Главная » Книги

Алмазов Борис Николаевич - Избранные стихотворения

Алмазов Борис Николаевич - Избранные стихотворения


1 2

  
  
  
   Б. Н. Алмазов
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэты 1860-х годов
  Библиотека поэта. Малая серия. Издание третье
  Л., "Советский писатель", 1968
  Вступительная статья, подготовка текста и примечания И. Г. Ямпольского.
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  Кофей
  Недовольный
  Турист
  Неизбежный
  Женихи
  Похороны "Русской речи", скончавшейся после непродолжительной, но тяжкой болезни
  Успокоение
  Художник
  Григорьев
  Чичерин
  Корш
  Борис Николаевич Алмазов родился 27 октября 1827 года в Вязьме в семье отставного штабс-капитана, участника Отечественной войны. Детство он провел в имении отца в Сычевском уезде Смоленской губернии. В 1839 году Алмазова отдали в 1-ю московскую гимназию; из четвертого класса он перешел в частный пансион Эннеса, а в 1848 году поступил на юридический факультет Московского университета. Алмазов увлекался университетскими лекциями, особенно лекциями Т. Н. Грановского, однако окончить университет ему не удалось; материальные дела отца пришли в упадок, и Алмазов был уволен со второго курса за невзнос платы за обучение.
  На почве общих литературных и театральных интересов он сблизился с А. Н. Островским, А. Ф. Писемским, А. А. Григорьевым, Е. Н. Эдельсоном, Л. А. Меем, П. М. Садовским и другими и вошел вместе с ними в так называемую "молодую редакцию" издававшегося М. П. Погодиным журнала "Москвитянин". Любовь к русской истории, русской песне и вместе с тем к патриархальным устоям русской жизни, в том числе религиозно-нравственным, неприязнь ко всему, что было направлено к коренным ее изменениям, - вот что характеризовало "молодую редакцию" и сближало ее со славянофилами. Для Островского это был лишь кратковременный этап его развития; Алмазов остался верен этим устоям на всем протяжении своей литературной деятельности. Под псевдонимом "Эраст Благонравов" Алмазов печатал в "Москвитянине" остроумные фельетоны и журнальные обозрения, полемизируя главным образом с "Современником" Некрасова и вообще с "западниками".
  В 1854 году Алмазов поступил на службу в канцелярию попечителя московского учебного округа, через три года перешел в контору московской синодальной типографии, но заработка не хватало даже на скромную жизнь, и в 1861 году Алмазов вышел в отставку. Отныне основным источником существования стал литературный гонорар, и нужда еще более увеличилась и уже не покидала его дома.
  После прекращения "Москвитянина" в 1856 году Алмазов принимал участие в разных изданиях. Особенно интересны две его статьи, появившиеся в изданном Погодиным альманахе "Утро", - "О поэзии Пушкина" и "Взгляд на русскую литературу 1858 года". В них содержится немало тонких наблюдений, но в основном они направлены против критики демократического лагеря, в защиту идей "искусства для искусства". Истинный поэт, утверждал Алмазов, "говорит только о том, о чем призван говорить: о боге, красоте, сердце человеческом, - о том, что неизменно, вечно, что нужно для всех веков и народов". И как бы ни были важны стремления к общественным преобразованиям и споры по поводу них, "какие бы прекрасные надежды ни звучали в этом шуме и спорах, от них бежит поэзия, не терпящая никаких хлопот и требований".
  Много стихотворений и переводов Алмазов напечатал в "Развлечении", "Русском вестнике", "Заре", "Газете А. Гатцука". В 1861-1862 годах две его вещи (одна из них - "Похороны "Русской речи"..." - включена в настоящий сборник) появились в "Искре". В 1863 году вышел сборник его юмористических стихотворений; в 1874 году более обширное издание стихотворений.
  Политические стихотворения Алмазова, а также его произведения на исторические и историко-религиозные темы проникнуты по преимуществу славянофильскими и националистическими идеями. Гораздо большей популярностью пользовалась его юмористика, но и в ней чем дальше, тем все большее место занимает прямолинейная и грубая антинигилистическая тенденция.
  Немало сделал Алмазов как переводчик. Он перевел "Песню о Роланде", старинные испанские романсеро, целый ряд произведений Шиллера, Гете, Шенье.
  Алмазов умер 3 апреля 1876 года.
  
  
  
  Издания стихотворений
  Диссонансы. Стихотворения Б. Адамантова. М., 1863.
  Стихотворения. М., 1874.
  
  
  
  
  КОФЕЙ
  
  
   Я сначала терпеть не мог кофей,
  
  
   И когда человек мой Прокофий
  
  
   По утрам с ним являлся к жене,
  
  
   То всегда тошно делалось мне.
  
  
   Больше чувствовал склонность я к чаю.
  
  
   Но записочку раз получаю:
  
  
   "Завтра утром приди, милый мой, -
  
  
   Вместе кофей пить будем с тобой".
  
  
   В миг всю ложность и все затрудненья
  
  
   Я постиг моего положенья.
  
  
   Но закон для меня billet doux {*} -
  
  
   {* Любовная записка (франц.). - Ред.}
  
  
   На свидание к милой иду.
  
  
   Я дорогой дрожу весь заране.
  
  
   Прихожу. Что ж? Она на диване
  
  
   Перед столиком чайным сидит -
  
  
   На спирту сама кофей варит.
  
  
   Я не ждал такой дивной картины!
  
  
   Опустили мы мигом гардины,
  
  
   Чтоб чей злой и насмешливый глаз
  
  
   Не заметил бы с улицы нас...
  
  
   Опишу ли весь пыл упоенья?!
  
  
   Всё, что может себе в услажденье,
  
  
   Когда время свободное есть,
  
  
   На просторе любовь изобресть, -
  
  
   Всё тогда с нею мы испытали.
  
  
   О, с каким наслажденьем глотали
  
  
   Жирный кофей мы после того:
  
  
   Чашек десять я выпил его.
  
  
   Она выпила тоже немало
  
  
   И, прощаясь, мне нежно сказала:
  
  
   "Друг мой милый, до этого дня
  
  
   Не любила ведь кофею я.
  
  
   Я его с отвращеньем варила,
  
  
   Но себя той надеждою льстила,
  
  
   Что охотник до кофею ты, -
  
  
   И сбылось предвещанье мечты.
  
  
   Но чего и в мечтах мне не снилось,
  
  
   То со мною внезапно случилось:
  
  
   Прежде кофей я в рот не брала,
  
  
   А теперь с наслажденьем пила!"
  
  
   "Он мне тоже всегда был противен
  
  
   (Я сказал ей в ответ), о, как дивен
  
  
   Волканический пламень страстей:
  
  
   Он привычки меняет людей".
  
  
   С той поры полюбил я и кофей.
  
  
   Весьма часто, когда мой Прокофий
  
  
   По утрам с ним приходит к жене,
  
  
   Я кричу: "Дай, брат, чашку и мне".
  
  
   1851
  
  
  
   НЕДОВОЛЬНЫЙ
  
  
   Дар прекрасный, дар широкий -
  
  
   Крепостные мне даны!
  
  
   Но почто по воле рока
  
  
   Быть отпущены должны?
  
  
   Кто? зачем? к какому черту
  
  
   Мне дворянство даровал?
  
  
   Тело приучил к комфорту,
  
  
   Ум гордыней обуял?
  
  
   Цели нет передо мною;
  
  
   Праздны думы, пуст карман,
  
  
   И томит меня тоскою
  
  
   Сложный выкупа туман.
  
  
   1859
  
  
  
  
  ТУРИСТ
  
   Соблазнясь пасп_о_ртов крайней дешевизной,
  
   Все спешат расстаться с дорогой отчизной,
  
   Все спешат оставить родины пределы:
  
   Кто для исцеленья боли застарелой,
  
   "Кто для осмотренья фабрик и заводов,
  
   Кто для истребленья годовых доходов,
  
   Юноша - для пользы и ученых целей,
  
   Франт - для созерцанья милых дам-камелий,
  
   Купчик - поучиться жизни и комфорту
  
   И, привычки предков все отправив к черту,
  
   Получив манеры, заведясь туалетом,
  
   В край родной вернуться ком-иль-фо отпетым.
  
   Словом, все уж нынче прут в края чужие -
  
   Все: купцы, сидельцы, даже цеховые.
  
   При таком движеньи черни самой низкой
  
   Я ль останусь дома, дворянин российский??
  
   Соберу ж скорее с вотчины доходы,
  
   Притворюсь, что болен, что хочу пить воды,
  
   Поручу именье ближнему соседу,
  
   Дам обед прощальный и в Париж уеду.
  
   Изучу там нравы в модном водевиле,
  
   Натолкаюсь вдоволь в скромном _баль-мабиле_,
  
   Наглазеюсь вдоволь в опере, на бале,
  
   Тысячи посею я в Роше д'Канкале
  
   И на бирже счастье разик попытаю,
  
   Пред лореткой милой в нежностях растаю,
  
   На ее капризы сильно промотавшись,
  
   Всюду натаскавшись, весь поистаскавшись,
  
   Износившись телом, утомлен душою,
  
   Свидеться решуся с родиной святою.
  
   Но весь куш, что спрятан мной на путь возвратный.
  
   Сбуду на дороге я в игре азартной
  
   Немцам - и пешечком поплетусь к Карлсбаду:
  
   Там, изнеможенный, прямо в ванну сяду
  
   И, усевшись в ванну, в сильном нетерпеньи
  
   Буду ждать доходов с моего именья.
  
   1859
  
  
  
  
  НЕИЗБЕЖНЫЙ
  
  
  
  
  
  
  Toujours lui! lui partout!
  
  
  
  
  
  
  
   Victor Hugo {*}
  
  
  {* Всегда он! везде он! - Виктор Гюго (франц.). - Ред.}
  
  
  Что б ни послали боги нам -
  
  
  Счастливый случай иль печальный, -
  
  
  Во всем, друзья, как соль ко щам,
  
  
  Необходим для нас квартальный.
  
  
  Повестку ль с почты принесут
  
  
  На малый куш иль капитальный, -
  
  
  Нам денег с почты не дадут,
  
  
  Коль не подпишется квартальный.
  
  
  Хотим ли видеть божий свет
  
  
  И в путь сбираемся мы дальный, -
  
  
  Кто даст на выезд нам билет?
  
  
  Всё он опять, опять квартальный!
  
  
  И в скорбный час, когда зажгут
  
  
  Над нами факел погребальный,
  
  
  Как нас в заставу провезут, -
  
  
  Кто нам поверит, коль и тут
  
  
  Не даст свидетельства квартальный?
  
  
  1859
  
  
  
  
  ЖЕНИХИ
  
  
  
  
  
  
  Пред испанкой благородной
  
  
  
  
  
  
  Двое рыцарей стоят,
  
  
  
  
  
  
  Оба смело и свободно
  
  
  
  
  
  
  В очи прямо ей глядят.
  
  
  
  
  
  
  
  
  А. Пушкин
  
  
   Пред купчихой благосклонной
  
  
   Двое фатов предстоят,
  
  
   Оба в брак вступить законный
  
  
   Страстью пламенной горят.
  
  
   Оба Шармером одеты
  
  
   С благородной простотой,
  
  
   Оба прежде - в оны леты -
  
  
   Всех дивили красотой.
  
  
   Оба крепкого сложенья,
  
  
   Оба в неге возросли,
  
  
   Но здоровье и именье
  
  
   В бурной жизни растрясли.
  
  
   Оба люди молодые,
  
  
   Но уж в долг давно живут;
  
  
   Оба род свой от Батыя
  
  
   С достоверностью ведут.
  
  
   Оба спеси благородной
  
  
   В сердце огнь святой хранят;
  
  
   Оба смертию голодной
  
  
   Жизнь окончить не хотят.
  
  
   Брак с купчихой запятнает
  
  
   Их могучий древний род;
  
  
   Но геральдики не знает
  
  
   Голодающий живот.
  
  
   Много шуму, много срама
  
  
   И бесславия их ждет;
  
  
   Но не славится и яма,
  
  
   Что у Иверских ворот.
  
  
   С этой мыслью неприятной,
  
  
   Потупляя нежно взгляд,
  
  
   Пред купчихой необъятной
  
  
   Оба фата предстоят.
  
  
   А купчиха с папироской
  
  
   Восседает. Дивный вид:
  
  
   Ну точь-в-точь колосс Родосский
  
  
   Или просто рыба кит!
  
  
   Но на кончике дивана
  
  
   С дивной ловкостью сидит;
  
  
   От нее оделавана
  
  
   Запах на версту разлит.
  
  
   Много крупных бриллиантов
  
  
   На серьгах ее горят
  
  
   И сердца голодных франтов
  
  
   Смертью раннею разят.
  
  
   "Кто, скажи, любим тобою? -
  
  
   Деве франты говорят. -
  
  
   Кто из нас избран судьбою?
  
  
   Чей удел кинжал и яд?"
  
  
   Дева щурится лукаво
  
  
   И, жеманясь, говорит:
  
  
   "Я сама не знаю, право, -
  
  
   Мне как тятенька велит".
  
  
   Бич семьи патриархальной,
  
  
   Сух и хладен как гранит,
  
  
   Допотопно-колоссальный
  
  
   Тут же "тятенька" сидит.
  
  
   Чай из блюдечка спокойно
  
  
   Он себе вприкуску пьет,
  
  
   И довольно непристойно
  
  
   Пот с чела его течет.
  
  
   То вздохнет, то брови сдвинет.
  
  
   Точно чем-то нездоров,
  
  
   Точно вовсе он не видит
  
  
   Двух приезжих молодцов.
  
  
   Лишь порой украдкой взглянет
  
  
   Подозрительно на них
  
  
   И свой чай опять потянет:
  
  
   "Нам-де надо не таких".
  
  
   9 марта 1861
  
  
  
  ПОХОРОНЫ "РУССКОЙ РЕЧИ",
  
  
  СКОНЧАВШЕЙСЯ ПОСЛЕ НЕПРОДОЛЖИТЕЛЬНОЙ,
  
  
  
   НО ТЯЖКОЙ БОЛЕЗНИ
  
  
  
  
  
  
   Всё великое земное
  
  
  
  
  
  
   Разлетается как дым;
  
  
  
  
  
  
   Ныне жребий выпал Трое,
  
  
  
  
  
  
   Завтра выпадет другим.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Жуковский
  
  
   Пал журнал новорожденный -
  
  
   Орган женского ума,
  
  
   И над плачущей вселенной
  
  
   Воцарилась снова тьма.
  
  
   Важен, толст, как частный пристав,
  
  
   Жертва злобной клеветы,
  
  
   Пал великий Феоктистов
  
  
   С двухаршинной высоты.
  
  
   И с предвиденьем во взгляде
  
  
   Жертву сам Катков заклал.
  
  
   "Слава Зевсу и Палладе, -
  
  
   Он Леонтьеву сказал, -
  
  
   Слава мышцам Аполлона,
  
  
   Ратоборца светлых сил;
  
  
   Он шипящего Пифона
  
  
   Прямо в темя угодил".
  
  
   "Зритель", "День" и "Развлеченье"
  
  
   И журналов целый полк -
  
  
   Все сошлись на погребенье,
  
  
   Чтоб отдать последний долг
  
  
   Брату, падшему со славой,
  
  
   Как отчизны верный сын, -
  
  
   И вломились всей оравой
  
  
   К Базунову в магазин.
  
  
   Там, взвалив себе на плечи,
  
  
   Как священный некий клад,
  
  
   Хлам останков "Русской речи",
  
  
   Их несли в Лоскутный ряд.
  
  
   У Петровского бульвара
  
  
   Их догнав, библиофил
  
  
   "Русской речи" экземпляра
  
  
   Как диковинки просил.
  
  
   С воплем шла толпа густая
  
  
   Горько плачущих Корш_е_й,
  
  
   Слезы падали, блистая,
  
  
   Из бесчисленных очей.
  
  
   И, смирив свой пыл воинский,
  
  
   Польско-русский Маколей,
  
  
   Шел задумчив пан Вызинский -
  
  
   Хитроумный Одиссей.
  
  
   Провожая прах любезный,
  
  
   Шла редакция-вдова
  
  
   И причитывала слезно
  
  
   Прежестокие слова:
  
  
   "Ах, когда б на деле знала
  
  
   Я журнальные труды,
  
  
   Я б журнал не затевала -
  
  
   Вот безумия плоды!
  
  
   Но могла ль я Олимпийца
  
  
   Снесть восточный произвол?
  
  
   Он - редактор-кровопийца,
  
  
   Не щадит и слабый пол:
  
  
   Он терзал мои созданья
  
  
   И под каждою статьей
  
  
   Делал дерзко примечанья
  
  
   Святотатственной рукой.
  
  
   Нет, крутым его законам
  
  
   Ни за что не подчинюсь:
  
  
   С ним, как Сталь с Наполеоном,
  
  
   Хоть умру, а не сойдусь!"
  
  
   Кетчер, жизнью убеленный,
  
  
   Нацедил вина бокал
  
  
   И вдовице сокрушенной
  
  
   Подкрепиться предлагал:
  
  
   "Пей и знай: вином заморским
  
  
   Накатиться нет греха,
  
  
   Вот другое дело горским
  
  
   Или водкой, ха, ха, ха!
  
  

Другие авторы
  • Потемкин Петр Петрович
  • Черемнов Александр Сергеевич
  • Шапир Ольга Андреевна
  • Род Эдуар
  • Успенский Николай Васильевич
  • Загуляева Юлия Михайловна
  • Маклакова Лидия Филипповна
  • Вагнер Николай Петрович
  • Моисеенко Петр Анисимович
  • Сильчевский Дмитрий Петрович
  • Другие произведения
  • Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих - Монолог Франца Моора
  • Розенгейм Михаил Павлович - Дм. Минаев. Дуэт
  • Некрасов Николай Алексеевич - Физиология Петербурга. Часть первая
  • О.Генри - Чемпион погоды
  • Бедный Демьян - Честь, слава и гордость русской литературы
  • Андерсен Ганс Христиан - Скороходы
  • Языков Дмитрий Дмитриевич - Материалы для "обзора жизни и сочинений русских писателей и писательниц".
  • Оленина Анна Алексеевна - В. М. Файбисович. Судьба дневника Анны Олениной
  • Писемский Алексей Феофилактович - Подводный камень
  • Аксаков Иван Сергеевич - Примечание к докладной записке
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 1239 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа