясь штыками, кулаками пробивая дорогу, в стороны, в стороны, в какую-то гору спасаться, спасаться, - что ж такоича, братцы? неш мы не люди? - кверху, в гору, задыхаясь: - не тое... ленту... вставил, дыша в надбарачное небо не легкими - всем обезумевшим телом -
   - а на горе - доклад генералу Оптику:
   - Ночная атака началась, ваше превосходительство.
   - А-а-а, хорошо, хорошо! Кто руководит?
   - Па-ручик Раздеришин, ваш превосходитство.
   - А, это - тот! Молодец, молодец.
  
  

4.

  
   С ранним трамваем уже летела Валюська через весь город, сжимая в руках падающие свертки и с презрением глядя на гимназисток с книжками. Положим, папа и до сих пор дразнит Валюську жареный фыш, перевод с немецкого - как ему не стыдно, а еще помещик, член земской управы, - но ведь всем понятно, что это понарошку, что Валюська кончила, кончила, кончила гимназию и -
   невеста!
   Сердце, удивительно нежно томясь, замирало в груди - вот будет неожиданная встреча! И, когда в дверях низкого - с запахом елок - барака солдат в очках без улыбки буркнул брезгливо:
   - Они на фронте, -
   внутри все-все вдруг провалилось в темноту, а оттуда остро сверкнуло:
   - Зачем я надела голубую вуаль? -
   И еще:
   - Теперь его убьют, -
   но солдат проник очками в пустоту:
   - Да это недалеко, версты нет. Вон туда, - и Валюська, забыв расспросить поподробней, скорей - вон туда, милый, милый Евгений, - а вдруг он уже убит и на носилках навстречу несут его строгое длинное тело? Как странно, однако же, - фронт: значит, немцы почти всю Россию завоевали? Как же тогда - папа? И имение папино завоюют? Нет, нет! Евгений их дальше не пустит, если только он жив. Бараки кончаются, солдаты навстречу,
   - с но-сил-ками!
   Что это? Что это? Значит, сражение? Кого же, кого же, господи..? Длинное, белое тело... Вот:
   разговаривают; так и есть
   - Кого? Кого вы несете? - и диким рыданьем сейчас -
   - Солдатика убитого, барышня. А что?
   - Раненые сами пошли, еще ночью; а он...
   Солдата, солдата! Слава тебе, богородица-дева! В горле слова застревают:
   - А... Раздеришин... поручик?
   - А что ему деется?.. Небось, на горе, с генералом...
   - Что ж там, опасно?
   - Чего опасней... небось водку пьют.
   Скорей туда, на гору! Пока не увидит Валюська своими глазами, не убедится... Какой длинный утрамбованный песок под ногами... И сколько солдат... И все ругаются. И песок, как солдаты, - серый, темно-желтый... Где же, господи, где же? Должно быть, там, где столбы телеграфные - - -
   - - - - - - А по столбам телеграфным протянута проволока, а по проволоке уже неслись во все стороны слова о несчастной случайности в запасной бригаде, а виновный во всем солдат-пулеметчик сидел на гауптвахте, а на горе - правда, водку не пили, но -
   - стратегически и тактически обсуждали ночную атаку с жаром и с пеной у рта (это только так говорится ради словесной игры - никогда взаправду не пенятся рты у спорщиков) и генерал Оптик, становясь на цыпочки, выслушивал доводы за и против, и мудро, наморщив безбровые впадины глаз, подрыгивал птичьей своей головой - направо, и налево и прямо, забыв о том, что
   солдаты - с трех утра на ногах, а отделенные, взводные, фельдфебеля и полуротные командиры пыжатся сделать вид образцовых занятий и по всему полю ходит, спотыкаясь и перекатываясь, как символ фронта поручика Раздеришина, -
   - стратегическая - тактическая - нудная - серая - но единственно образцовая - матерщина -
   Прапорщику Арбатову нужно было сдавать дежурство, надоел узкий френч, портупея, шашка, револьвер и жмущий правый сапог, - двадцать шесть часов уже жмущий - и с двадцатилетней честностью, с правами знакомого с детства - он ненавидел поручика Раздеришина. И уже ненависть, сверля свинцовыми сверлами, свернулась в сверкавший клубок, готовый броситься и свертеть в сторону шею, шшеею, когда генерал, прощаясь, бросил намек Раздеришину о производстве в следующий чин. И вот, генерал поехал в коляске, а кругом облегченные шутки шопотом, еле слышным, шуршали, а на песчаном поле расстроились и запестрели нестрогими остротами стройные солдатские ряды -
   Арбатов, сжимаясь до боли, отвел Раздеришина в сторону, стал перед ним, глядя снизу на синий черкесский казакин, на могучие плечи с золотыми полосками, на бритую белую ррожу и:
   - Поручик Раздеришин, ты... ты... ты... подлиза.
   Конечно, услышав в ответ:
   - Прапорщик Арбатов, ввы, -
   Но голубое мелькнуло меж ними видение, слилось с Раздеришиным, и из-за голубой вуали, услышал Арбатов доброе-доброе:
   - Дурак ты, Арбатка! Жить играючи не умеешь. Гляди: ведь, это - Валюська.
   Глянул Арбатов - и правда Валюська, родная Валюська, невеста Евгения, а ему все равно, что сестра. А Валюська глядела, как в небо, снизу, в глаза Раздеришину и -
   - Как хорошо ты сказал ему, что игра... Только... вдруг ты со мной... тоже... только играешь?
  
  
  

ГЛАВА ВТОРАЯ.

Фригийский колпак.

  
   Мой спутник Мустафа, - я зову его на французский лад Мусташем, после благополучного окончания нашей миссии рассчитывает стать, по крайней мере, беем; кроме того, он твердо уверен, что мы ведем войну против всех гяуров, ту самую священную войну, о которой с детства он так много слышал от муллы. Вот две причины, по которым он еще не убежал от меня и изредка, пересиливая свою трусость, позволяет себе резать на куски мой воистину священный бикфорд. Режет он, заряжаю я; сто зеленых тюрбанов с самим Мохаммедом во главе не заставят его прикоснуться к капсюлям и банкам; поэтому что-то много десятков верст по солнцепеку мешок давит мои обожженные плечи.
   Сознание, что это именно он, а не кто-нибудь другой из его оборванных односельчан, ведет газават, следуя за мифическим зеленым знаменем пророка, разжигает в Мусташе какую-то смиренную, терпеливую выносливость, - дело в том, что по природе он большой неженка. Не дальше, как сегодня утром мы встретили пять "опрокинутых тарелок" - так зовем мы с Мусташем эллинов за их английские противоаэропланные шлемы - и по-обыкновению присели у края дороги, корча из себя нищих-оборванцев, от которых мы по внешнему виду нисколько не отличаемся; и Мусташ спокойно дал проехаться по своей спине всем пяти резиновым нагайкам, кувыркаясь в пыли и отвлекая внимание "тарелок" от моей особы. А меня так и подмывало швырнуть им вслед одну из банок, тем более, что "тарелки" ели... Они ели консервы, раскачиваясь на своих малорослых лошаденках, и на наших глазах бросили в кустарник два порожних жестяных стакана. Мустафа пополз за ними, как гиена, и долго и старательно вылизывал языком оставшийся жир, при чем мне все время казалось, что с жестянок вместе с жиром слезает и надпись: Corned beef Limited U. S. A. Я знал, что после такого упражнения еще несносней будет мучить жажда - и воздержался...
   С нами - только солнце, песок, борьба.
  

* * *

  
   Недоконченное и неотправленное письмо:
   "Слушай, Арбатов. Может быть, после этого письма, я буду в твоих глазах большим негодяем, и хоть ты глуп, как подштанники на веревке, но, помимо тебя, мне обратиться не к кому. Итак, - серьезно слушай Арбатов. Береги Валюську. Судьба устроила так, что ты остался там, а я очутился здесь; поэтому за нее отвечаешь ты... Так как надеюсь, что ты стал взрослым мужчиной, перестав быть тем сосунком, которым ты был в запасном полку - большевики всех выростили в короткое время - то - еще раз слушай. Валюська моя жена. Она этим очень удивлена, что и говорить, повидимому, ей еще рано было стать женщиной - но, тем не менее, это так... И вот, - если с ней что-нибудь случится, нет той казни, которой бы я тебе не придумал. Валюська для меня дороже жизни, что жизнь, - жизнь, в сущности, пустяки. И ты не удивляйся, что я обращаюсь именно к тебе, к тебе, который меня столько раз - и каждый раз безрезультатно - пытался оскорбить. Именно поэтому я к тебе и обращаюсь, - понимаешь? А если и не понимаешь, то главное ты, все-таки, понял. Береги Валюську. Оберегай Валюську. Охраняй Валюську. Если что случится, отомщу тебе страшно. Я умею мстить страшно. Правда, у ней есть еще этот мешок с квелой кукурузой - ее отец. Но он занят тем, что прячет свою кукурузу от большевиков, - ему не до нее. И если - - -
   Листок пожелтел по краям.
  

* * *

  
   К счастью, стали попадаться дубы и кедры, так что есть, где отдохнуть потрескавшимся плечам. Вот, под таким кедром в три обхвата я сейчас и пишу. В сущности, как мало знают турок европейцы, те европейцы, которых до сих пор Мусташ зовет франками и гяурами; о греках и болгарах я не говорю: по турецкой пословице, "сосед знает, сколько блох в цыновке соседа"... Но французы, англичане, шведы. В их представлении турки - все еще толпа свирепых янычар (кстати, янычары по происхождению вовсе не турки, а европейцы, с детства воспитанные в исламе и военном режиме), янычар, которые свирепы, однако, только во время христианских погромов, а в свободное от погромов время сидят в гаремах, курят кальян и закусывают рахатом. Может быть, турки - мои друзья, и поэтому кажутся мне лучше, чем они есть на самом деле, но насчет погромов, после смирнской резни, высокопросвещенным европейцам лучше помалкивать. Достаточно сказать, что эстетически, согласно традициям, воспитанные эллины срезают у пленных турок живьем кожу с головы - от ушей до надбровных дуг и называют это "надеть фригийский колпак". В Константинополе один образованный француз доказывал мне серьезно, что турки не имеют права на существование, как самостоятельная нация; но аргументировал не распространенным абсурдом о "больном человеке", а тем, что турки, как полигамы, биологически осуждены на вымирание. В виде литературных аргументов он выдвигал "Азиадэ" Лоти и "Эндимиона" Хейденстама. Хотел бы я посмотреть, нашла ли бы Швеция с ее Хейденстамом после тяжеловесного гнета германцев, ужасной осады Дарданелл, мучительного и длительного голода и кровавой оккупации англичан, нашла ли бы она своего Кемаля, и вместе с ним - силу, бодрость, мощь и волю к возрождению нации.
   Недалеко от моего кедра расположен живописный уголок реки с хорошим прочным мостом, - должно быть, остатком древней мельницы. Этот мост обречен мной на гибель. Он из мостов, необходимых для артиллерии. Я ассигновал на него две пироксилиновых шашки и аршин бикфорда. Мусташ, отрезав бикфорд, убежал от меня за целую версту. Экий трус! Он терпеть не может, когда я прикусываю капсюль с гремучей ртутью; но в лихорадочную дрожь его бросает вдвигание капсюля в шашку; эти операции он предпочитает наблюдать издалека. Шашки я уже вынул, - два куска белого мыла, весом по фунту каждый. Они лежат перед моими глазами, и маленькая ящерица в поисках солнца (должно быть, ее привлек белый цвет шашек) вползла на шашку и боязливо наблюдает за мной. Не бойся, маленькая дочь Галатии. Это мыло не для тебя. Это мыло вымоет с лица изможденной Турции кровь, гнет и страдание.
  

* * *

  
   Политический разговор с Мусташем:
   - Когда придем в Стамбул, - говорит Мусташ торжественно, - мы освободим падишаха из-под власти гяуров.
   - Падишах в Стамбуле кончился, милый Мустафа.
   - Как так, эффенди?
   - Ты слыхал про Кемаля?
   - О! - Мусташ восхищен. - Кемаль большой и храбрый паша. Но, ведь, он - не падишах? Падишах в Стамбуле.
   - Представь себе, Мустафа, что того, который в Стамбуле, покинул Аллах.
   - Как же быть теперь? Без падишаха нельзя.
   - Ты знаешь, откуда дует влажный ветер?
   - Знаю. Он дует с моря. С гор идет сухой ветер, сухой и с песком. Он ест глаза.
   - Но тот, что дует с моря, он освежает и останавливает жажду. И вот, там, откуда дует ветер, - там есть падишах.
   - Знаю, - неожиданно и уверенно говорит Мусташ. - Его зовут Ленин.
   - Ну, нет, - медленно говорю я, в глубине души удивляясь политическим познаниям Мустафы. - Нет. Моего падишаха зовут иначе. У него голубые глаза и волосы, как цветение пшеницы... У него голос, как у жаворонка...
   - Ну, так это - женщина! Я думал эффенди расскажет мне про Ленина, - Мусташ разочарован. А что я могу рассказать ему про Ленина?
   Про своего падишаха я могу ему рассказать. Он очарователен, этот падишах, и власть его никогда не умрет на земле. Он поет и порхает, и от его пения небо делается синим, а ветер - вольным и ласковым. Он...
   - Его посетил Аллах, и он велел Кемалю итти на гяуров.
   Мусташ упорно и укоризненно смотрит мне в глаза. Он уверен, что я что-то от него скрываю. Потом он вспоминает, что настало время творить вечерний намаз, расстилает вместо коврика свой давно опустевший мешок и становится на колени, лицом к востоку. А слева его ласкает ветер, влажный ветер моря и словно обвевает Мусташа тихими, далекими волнами нежности, кротости и безгрешных, детских, шаловливых ласк, плывущими с моей далекой родины.
  

* * *

  
   Сто двадцать турецких фунтов золотом
   выдаст штаб оккупационного корпуса британской королевской армии тому, кто доставит в штаб в Константинополе или греческому командованию в Смирне или французскому командованию в Адане или итальянскому командованию в Адалии, - добросовестные, точные, вполне проверенные сведения о местонахождении бандита иностранного (неанатолийского) происхождения, взорвавшего мост на р. Джуме и пытавшегося повредить большой мост через р. Мендерес.
   Сухой, горный ветер бешено треплет надорванный зеленый листок...
  

* * *

  
   Вот уже три дня, как мы с Мусташем засели в "бест" недалеко от небольшой турецкой деревушки. Деревушка - вся в чинарах, тем не менее, она обожжена жгучим анатолийским солнцем, и плоские ее белые крыши, как исполинские изразцы поверженной печи великанов. Наше убежище - в остатках средневековых развалин. Определить назначение того, чем были эти развалины прежде, довольно трудно; может быть, здесь была баня для рыцарей Готфрида Бульонского или этапный пункт для пересылаемых на родину невольников. Во всяком случае, для нас с Мусташем эти развалины - неоценимая находка. Прежде всего, развалины помещаются на небольшом холме, и представляют удобный наблюдательный пункт; жалкие остатки крыши дают возможность укрываться от начавшихся осенних дождей; наконец, благодаря близости селения, мы обеспечены продовольствием, а это - далеко нелишнее после продолжительной голодовки; короче сказать, мы об'едаемся вяленой говядиной - "баздырма", маслинами и султанским виноградом. Кроме того, большая амфора в углу нашего жилища постоянно пополняется ячменным пивом или необычайно душистым медовым напитком. Об этом заботится Евразия. Кто она - я не знаю. Вероятно, просто турецкая девушка из нашей деревушки. Ее зовут иначе, но мне трудно выговаривать ее имя, поэтому я зову ее именем, высеченным на одной из стен нашего убежища. Под надписью Евразия на старо-греческом языке, высечены странные барельефы, - какие-то люди, похожие на рыб, с громадными головами, в чепчиках, с круглыми удивленными глазами, а туловища маленькие и без ног. - Это - указание пути, - уверяет Мусташ. Как бы то ни было, но содержание знаков и надписей интересует меня, главным образом, в присутствии Евразии... Когда она приходит, Мусташ отбирает у ней плоскую фляжку с ракией и отправляется пьянствовать в свой угол. Я же беру девушку за руку и мы уходим под большую маслину есть сочные, сладкие фиги, читать надписи и... бесконечно смотреть друг другу в глаза. Когда она уходит, - это происходит обыкновенно глубокой ночью - я ругаю Мусташа неверной собакой, прислужником гяуров и грожу пожаловаться на него первому встречному мулле: не подобает мусульманину хлестать водку, как сапожнику и орать бессмысленные песни... с риском быть услышанным хотя бы блуждающими "тарелками". На утро, проспавшись, Мусташ делает прозрачные намеки о людях, забывших своего падишаха. К вечеру мы, обыкновенно, миримся, и наше примерение венчает появление Евразии.
  

* * *

  
   ...Пятый день мы спасаемся от погони, - без крова, без пищи, без воды, без воды, - в степи, покрытой малорослым кустарником, - и он служит нам единственным прикрытием. Часть пироксилина пришлось утопить в реке. Нас выдали...
  

* * *

  
   Самое скверное то, что приходится уходить бесшумно. Иной раз просто необходимо было бы швырнуть гранату, но - - -
   Кажется, нас постепенно окружают.
   Если греческие бандиты устроили в развалинах засаду, - вечером должна была притти Евразия и -
   - стараюсь не думать.
  

* * *

  
   Мы, кажется, ушли. Здесь бесконечные, уже осыпавшиеся, маковые поля. Еще небольшая проверка, и можно будет отдохнуть. Мустафа остался на повороте, за горой, в качестве разведчика.
   Англичане. Это они.
   У вас квадратные подбородки, господа британцы.
   У нас тоже квадратные подбородки. Чччорт!
   Рука дрожит от слабости.
   Лучше немцы, чем англичане.
   Торгаши, предатели, вампиры бедной моей родины, - вот англичане... Теперь я понимаю моих друзей с трапезундского побережья: они начали с того, что швырнули в море всех англичан.
   Евразия, моя Евразия, неужели я тебя покинул в несчастьи?
  

* * *

  
   Мустафа не пришел.
   Зажиточная деревня, - хозяйка маковых плантаций.
   После бесконечных переходов с пудовой ношей на спине, после голода и жажды, тончайшей сети преследований, туманящей мозг и изнуряющей тело, о, только после всего этого, чтобы отделаться, чтобы забыть, забыть... я выкурил свою первую трубку опиума. - Кури афиун, - сказал мне старый, морщинистый османлис - и дал мне несколько лепешек и курительный прибор.
   Это было на высоком утесе, в развалинах старого замка, командующего над равниной маковых плантаций. Сначала я мысленно преследовал англичан, бегущих, отступающих, лавиной катящихся прочь от моих снарядов. Я их кромсал, давил, бил, взрывал, я не давал им опомниться, заряжал - бил, заряжал - бил... Потом... потом в моей душе возник, воскрес, возродился Дарий, сын Гистаспа, и вместо маковых плантаций я увидел стройные ряды воинов, уходящие, уходящие к северу, к равнинам Скифии. Шли плутоватые финикияне с громадными кольцами в ушах, шли квадратноголовые египтяне, шли смуглые персы с блестящими в тумане мечами, а за ними, стройными фалангами - наемные эллины в поножах, касках и с великолепно инкрустированными щитами. Они шли, приветствуя своего повелителя, шли на завоевание скифских равнин, голубых долин за пределами Фракии, они шли к желтым народам, живущим за Индом, они, повинуясь моей руке, шли по всем направлениям. Их железная поступь гордо отзывалась в моем сердце. А рядом со мной - была моя нежная супруга, моя Евразия. Только куда девался полумонгольский разрез глаз, смуглая кожа, восточная томность в полузакрытых глазах? У нее были белокурые косы, как цветение пшеницы, и... голубые глаза. Я прощался с ней, и это в последний раз перед походом мы сидели рука-об-руку на высоком утесе, на легком походном троне, - я, царь-царей, и она, моя царица. Внизу, на подножии утеса скульпторы и каменотесы спешно заканчивали мой барельеф. Здесь, в этих плодоносных и неприступных, окруженных высочайшими скалами, равнинах, будет сердце мира, а не в далеких Сузах. Отсюда...
   Евразия, Евразия!..
   А может, это насмешка?
  

* * *

  
   Мусташ не пришел совсем. Я снова в пути.
   Невыносимая, стопудовая тяжесть давит мне плечи и больную спину.
   Не знаю, приснилось мне, или было на самом деле. В темную ночь пришел я в какую-то пещеру и стал звать с собой засевших там людей... И, приблизившись ко мне, их старшина сказал: - Ва, эффенди гяур, мы не можем итти с тобой, ибо над нами крылья Эблиса. И мы живем в обществе гул, саалов, бахарисов и эфритов... Тогда я вскричал: - За коим же чортом вы молитесь Аллаху днем, когда ночью - вы все равно стадо Дьявола? - и ушел. Они подумали, что я злой дух.
   В бреду я видел Евразию.
  

* * *

  
   Мусташ лежал на том же повороте, где я его покинул. На нем был "фригийский колпак". Хорошо же.
  

* * *

  
   Дорога привела меня к ущелью и, извиваясь, исчезла в нем. Я поднялся в гору и лежу теперь на высоком пике. Прохладно. По этой дороге должно быть большое движение. Сосчитал снаряды: две гранаты, восемь банок с сикритом, пироксилиновая шашка. Нарезал шнур.
   Буду ждать.
   Вы идете, эллины. Вы идете в касках, но без поножей, в ваших руках не мечи, а нагайки... Вы тащитесь по каменистой дороге, как слабые, пыльные, маленькие насекомые. И это не сами вы пришли сюда. Вас прислали ваши хозяева, британцы.
   Я пришел сам. Я кондотьер.
   Но мне надоело быть кондотьером. Я ухожу домой.
   Из ряда заряженных банок беру одну и зажигаю слабо тлеющим трутом. Вот мой первый, прощальный поцелуй! Это - от Фригии.
   - Бу-уххх! - столб черного дыма встает там, внизу, на дороге. Насекомые слабо поползли в стороны. Не уйдете! Здесь хороший, английский, английский сикрит.
   А, вы привыкли играть во фригийские колпаки! А я двадцать раз держал в зубах - в образе капсюлей - страшную, мучительную смерть.
   Вот вам второй подарок. Это за Смирну, от Пафлагонии.
   - Бу-ухх, - веселое эхо заплясало в утесах. Сыграем, сыграем в грозные, гремучие игрушки, да погромче, эллины.
   Я слаб, болен, я устал, но я потрясаю этой банкой - хоть шипит, шипит бикфорд на поларшина от моей головы! Она за Мусташа.
   За Киликию! За Галатию!
   А граната, французская ручная граната - за мою несчастную родину, которую вы пытаетесь загрызть нечистыми зубами - - - - - - - - - - - - - - - - - -
   За Евразию, за Евразию!
  
  

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

Новые ворота.

1.

  
   Карболку, гной, аммиак, смешав в пронзительном слитном запахе так и отшвыривало от телефонной: туда складывались отработавшие за день носилки; но завкладу, он же стармог, - ничего; повис на трубке:
   - Да что я вам сдался - смеяться, что ли? Куды копать, куды копать, туды вашу корень? Да мне главное ли дело, что бандиты? Ну, и везите за склады, значит, за афанасьевские. Да куды копать, - в черепа копать, в кости копать? И так все улицы... чего?.. и так все улицы на десять верст кругом... чего?.. да нет у меня людей, могли с утра сказать, с утра надо было говорить... чего? Откуда я могу вам взять людей, когда я вор

Другие авторы
  • Вольфрам Фон Эшенбах
  • Уйда
  • Дьяконов Михаил Александрович
  • Боткин Василий Петрович
  • Петрарка Франческо
  • Люксембург Роза
  • Киселев Александр Александрович
  • Клюев Николай Алексеевич
  • Осиповский Тимофей Федорович
  • Лубкин Александр Степанович
  • Другие произведения
  • Толстой Лев Николаевич - Бессмысленные мечтания
  • Сумароков Александр Петрович - Песни и хоры
  • Лисянский Юрий Фёдорович - Лисянский Ю. Ф.: биографическая справка
  • Толстой Иван Иванович - Письма русского из Рима
  • Толстой Илья Львович - Мои воспоминания
  • Гайдар Аркадий Петрович - Обрез
  • Страхов Николай Николаевич - Преступление и наказание
  • Маширов-Самобытник Алексей Иванович - Стихотворения
  • Крашенинников Степан Петрович - О завоевании камчатской землицы, о бывших в разные времена от иноземцов изменах и о бунтах служивых людей
  • Мякотин Венедикт Александрович - По поводу письма г. Карабчевского
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 471 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа