Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Зеленый вертоград, Страница 12

Бальмонт Константин Дмитриевич - Зеленый вертоград


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

  
   Много див своих.
  
  
  
   Меж густых завес
  
  
  
   Не видать Небес,
  
  
  
   Но и здесь воскрес
  
  
  
   Тоже звучный стих.
  
  
  
   Вековечный круг,
  
  
  
   Он и здесь воскрес.
  
  
  
   Север есть и Юг,
  
  
  
   И Восток и друг,
  
  
  
   И зеленый луг
  
  
  
   Для живых телес.
  
  
  
   Возлежи, пируй,
  
  
  
   Всех цветов не счесть,
  
  
  
   Ты цветок, ликуй,
  
  
  
   Нежен лепет струй,
  
  
  
   О, целуй, целуй,
  
  
  
   Если губы есть!
  
  
  
   А когда к устам
  
  
  
   Красный льнет закат,
  
  
  
   По златым следам,
  
  
  
   Мы к иным цветам,
  
  
  
   Мы к плодам-звездам
  
  
  
   Удалимся в Сад.
  
  
  
  
  ДУХ НАШ
  
  
  - Дух наш, скажи! Дух наш, пророчь!
  
  
  Отчего мы в заре и однако в печали?
  
  
  Ибо в темную ночь
  
  
  Свет Христов вы проспали.
  
  
  Кто проспал, тем на дню невозможно помочь.
  
  
  - Дух, помоги! Дух, измени!
  
  
  Опрокинуть не можем ли час наш и время?
  
  
  - Будут новые дни,
  
  
  Сейте светлое семя,
  
  
  Стебель в новые дни, возрастив, наклони.
  
  
  - Дух, мы хотим! Дух, преклонись!
  
  
  Мы глядим, мы не спим, не уснем, помоги нам!
  
  
  - Обойми кипарис.
  
  
  Спи. Но, чуть по долинам
  
  
  Брызнут росы, проснись, и молись, и молись.
  
  
  
   ДУХОВНЫЙ САД
  
  
  Темный и светлый духовный наш Сад,
  
  
  Солнце зашло, но не гаснет закат,
  
  
  Красные вишни, златой виноград.
  
  
  Ягодки словно цветы - барбарис,
  
  
  В яблоках ясно румянцы зажглись,
  
  
  Темный, как терем ночной, кипарис.
  
  
  Нежно обнявшись с последним лучом,
  
  
  Лилия дремлет и грезит. О чем?
  
  
  Уж не отпустит тот луч, нипочем.
  
  
  В чашу вбирая, но тем не губя,
  
  
  Пресуществляя, вдыхая, любя,
  
  
  Белая, примет златистость в себя.
  
  
  Скоро ночная сойдет тишина,
  
  
  Лилия будет бледна, но видна,
  
  
  В светы одета, и тайной сильна.
  
  
  
  КАЖДЫЙ ЕСТЬ ЦЕРКОВЬ
  
   Каждый есть церковь, и в каждом есть звоны,
  
   В каждом высоко восходят амвоны.
  
   Только когда
  
   Он это забудет,
  
   Света убудет,
  
   Сердце воскликнет, что сумрак хорош,
  
   Света убудет,
  
   И гаснет звезда.
  
   Что ж,
  
   Сумрак красив,
  
   Захватист и весело-пенист разлив,
  
   Полая ширью владеет вода.
  
   Сумрак хорош,
  
   Можно ль уму возбранить
  
   Выткать - какую понравится - нить?
  
   Вольной быть хочет душа,
  
   Своевольная тьма хороша.
  
   Если вода затопила угодья,
  
   Это весна,
  
   Пир полноводья.
  
   Полая влага однако мутна,
  
   Полые воды - стоячие,
  
   До предела всей мощи дошли.
  
   Вспыхните, помыслы зрячие, -
  
   Пусть зазыбится в должных пределах волна.
  
   О, внемли,
  
   Своевольница, мысль человеческая,
  
   Звездные зерна рассыпала в сумрак, там вон, вдали,
  
   Чья-то рука,
  
   Пахаря длань и отеческая,
  
   Звездную стелят дорогу века,
  
   Звездные росы,
  
   Храмы встают, озаряя откосы,
  
   Звездные капли в качаньях морей,
  
   Звездные души, к молитве идите, звездные души,
  
  
  
  
  
  
   скорее, скорей.
  
  
  
   ЧЕТЫРЕ ЗНАКА
  
   Поюще,
  
   Вопиюще,
  
   Взывающе,
  
   Глаголюще.
  
   Орлом седым поюще,
  
   Тельцом вопиюще,
  
   Могучим львом взывающе,
  
   Как человек глаголюще.
  
   Четыре знака нам,
  
   Мирволющих страстям,
  
   Лик четырех путей,
  
   В различности страстей.
  
   Орлиное пенье, орлиные крылья,
  
   Мычанье и кротость тельца,
  
   Львиный прыжок, все мое - без усилья,
  
   И голос, глаголанье, гул без конца.
  
   Куда ты захочешь, смотри,
  
   И все, что восхочешь, бери,
  
   Ты думал, путей только три,
  
   Их в мире безбрежном четыре.
  
   Ты - в Мире,
  
   Мирское - бери.
  
   Я беру себе крылья орлиные,
  
   Хоть люблю я уютный хозяйственный мир,
  
   Я беру себе шири пустынные, львиные,
  
   И стозвонное пение лир.
  
   Четверично - различно - стократно - единое.
  
   Проходя по воздушным путям,
  
   Я увидел безмерную долю,
  
   От страстей через страсти к страстям и страстям
  
   Улетаю, как все - им мирволю,
  
   Но, когда я начну говорить, я глаголю,
  
   И когда я пою, возвещаю я волю,
  
   Что в великом кипеньи страстей,
  
   Чрез которое должно пройти,
  
   Чтоб узнать о едином пути,
  
   О пути - от путей,
  
   В голубой небосвод,
  
   Где душа изберет из различности всей
  
   Лишь простор - и полет.
  
  
  
   ХЕРУВИМСКАЯ
  
   Выше, ниже, Херувимы, образующие тайно
  
   Свет и крылья, свет и дымы, лик возникший
  
  
  
  
  
  
   не случайно,
  
   Жизнь творящей, нисходящей, восходящей ввысь
  
  
  
  
  
  
  
   огнем,
  
   Трисвятую, Трисвятейшей, трисвятую песнь поем.
  
   Да Царя, чей голос - громы в вихрях огненного
  
  
  
  
  
  
  
   дыма,
  
   Чье величие - на копьях свитой Ангельской носимо,
  
   Мы подымем, света примем триединого Лица,
  
   Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя без конца.
  
  
  
  
  НА ДОНУ
  
  
  Это было на Дону, на Дону,
  
  
  Вот уж третью я весну не усну.
  
  
  И к чему ж я буду спать, буду спать?
  
  
  Сирота нашел Отца, встретил Мать.
  
  
  Там на тихом на Дону - Царский Дом,
  
  
  Я пришел в пути своем в Царский Дом.
  
  
  А при Доме этом сад, нежный сад,
  
  
  И горит, да не сгорит, там закат.
  
  
  И горит, который год, там восход,
  
  
  Хоть считай, хоть не считай, спутан счет.
  
  
  И, как тайна, по древам светит Храм,
  
  
  Все листы-цветы, как свечи, светят там.
  
  
  И со всех там сторон слышен звон,
  
  
  Из каких колоколец льется он?
  
  
  Из златых колоколец, иль сердец?
  
  
  Где начало этой песни, где конец?
  
  
  И от птиц исходит глас, столь певуч,
  
  
  Что во церкви там пробил быстрый ключ.
  
  
  Ключ запел, закипел, побежал,
  
  
  В синем Море, на просторе, пенный вал.
  
  
  Я глядел, поглядел, стал я бел,
  
  
  Я с ключом над цветком звонко пел.
  
  
  Чудеса. Небеса - мой Отец,
  
  
  Мать-Земля - моя Мать наконец.
  
  
  У Отца - два венца на челе,
  
  
  Злат венец, бел венец, свет во мгле.
  
  
  Мать мою он в смарагды одел.
  
  
  Я пою. Или вечно я пел?
  
  
  
   МОЯ ГОЛОВУШКА
  
   Ты пропой, моя головушка, соловушком в саду,
  
   Ты воспой, моя головушка, Вечернюю Звезду.
  
   Ты пропой, моя головушка, о всех качелях дней,
  
   Ты воспой, моя головушка, качанье в глубь ночей.
  
   Ты пропой, моя головушка, про Каму про реку,
  
   Ты воспой всех красных девушек, ночную их тоску.
  
   Ты пропой, моя головушка, про реку про Курень,
  
   Ты воспой всех добрых молодцев, уведших ночи
  
  
  
  
  
  
  
   в день.
  
   Ты пропой, моя головушка, о вербе золотой,
  
   Ты воспой ее цветение над вешнею водой.
  
   Ты пропой, моя головушка, что Море хочет рек,
  
   Ты воспой, моя головушка, как свят есть Человек.
  
  
  
  КО ПРЕСТОЛУ КРАСОТЫ
  
  
  
  У Престола Красоты
  
  
  
  Все лазоревы цветы,
  
  
  
   А еще есть белы,
  
  
  
   А еще есть белы.
  
  
  
  Тайно в сердце поглядим,
  
  
  
  Там мы путь определим
  
  
  
   В вышние пределы,
  
  
  
   В вышние пределы.
  
  
  
  Ко Престолу Красоты,
  
  
  
  До высокой высоты,
  
  
  
  Я дойду, и ты, и ты.
  
  
  
   Братья, будем смелы,
  
  
  
   Братья будем смелы.
  
  
  
  В каждом сердце - тайный храм,
  
  
  
  Там иди по ступеням
  
  
  
   В сумраки безбрежны,
  
  
  
   В сумраки безбрежны.
  
  
  
  Темны горницы пройдешь,
  
  
  
  Светлы горницы найдешь,
  
  
  
   Светлы, безмятежны,
  
  
  
   Светлы, безмятежны.
  
  
  
  Ввысь, по лестницам крутым,
  
  
  
  Все вперед неукротим,
  
  
  
  Луч увидишь, ты за ним,
  
  
  
   Сестры, будем нежны,
  
  
  
   Сестры, будем нежны.
  
  
  
  Тот, кто первый кончил путь,
  
  
  
  Может руку протянуть
  
  
  
   В вышние пределы,
  
  
  
   В вышние пределы.
  
  
  
  А за ним, рука с рукой,
  
  
  
  Ввысь взойдет еще другой,
  
  
  
   Брат с сестрою белой,
  
  
  
   Брат с сестрою белой.
  
  
  
  Вместе все, и я, и ты,
  
  
  
  Ко Престолу Красоты,
  
  
  
  Как на яблоне цветы,
  
  
  
   Души, будьте смелы,
  
  
  
   Души, будьте смелы.
  
  
  
  
  ЭТО БУДЕТ
  
  
  
  Это будет - по весне.
  
  
  
  Сам Пророк поведал мне.
  
  
  
  Это явится в тот год,
  
  
  
  Как в высотах зацветет,
  
  
  
  Сон всемирный, Цвет-Гора,
  
  
  
  Что из злата, серебра,
  
  
  
  И вселенского Огня.
  
  
  
  Это будет - для меня,
  
  
  
  Для тебя, и для других,
  
  
  
  Для своих, и для чужих,
  
  
  
  И для каждого, для всех,
  
  
  
  Он исчезнет, темный грех.
  
  
  
  Отойдет, как черный дым.
  
  
  
  Потечет Река-Сладим,
  
  
  
  Позлатится Втай-Река,
  
  
  
  Примет в воды все века,
  
  
  
  Укрепится Шат-Река,
  
  
  
  Широка и глубока,
  
  
  
  А по водам Тень-Реки
  
  
  
  Заиграют огоньки,
  
  
  
  А по вскипам Тень-Реки
  
  
  
  Засверкают светляки.
  
  
  
  Во Вселенной, в пеньи струй,
  
  
  
  Все-то будет поцелуй.
  
  
  
  Это будет. Светлый смех,
  
  
  
  Раз во мне, он есть во всех.
  
  
  
  Есть ли тьма, коль я горю?
  
  
  
  Это будет, говорю.
  
  
  
  
  СТРУНЫ
  
  
  
  - Кто сказал вначале?
  
  
  
  Сколько слов? О чем?
  
  
  
  - В роковом начале
  
  
  
  Струны заиграли
  
  
  
  В Небе золотом.
  
  
  
  - Сколько капель в вале,
  
  
  
  Пенистом, морском?
  
  
  
  - Струны колдовали,
  
  
  
  Капель не считали
  
  
  
  В Небе голубом.
  
  
  
  - Та ли жизнь в печали,
  
  
  
  Как в огне живом?
  
  
  
  - Струны прозвучали,
  
  
  
  Песней все венчали
  
  
  
  В Небе огневом.
  
  
  
  - Будет ли в опале
  
  
  
  Кто в конце святом?
  
  
  
  - Свет конца - в начале
  
  
  
  Струны веще знали
  
  
  
  В Небе золотом.
  
  
  
   ПОЛЯ БЛАЖЕННЫЕ
  
  
  
  Ризы нетленные,
  
  
  
  Венцы семигранные,
  
  
  
  И друзья неизменные,
  
  
  
  И слова необманные.
  
  
  
  И для вольных полей
  
  
  
  Много пышных стеблей.
  
  
  
  И в лугах табуны
  
  
  
  Богатырских коней.
  
  
  
  И Луна с вышины
  
  
  
  С свитой солнечных дней.
  
  
  
  И дрожанье струны
  
  
  
  Все нежней и нежней.
  
  
  
  И когда, день за днем,
  
  
  
  Завершается год,
  
  
  
  Серп звенит за серпом,
  
  
  
  Жатвы хочет, поет.
  
  
  
  Новый стебель растет,
  
  
  
  Новый колос горит.
  
  
  
  Умножается счет,
  
  
  
  Изумруд, Маргарит.
  
  
  
  Бриллианты растут,
  
  
  
  Ночи бархат плетут.
  
  
  
  Золотую иглу
  
  
  
  Кто-то держит, и шьет.
  
  
  
  Бисер вызвездил мглу,
  
  
  
  Умножается счет.
  
  
  
  Светят ризы нетленные,
  
  
  
  И венцы семигранные.
  
  
  
  Вольны бывшие пленные,
  
  
  
  Струнны радости жданные.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 172 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа