Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Зеленый вертоград, Страница 6

Бальмонт Константин Дмитриевич - Зеленый вертоград


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

о горница иль сад?
  
  
  
  Это он! Это он!
  
  
  
  Ах как светит Небосклон!
  
  
  
   ПРОЗРАЧНОСТЬ
  
  
  
  Я взглянула из окна,
  
  
  
  Вижу - белая Луна.
  
  
  
  Слышу - сладко меж ветвей
  
  
  
  Распевает соловей.
  
  
  
  Сладкопевец распевал,
  
  
  
  В Небо голос подавал.
  
  
  
  В Небе звезды с высоты
  
  
  
  Упадали на цветы.
  
  
  
  Чем нежней незримый пел,
  
  
  
  Тем был больше Месяц бел,
  
  
  
  И светлей в зеленый сад
  
  
  
  Лился звездный водопад.
  
  
  
  И красавица Луна
  
  
  
  Так была в конец бледна,
  
  
  
  Что как призрак с высоты
  
  
  
  Опрозрачила цветы.
  
  
  
  И от звезд и от цветов
  
  
  
  Столько всюду было снов,
  
  
  
  Что навек в душе моей
  
  
  
  Не смолкает соловей.
  
  
  
  
  ЗАВОРОЖИЛ
  
  
   Душу обнял ты мою,
  
  
   Светловзор, тебя пою.
  
  
   Чем меня заворожил?
  
  
   Ведь не золотом кудрей,
  
  
   Хоть в саду ты всех светлей,
  
  
   Хоть из всех ты сердцу мил
  
  
   Изумрудностью очей,
  
  
   Воркованием речей.
  
  
   Хоть и этим упоил,
  
  
   Да не этим душу взял,
  
  
   И не этим во дворец
  
  
   Манишь столько ты сердец,
  
  
   В самый праздничный наш зал.
  
  
   Тем, что взор твой отразил
  
  
   Несосчитанность светил,
  
  
   Тем, что голос твой - весна,
  
  
   Сине-Море-глубина,
  
  
   Тем, что каждый поцелуй
  
  
   У тебя как свежесть струй,
  
  
   Тем, что телу дав мечты,
  
  
   В теле душу обнял ты,
  
  
   Этим, этим, меж сердец,
  
  
   Взял мое ты наконец.
  
  
  
   КРУТОЙ БЕРЕЖОК
  
  
   Хорошо ль вы, братцы, почивали,
  
  
   Хорошо ль вы спали, ночевали?
  
  
   Я-то добрый молодец, хоть спал,
  
  
   Только плохо сердцем почивал.
  
  
   Снилось мне, что бережком я красным
  
  
   По крутым местам пошел опасным,
  
  
   Был мне люб тот красный бережок,
  
  
   Как он крут, мне было невдомек.
  
  
   Загулялся я, и оступился,
  
  
   Бережок тот красный обвалился.
  
  
   Оступился левой ногой,
  
  
   Ухватился правою рукой
  
  
   Я за древо крепкое, кручину,
  
  
   И держу, и древо не покину.
  
  
   Так вот здесь, над быстрою водой,
  
  
   Весь свой век скончаю молодой.
  
  
  
   БЕЛАЯ ПТАШКА
  
  
  
  Розовая кашка
  
  
  
  В заре расцвечалась.
  
  
  
  А белая пташка
  
  
  
  По садику металась.
  
  
  
  Самая белая
  
  
  
  Меж белых райских птиц,
  
  
  
  Самая несмелая,
  
  
  
  С ветвей упала ниц.
  
  
  
  Крылышком махает,
  
  
  
  Крылышками блещет,
  
  
  
  Сердцем воздыхает,
  
  
  
  На земле трепещет.
  
  
  
  Мать моя родная,
  
  
  
  Мать Земля сырая,
  
  
  
  Исповедь мою
  
  
  
  Я не утаю.
  
  
  
  Ветви - изумрудны,
  
  
  
  От сестриц там бело,
  
  
  
  Ветви-многочудны,
  
  
  
  Быть там не сумела.
  
  
  
  Что-то закружилось,
  
  
  
  Что-то повлекло,
  
  
  
  В вихре я носилась,
  
  
  
  Стало тяжело.
  
  
  
  Я была в усладе,
  
  
  
  В саде и не в саде,
  
  
  
  Выше изумруда,
  
  
  
  Новое там чудо.
  
  
  
  Дух мой захватило.
  
  
  
  Выше быть ветвей!
  
  
  
  Слабость или сила,
  
  
  
  Но была я - с ней.
  
  
  
  С сладостию, с нею,
  
  
  
  Быть хочу опять,
  
  
  
  Лишь о ней жалею,
  
  
  
  Больше - не видать.
  
  
  
  Полно, птичка, биться
  
  
  
  О сырую землю.
  
  
  
  В сердце все вместится,
  
  
  
  Сердцу здесь я внемлю.
  
  
  
  Я твоей был силой,
  
  
  
  Слабостью несмелой.
  
  
  
  С пташкой белокрылой
  
  
  
  Быть мне птицей белой!
  
  
  
  ЖЕМЧУЖИНА ПЕРЛАМУТРОВНА
  
  
   Я приду к тебе в навечерие,
  
  
   Буду ждать тебя у преддверия,
  
  
   Чтоб в заветный час мне увидеть свет
  
  
   Ненаглядных глаз, где на все ответ.
  
  
   Я приду к тебе как наитие,
  
  
   Буду ключ златой для раскрытия,
  
  
   Чтоб душа душе, о, Жемчужина,
  
  
   Вся была сполна обнаружена.
  
  
   Я приду к тебе как к заутрене,
  
  
   Я Жемчужине Перламутровне
  
  
   Прошепчу сквозь дверь: "Отомкни теперь.
  
  
   Я люблю тебя. Отворись и верь".
  
  
  
   ЗВЕЗДНАЯ МЫСЛЬ
  
  
   - О, сестра моя дарованная,
  
  
   Лучшей мыслью облюбованная,
  
  
   Солнце, Море, все мое,
  
  
   Что ты видишь? - Лезвие.
  
  
   - О, сестра моя, пленительница,
  
  
   Звездных мыслей обольстительница,
  
  
   Что грозит нам лезвием?
  
  
   - Лес. - Но мы в Саду вдвоем.
  
  
   - Лес грозится нам разбойниками,
  
  
   Смертелюбами, покойниками.
  
  
   - Для чего ж идти нам в Лес,
  
  
   Если столько здесь чудес?
  
  
   - Если я Судьбой дарованная,
  
  
   Звездной мыслью облюбованная,
  
  
   Я хочу их просветить,
  
  
   В яму к свету бросить нить.
  
  
   - О, над душами гадательница,
  
  
   Золотая сострадательница,
  
  
   Если ты горишь в Саду,
  
  
   Видит Лес - из тьмы - звезду.
  
  
   И свободны волей яменники,
  
  
   Захотят, прибудут пламенники,
  
  
   Не хотят, продолжать путь,
  
  
   Ты же, звездность, в звездах будь.
  
  
  
   ВЕРШИННЫЙ СОН
  
   Если жемчуг, сапфир, гиацинт, и рубин
  
   С изумрудом смешать, превративши их в пыль,
  
   Нежный дух ты услышишь, нежней, чем жасмин,
  
   И красиво пьяней, чем ваниль.
  
   В аромате таком есть фиалка весны,
  
   И коль на ночь подышешь ты тем ароматом,
  
   Ты войдешь в благовонно стозвонные сны,
  
   Ты увидишь себя в Вертограде богатом,
  
   В Вертограде двенадцати врат,
  
   Где оплоты подобны сияющим латам,
  
   И рядами в стенах гиацинты горят,
  
   И рядами алеют и льются рубины,
  
   И рядами, как возле озер - берега,
  
   Изумруды, сапфиры горят, жемчуга,
  
   Кто-то шепчет тебе: "Ты единый!
  
   "Посмотри, посмотри: -
  
   "Здесь заря - до зари.
  
   "Любишь?" - "Счастье! Люблю." - "Повтори! Повтори!"
  
   "О, люблю!" - Как сияют вершины!
  
  
  
  
  ЛАДАН
  
   Есть ладан и ладан. Есть ладан простой,
  
   Хоть свет от него золотой."
  
   И дух его, синий расцвет фимиама,
  
   Есть чара вечернего храма.
  
   Есть ладан, который - от утренних рос,
  
   От ночи, от зорь, и от слез.
  
   И столько ль молитв, как сердечного зноя,
  
   В пахучем дыханьи бензоя.
  
  
  
   ВО ХРАМЕ НОЧНОМ
  
  
   Во храме ночном
  
  
   Бряцают кадила.
  
  
   Башенный звон притих.
  
  
   Ладан, бензой, киннамон,
  
  
   Реет Небесная сила,
  
  
   И стройный поется стих.
  
  
   "Сестра ожиданий моих,
  
  
   Звезда исканий полночных.
  
  
   Огонь мгновений урочных,
  
  
   Когда нельзя не любить.
  
  
   Ценный камень, в котором
  
  
   Пламени - жаждущим взором
  
  
   Поют воссиявшим хором.
  
  
   В тайну - лучистая нить.
  
  
   Несокрушимость, основа
  
  
   Для золотого,
  
  
   Жданного,
  
  
   Столь осиянного,
  
  
   Храма.
  
  
   Весь мир для тебя лишь лучистая рама,
  
  
   Весь мир для того лишь возник,
  
  
   Чтоб из сердца, где вспыхнул клад,
  
  
   Где вот эти огни горят,
  
  
   Вырвался крик,
  
  
   Пламенно-жаркий,
  
  
   И знающий также, как сладостна тишь,
  
  
   В молитве безгласной и яркой,
  
  
   Когда как звезда ты горишь,
  
  
   Когда как Луна ты, как Солнце, как Бог,
  
  
   Как радуга молний, как шепот, как вздох,
  
  
   Как зов из-за дали морей,
  
  
   Наконец возвестивший: "Пора!
  
  
   Приходи, я тебя увенчаю всем блеском
  
  
   расцветших ветвей".
  
  
   О, сестра!
  
  
   Я хотел бы все звезды, все души замкнуть
  
  
   Для тебя, здесь, в душе просветленной моей.
  
  
   О, сестра!
  
  
   Ты - путь".
  
  
   Ладан, бензой, киннамом,
  
  
   Бряцанье пахучих кадил.
  
  
   "Брат, ты отрада, ты мой, ты мой дом,
  
  
   Брат, сколько счастья в огне голубом.
  
  
   Звезды Господь - для тебя засветил,
  
  
   Для тебя все цветы расцветил".
  
  
  
  
  ТИХИЙ ДОН
  
  
  
  
  
   "И времени больше не будет..."
  
  
  
  
  
  
  
  
   Откровение
  
  
  
  На тихом на Доне,
  
  
  
  В сияньи и в звоне,
  
  
  
  Цветет зеленеющий сад.
  
  
  
  Летают там птицы,
  
  
  
  Сияют зарницы,
  
  
  
  Стоят там светлицы,
  
  
  
  Горят.
  
  
  
  В светлице столовой
  
  
  
  Там стол есть дубовый,
  
  
  
  Двенадцать любимых за ним.
  
  
  
  Они не страдают,
  
  
  
  Они обладают,
  
  
  
  В них сумраки тают,
  
  
  
  Как дым.
  
  
  
  В светлице столовой,
  
  
  
  В той горнице новой
  
  
  
  И вечной как Солнце и свет,
  
  
  
  Двенадцать красивых,
  
  
  
  Бессмертно-счастливых,
  
  
  
  Все в мире - в разрывах,
  
  
  
  Здесь - нет.
  
  
  
  В немом поцелуе
  
  
  
  Застывшие струи
  
  
  
  Молчаньем окованных вод.
  
  
  
  И звон колокольный,
  
  
  
  Над бездною дольной,
  
  
  
  В уют тот безбольный -
  
  
  
  Зовет.
  
  
  
  
  ГОЛОС
  
   Был голос из-за облака: - Пребудьте в бытии.
  
   Послушайте, вы, голуби, вы, верные мои.
  
   Затеем мы огнистую снежистую игру,
  
   Я плоть себе пречистую покровом изберу.
  
   Я в эту ткань богатую по-царски облекусь,
  
   Не тенью к вам крылатою, а весь как есть явлюсь.
  
   И будет дух - в кружении, как голубь круговой,
  
   В сверканьи и в горении в свирельности живой.
  
   В великой осиянности кружащихся планид,
  
   В блаженной несказанности, в которой буря спит.
  
   И вот - и вот - идет она, идет она, растет,
  
   В душе горячим молниям забыт - утрачен счет.
  
   Мы в бешеной любовности, мы в белых облаках,
  
   В великой безгреховности, в свежащих нас громах.
  
  
  
  
  БОГ ЖИВОЙ
  
  
  
  
  (ГОЛУБИ)
  
  
  
  Ты оставь чужих людей,
  
  
  
  Ты меж братьев порадей,
  
  
  
  Богом-Духом завладей.
  
  
  
  Люди ходят так и сяк,
  
  
  
  Входят в свет и входят в мрак,
  
  
  
  А не знают вещий знак.
  
  
  
  Мы же - посолонь всегда,
  
  
  
  Наша - светлая страда,
  
  
  
  И несбивчива - Звезда.
  
  
  
  Бог есть мертвый, Бог живой,
  
  
  
  Бог живой да будет твой,
  
  
  
  Поспешай, Господь с тобой.
  
  
  
  
  БОГ ЖИВОЙ
  
  
  
  
  (ГОРЛИЦЫ)
  
  
  
  Бог живой, везде живой,
  
  
  
  В Небошири голубой,
  
  
  
  В Солнце, в Месяце, в звезде,
  
  
  
  В протекающей воде.
  
  
  
  В громоздящихся китах,
  
  
  
  В еле видимых цветах,
  
  
  
  В паутинке на ветру,
  
  
  
  В сне последнем поутру.
  
  
  
   AЗ ЕСМЬ БОГ
  
  
  Аз есмь Бог, в веках предсказанный,
  
  
  Из глубин своих развязанный,
  
  
  Из глубин своих свобод
  
  
  Вставший здесь, как миг и год.
  
  
  Аз есмь Бог и откровение,
  
  
  Темным душам во спасение.
  
  
  Светлым душам в поцелуй,
  
  
  Да поют, любя: "Ликуй!"
  
  
  Аз есмь Бог вочеловеченный,
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 186 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа