Главная » Книги

Дмитриев Василий Васильевич - Стихотворения

Дмитриев Василий Васильевич - Стихотворения


  
  
  
  В. В. Дмитриев
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэты-радищевцы
  Серия "Библиотека поэта". Большая серия. Второе издание.
  Вступительная статья, биографические справки, составление и подготовка текста П. А. Орлова
  Примечания П. А. Орлова и Г. А. Лихоткина
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  167. Гармония мира
  168. Симфония натуры в час утра
  169. Сибирский зимний кедр
  Василий Васильевич Дмитриев (год рождения неизвестен) родился в Костроме. Учился он в гимназии при Академии наук в Петербурге. Вместе с Борном и Попугаевым был одним из первых основателей Вольного общества. Однако в апреле 1802 года Дмитриев на пять лет уезжает в Сибирь и служит там под началом тобольского губернатора А. М. Корнилова. В связи со служебными поручениями он много ездит по Западной и Южной Сибири, восхищаясь красотой природы и богатствами этого края. "Звериная ловля, ореховый промысел, самый лес в дереве со всеми от него произведениями... - писал он, - мог<ли> бы великие и неистощаемые приносить выгоды..." {"Ореады", ч. 1, СПб., 1809, с. 10.}
  Находясь в Сибири, Дмитриев ведет оживленную переписку с членами Вольного общества, которые еще в Петербурге выдали ему специальный "рескрипт", дававший право вербовать новых "корреспондентов". В письме от 28 июля 1804 года, адресованном своим коллегам по Обществу, он делится своими творческими планами, сообщает о своем намерении перевести на русский язык "Опыт о человеке" Гельвеция, "Историю древних художеств" Винкельмана, советует им подумать о переводе "Истории обеих Индий" Рейналя. Кроме того, он обещает прислать собственное оригинальное произведение под названием "Красоты диких мест отечества моего".
  В 1806 году Дмитриев просит членов Вольного общества оказать ему содействие в Петербурге в организации периодического издания под названием "Ореады". Однако трудности, связанные с доставкой в столицу литературного материала, помешали ему выполнить это намерение.
  В Петербург Дмитриев вернулся в 1807 году и поступил на службу в Министерство народного просвещения.
  В 1809 году была издана первая и единственная книжка "Ореад". В нее вошли "собственные произведения издателя" и переводы из "иностранной словесности". Здесь же были помещены стихи Дмитриева, посвященные природе Сибири. Завершался первый раздел путевыми записками издателя под названием "И мое путешествие в дикие страны отечества" (последние записи связаны с пребыванием автора на Урале). Много места в "путешествии" отведено жизни и нравам простого народа, о котором Дмитриев пишет с неизменным восхищением.
  Второй раздел "Ореад" представлен произведениями научного, просветительного характера. Основное место среди них занял перевод аллегорической поэмы Гельвеция "Благополучие". В предисловии к ней Дмитриев обещал в ближайших номерах "Ореад" поместить "анализ" сочинений Гельвеция и дать "полные переводы трактатов его о разуме и человеке". {"Ореады", ч. 1, СПб., 1809, с. 123.}
  После возвращения из Сибири Дмитриев продолжает участвовать в работе Вольного общества и даже избирается им в члены Комитета цензуры. Он пишет теоретические статьи просветительского характера, одна из которых - "О воспитании женского пола" - была прочитана на заседании Общества 22 октября 1810 года. Главная мысль статьи - необходимость воспитания девушек в "патриотическом", гражданском духе, что поможет им сделаться необходимыми "сотрудницами" будущих спутников жизни.
  В том же году Дмитриев переделал свой перевод трактата Рейкаля "О законодателях, предписывающих законы народам своим именем богов", осуществленный еще до отъезда в Тобольск и носивший в первой редакции название "О законодателях, именующих себя пророками". В трактате отрицается идея божественного происхождения гражданских законов, а правители, защищающие ее. Названы "злодеями", предпочитающими "собственные свои прихоти" "выгодам отечества". {Архив Вольного общества... - Библиотека ЛГУ, Отдел редких книг.}
  Дальнейшая судьба Дмитриева неизвестна.
  
  
  
   167. ГАРМОНИЯ МИРА
  
  
  
  Несись, о дух мой удивленный,
  
  
  
  В пространство тысячей миров,
  
  
  
  Внемли гармонии вселенной,
  
  
  Познай создателя - и возродися вновь
  
  
  
  В движеньи вечном, бесконечном,
  
  
  В бессмертьи сущего под солнцем, под луной,
  
  
  
  В теченьи жизни скоротечном,
  
  
   В полете времени - и, над пленой
  
  
  
   Земной возвысясь сферы,
  
   10 Смирись лишь пред творцом благия веры!!
  
  
  
  И в час, когда покров свой черный
  
  
   Раскинет ночь в натуре надо всем,
  
  
   Урания, комп_а_с приявша верный,
  
  
  
  Сидит над миро-чертежом;
  
  
   Как бледное под севером сиянье
  
  
   Под льдистым полюсом когда горит,
  
  
   Так тень ее, так легко одеянье
  
  
  
   Во тьме ночной блестит;
  
  
  Внемли, мой дух, какая сила управляет
  
   20 Движеньем, мерой, лепотой сих звезд;
  
  
   Как Сирии там алмазами играет
  
  
  
  В эфире дальних горних мест;
  
  
  
  Как светлый, яркий Орион
  
  
  Подвластные ему планеты освещает
  
  
  И с прочими хранит гармонии закон.
  
  
  
  Ужель не слышишь ты их ход,
  
  
  
  Их шум, их мерное движенье, -
  
  
   Не слышишь, как свершен землею год,
  
  
   Как в новое идет она теченье?..
  
   30
  Или, спустясь на шар подлунный,
  
  
   Златого солнца ты дождись на нем:
  
  
  
  Почувствуешь, как тени блудны
  
  
  
  Сольются с светом перед днем;
  
  
  
  Как всё в своем порядке, роде,
  
  
  
  В несметных блещущих цветах,
  
  
   Раскинется пред солнцем на свободе,
  
  
  
  Явится в новых красотах.
  
  
  
  В трех царствах естества благого
  
  
   Едина цепь, едина связь видна;
  
   40
  От твари - существа живого
  
  
  До вида тленности - во всем черта одна
  
  
  
  Того превечного закона,
  
  
  
  Который движет всё, живит, -
  
  
   Течет лучом с надзвездного нам трона,
  
  
  Где вечная любовь с премудростью сидит.
  
  
  
   Нет в мире пустоты,
  
  
  
   Нет места в оном ей,
  
  
  
  Всё вид имеет красоты
  
  
   Иль жизни вечной - целию своей.
  
   50
  Не мни, чтоб роза, сей цветок,
  
  
  
  Краса природы оживленной,
  
  
  
  Иль пестрый, резвый мотылек
  
  
   Исчез в игре гармонии вселенной.
  
  
   Нет, нет! - как арфы тоны громогласны
  
  
  
  То загремят, то умирают,
  
  
   То смертию своей восторги страстны
  
  
   Из томности душевной воскрешают, -
  
  
  Так _и_дет в мире сем своею всё тропой.
  
  
  Исчезнет, кажется, существенность прекрасна
  
   60
  Под острой времени косой?
  
  
   Никак! - закону общему подвластна,
  
  
  Подъемлется опять, восходит, возрастает;
  
  
  Быв жертва одного, другие вновь миры питает.
  
  
  Симв_о_л бессмертия, во всем твореньи зримый,
  
  
  Гармоний есть закон, природою хранимый.
  
  
  Стихии самые, когда в борьбе своей
  
  
  
   Мир целый на оси трясут, -
  
  
  Перуны мещут к нам во ужасе теней
  
  
  
   И черны облака секут;
  
   70
  Со треском небо пасть на землю хочет,
  
  
  
   Вулканы пламенем горят,
  
  
  
   В утробе огнь земной клокочет,
  
  
  
   Ярится всё собой пожрать...
  
  
  
   И тут - лишь злоба вострепещет -
  
  
  Дух добродетели порядок мира зрит.
  "Гармония мира" и следующие за оною сочинения писаны издателем "Ореад" при созерцании величественных красот природы в диких странах отечества, в отдаленнейшей от сердца оного Сибири. Сидя в кабинетах, мы будем иметь всегда слабое или только фантастическое понятие о гармонии миров, о поразительной и разнообразной красоте существ, составляющих оные, о взаимной связи их и необходимости. Надобно быть почаще вместе с милою природою. Как она везде прекрасна! - Везде, в самых даже ужасах. Приведу в пример северный край отечества, особливо Сибири. Он казался и ныне покажется, относительно к политическому бытию обитающих там в первобытном состоянии народов, относительно к цвету и живительной силе растений, общим гробом жизни. Но взор благовещающего к превечному странника и там поражен будет велелепием чудес его. Какая кисть изобразит нам то бледное мерцание, тот особенный свет _северного сияния_, который в неподражаемой белизны легкости живописует небо или тот _нескончаемый день_, которому дан удел в известную четверть года за полярным кругом; или ту, не расцвечаемую лучами солнечными, но прекрасную ночь, которая владычествует в свою очередь под созвездием полюса на пушистоснежных коврах, седовласою зимою по хребтам гор и холмам льдистым, в пустынях сих разостланных и отливающих от себя ко свету лунному игру рубина и яхонта; или те величественные круги _побочных солнц_, побочных лун, которые радужным циркулем мироздания как бы десницею самого Эговы на своде небесном минутно начертываются, минутно исчезают. - Смертный! тебе открывается, может быть, в сем законе естественном эмблема всемогущества творческого и тайна глагола сего: _по мире сущем созижду мир новый, чертеж его в руке моей, - или и в тесноту славословящих меня миров вмещу тысящи; реку, и будут_.
  <1809>
  
  
   168. СИМФОНИЯ НАТУРЫ В ЧАС УТРА
  
  
   Лишь в пламени заря зардится,
  
  
   Сберет с земли покров свой ночь,
  
  
   И светлый день на ней явится,
  
  
   Погонит тьму, туманы прочь, -
  
  
   От сна натура пробужденна,
  
  
   Как нежная в весельи мать,
  
  
   Румяным утром украшенна,
  
  
   Спешит детей своих обнять.
  
  
   Спешит прижать ко груди, жизнь дающей,
  
  
   Ко персям матерним своим,
  
  
   К ланите, радость всюду льющей,
  
  
   К очам прелестным, дорогим.
  
  
   Живит всё милая своим пресветлым взором,
  
  
   Растит всё в новых с утром красотах;
  
  
   И дети с матерью согласным хором
  
  
   Симфонию поют пред тем на небесах,
  
  
   Кто в молниях над злом гремит,
  
  
   На добродетель благость льет,
  
  
   В лучах, в звездах блестит,
  
  
   Творению - творца познать в себе дает.
  Незабвенные дни жизни моей, дни свободы и сердечных удовольствий! Когда в прохладах прелестного майя, в ароматах цветами венчанного июня пробегал я долины Алтая, когда слушал симфонию пробуждающегося творения. - Что Мозарт, что Гейден! - одно подражание. О природа! Благодарю тебя за сии минуты, благодарю за сердце, умевшее чувствовать красоты твои! Друзья истины, любви и природы, милые соотечественники! Хотите видеть что-нибудь истинно лестное, истинно полезное для души и чувств ваших; хотите быть, хотя несколько минут в жизни, счастливы? - Путешествуйте, особливо по своему отечеству. Всё, всё в нем вы найдете: и долины _пиренейские_, и каскады _тивольские_, и красоты Швейцарии, и утро _альпийское_.
  <1809>
  
  
   169. СИБИРСКИЙ ЗИМНИЙ КЕДР
  
  
   Лесов сибирских повелитель,
  
  
   Дичи дремучей исполин,
  
  
   Тенистый, древний кедр,
  
  
   Качая ветвь машисту, клонну,
  
  
   Гроздом иглистым по ветру шумя,
  
  
   Сребристый иней лишь стрясает.
  
  
   Покрывшись мантией зеленой
  
  
   На зиму люту от снегов,
  
  
   Ни бурь, ни мразов не боится.
  
  
   Не смеют вихри рьяны
  
  
   Коснуться святости лесов,
  
  
   Лишь страшные бураны,
  
  
   Сломившие уж тьму дерев, -
  
  
   Несчастье странника в пути, -
  
  
   Взвивают снежные столпы
  
  
   Вокруг его вершины поднебесной.
  
  
   Но он - покоен, тверд,
  
  
   Любуется звездящейся снежиной.
  
  
   Бураны страшны, но ничто пред ним.
  
  
   У ног его - у пня - лежит спокойно
  
  
   В сугробе снежном сибиряк,
  
  
   Косматый, чудный, дивный, дикий,
  
  
   И меткую стрелу справляет.
  
  
   На лыжи стал - и зверь,
  
  
   Игривый, ловкий, скорый -
  
  
   Пушиста белка, горностай,
  
  
   Иль соболь редкий, чернохвостый,
  
  
   Краса красот сибирских белогрудых, -
  
  
   Падут с вершин его, как миг.
  
  
   О кедр священный, вечноюный,
  
  
   Царь велий дремоты лесной!
  
  
   Ни вихри, ни бураны буйны
  
  
   Не потрясут корней твоих вовек.
  
  
   Хранитель жизни звероловца!
  
  
   Ты будешь божеством его всегда.
  Славьтеся места, любимые солнцем, своими кипарисами, гордитесь высоты Левантские своими кедрами. Не видя вас в моем отечестве, на матерой земле, России принадлежащей, не смею и величать вас. Но зато в глазах моих тенистый кедр богатой Сибири. Он не уступит вам во красотах своих и мне вас заменит. Какое величество в осанке сего дерева, какая священная тень в густоте обширных лесов, которые на целые тысячи верст, одевая холмистые берега величавой _Оби_, от самых вершин ее, составляющихся на соборе редких красот природы,- в амфитеатре, голубеющимнся Катунскими горами обнесенном, из слития сердито мчащей воды свои _Бии_ с тихими водами _Катуни_, - любуются собою в струях важнотекущей, великой сибирской реки сей. Войдите в сие святилище. Вас встретят дремоты лесной жители. Зашумят ветви кедра от скока резвого и прекрасного соболя, прыгливой белки и горностая, испуганных стрелою, пущенною из туда остяка-зверолова или живущих на покоренных местах его пришельцев. Богатство кедровых лесов сибирских многозначительно для самых выгод государства. Ибо частное богатство народа есть основание собственного его богатства в целом. Оно значительно для внутренней нашей торговли, важной отрасли российской экономии. Звериная ловля, ореховый промысел, самый лес в дереве со всеми от него произведениями, оставляя уже то, что колоритом вечно зеленеющегося цвета своего делает разительную оттенку в великолепных картинах дикой природы, он мог бы великие и неистощаемые приносить выгоды, если бы для сбережения оного на времена будущие приняты были меры по отвращению тех случаев, когда отечественное сокровище сие, не имея известных разделов и оставаясь по малолюдству без присмотра, пожираемо бывает на величайшем пространстве всеразрушительным пламенем, рождаемым бунтующими стихиями или случайностию.
  Всего же более поразит странствующего по Сибири путника красота величественного кедра, когда он встретит его на пути своем в храмовидных куртинах среди цветущего луга, в тени которых или вокруг их богатые сибирские старожилы и пришельцы, от избытков еще не истощенной природы, сердцем и душою благодарные богу и властям, ими управляющим, за свое довольствие, храня нравы простоты, ума и гостеприимства предков своих, в кругах семейственных, преисполненные чувств восхищения, играют и веселятся. Разительная картина народныя радости! Или когда случится ему проехать при бледном свете луны ту священную обитель смерти, где мрачная тень сего величественного дерева разлагается по могилам музульманов. Какими чувствами преисполнится тогда душа странствующего! Кладбища сибирских татар и других иноверцев почти все прикрыты сению тихих рощ; и какое зрелище, когда меж ими ветвистый кедр, раскинув иглистые грозды свои над гробами усопших, сквозь которые чуть-чуть могут промелькать сребряные лучи светлого месяца, покоит тленные остатки человека, ликовавшего некогда в мире и любовавшегося его красотою.
  <1809>
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Стихотворное наследие писателей, входивших в Вольное общество любителей словесности, наук и художеств, относится ко второй половине 1790-х годов и к первой четверти XIX в. Оно было представлено многочисленными публикациями в журналах и альманахах того времени и - в гораздо меньшей степени - в персональных авторских сборниках. В 1935 г. этот обширный, разрозненный и почти забытый художественный материал впервые был собран воедино в книге, носившей название "Поэты-радищевцы", и издан в Большой серии "Библиотеки поэта" известным литературоведом В. Н. Орловым. В сборнике были представлены произведения двадцати четырех поэтов: И. П. Пнина, И. М. Борна, В. В. Попугаева, А. Г. Волкова, В. И. Красовского, В. В. Дмитриева, М. К. Михайлова, Н. Ф. Остолопова, А. Е. Измайлова, Д. Ф. Бринкена, И. А. Кованько, М. Олешева, Ф. П. Вронченко, Н. А. Радищева, В. А. Радищева, Г. П. Каменева, Н. С. Арцыбашева, И. И. Чернявского, С. А. Москотильнихова, А. А. Писарева, Ф. И. Ленкевича, А. П. Бенитцкого, В. Ф. Вельяминова-Зернова и И. Г. Аристова. Одновременно в той же Большой серии "Библиотеки поэта" под редакцией В. Н. Орлова были изданы "Стихотворения" одного из крупнейших представителей Вольного общества - А. Х. Востокова (Л., 1935). В обоих изданиях, оснащенных обширным библиографическим, текстологическим и историко-литературным комментарием, был использован огромный архивный материал, периодика конца XVIII - начала XIX в. В 1952 и 1961 гг. сборник "Поэты-радищевцы", под редакцией В. Н. Орлова, выходил в Малой серии "Библиотеки поэта". В нем были представлены четыре автора: И. П. Пнин, В. В. Попугаев, И. М. Борн и А. Х. Востоков.
  В настоящем, втором издании произведений поэтов Вольного общества в Большой серии "Библиотеки поэта" избранные стихотворения А. Х. Востокова печатаются вместе с произведениями других членов этого объединения, круг которых, сравнительно с изданием 1935 г., несколько сужен. Из перечисленных выше поэтов в сборник не вошли стихи М. К. Михайлова, Д. Ф. Бринкена, Ф. П. Вронченко, В. А. Радищева, И. И. Чернявского, поскольку их наследие очень невелико по количеству произведений, а также В. Ф. Вельяминова-Зернова и И. Г. Аристова, не сыгравших существенной роли ни в организации, ни в литературной деятельности Вольного общества.
  В расположении материала составитель руководствовался следующими принципами: 1) идейно-художественной значимостью творчества каждого из названных писателей; 2) ролью поэта в идейной и организационной жизни Общества; 3) временем вступления в Вольное общество. Открывает сборник А. Х. Востоков - наиболее видный из представленных здесь поэтов, отдавший много сил и времени Вольному обществу почти на всем протяжении его существования. За ним следует И. П. Пнин - поэт бесспорно талантливый, но не столь разносторонний, как Востоков, автор смелых философских од; один из президентов Общества. Далее идут Борн и Попугаев, наиболее радикальные в политическом отношении писатели, организаторы и идейные руководители Общества на первом этапе его существования; А. Е. Измайлов, автор остроумных сказок, басен, сатирических миниатюр, бывший с 1816 до 1826 г. бессменным председателем Общества. Далее выстраиваются "рядовые" его члены, расположенные по времени их вступления в Вольное общество. В конце сборника выделена группа "казанских" писателей: Г. П. Каменев, Н. С. Арцыбашев, С. А. Москотильников. Некоторые из авторов, помещенных в настоящем сборнике, уже были представлены в других изданиях Большой серии. Так, в книге "Поэты-сатирики конца XVIII - начала XIX в." (1959) напечатаны "разговоры", эпиграммы, эпитафии и надписи А. Е. Измайлова; в сборнике "Стихотворная сказка (новелла) XVIII - начала XIX века" (1969) - сказки и басни И. П. Пнина, А. А. Писарева, И. Г. Аристова, А. П. Бенитцкого, М. Олешева, А. Е. Измайлова; в книге "Поэты 1790-1810-х годов" (1971) - произведения Г. П. Каменева, Н. Ф. Остолопова, А. П. Бенитцкого. Принимая во внимание это обстоятельство, составитель данного сборника стремился, по возможности, избежать дублирования художественного материала, помещенного в перечисленных изданиях. Именно этим объясняется исключение из книги басен Бенитцкого, ограничение числа басен и сказок Измайлова. Однако полностью избежать повторной публикации некоторых произведений все же не удалось, так как в противном случае это привело бы к чрезмерно обедненной экспозиции творческого наследия поэтов Вольного общества.
  В настоящем издании печатается ряд новых, до сего времени неизвестных произведений. К ним относится прежде всего поэма Г. П. Каменева "Граф Глейхен", считавшаяся до сих пор утерянной. В издании 1935 г. были представлены лишь двенадцать начальных стихов ее, сохранившихся в одной из статей Н. Второва, биографа Каменева. Полный текст поэмы состоит из 436 стихов. Впервые печатаются два стихотворения А. Х. Востокова из архива поэта: "Я - русский; верности и веры не нарушу..." и "П. А. С". К числу находок принадлежит также дневник И. М. Борна, составной частью которого является "Curriculum vitae" писателя, позволивший заполнить ряд крупных пробелов в его биографии. Произведения Попугаева дополнены стихотворениями из сборника "Минуты муз" и альманаха "Свиток муз".
  Рукописное наследство Вольного общества в основном сосредоточено в нескольких архивохранилищах Ленинграда. В Фундаментальной библиотеке Ленинградского государственного университета находятся остатки архива Вольного общества (протоколы заседаний, тексты речей, рецензии и автографы стихотворений разных авторов). Другая часть материалов Вольного общества хранится в Отделе рукописей Института русской литературы Академии наук СССР (Пушкинский дом). Здесь наиболее полно представлен архив А. Е. Измайлова, в бумагах которого имеются также автографы стихотворений других поэтов, речь В. В. Попугаева на кончину И. П. Пнина (считалась утерянной, см. "Поэты-радищевцы", 1935, с. 168), "Опись делам С.-Петербургского общества любителей наук, словесности и художеств" и "Устав общества". Бумаги А. Х. Востокова переданы в Архив Академии наук СССР, среди них - рукопись сборника "Минуты муз" В. В. Попугаева, включающая в себя и ранние стихи А. Г. Волкова. В Отделе рукописей Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина находится "Книга протоколов и др<угих> записок" Вольного общества (конец 1801 - первая половина 1802 г.) и автографы некоторых произведений Г. П. Каменева. Основным источником публикации произведений поэтов Вольного общества являются его собственные издания, журналы, связанные с ним, а также стихотворные сборники некоторых его членов. Все эти издания перечислены в списке условных сокращений.
  Произведения каждого из авторов расположены в хронологической последовательности и, как правило, публикуются в последней авторской редакции. Значительные текстовые различия в редакциях отражены в разделе "Другие редакции и варианты". Произведения, включенные в данный сборник, заново сверены с текстом автографов, периодических изданий и альманахов. Это позволило внести уточнения и дополнения в текст ряда стихотворений, опубликованных в 1935 г. в сборнике "Поэты-радищевцы". Некоторые из этих уточнений оговорены в примечаниях (см. No 109, 112, 258 и др.). В примечаниях сначала указывается первая публикация произведения, а затем все последующие перепечатки, содержащие какие-либо смысловые изменения в тексте. Далее приводятся данные для датировки (если они известны). Ниже комментируется сам текст, а именно: малоизвестные собственные имена, географические названия, обстоятельства, послужившие поводом к написанию произведения, содержащиеся в нем намеки, мифологические сюжеты и встречающиеся в тексте цитаты. В примечаниях к переводам из Горация названия оригиналов заменены краткими общепринятыми ссылками на номер книги и номер оды римского поэта. Звездочка перед порядковым номером примечания означает, что к этому стихотворению имеется материал в разделе "Другие редакции и варианты". Примечания к стихотворениям И. П. Пнина, В. В. Попугаева, А. Е. Измайлова, Н. Ф. Остолопова, Н. С. Арцыбашева (вместе с относящимся к ним материалом в разделе "Другие редакции и варианты") подготовлены Г. А. Лихоткиным, весь остальной комментарий принадлежит П. А. Орлову.
  В биографических справках о поэтах Вольного общества использован богатейший материал, опубликованный В. Н. Орловым в сб. "Поэты-радищевцы" (1935).
  Условные сокращения, принятые в примечаниях и в разделе "Другие редакции и варианты"
  ААН - Архив Академии наук СССР (Ленинград).
  АС - Н. Ф. Остолопов, Апологические стихотворения, СПб., 1827.
  Б - "Благонамеренный".
  БАН - Рукописный отдел Библиотеки Академии наук СССР (Ленинград).
  БиС - А. Е. Измайлов, Басни и сказки, СПб. (1814; изд. 2-1826, чч. 1-2).
  Бобров - Е. А. Бобров, Литература и просвещение в России в XIX веке, тт. 3-4, Казань, 1902.
  BE - "Вестник Европы".
  ГБЛ - Рукописный отдел Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина.
  ГПБ - Рукописный отдел Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.
  ДВ - "Драматический вестник".
  ЕС - "Ежемесячные сочинения".
  ЖдПУ - "Журнал для пользы и удовольствия".
  ЖМНП - "Журнал министерства народного просвещения".
  ЖРС - "Журнал российской словесности".
  Ип - "Иппокрена, или Утехи любословия".
  ЛГУ - Архив Вольного общества любителей словесности, наук и художеств. Фундаментальная библиотека Ленинградского государственного университета.
  Летопись - А. Х. Востоков, Летопись моя. - В кн.: "Заметки А. Х. Востокова о его жизни", СПб., 1901.
  ЛН - "Литературное наследство".
  ЛС - "Любитель словесности".
  МГУ - Научная библиотека им. А. М. Горького Московского государственного университета.
  ММ - В. В. Попугаев, Минуты муз, СПб., 1801.
  НБиС - Новые басни и сказки Александра Измайлова, СПб., 1817.
  НРЛ - "Новости русской литературы".
  ОЛ - А. Х. Востоков, Опыты лирические, чч. 1-2, СПб., 1805-1806.
  ПД - Рукописный отдел Института русской литературы Академии наук СССР (Пушкинский дом).
  ПИ - "Периодическое издание Вольного общества любителей словесности, наук и художеств", ч. 1, СПб., 1804.
  ПР - "Поэты-радищевцы". Редакция и комментарии Вл. Орлова. Вступительные статьи В. А. Десницкого и В. Н. Орлова, "Библиотека поэта", Большая серия, Л., 1935.
  ПрД - Н. Ф. Остолопов, Прежние досуги, или Опыты в некоторых родах стихотворства, СПб., 1816.
  ПРм - "Поэты-радищевцы". Вступительная статья, подготовка текста и примечания В. Н. Орлова, "Библиотека поэта", Малая серия, Л., 1952.
  РВ - "Русский вестник".
  ред. - редакция текста.
  PC - "Русская старина".
  СБ - "Сокращенная библиотека в пользу господам воспитанникам Первого кадетского корпуса", чч. 1-2, СПб., 1800-1802.
  СВ - "Северный вестник".
  СвМ - альм. "Свиток муз", кн. 1-2, СПб., 1802-1803.
  СМ - "Северный Меркурий".
  СО - "Сын отечества".
  СПВ - "Санктпетербургский вестник. Издание Общества любителей словесности, наук и художеств".
  СПЖ - "Санктпетербургский журнал".
  ст. - стих.
  ст-ние - стихотворение.
  Стих. В - Стихотворения Александра Востокова, в трех книгах. Издание исправленное и умноженное, СПб., 1821.
  СЦ - альм. "Северные цветы", СПб., 1825-1832.
  Т -"Талия, или Собрание разных новых сочинений в стихах и прозе", ч. 1, СПб., 1907.
  Цв - "Цветник".
  
  
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ
  167. "Ореады", 1809, ч. 1, с. 1. Сирии - Сириус, самая яркая из звезд. Орион - здесь: созвездие. В трех царствах естества - в земле, воде и воздухе.
  168. "Ореады", 1809, ч. 1, с. 6. Мозарт - Моцарт Вольфганг Амадей (1756-1791), австрийский композитор. Гейден-Гайдн Иосиф (1732-1809), австрийский композитор.
  169. "Ореады", 1809, ч. 1, с. 8. Высоты Левантские - горные массивы на Ближнем Востоке - Ливан и Антиливан, родина ливанского кедра.

Другие авторы
  • Тарасов Евгений Михайлович
  • Левитов Александр Иванович
  • Башкирцева Мария Константиновна
  • Оржих Борис Дмитриевич
  • Деларю Михаил Данилович
  • Офросимов Михаил Александрович
  • Российский Иван Николаевич
  • Маркевич Болеслав Михайлович
  • Аничков Иван Кондратьевич
  • Фурман Петр Романович
  • Другие произведения
  • Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Стихотворения
  • Златовратский Николай Николаевич - С. П. Залыгин. Николай Златовратский и "крестьянский мир"
  • Гуро Елена - Гуро Елена: Биобиблиографическая справка
  • Житков Борис Степанович - Волы
  • Зарин Андрей Ефимович - Двоевластие
  • Волынский Аким Львович - Ф.К. Сологуб
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Всеобщее путешествие вокруг света..., составленное Дюмон-Дюрвилем...
  • Заяицкий Сергей Сергеевич - Жуткое отгулье
  • Кармен Лазарь Осипович - Река вскрылась
  • Кирпичников Александр Иванович - Александр Сергеевич Пушкин
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 586 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа