Главная » Книги

Байрон Джордж Гордон - Ода к Венеции

Байрон Джордж Гордон - Ода к Венеции


  

Дж. Г. Байронъ

Ода къ Венец³и.

   Переводъ Т. Л. Щепкиной-Куперникъ.
   Байронъ. Библ³отека великихъ писателей подъ ред. С. А. Венгерова. Т. 2, 1905.
  

 []

ОДА КЪ ВЕНЕЦ²И.

  
                   I.
  
         Венец³я! Когда тебя поглотятъ воды
         И съ моремъ мраморъ твой сравняетъ власть временъ -
         О, надъ тобой тогда заплачутъ всѣ народы
         И громко прозвучитъ надъ моремъ долг³й стонъ.
         И если я теперь рыдаю надъ тобою,
         Я, путникъ сѣверный,- то какъ твои сыны
         Тебя мучительно оплакивать должны!
         И что-жъ они? Мирясь съ ужасною судьбою,
         Въ дремотѣ ропщутъ лишь, не отгоняя сна;
         И доблесть ихъ отцовъ такъ съ ними не сходна,
         Какъ съ грязью мутною берегового ила
         Потока вешнихъ водъ сверкающая сила,
         Что рыбака влечетъ на берегъ безъ челна.
         И пресмыкаются они въ испугѣ слабомъ
         По влажнымъ улицамъ, подобны жалкимъ крабамъ.
         И ужасъ ихъ гнететъ, что для родной земли
         Столѣтья лучшихъ жатвъ добиться не могли!
         Тринадцати вѣковъ - съ ихъ пышностью и славой -
         Вся память отдана лишь мраку и слезамъ.
         И каждый памятникъ - дворецъ, колонна, храмъ -
         Пришельцу шлетъ привѣтъ съ печалью величавой,-
         И даже самый Левъ какъ будто побѣжденъ.
         A барабанный бой, зловѣщимъ эхомъ вторя
         Тумана голосу, теперь звучитъ вдоль моря,
         Вдоль тѣхъ же кроткихъ волнъ, гдѣ лишь гитары звонъ
         Да пѣсни сладк³я, бывало, ночью лунной
         Лились подъ плескъ гондолъ, подъ тих³й ропотъ струнный.
         Гдѣ прежде слышался лишь шумъ толпы живой,
         Веселыхъ, молодыхъ создан³й звонк³й лепетъ,
         Чей самый тяжк³й грѣхъ былъ развѣ сердца трепетъ,
         Избытокъ радости безпечной, огневой,
         Чье безудержное стремленье къ страсти, къ счастью,
         Лишь время удержать могучей можетъ властью.
         Но лучше юный пылъ волнен³я любви,
         Борьба кипучихъ чувствъ, бушующихъ въ крови,
         Чѣмъ эти мрачныя ошибки, заблужденья,
         Народовъ плевелы въ годину ихъ паденья;
         Когда Порокъ, влача тяжелый Ужасъ свой,
         Повсюду празднуетъ безстыдно новоселье;
         Когда Безум³емъ становится веселье
         И Смерть несетъ въ своей улыбкѣ роковой.
         Надежда-жъ - ложная отсрочка, облегченье
         За часъ до гибели - послѣдняго мученья.
         Такъ иногда больной (когда - тяжелыхъ Мукъ
         Послѣднее дитя - отниметъ Слабость силы
         У тѣла бѣднаго, и, пробираясь въ жилы,
         Стремится заглушить послѣдн³й пульса стукъ, -
         Въ началѣ тягостномъ той скачки безпощадной
         Гдѣ побѣждаетъ Смерть) - вдругъ облегченъ на мигъ,
         Какъ будто-бы въ него влился потокъ отрадный,
         Освободивъ его отъ мертвенныхъ веригъ.
         И вотъ лепечетъ онъ съ трудомъ о жизни новой,
         О томъ, что духъ его хоть слабъ, но ужъ паритъ;
         О свѣжемъ воздухѣ онъ жадно говоритъ,
         Искать спасен³я, здоровья вновь готовый...
         И шепчетъ все слабѣй, не чувствуя того,
         Что задыхается, что Смерть ужъ ждетъ его.
         Не сознаетъ онъ, чтб рукой сжимаетъ тонкой;
         Глаза подернулись неуловимой пленкой,
         И тихо комната вся плаваетъ вокругъ,
         И Тѣни близъ него уже снуютъ безгласно
         Съ заботой странною; онъ ловитъ ихъ напрасно,
         Пока... послѣдн³й стонъ задушенный - и вдругъ
         Все ледъ и темнота, и м³ръ въ одно мгновенье
         Сталъ тѣмъ-же, какъ за мигъ до нашего рожденья.
  
                   II.
  
         Надежды въ м³рѣ нѣтъ для нац³й и племенъ;
         Переверните вы истор³и страницы:
         Все уплывающихъ столѣт³й вереницы,
         Приливъ и вновь отливъ - несмѣнный ихъ законъ.
         И "будетъ", каждый мигъ преображаясь въ "было",
         Насъ все-же ничему почти не научило.
         Опоры ищемъ мы, какъ прежде, только въ томъ,
         Что тяжестью своей уничтожаемъ сами;
         Сражаясь съ воздухомъ, мы силы отдаемъ
         Невѣдомо на что - и управляетъ нами
         Природа наша-же, и нынѣ, какъ и встарь.
         Такъ всѣ животныя (и высшаго разряда):
         Бичу надсмотрщика имъ покоряться надо,
         Хотя-бы ихъ вели на жертвенный алтарь.
         О вы, что льете кровь за королей, какъ воду,
         Потомкамъ вашимъ что дадутъ они взамѣнъ?
         Наслѣдство бѣдств³я, слѣпой и жалк³й плѣнъ,
         И награжденную ударами свободу!
         Скажите, неужель васъ все еще не жжетъ
         Плугъ докрасна давно ужъ раскаленный тотъ,
         Что, спотыкаяся, вы тащите устало?
         Ужели все еще насил³я вамъ мало?
         Вы честность мните въ томъ сознательно вполнѣ,
         Что съ унижен³емъ лобзать готовы руку,
         Толкающую васъ на раны, боль и муку,
         И славу возглашать на медленномъ огнѣ?
         То, что оставили для своего народа
         Владыки щедрые, и что дала свобода
         Вѣкамъ - прекраснаго, и то, чѣмъ такъ великъ
         Завѣтъ Истор³и - y нихъ иной родникъ.
         Смотрите-же теперь, читайте... и вздохните,
         Потомъ падите ницъ и кровью изойдите!
         Всѣ, кромѣ гордыхъ душъ, кому невѣдомъ страхъ,
         Кто, несмотря на все,- на эти преступленья,
         Происходящ³я отъ страстнаго стремленья
         Разбить твердыни стѣнъ своей темницы въ прахъ,
         И выпить, наконецъ, тѣ сладостныя воды,
         Что льются изъ святыхъ источниковъ свободы;
         На преступлен³я, творимыя толпой,
         Дошедшей наконецъ до ярости слѣпой
         Отъ долгихъ тяжкихъ лѣтъ мучен³я и гнета,
         Когда y каждаго уже одна забота:
         Топча другихъ вокругъ, добыть воды скорѣй,
         Что имъ забвен³е несетъ въ струѣ своей, -
         Забвен³е цѣпей, забвен³е печали,
         Ярма, въ которомъ всѣ песокъ они пахали,
         Безплодный и сухой... A если-бы зерно
         Взошло нежданно тамъ, - то имъ-бы все равно
         Колосья не могли достаться золотые.
         О, слишкомъ долго ужъ они сгибали выи
         Подъ тяжестью ярма; и мертвый ихъ языкъ
         Лишь жвачку горести одну жевать привыкъ.
         Да, кромѣ гордыхъ душъ, въ комъ, несмотря на это,
         Все на грядущее надеждами согрѣто.
         Хоть ненавистны имъ подобныя дѣла -
         Они съ причиною не смѣшиваютъ зла
         Отъ этихъ временныхъ, случайныхъ уклонен³й
         Природы отъ ея законовъ. Ихъ умы
         Готовы видѣть въ нихъ прообразы чумы
         Иль бѣдств³й м³ровыхъ, большихъ землетрясен³й...
         На мигъ пройдутъ они, промчатся надъ землей -
         A тамъ утихнетъ вновь смятенная стих³я,
         И весны прилетятъ, и принесутъ покой,
         И поколѣн³я появятся младыя,
         И въ гордой красотѣ возстанутъ города,
         Прекрасны - если имъ свобода не чужда;
         Лишь для тебя вѣдь нѣтъ цвѣтовъ, о Тиранн³я!
  
                       III.
  
         О, какъ, Импер³я и Слава, вы въ своемъ
         Союзѣ царственномъ съ Свободою втроемъ,
         Владѣли нѣкогда твердыней этихъ башенъ.
         Союзъ народностей сильнѣйшихъ не былъ страшенъ
         Для духа гордаго Венец³и тогда!
         Завидовали ей; но даже и вражда
         Склонялась передъ ней. Она привыкла видѣть
         Монарховъ y себя; всѣ поклонялись ей
         И увлекалися хозяйкою своей,
         Не въ силахъ ни за что ее возненавидѣть.
         Съ монархами толпа была здѣсь заодно:
         Она - красавица - Венец³я - давно
         Была уже для всѣхъ пришельцевъ чужестранныхъ
         Приманкой дивною мечтан³й постоянныхъ.
         И преступлен³й кто-бъ простить ей не съумѣлъ?
         Они смягчалися, рожденныя любовью.
         И никогда она не упивалась кровью,
         И не были нужны ей груды мертвыхъ тѣлъ.
         Но всѣхъ ея побѣдъ безбольныхъ достоянье
         Дарило радости счастливое с³янье.
         Она спасала крестъ, и постоянно онъ
         Съ небесъ благословлялъ ту сѣнь ея знаменъ,
         Что развѣвалася преградою святою
         Межъ Полумѣсяцемъ невѣрнымъ и землею.
         И Полумѣсяцъ тотъ померкъ и поблѣднѣлъ,
         Благодаря лишь ей... и вотъ ея удѣлъ:
         Земля даритъ за то Венец³и прекрасной
         Неумолимый звонъ, тяжелый лязгъ цѣпей;
         И онъ терзаетъ слухъ, насмѣшкою ужасной,
         Всѣмъ, кто обязанъ ей Свободою своей.
         Но съ ними можетъ лишь дѣлить она Страданье.
         И "королевство" врагъ ей даровалъ названье!..
         Но знаетъ и она - какъ мы - всю цѣну словъ,
         Которыми тиранъ жонглировать готовъ.
  
                   IV.
  
         Уже для трехъ частей измученнаго м³ра
         Исчезла и прошла Республики мечта:
         Венец³и - конецъ; Голланд³я - взята,
         И въ ней царятъ теперь и скипетръ и порфира.
         Швейцарцы, тѣ еще среди родимыхъ горъ,
         Не знающихъ оковъ, спокойны и свободны;
         Но тиранн³я имъ готовитъ ужъ позоръ:
         Ея усил³я и хитрость не безплодны...
         Она ростетъ, ростетъ, и гаситъ на пути
         Всѣ искры, что въ золѣ могла еще найти.
         Но есть велик³й край, свободный и счастливый,
         Въ расцвѣтѣ юныхъ силъ встаетъ онъ горделивый.
         Могуч³й океанъ хранитъ его народъ
         И въ сторонѣ его ревниво бережетъ.
         Народъ тотъ вскормленъ былъ съ заботой неизмѣнной
         Въ благоговѣн³и къ Свободѣ драгоцѣнной,
         Еще отцы его сражались за нее
         И дѣтямъ отдали наслѣд³е свое;
         Отличье гордое отъ странъ другихъ, несчастныхъ,
         Движен³ю руки монарха лишь подвластныхъ,
         Какъ будто-бы для нихъ бездушный скипетръ въ ней
         Былъ жезлъ магическ³й, науки всей сильнѣй.
         Одинъ велик³й край, непобѣжденный, твердый
         Еще возносится своей вершиной гордой
         Изъ водъ Атлантики! Тотъ край намъ доказалъ -
         Исавамъ-первенцамъ, - что гордыя знамена,
         Неустрашимая защита Альб³она,
         Легко парящая надъ высью нашихъ скалъ -
         Должны склоняться ницъ въ почтен³и къ народу,
         Что кровью заплатилъ за Право и Свободу.
         О, если въ людяхъ кровь подобна бѣгу водъ -
         Не лучше-ль, чтобъ она стремилась все впередъ,
         Не лучше-ль, чтобъ ея потокъ былъ мощенъ, силенъ,
         Чѣмъ въ жилахъ тысячью лѣнивыхъ ползъ извилинъ,
         Цѣпями загражденъ, какъ сумрачный каналъ, -
         И, какъ больной во снѣ, едва-едва шагалъ?
         Нѣтъ! лучше гибнуть тамъ, гдѣ и поднесь Свобода
         Спартанцевъ память чтитъ, погибнувшихъ въ бою,
         Отдавши за нее такъ гордо жизнь свою
         У Ѳермопильскаго безсмертнаго прохода, -
         Чѣмъ мертвенный застой. Иль - прочь изъ этихъ странъ,
         И новый влить потокъ въ могуч³й океанъ;
         И, вольною душой достойнаго ихъ, сына
         Дать предкамъ доблестнымъ, погибнувшимъ въ борьбѣ,
         И новаго еще прибавить гражданина,
         Свободнаго бойца, Америка, тебѣ!...

 []

  

Ода къ Венец³и.

  
   Ода была окончена до 10 ³юля 1818 г., но напечатана только въ 1819 г., вмѣстѣ съ "Мазепой" и "Отрывкомъ". Основной ея мотивъ - сѣтован³е на упадокъ "царицы морей" - является какъ бы отголоскомъ вступительныхъ строфъ ²Ѵ-й пѣсни "Чайльдъ-Гарольда" (см. наст. изд. I, стр. 122-127), отъ которыхъ это произведен³е отличается реалистическимъ изображен³емъ смертнаго часа и восторженною похвалою Соединеннымъ Штатамъ. За эту похвалу Байрона упрекнули въ недостаточномъ патр³отизмѣ, и онъ писалъ Муррею, 21 февр. 1821 г.: "Впредь я буду обращаться съ привѣтств³ями только къ Канадѣ u высказывать желан³е дезертировать къ англичанамъ".
   Стр. 107. Плугъ докрасна давно ужь раскаленный тотъ,
   Чшо, спотыкаяся, вы тащите устало.
   Въ своемъ дневникѣ, сравнивая Шеридана съ Брумомъ, Байронъ говоритъ о "до красна раскаленномъ плугѣ общественнной дѣятельности".
   Стр. 109. И "королевство" вратъ ей даровалъ названье.
   Въ 1814 г. итальянск³я владѣн³я австр³йскаго императора были обращены въ отдѣльное государство, подъ наименован³емъ "Ломбардо-Венец³анскаго королевства".
             Голланд³я взята
   И вь ней царятъ теперь и скипетръ, и порфира.
   Принцъ Оранск³й былъ провозглашенъ 1 декабря 1813 г., владѣтельнымъ княземъ Нидерландскимъ, a въ слѣдующемъ году, 13 августа, получилъ титулъ короля Нидерландскаго, съ услов³емъ, что его королевство войдетъ въ составъ Германскаго Союза.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 473 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа