Главная » Книги

Дорошевич Влас Михайлович - Очаровательное горе

Дорошевич Влас Михайлович - Очаровательное горе


  

В. М. Дорошевич

Очаровательное горе

(Маленькая, но глубокая трагедия)

  
  
   Источник: Дорошевич В. М. Собрание сочинений. Том VII. Рассказы. - М.: Товарищество И. Д. Сытина, 1906. - С. 5
  
   Мне много приходилось видеть картин человеческого горя, но клянусь, я не видал несчастия более прелестного, очаровательного.
   Её горе состоит в прелестных плутовских глазках, золотистых волосах настоящей Гретхен, задорно вздёрнутом носике, губках, которые поэты старого времени сравнивали со "спелыми вишнями". Когда она улыбается, из-за этих губок, как говорили в старину, "сверкает два ряда жемчужных зубок". Когда она плачет, её хочется расцеловать.
   Когда она вошла, мне показалось, что в мою комнату ворвался луч солнца, струя весеннего воздуха.
   Когда она сказала мне своим мелодичным серебристым голоском: "Я вам не помешала?" - мне показалось, что лучше этого я никогда ничего не слыхал в жизни.
   А между тем...
   Если б вы меня назвали уродом, честное слово, это был бы самый счастливый день в моей жизни! - сказала она, и в голосе её послышалось столько неподдельного горя.
   - Это несчастие! Когда я надеваю простенькую шляпку, - все говорят: "какая прелесть!" Если я хожу в тёмном платочке, - находят, что я похожа на хорошенькую кармелитку. Наконец, когда я надела вот эту зимнюю шапочку, - говорят, что я похожа на задорного мальчишку. А между тем я погибаю. Не смотрите хоть вы на меня, как на хорошенькую, - выслушайте и скажите, что же мне делать?
   Как тысячи, она, круглая сирота, приехала сюда из провинции искать места: гувернантки, лектрисы, конторщицы - всё равно, честного труда.
   Она публиковалась в газетах и получила много предложений.
   - Но что это были за предложения! Я устала уж краснеть от предложений, которые мне делают. Я привыкла к этому позору, как к чему-то обычному и неизбежному. Но тогда я краснела, я плакала, я с ужасом спрашивала себя: "за что же, за что меня так оскорбляют? Неужели только за то, что я хорошенькая?"
   Наконец, она остановилась на одном. На месте лектрисы.
   - Больной разбитый параличом старик.
   Полутруп. Право, иногда, во время чтения, мне делалось страшно. Мне казалось, что он умер и в кресле лежит труп. Я поднимала глаза, - он смотрел на меня взглядом, в котором светилось что-то странное. Минутами мне казалось, что я сижу рядом с трупом, что я слышу даже запах разлагающегося тела, а труп пристально смотрел на меня тем же странным взглядом, не спуская глаз. Мне делалось страшно и противно.
   Боже, что он заставлял меня читать по-французски. Я краснела до корней волос, давилась слезами от стыда и оскорбления. А чаще не понимала. Это было ещё хуже. Тогда он принимался объяснять мне и не умолкал до тех пор, пока я, молодая девушка, не понимала всего. Довольно вам сказать, что нет в мире таких вещей, которых бы я не знала! А между тем, клянусь вам, я девушка как Жанна д'Арк! Здороваясь и прощаясь, он долго задерживал мою руку в своей, любуясь моим смущением, а между тем, я дрожала от отвращения и страха перед этим полутрупом. Не знаю, как он объяснял себе моё смущение, - но только однажды, когда я, по его просьбе, поправляла плед, закрывавший его ноги, он обнял меня за талью, притянул к себе и поцеловал. Мне кажется, что я и до сих пор ещё чувствую на своей щеке прикосновение этих влажных губ. Я вырвалась, кажется, ударила его, крикнула что-то и в ужасе кинулась вон. Меня душили рыдания.
   Больше она уж не рисковала являться по "мужским приглашениям". К счастью, ей скоро подвернулась клиентка:
   - Пожилая, болезненная женщина, муж которой постоянно живёт в Петербурге, отговариваясь делами. Эта брошенная больная женщина тосковала страшно, возбуждала искренне сожаление, и я делала всё, чтоб хоть немного её рассеять в её горе. Я выбирала лучшие, наиболее занимательные книги, старалась читать с чувством, с выражением, я окружала её заботливостью, но каждое моё движение, самый вид мой возбуждали её ненависть. Когда в книге попадались слова "хорошенькая женщина", "красивая девушка", она говорила: "смазливая кукла!" - и смотрела на меня так, словно хотела укусить. Часто она прерывала чтение и начинала бранить всех теперешних девушек, - словно перед ней сидела древняя старуха. И лицо её делалось при этом такое злое, такое злое. Моя походка, голос, причёска, - всё её раздражало, выводило из себя. Она упрекала меня в том, что я завиваю себе волосы, - хотя они, право, вьются у меня от природы. А когда я пришла в новом синем суконном платье, очень простеньком и скромном, - она, - в тот день она получила письмо, что муж остаётся в Петербурге ещё на два месяца, - она раскричалась, что я похожа на кокотку, что такие дряни только и умеют, что разрушать семейное счастье и заставлять плакать женщин, подмётки которых они не стоят. Что у меня есть обожатели, что она таких мерзостей не потерпит, и приказала мне убираться вон. За что? Я проглотила и эти слёзы.
   Должности лектрисы она с тех пор боялась, как огня, и стала искать места гувернантки.
   - Отличное место, где я должна была заниматься с двумя девочками.
   Прелестные люди. Но однажды за столом я почувствовала, что кто-то жмёт под столом мою ногу. Я взглянула напротив и увидала, что брат моих учениц, шестнадцатилетний гимназист, знающий по именам всех певиц "Гранд-Отеля", всех скаковых лошадей и всех собак известного одесского охотника N, - что он смотрит на меня масляными глазами. Затем в книге, которую он взял у меня почитать, я нашла от него записку на розовой бумаге. И, наконец, придя играть с сёстрами, он обнял меня за талью и шепнул: "Когда же?" Я отправилась жаловаться его матери. Она сначала возмутилась за сына: "Не может быть! Ваши мысли дурно направлены, mademoiselle[1]!" Но когда я показала ей записку, она смутилась и сказала: "Хорошо, ступайте, я разберу это дело!"
   Через час она пригласила меня к себе и сказала, подавая мне деньги:
   - Простите, mademoiselle[1], но дольше мы держать вас не можем. Ваня, оказывается, слишком взрослый. Конечно, это наша вина, мы должны были бы подумать об этом, когда брали в дом молодую девушку... Вот вам, в виду этого, за месяц вперёд, дольше оставаться вам нельзя.
   Я снова очутилась на улице.
   На этот раз страдалица, - вы мне позволите называть её страдалицей, потому что на глазах её во время рассказа блестят слёзы обиды и горя, - на этот раз страдалица решила бежать "из этого проклятого города" и с восторгом схватилась за приглашение в деревню:
   - Отличное место. Трое детей... Но отец! Я не говорю уже о том, как страдали мои ноги под столом. Он всегда умел улучить минутку, чтоб пожать мне локоть или незаметно поцеловать в затылок. Он начал являться в детскую и просиживать целыми днями. А по вечерам я слышала тихий, осторожный стук в дверь моей комнаты, которую из-за предосторожности запирала, словно была окружена разбойниками! О, это были ужасные дни! К тайным приставаньям мужа примешалась явная ревность жены. Он начинал уж злится, она бесилась. Однажды он ни с того ни с сего придрался, накричал на меня, она сделала нам обоим сцену. Приказали запрячь лошадь и отвезли меня на станцию.
   Очутившись снова на одесской мостовой, она перепробовала, кажется, все занятия, возможные для женщины, все, кроме одного.
   - Я поступила в большой торговый дом. Управляющий перевёл меня в комнату, поближе к нему, спрашивал, что за охота мне, такой хорошенькой, служить за 30 рублей в месяц. Предлагал билеты в театр. Один рез требовал, чтобы я непременно выпила рюмку какого-то ликёра. И, наконец, когда я однажды вошла в кабинет, прося объяснить мне что-то непонятное в счетах, он взял меня за подбородок: "Ах, вы милое дитя, дитя!" и поцеловал меня в губы. Когда я крикнула на него и сказала, что буду жаловаться, я сделалась плохой служащей. Всё у меня было не в порядке, и в конце концов я была уволена "за плохое поведение и небрежное отношение к делам".
   - Я поступила в магазин. Хозяин однажды попросил меня прийти вечером и подвести счета, и вдруг ни с того ни с сего заговорил, что он чувствует в своей жизни пустоту, что они с женой - только друзья, что в 7 лет супружеской жизни всякая любовь гаснет и в заключение предложил мне поехать в загородный ресторан, потому что у него голова болит и мне нужно освежиться.
   - Видя, что ничего не добьёшься, я решила пойти на сцену. Там, кажется, красота не составляет недостатка! Хоть тарелки выносить, хоть за 25 рублей служить, но есть свой честный кусок хлеба. Ведь могу же я оставаться честной. Пусть это будет мой каприз! - сказала она с глазами полными слёз, улыбаясь грустною улыбкой.
   Но её сценическая. карьера кончилась так же скоро, как и все остальные.
   - В маленьком дачном театришке, где я служила, мне не только не заплатили за первый же месяц, но даже рассмеялись, когда я заикнулась об уплате: "Такая хорошенькая и хлопочет о каких-то грошах!" У театра был меценат, богатый дачник, и антрепренёр, - правда, конфузясь, - просил меня: "Право, поужинали бы с ним. Он уже который раз говорит мне. А то рассердится и отомстит мне". И, уж не конфузясь, предложил мне поужинать с ним самим. О ним! С этим жалким антрепренёром, живущим на подачки! А что это было за несчастное существо! Неужели только потому, что женщина хорошенькая, всякий Богом и судьбой обиженный человек может иметь на неё право? Мне дали рольку в водевиле, но зато режиссёр меня спросил: "Когда можно прийти к вам... чтоб пройти рольку?"... А когда я сказала, что никогда, оказалось, что я и без слов-то на сцену не умею выйти.
   Я не буду утомлять вас рассказом.
   Но, Боже, сколько оскорблений! Если б вы знали, сколько оскорблений!
   Она сидела передо мной, подавленная своим горем, заключающимся в хорошеньком личике.
   - Что же мне делать? Неужели облить себе лицо серной кислотой, чтобы отыскать честный кусок хлеба? Люди всё прощают женщине, кроме одного - красоты. За красоту она должна заплатить падением Неужели это так?
   И я сидел перед ней, не зная, что сказать...
   0x01 graphic
   Вы, может быть, думаете, что это вымысел?
   Нет, я познакомил вас с посетительницей, которая, действительно, только что вышла из моей комнаты.
   Она хочет оставаться честной!
   - Из упрямства! - как говорит она.
   Через два-три дня ей нечего будет есть.
   У неё ничего нет, кроме маленького револьвера, который она купила себе, получив первое оскорбление. И она не продаст его, чтобы купить себе кусок хлеба.
   Неужели...
   Неужели она должна будет покончить с собой только из-за того, что она имеет несчастие быть хорошенькой?
   Неужели красота такое проклятие для молодой честной, ищущей труда девушки? Такое горе?
   - Ха-ха-ха! - расхохочется читатель. - Многие из ваших читательниц захотели бы испытать такое "горе!"
   Горе!
   Что делать! Всё может превратиться в горе для этого несчастного существа, которое называется человеком.

Примечания

  
   1 фр. mademoiselle - мадемуазель

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 326 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа