Главная » Книги

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения, Страница 18

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения



fy">   Спросила Смерть их. - Да за что?"
  
  
   - "Ну, как за что! за то,
  
  
  Что мы в намереньях согласны не бываем:
  
  
   Ты все моришь, а мы рождаем".
  
  
  - "Пустое, братцы! - Смерть сказала им в ответ. -
  
  
   Я зла на вас?.. Перекреститесь!
  
  
   Людьми снабжая свет,
  
  
   Вы для меня ж трудитесь".
  
  
   <1805>
  
  
  
   ЧЕЛОВЕК И ЭХО
  
  
  Ругатель, клеветник на Эхо был сердит,
  
  
   Зачем, кого он ни поносит,
  
  
  
  О ком ни говорит,
  
  
  
  Оно везде разносит.
  
  
  "Чтоб гром пришиб, - кричал в досаде клеветник, -
  
  
  
  У Эхо злой язык!
  
  
   Возможно ли? Скажи ты слово,
  
  
   Уже оно тотчас готово
  
  
  
  За мною повторить
  
  
  И новых на меня врагов вооружить.
  
  
  Теперь ни в клевете, ни в брани нет успеха:
  
  
  Никто не слушает меня, и все от Эхо!"
  
  
  - "Напрасно ты меня винишь, -
  
  
   С усмешкой Эхо возразило. -
  
  
  Не хочешь ты, чтоб я слова твои твердило,
  
  
  
  Зачем же говоришь?"
  
  
  <1805>
  
  
  
   ЧАСОВАЯ СТРЕЛКА
  
   "Кто равен мне? Солдат, любовник, сочинитель,
  
   И сторож, и министр, и алтарей служитель,
  
   И доктор, и больной, и самый государь -
  
   Все чувствуют, что я важней, чем календарь!
  
   Я каждому из них минуты означаю;
  
   Деля и день и ночь, я время измеряю!"
  
   Так, видя на нее зевающий народ,
  
  
  Хвалилась Стрелка часовая,
  
   Меж тем как бедная пружина, продолжая
  
   Невидимый свой путь, давала Стрелке ход!
  
   Пружина - секретарь; а Стрелка, между нами...
  
  
  Но вы умны: смекайте сами.
  
   <1805>
  
  
  
   ЛЕВ И КОМАР
  
   "Прочь ты, подлейший гад, навоза порожденье!"
  
  
  Лев гордый Комару сказал.
  
   "Потише! - отвечал Комар ему, - я мал,
  
   Но сам не меньше горд, и не снесу презренье!
  
  
  
  Ты царь зверей,
  
  
  
   Согласен;
  
  
  Но мне нимало не ужасен:
  
   Я и Быком верчу, а он тебя сильней".
  
   Сказал и, став трубач, жужжит повестку к бою;
  
   Потом с размашкою, приличною герою,
  
   Встряхнулся, полетел и в шею Льву впился:
  
  
  У Льва глаз кровью налился;
  
   Напасти пена бьет; зубами он скрежещет,
  
   Ревет, и все вокруг уходит и трепещет!
  
  
  От Комара всеобщий страх!
  
  
   Он в тысяче местах,
  
   И в шею, и в бока, и в брюхо Льва кусает,
  
   И даже в глубь ноздри влетает!
  
   Тогда несчастный Лев, в страданьи выше сил,
  
   Как бешеный, вкруг чресл хвостом своим забил
  
   И начал грызть себя; потом... лишившись мочи,
  
   Упал, и грозные навек смыкает очи,
  
   Крылатый богатырь тут пуще зажужжал
  
   И всюду разглашать о подвигах помчался;
  
  
   Но скоро сам попал
  
   В засаду к Пауку и с жизнию расстался.
  
   Увы! в юдоли слез неверен каждый шаг;
  
   От злобы, от беды когда и где в покое?
  
  
  Опасен _крупный_ враг,
  
  
  А _мелкий_ часто вдвое.
  
   <1805>
  
  
  
  КОТ, ЛАСТОЧКА И КРОЛИК
  
  
  Случилось Кролику от дома отлучиться,
  
  
  Иль лучше: он пошел Авроре поклониться
  
  
   На тмине, вспрыснутом росой.
  
  
   Здоров, спокоен и на воле,
  
  
  Попрыгав, пощипав муравки свежей в поле,
  
  
   Приходит Кроличек домой,
  
  
  И что же? - чуть его не подкосились ноги!
  
  
  Он видит: Ласточка расставливает там
  
  
   Своих пенатов по углам!
  
  
  "Во сне ли я иль нет? Странноприимны боги!"
  
  
  
  Изгнанник возопил
  
  
  
  Из отческого дома.
  
  
  "Что надобно?" - вопрос хозяйки новой был.
  
  
   "Чтоб ты, сударыня, без грома
  
  
  Скорей отсюда вон! - ей Кролик отвечал. -
  
  
  Пока я всех мышей на помощь не призвал".
  
  
  - "Мне выйти вон? - она вскричала. -
  
  
  
  
  
  
   Вот прекрасно!
  
  
   Да что за право самовластно?
  
  
  Кто дал тебе его? И стоит ли войны
  
  
  Нора, в которую и сам ползком ты входишь?
  
  
  Но пусть и царство будь: не все ль мы здесь равны?
  
  
   И где, скажи мне, ты находишь,
  
  
  Что бог, создавши свет, его размежевал?
  
  
  Бог создал Ласточку, тебя и Дромадера;
  
  
  
   А землемера
  
  
  
  Отнюдь не создавал.
  
  
  Кто ж боле права дал на эту десятину
  
  
  Петрушке Кролику, племяннику иль сыну
  
  
  Филата, Фефела, чем Карпу или мне?
  
  
  Пустое, брат! земля всем служит наравне;
  
  
  Ты первый захватил - тебе принадлежала;
  
  
  Ты вышел - я пришла, моею норка стала".
  
  
   Петр Кролик приводил в дов_о_д
  
  
   Обычай, _давность_. "Их законом, -
  
  
  Он утверждал, - введен в владение наш род
  
  
  
  Бесспорно этим домом,
  
  
   Который Кроликом Софроном
  
  
  Отказан, справлен был за сына своего
  
  
  Ивана Кролика; по смерти же его
  
  
  
  Достался, в силу права,
  
  
  Тож сыну, именно мне, Кролику Петру;
  
  
   Но если думаешь, что вру,
  
  
  То отдадим себя на суд мы Крысодава".
  
  
  А этот Крысодав, сказать без многих слов,
  
  
  Был постный, жирный Кот, муж свят из всех котов,
  
  
   Пустынник набожный средь света
  
  
  И в казусных делах оракул для совета.
  
  
  "С охотой!" - Ласточка сказала. И потом
  
  
  Пошли они к Коту. Приходят, бьют челом
  
  
  И оба говорят: "Помилуй!" - "Рассудите!.."
  
  
  - "Поближе, детушки, - их перервал судья, -
  
  
  
  
   Не слышу я,
  
  
  От старости стал глух; поближе подойдите!"
  
  
  Они подвинулись, и вновь ему поклон;
  
  
  
  
  
   А он
  
  
  Вдруг обе лапы врознь, царап того, другова,
  
  
  
  И вмиг их примирил,
  
  
  
  Не вымолвя ни слова:
  
  
  
   Задавил.
  
  
  Не то же ль иногда бывает с корольками,
  
  
  Когда они в своих делишках по землям
  
  
   Не могут примириться сами,
  
  
   А прибегают к королям?
  
  
  <1805>
  
  
  
   ЛЕБЕДЬ И ГАГАРЫ
  
  
  За то, что Лебедь так и бел и величав,
  
  
  Гагары на него из зависти напали
  
  
   И крылья, тиной замарав,
  
  
  Вкруг Лебедя теснясь, нарочно отряхали
  
  
  
  И брызгами его марали!
  
  
  Но Лебедю вреда не сделали оне!
  
  
  
   Он в воду погрузился
  
  
  
   И в прежней белизне
  
  
  
   С величеством явился.
  
  
  
  Гагары в прозе и стихах!
  
  
  
   Возитесь как хотите,
  
  
  Но, право, истинный талант не помрачите!
  
  
  
  Удел его: сиять в веках.
  
  
  <1805>
  
  
  
   ОРЕЛ И ЗМЕЯ
  
  
   Орел из области громов
  
   Спустился отдохнуть на луг среди цветов
  
   И встретил там Змею, ползущую по праху.
  
  
  
  Завистливая тварь
  
   Шипит и на Орла кидается с размаху.
  
  
   Что ж делает пернатых царь?
  
   Бросает гордый взгляд и к солнцу возлетает,
  
   Так Гений своему хулителю отмщает.
  
   1805
  
  
  
   СМЕРТЬ И УМИРАЮЩИЙ
  
   Один охотник жить, не старее ста лет,
  
  
   Пред Смертию дрожит и вопит,
  
  
   Зачем она его торопит
  
  
  
  Врасплох оставить свет,
  
   Не дав ему свершить, как водится, духовной,
  
   Не предваря его хоть за год наперед,
  
  
  
   Что он умрет.
  
   "Увы! - он говорит, - а я лишь в подмосковной
  
   Палаты заложил; хотя бы их докласть;
  
   Дай винокуренный завод мой мне поправить
  
   И правнуков женить! а там... твоя уж власть!
  
   Готов, перекрестясь, я белый свет оставить".
  
   - "Неблагодарный! - Смерть ответствует ему. -
  
   Пускай другие мрут в весеннем жизни цвете;
  
  
  
   Тебе бы одному
  
  
  
   Не умирать на свете!
  
   Найдешь ли двух в Москве, - десятка даже нет
  
   Во всей империи, доживших до ста лет.
  
   Ты думаешь, что я должна бы приготовить
  
   Заранее тебя к свиданию со мной:
  
   Тогда бы ты успел красивый дом достроить,
  
   Духовную свершить, завод поправить свой
  
   И правнуков женить; а разве мало было
  
   Наветок от меня? Не ты ли поседел?
  
   Не ты ли стал ходить, глядеть и слышать хило?
  
   Потом пропал твой вкус, желудок ослабел,
  
   У вянул цвет ума и память притупилась;
  
  
   Год от году хладела кровь,
  
   В день ясный средь цветов душа твоя томилась,
  
   И ты оплакивал и дружбу и любовь.
  
   С которых лет уже отвсюду поражает
  
   Тебя печальна весть: тот сверстник умирает,
  
  
   Тот умер, этот занемог
  
  
  
  И на одре мученья?
  
   Какого ж более хотел ты извещенья?
  
   Короче: я уже ступила на порог,
  
  
   Забудь и горе и веселье;
  
  
  
  Исполни мой устав!" -
  
   Сказала - и Старик, не думав, не гадав
  
   И не достроя дом, попал на новоселье!!
  
   Смерть пр_а_ва: во сто лет отсрочки поздно ждать;
  
   Да как бы в старости страшиться умирать?
  
   Дожив до поздних дней, мне кажется, из мира
  
   Так должно выходить, как гость отходит с пира,
  
   Отдав за хлеб и соль хозяину поклон.
  
   Пути не миновать, к чему ж послужит стон?
  
   Ты сетуешь, старик?! Взгляни на ратно поле:
  
   Взгляни на юношей, на этот милый цвет,
  
   Которые летят на смерть по доброй воле,
  
   На смерть прекрасную, сомнения в том нет,
  
   На смерть похвальную, везде превозносиму,
  
   Но часто тяжкую, притом неизбежиму!..
  
   Да что! я для глухих обедню вздумал петь:
  
   Полмертвый пуще всех боится умереть!
  
   <1805>
  
  
  
   СЛОН И МЫШЬ
  
  
   Как ни велик и силен Слон,
  
  
  
  Однако же и он
  
  
   Пойман мудростью людскою:
  
  
  Превосходительный тяжелою стопою
  
  
  Ступил по хворосту - и провалился в ров.
  
  
  Чрез час потом и Мышь подверглась той же доле.
  
  
  Но Мышке там простор; она, не тратя слов,
  
  
  Пошла карабкаться и выпрыгнула в поле;
  
  
  А великан мой, став по нужде философ,
  
  
  Не могши в западне ниже пошевелиться:
  
  
  "Увы! - кричит. - К чему ведет нас толщина?
  
  
  Что в росте? Мелочным не страх и провалиться,
  
  
  И Мышка в западне свободнее Слона!"
  
  
  <1810>
  
  
  
   БЫК И КОРОВА
  
   "Как жалок ты! - Быку Корова говорила. -
  
   Судьба тебя на труд всегдашний осудила".
  
   Наутро повели Корову на убой,
  
   К закланию богам. Бык, вспомня речь вчерашню,
  
   "Гордись, красавица, - сказал, - своей судьбой:
  
   Ты к алтарям идешь, а я - опять на пашню".
  
   <1810>
  
  
  
   ВЕРБЛЮД И НОСОРОГ
  
  
  Верблюду говорил однажды Носорог:
  
  
  "Вовек я приложить ума к тому не мог,
  
  
  За что пред нами вы в такой счастливой доле?
  
  
  Вас держит человек всегда в чести и холе,
  
  
   И кормит вдоволь, и поит,
  
  
  И ваше разводить старается он племя;
  
  
  Согласен, что на вас нередко вьючат бремя,
  
  
  От коего ваш брат довольно и кряхтит,
  
  
  Что кротки вы, легки, притом неутомимы;
  
  
  Но те же самые достоинства и в нас,
  
  
  Да по рогу еще для случая в запас, -
  
  
   А все мы презрены, гонимы!"
  
  
   - "Дружок! - ответствовал Верблюд
  
  
  Покорность иногда достоинствам замена.
  
  
  Чтоб людям угодить один ли нужен труд?
  
  
  Умей и подгибать колена".
  
  
  <1810>
  
  
  
   РЫСЬ И КРОТ
  
  
  Когда-то Рысь, найдя лежащего Крота,
  
  
  Из жалости ему по-свойски говорила:
  
  
  "Увы! мой бедный Крот! несчастье слепота!
  
  
  И рощица, и луг с цветами - все места
  
  
  
  Тебе как темная могила!
  
  
  
   Какая жизнь твоя!
  
  
  С утра до вечера ты спишь или зеваешь
  
  
  
  И ни о чем не рассуждаешь;
  
  
  
  
   А я
  
  
  
  Теперь же, будто на ладоне,
  
  
  
  Все вижу на версту вокруг
  
  
  И все пересказать готова, - слушай, друг:
  
  
  Вот ястреб в облаках за коршуном в погоне;
  
  
  
  Здесь ласточка своих птенцов
  
  
  Питает мухами, добычей пауковой;
  
  
  Там хитрая лиса цыпленку строит ков;
  
  
  Там кролика постиг ружья удар громовой;
  
  
  
  Здесь кошка давит мышь; а там
  
  
  
   Змея впилась в корову;
  
  
  А далее - медведь, разинув пасть багрову,
  
  
  Ревет и гонится за серной по скалам;
  
  
  А вот и лютый волк ягненочка терзает..."
  
  
  - "Ах, полно, полно! - Крот болтунью прерывает. -
  
  
  Утешно ль зрячим быть для ужасов таких?
  
  
  Довольно и того, что слышал я об них".
  
  
  <1810>
  
  
  
  
  СВЕРЧКИ
  
  
  Два обывателя столицы безымянной,
  
  
   Между собою земляки,
  
  
  
  А нацией сверчки,
  
  
  Избрали для себя квартирой постоянной
  
  
  
   Судейский дом;
  
  
  Один в передней жил, другой же в кабинете,
  
  
  И каждый день они видалися тайком.
  
  
  "Нет лучше нашего хозяина на свете! -
  
  
   Сказал товарищу Сверчок, -
  
  
   Как гнется, даром что высок!
  
  
  Какая кротость в нем! какая добродетель!
  
  
  И как трудолюбив! Я сам тому свидетель,
  
  
  Какую кучу он записок отберет,
  
  
  И что же? Ни одной из них не издерет,
  
  
  А все за ним тащат!" - "На произвол судьбины, -
  
  
  
  Товарищ подхватил. -
  
  
  Дружок! Ты, видно, век в прихожих только жил
  
  
  И вместо лиц привык рассматривать личины;
  
  
  Не то бы ты сказал, узнавши кабинет!
  
  
  В передней барин то, чем хочет он казаться,
  
  
   А здесь - каким родился в свет:
  
  
  Богатому служить, пред сильным пресмыкаться;
  
  
   А до других и дела нет:
  
  
  Вот нашего ханжи и все тут уложенье!
  
  
  Оставь же лишнее к нему ты уваженье!
  
  
  
  И в обществе людском,
  
  
  Где многое тебе покажется превратным,
  
  
  Умей ты различать двух человек в одном:
  
  
   _Парадного с приватным_".
  
  
  <1810>
  
  
  
   ОРЕЛ И КАПЛУН
  
  
  Юпитеров Орел за облака взвивался:
  
  
  
  Уже он к

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 409 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа