Главная » Книги

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения, Страница 14

Дмитриев Иван Иванович - Стихотворения



tify">  
  ДВА ГОЛУБЯ
  
  
  Два Голубя друзьями были,
  
  
  
  Издавна вместе жили,
  
  
  
  И кушали, и пили.
  
   Соскучился один все видеть то ж да то ж;
  
   Задумал погулять и другу в том открылся.
  
  
  Тому весть эта острый нож;
  
  
  
  Он вздрогнул, прослезился
  
  
  
  И к другу возопил:
  
   "Помилуй, братец, чем меня ты поразил?
  
   Легко ль в разлуке быть?.. Тебе легко, жестокой!
  
   Я знаю: ах! а мне... я, с горести глубокой,
  
   И дня не проживу... к тому же рассуди,
  
   Такая ли пора, чтоб в странствие пускаться?
  
   Хоть до зефиров ты, голубчик, погоди!
  
   К чему спешить? Еще успеем мы расстаться!
  
  
  Теперь лишь Ворон прокричал,
  
   И без сомнения - страшуся я безмерно! -
  
   Какой-нибудь из птиц напасть он предвещал,
  
   А сердце в горести и пуще имоверно!
  
  
  Когда расстанусь я с тобой,
  
   То будет каждый день мне угрожать бедой:
  
   То ястребом лихим, то лютыми стрелками,
  
  
  То коршунами, то силками -
  
   Все злое сердце мне на память приведет.
  
   Ахти мне! - я скажу, вздохнувши, - дождь идет!
  
   Здоров ли то мой друг? не терпит ли он холод?
  
  
  
  Не чувствует ли голод?
  
   И мало ли чего не вздумаю тогда!"
  
   Безумцам умна речь - как в ручейке вода:
  
  
  Журчит и мимо протекает,
  
  
  Затейник слушает, вздыхает,
  
  
  А все-таки лететь желает.
  
   "Нет, братец, так и быть! - сказал он. - Полечу!
  
   Но верь, что я тебя крушить не захочу;
  
   Не плачь; пройдет дни три, и буду я с тобою
  
  
  
   Клевать
  
  
  
  И ворковать
  
  
  Опять под кровлею одною;
  
   Начну рассказывать тебе по вечерам -
  
   Ведь все одно да то ж приговорится нам, -
  
   Что видел я, где был, где хорошо, где худо;
  
   Скажу: я там-то был, такое видел чудо,
  
  
  А там случилось то со мной,
  
  
  
  И ты, дружочек мой,
  
   Наслушаясь меня, так сведущ будешь к лету,
  
   Как будто бы и сам гулял по белу свету.
  
  
  
  Прости ж!" - При сих словах
  
  
  Наместо всех _увы_! и _ах_!
  
  
  Друзья взглянулись, поклевались,
  
  
  
  Вздохнули и расстались.
  
  
  Один, носок повеся, сел;
  
   Другой вспорхнул, взвился, летит, летит стрелою,
  
   И, верно б, сгоряча в край света залетел;
  
  
  Но вдруг покрылось небо мглою,
  
  
  И прямо страннику в глаза
  
   Из тучи ливный дождь, град, вихрь, сказать вам словом
  
   Со всею свитою, как водится, гроза!
  
   При случае таком, опасном, хоть не новом,
  
   Голубчик поскорей садится на сучок
  
   И рад еще тому, что только лишь измок.
  
   Гроза утихнула, Голубчик обсушился
  
  
  
  И в путь опять пустился.
  
  
  Летит и видит с высока
  
   Рассыпано пшено, а возле - Голубка;
  
  
   Садится, и в минуту
  
   Запутался в сети; но сеть была худа,
  
   Так он против нее носком вооружился;
  
   То им, то ножкою тянув, тянув, пробился
  
  
   Из сети без вреда,
  
   С утратой перьев лишь. Но это ли беда?
  
  
   К усугубленью страха
  
   Явился вдруг Сок_о_л и, со всего размаха,
  
  
   Напал на бедняка,
  
   Который, как злодей, опутан кандалами,
  
   Тащил с собой снурок с обрывками силка.
  
   Но, к счастью, тут Орел с широкими крылами
  
   Для встречи Сокола спустился с облаков;
  
   И так, благодаря стечению воров,
  
   Наш путник Соколу в добычу не достался,
  
   Однако все еще с бедой не развязался:
  
   В испуге потеряв и ум и зоркость глаз,
  
  
  Задел за кровлю он как раз
  
   И вывихнул крыло; потом в него мальчишка -
  
   Знать, голубиный был и в том еще умишка -
  
  
  Для шутки камешек лукнул
  
   И так его зашиб, что чуть он отдохнул;
  
   Потом... потом, прокляв себя, судьбу, дорогу,
  
   Решился бресть назад, полмертвый, полхромой;
  
   И прибыл наконец калекою домой,
  
   Таща свое крыло и волочивши ногу.
  
   О вы, которых бог любви соединил!
  
   Хотите ль странствовать? Забудьте гордый Нил
  
   И дале ближнего ручья не разлучайтесь.
  
   Чем любоваться вам? Друг другом восхищайтесь!
  
   Пускай один в другом находит каждый час
  
   Прекрасный, новый мир, всегда разнообразный!
  
   Бывает ли в любви хоть миг для сердца праздный?
  
   Любовь, поверьте мне, все заменит для вас.
  
   Я сам любил: тогда за луг уединенный,
  
   Присутствием моей подруги озаренный,
  
   Я не хотел бы взять ни мраморных палат,
  
   Ни царства в небесах!.. Придете ль вы назад,
  
   Минуты радостей, минуты восхищений?
  
   Иль буду я одним воспоминаньем жить?
  
   Ужель прошла пора столь милых обольщений
  
  
  
  И полно мне любить?
  
   <1795>
  
  
  
   ИСТУКАН И ЛИСА
  
  
  
   Осел, как скот простой,
  
  
  
  Глядит на Истукан пустой
  
  
  
   И лижет позолоту;
  
  
  А хитрая Лиса, взглянувши на работу
  
  
  
   Прилежно раза два,
  
  
  Пошла и говорит: "Прекрасна голова,
  
  
  Да жаль, что мозгу нет!" - Безмозглые вельможи
  
  
  Не правда ли, что вы с сим Истуканом схожи?
  
  
  <1795>
  
  
  
  СТАРИК И ТРОЕ МОЛОДЫХ
  
   Старик, лет в семьдесят, рыл яму и кряхтел.
  
   Добро бы строить, нет! садить еще хотел!
  
   А трое молодцов, зевая на работу,
  
   Смеялися над ним. "Какую же охоту
  
  
  
  
   На старости бог дал!" -
  
  
  
  
   Один из них сказал.
  
   Другой прибавил: "Что ж? еще не опоздал!
  
   Ковчег и большего терпенья стоил Ною".
  
   - "Смешон ты, дедушка, с надеждою пустою! -
  
  
  
  Примолвил третий Старику. -
  
   Довольно, кажется, ты пожил на веку;
  
  
  
  
   Когда ж тебе дождаться
  
   Под тению твоей рябинки прохлаждаться?
  
   Ровесникам твоим и настоящий час
  
  
  
  
  
  Неверен;
  
   А _завтрем_ льстить себя оставь уже ты нас".
  
   Совет довольно здрав, довольно и умерен
  
  
  
  Для мудреца в шестнадцать лет!
  
   "Поверьте мне, друзья, - Старик сказал в ответ,
  
  
  
  Что _завтре_ ни мое, ни ваше;
  
  
  
  Что парка бледная равно
  
  
  
  Взирает на теченье наше.
  
   От провидения нам ведать не дано,
  
  
  
  Кому из нас оно судило
  
   Последнему взглянуть на ясное светило!
  
   Не можете и вы надежны быть, как я,
  
   Ниже на миг один... Работа же моя
  
  
  
  Не мне, так детям пригодится;
  
   Чувствительна душа и вчуже веселится.
  
   Итак, вы видите, что мной уж собран плод,
  
   Которым я могу теперь же наслаждаться
  
  
  
  И _завтре_, может статься,
  
   И далее... как знать - быть может, что и год.
  
   Ах! может быть и то, что ваш безумец хилый'
  
   Застанет месяца восход
  
   Над вашей, розами усыпанной... могилой!"
  
   Старик предчувствовал: один, прельстясь песком"
  
   Конечно, золотым, - уснул на дне морском;
  
   Другой под миртами исчез в цветущи лета;
  
   А третий - дворянин, за честь к отмщенью скор,
  
   Войдя с приятелем в театре в легкий спор,
  
   За креслы, помнится... убит из пистолета.
  
   <1795>
  
  
  
   ЗАЯЦ И ПЕРЕПЕЛИХА
  
   Как над несчастливым, мне кажется, шутить?
  
   Ей-богу, я и сам готов с ним слезы лить;
  
   И кто из нас, друзья, уверен в том сердечно,
  
  
  
  
   Что счастлив будет вечно?
  
   Послушайте! Я вам пример на то скажу.
  
   С Перепелихою жил Заяц чрез межу;
  
  
  
  Она и он во всем довольны;
  
  
  
  Места владенья их привольны:
  
   Лесисты, хлебные, воды не занимать,
  
   И, словом, есть уж где побегать, попорхать,
  
  
  
  Но льзя ли будуще узнать?
  
   Вдруг лаянье вдали собачье раздалося,
  
   И сердце кровию у Зайца облилося.
  
   Вскочил - и ну бежать, прощай, любезный бор!
  
   Охотники кричат: "Ату! ату! обзор!"
  
  
  
  А дерзкая Перепелиха
  
  
  
  Лепечет: "Я ведь не трусиха,
  
  
  
  Давай за ними полечу
  
  
  
  И ссоре их похохочу.
  
   Ай, Заяц! ай, сосед! какие ж прытки ноги!
  
   Ахти! уж и пристал! Сверни! сверни с дороги!
  
   Куда ты мечешься? Сюда, сюда, косой!
  
  
  
  Ну... поминай, как звали!
  
  
  
  А хвастался передо мной.
  
   Меня бы ни орел, ни ястреб не догнали,
  
   Увидели б, как я черкнула... ай! ай! ай!"
  
   И в когти к соколу попалась невзначай.
  
   <1795>
  
  
  
  
  ДВА ДРУГА
  
   Давно уже, давно два друга где-то жили,
  
   Одну имели мысль, одно они любили
  
  
  
  
  И каждый час
  
  
  
  Друг с друга не спускали глаз;
  
   Все вместе; только ночь одна их разводила;
  
   Но нет, и в ночь душа с душою говорила.
  
   Однажды одному приснился страшный сон;
  
  
  
  
  Он вмиг из дому вон,
  
  
  
  Бежит встревоженный ко другу
  
  
  
  
  И будит. Тот вскочил.
  
  
  
  "Какую требуешь услугу? -
  
  
  
  
  Смутясь, он говорил. -
  
   Так рано никогда мой друг не пробуждался!
  
   Что значит твой приход? Иль в карты проигрался?
  
   Вот вся моя казна! Иль кем ты огорчен?
  
   Вот шпага! Я бегу - умру иль ты отмщен!"
  
   - "Нет, нет, благодарю; ни это, ни другое, -
  
   Друг нежный отвечал, - останься ты в покое:
  
  
  
  Проклятый сон всему виной!
  
   Мне снилось на заре, что друг печален мой,
  
  
  
  И я... я столько тем смутился,
  
  
  
   Что тотчас пробудился
  
   И прибежал к тебе, чтоб успокоить дух".
  
   Какой бесценный дар - прямой, сердечный друг!
  
   Он всякие к твоей услуге ищет средства:
  
   Отгадывает грусть, предупреждает бедства;
  
   Его безделка, сон, ничто приводит в страх,
  
   Друг в сердце, друг в уме - и он же на устах!
  
   <1795>
  
  
  
   ДУБ И ТРОСТЬ
  
   Дуб с Тростию вступил однажды в разговоры:
  
   "Жалею, - Дуб сказал, склони к ней важны взоры, -
  
   Жалею, Тросточка, об участи твоей!
  
   Я чаю, для тебя тяжел и воробей;
  
   Легчайший ветерок, едва струящий воду,
  
   Ужасен для тебя, как буря в непогоду,
  
  
  
  
   И гнет тебя к земли,
  
   Тогда как я - высок, осанист и вдали
  
   Не только Фебовы лучи пересекаю,
  
   Но даже бурный вихрь и громы презираю;
  
   Стою и слышу вкруг спокойно треск и стон;
  
   Все для меня Зефир, тебе ж все Аквилон.
  
   Блаженна б ты была, когда б росла со мною:
  
  
  
  Под тению моей густою
  
   Ты б не страшилась бурь; но рок тебе судил
  
  
  
  Расти, наместо злачна дола,
  
   На топких берегах владычества Эола,
  
   По чести, и в меня твой жребий грусть вселил".
  
   - "Ты очень жалостлив, - Трость Дубу отвечала;
  
   Но, право, о себе еще я не вздыхала,
  
  
  
  Да не о чем и воздыхать:
  
   Мне ветры менее, чем для тебя, опасны.
  
  
  
  Хотя порывы их ужасны
  
   И не могли тебя досель поколебать,
  
   Но подождем конца". - С сим словом вдруг завыла
  
   От севера гроза и небо помрачила;
  
   Ударил грозный ветр - все рушит и валит,
  
   Летит, кружится лист; Трость гнется - Дуб стоит.
  
   Ветр, пуще воружась, из всей ударил мочи -
  
   И тот, на коего с трудом взирали очи,
  
   Кто ада и небес едва не досягал, -
  
  
  
  
  Упал!
  
   <1795>
  
  
  
  ОРЕЛ, КИТ, УЖ И УСТРИЦА
  
  
  
  Орел парил под облаками,
  
   Кит волны рассекал, а Уж полз по земли;
  
  
  
  И все, что редкость между нами,
  
  
  
  О том и думать не могли,
  
   Чтоб позавидовать чужой на свете доле.
  
   Однако говорить и мыслить в нашей воле,
  
   И Устрица моя нимало не винна,
  
  
  
  Что, глядя на того, другого,
  
  
  
  Восстала на судьбу она.
  
   "Возможно ль! - думает, - неужель никакого
  
   Таланта не дано лишь только мне одной?
  
   Дай полечу и я!.. Нет, это дар не мой;
  
  
  
  Дай поплыву!" - Все _и_дет хило.
  
  
  
  "Хоть поползем". - Не тут-то было!
  
   А что и этого досаднее сто раз:
  
  
  
   Подкрался водолаз,
  
  
  
  Который, видно, что подслушал,
  
   Схватил ее, да в рот, и на здоровье скушал.
  
  
  
   Вот так-то весь наш век
  
  
  
  В пустых желаньях погибает,
  
  
  
   И редкий человек
  
  
  
  Доволен участью бывает.
  
   "Изрядно, но... авось и лучшее найду!"
  
  
  
  А смотришь: и нашел беду!
  
   <1795>
  
  
  
   ЛАСТОЧКА И ПТИЧКИ
  
  
  Летунья Ласточка и там и сям бывала,
  
  
  
  Про многое слыхала,
  
  
  
  И многое видала,
  
  
  
  А потому она
  
  
  
  И боле многих знала.
  
  
  
   Пришла весна,
  
  
  И стали сеять лен. "Не по сердцу мне это! -
  
  
   Пичужечкам она твердит. -
  
  
  Сама я не боюсь, но вас жаль; придет лето,
  
  
  И это семя вам напасти породит;
  
  
   Произведет силки и сетки,
  
  
  
  И будет вам виной
  
  
   Иль смерти, иль неволи злой;
  
  
   Страшитесь вертела и клетки!
  
  
  Но ум поправит все, и вот его совет:
  
  
  Слетитесь на загон и выклюйте все семя".
  
  
  - "Пустое! - рассмеясь, вскричало мелко племя. -
  
  
  Как будто нам в полях другого корма нет!"
  
  
   Чрез сколько дней потом, не знаю,
  
  
   Лен вышел, начал зеленеть,
  
  
   А птичка ту же песню петь.
  
  
  "Эй, худу быть! еще вам, птички, предвещаю:
  
  
  
  Не дайте льну созреть;
  
  
  Вон с корнем! или вам придет дождаться лиха!"
  
  
   - "Молчи, зловещая вралиха! -
  
  
  
  Вскричали птички ей. -
  
  
  Ты думаешь, легко выщипывать все поле!"
  
  
   Еще прошло десяток дней,
  
  
   А может, и гораздо боле,
  
  
  
  Лен вырос и созрел.
  
  
   "Ну, птички, вот уж лен поспел;
  
  
   Как хочете меня зовите, -
  
  
  Сказала Ласточка, - а я в последний раз
  
  
   Еще пришла наставить вас:
  
  
  
  Теперь того и ждите,
  
  
  Что пахари начнут хлеб с поля убирать,
  
  
   А после с вами воевать:
  
  
  Силками вас ловить, из ружей убивать
  
  
  
  И сетью накрывать;
  
  
   Избавиться такого бедства
  
  
  
  Другого нет вам средства,
  
  
  Как дале, дале прочь. Но вы не журавли,
  
  
   Для вас ведь море край земли;
  
  
   Так лучше ближе приютиться,
  
  
  Забиться в гнездышко, да в нем не шевелиться",
  
  
   - "Пошла, пошла! других стращай
  
  
  
  
  Своим ты вздором! -
  
  
   Вскричали пташечки ей хором. -
  
  
   А нам гулять ты не мешай".
  
  
  И так они в полях летали да летали,
  
  
  
  Да в клетку и попали.
  
  
  Всяк только своему рассудку вслед идет;

Другие авторы
  • Кречетов Федор Васильевич
  • Засецкая Юлия Денисьевна
  • Богатырёва Н.Ю.
  • Гребенка Евгений Павлович
  • Мультатули
  • Баратынский Евгений Абрамович
  • Гофман Эрнст Теодор Амадей
  • Макаров Александр Антонович
  • Безобразов Павел Владимирович
  • Екатерина Вторая
  • Другие произведения
  • Фурманов Дмитрий Андреевич - И. А. Онуфриев. "Мои воспоминания из гражданской войны на Урале"
  • Даль Владимир Иванович - Даль В. И.: Биографическая справка
  • Невежин Петр Михайлович - Воспоминания об А. Н. Островском
  • Федоров Николай Федорович - Два исторических типа мировоззрений
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Гончаров
  • Неизвестные А. - Парамон и Варенька
  • Витте Сергей Юльевич - Степанов С.А. С. Ю . Витте (исторический портрет)
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Бутурлин П. Д.
  • Анненков Павел Васильевич - Романы и рассказы из простонародного быта в 1853 году
  • Толстовство - Ясная Поляна. Выпуск 6
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 398 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа