Главная » Книги

Терентьев Игорь Герасимович - Стихотворения

Терентьев Игорь Герасимович - Стихотворения


1 2

  
  
  
  Игорь Терентьев
  
  
  
   (1892-1937)
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэзия русского футуризма / Cост. и подгот. текста В. Н. Альфонсова и
  С. Р. Красицкого, персональные справки-портреты и примеч. С. Р. Красицкого
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  419. Серенький козлик ("Моснял мазами сено...")
  420...............скому ("Ради Бога пишите слишком...")
  421. ХРЯЩ ("Футуризм меня перестал беспокоить...")
  422. Юсь ("Апухтин над рифмой плакал...")
  423. Алексею Крученых ("Крученых ай кваканье...")
  424. К занятию Палестины англичанами ("Сойнока жынэйра...")
  425. мое РОЖДЕСТВО ("В восторге от моего почерка...")
  426. ДЕМОБИЛИЗАЦИЯ ("как хорошо поют живые...")
  427. поэма 1919 год ("ОСИРОТЕЛ...")
  428. Один ("ПОсадим Ржанье на один сортт...")
  429. "НЕ УПУСКАЙТЕ СЛУЧАЯ..."
  430. Путсянство ("Побудем сослучные в Тифлисе...")
  431. Спич Лапшина ("Когда в газету завернув землю...")
  432. Крученых (анал 1918 г.) ("Вы не проморгали...")
  433. "Плохое отличается от хорошего очень мало..."
  434. "Ноге..."
  Игорь Герасимович Терентьев относится к последнему поколению русских футуристов. Весной 1918 года в Тифлисе он присоединился к И. Зданевичу и А. Крученых, и они организовали группу футуристов-заумников "41£". Участие Терентьева в деятельности группы сразу принимает энергичный и разносторонний характер. Он читает секции в "Университете "41£" (Футур-всеучбище)", участвует в диспутах;" в издательстве "41£" вышли его теоретические работы: "17 ерундовых орудий" (Тифлис, 1918; 2-е изд. - Тифлис, 1919), "Трактат о сплошном неприличии" (Тифлис, 1920) и книги, посвященные соратникам по "41£", тоже имеющие теоретическое значение, - "А. Крученых грандиозарь" и "Рекорд нежности: Житие Ильи Зданевича" (обе - Тифлис, 1919).
  Терентьев выступает как радикальный и последовательный теоретик заумного языка, единственного приемлемого, по его мнению, для современной поэзии. Он не только полемизирует с литераторами, традиционно относимыми к "прошлякам", но осуждает и тех футуристов, которые остановились в своем развитии, "так и стоят за-я-канные и за-все-канные" {1}. Терентьев писал:
  
  
   "Наша поэзия отлична как:
  1. Упражнение голоса.
  2. Материал для языкопытов.
  3. Возможность случайного, механического, ошибочного (т. е. творческого) обретения новых слов.
  4. Отдых утомленного мудреца, Заумная поэзия чувственна, как все бессловесные.
  5. Способ отмежеваться от прошляков.
  6. Сгущенный вывод всей новейшей теотики стиха.
  7. Удобрение языка (заумь - гниение звука - лучшее условие для произрастания мысля)" {2}.
  "На заумном языке можно выть, пищать, просить того, о чем не просят, касаться неприступных тем, подходя к ним вплотную, можно творить для самого себя, потому что от сознания автора тайна рождения заумного слова скрыта почти так же глубоко, как от постороннего человека.
  Но заумный язык опасен: он убьет всякого, кто, не будучи поэтом, пишет стихи" {3}.
  Как поэт Терентьев выпустил две книги стихов - "Херувимы свистят" и "Факт" (обе - Тифлис, 1919). Его поэтические произведения печатались также в альманахе "Софии Георгиевне Мельниковой: Фантастический кабачок" (Тифлис, 1919) и книге А. Крученых "Ожирение роз: О стихах Терентьева и других" (Тифлис, 1918). Стихами сопровождались и теоретические работы Терентьева.
  После неудачной попытки эмигрировать Терентьев в начале 1923 года приехал в Москву, где установил контакт с Лефом. Однако взгляды лефовцев показались максималисту Терентьеву слишком умеренными. В мае 1923 года он писал И. Зданевичу: "Все кто не в Лефе - сволочь несосветная. Сам же Леф тоже сволочеват. Позиция д<олжна> быть общественно ясной, а потому я в Лефе с Крученых заняли самую левую койку и в изголовье повесили таблицу 41£ и притворяемся больными" {4}.
  После переезда в Петроград в августе 1923 года Терентьев возглавил фонологический отдел ГИНХУКа, руководимого К. Малевичем. Однако в дальнейшем его все более привлекает театр, он пишет пьесы и ставит спектакли. В 1926 году он основал экспериментальный театр Дома Печати, где осуществил скандальную постановку гоголевского "Ревизора". Критика оценила ее как "запоздалый рецидив футуризма в области театра" и "откровенную вылазку художественной реакции" {5}.
  После первого ареста в 1931 году руководил на строительстве Беломорканала театральной студией. Освобожден в 1933 году. После вторичного ареста (в 1937 году) расстрелян.
  1. Терентьев. 17 ерундовых орудий. Тифлис, 1919. С. 12.
  2. Там же. С. 8.
  3. Терентьев И. А. Крученых грандиозарь. Тифлис, 1919. С. 13.
  4. Терентьев И. Собр. соч. Bologna, 1988. С. 398.
  5. Данилов С. Гоголь и театр. Л., 1936. С. 261-262.
  
  
  
  419. СЕРЕНЬКИЙ КОЗЛИК
  
  
  
  Моснял мазами сено
  
  
  
  Кутка неизверная
  
  
  
  Тена фразам исчерна
  
  
  
  Нерно прокатом
  
  
  
  Окатом высокотом
  
  
  
  Вуста уста стали
  
  
  
  Сихи мелбормхаули
  
  
  
  Мотма борма смений
  
  
  
  Выборма вылисма вымотма
  
  
  
  Выбормотался гений
  
  
  
  Вот как.
  
  
  
  <1918>
  
  
  
  420. . . . . . . .СКОМУ
  
  
  
  Ради Бога пишите слишком
  
  
  
  Одинаково все будет распродано
  
  
  
  Первый купил я вашу книжку
  
  
  
  И прочел ее всенародно
  
  
  
  В Тифлисе давно все футуристы
  
  
  
  Глотают издали метафоры даже
  
  
  
  Простой писчебумажный лист
  
  
  
  Где великое имя нацарапано
  
  
  
  Ангелов стаскивая с облак
  
  
  
  Штанов нашейте из пара нам
  
  
  
  Ваши стихи каждая вобла
  
  
  
  Поет под гитару
  
  
  
  <1918>
  
  
  
  
  421. ХРЯЩ
  
  
  Футуризм меня перестал беспокоить
  
  
  Это будет и с вами на днях
  
  
  Но потом опять что-нибудь нетакое
  
  
  Новая западня
  
  
  С силой как эротобесия
  
  
  Кто-нибудь закупоренный опять закричит
  
  
  В мире в мире в мире весь я
  
  
  Миром из меня сочит
  
  
  Но чем меньше в бутылке пламени
  
  
  Тем я пламенней делаюся сам
  
  
  Бухнет спово тараканье
  
  
  По носам
  
  
  В чем же будущее если не в распутстве
  
  
  Жестов слов и пожаров
  
  
  Бокс единственное искусство
  
  
  Хрящ готовящее для ударов
  
  
  Смерть единственная тема
  
  
  Никому не рассказанная очевидцем
  
  
  Поэтому в жизнь можно как в теорему
  
  
  Совершенно точно влюбиться
  
  
  Весна в пенсне идет из-под дивана
  
  
  На терпкий тротуар под зонтиком весны
  
  
  Туман сырой как мозг эротомана
  
  
  Блестит прослабленный в пенены.
  
  
  <1918>
  
  
  
  
  422. ЮСЬ
  
  
  
  Апухтин над рифмой плакал
  
  
  
  А я когда мне скучно
  
  
  
  Любую сажаю на кол
  
  
  
  И от веселья скрючен
  
  
  
  Продолжаю размахивать руками
  
  
  
  Дышу отчаянно верчусь
  
  
  
  И пока мечусь
  
  
  
  Смеюсь у вообще юсь.
  
  
  
  <1918>
  
  
  
  423. АЛЕКСЕЮ КРУЧЕНЫХ
  
  
  
  Крученых ай кваканье
  
  
  
  Ай наплевать мне на сковородке
  
  
  
  Футуризма как они
  
  
  
  Лица льстят от икотки
  
  
  
  Скварятся и футуреют
  
  
  
  Лица роз ожирение
  
  
  
  Плюньте юньте по юнице
  
  
  
  По улице в пуговицы
  
  
  
  За угол в забор
  
  
  
  Бейте медью с отпрыгом
  
  
  
  Рабиндра Нат Тагор
  
  
  
  <1918>
  
  
  424. К ЗАНЯТИЮ ПАЛЕСТИНЫ АНГЛИЧАНАМИ
  
  
  
   Сойнека жынэйра
  
  
  
   Липитароза куба
  
  
  
   Вейда лейдэ
  
  
  
   Цюбэ
  
  
  
   Тука стука вэй
  
  
  
   Ойок кйок Эбь
  
  
  
   Хэпцуп
  
  
  
   Уп
  
  
  
   Пи
  
  
  
   <1918>
  
  
  
   425. МОЕ РОЖДЕСТВО
  
  
   В восторге от моего почерка
  
  
   критик выйдет из церкви
  
  
   опечатать мое имущество
  
  
   А я
  
  
   ногой пРоткнУ
  
  
   ПАДУЧУЮ землю
  
  
   перевернусь в КОРЫТЕ как в могиле
  
  
   ПОТНЫЙ ОТ СЧАСТЬЯ
  
  
   весь в ПЕРСИДСКИХ орденах
  
  
   и золотой ШПРОТЕ Чихну
  
  
   Бог в ОЧКАХ
  
  
   уЩипнет меня
  
  
   и пропиШет
  
  
   ЖитЬ
  
  
   <1919>
  
  
  
   426. ДЕМОБИЛИЗАЦИЯ
  
  
   как хорошо поют живые
  
  
   Топают с вокзала обнявшись водку
  
  
   льЮт на мостовую ХРЮДЬ
  
  
   здохни перед фотографическим кабинетом ИЛИ
  
  
   Заверни заугол
  
  
   выпей чаю с угольками НА
  
  
   припомаженной Булке отдохни
  
  
   СУТЯГА
  
  
   здравия жлаем
  
  
   ВЫСОКОБЛАЧИНЫГА
  
  
   <1919>
  
  
  
  427. ПОЭМА 1919 ГОД
  
  
   1 ОСИРОТЕЛ
  
  
   курю махорку
  
  
   беден как церковная лектриса
  
  
   По крохам зябну ЕДУЧИ
  
  
   ЭКСПЕДИТОРОМ
  
  
   на популярный полюс
  
  
   ДА Красиворту старику
  
  
   остался должен я
  
  
   За новогодний пиджакет
  
  
   ПЕРЕДАЙТЕ
  
  
   мой мятый Выступ во время избрания Позы
  
  
   ЛОПНУЛ от радиопения
  
  
   2 в депозите гусинского банка
  
  
   лежат мною выдуманные схемы
  
  
   КРЕДИТОРЫ
  
  
   подождите
  
  
   ИЗОКНА ВСЕМ ВЫБРОШУ
  
  
   малиновые Шпоры
  
  
   3 вособенности Вам
  
  
   Вы ваС мы же
  
  
   для кого гнутся
  
  
   стальнопудовые Маховики
  
  
   ПРОВАНСКОЙ ДАМЕ
  
  
   улыбнусь
  
  
   в экивоке
  
  
   Батюшки
  
  
   4 А пока как САНТИМЕТР
  
  
   Складываю спину в четверо
  
  
   и черствею Запорог
  
  
   На дне парализованной ККретЫ
  
  
   ВИЖУ УНИСОН
  
  
   носильщиков
  
  
   поздравления
  
  
   Вокзальный Бал
  
  
   и КЛОПА на Шинели
  
  
   ТАК
  
  
   Зайцы связанные долгосрочным конрактом
  
  
   плодятся ежеминутно выжимая
  
  
   ПУХ
  
  
   5 ТоропитесЬ
  
  
   ГЛОтаю ПЯтый заЕЗД
  
  
   видишЬ
  
  
   Нет ПЕРЕБЕСТ
  
  
   это финиш
  
  
   <1919>
  
  
  
  
  428. ОДИН
  
  
   ПОсадим Ржанье на один сортт
  
  
   Вжелатьи Форменном
  
  
   Как исправник объеду селенья
  
  
   Скорнем уничтожу все Выкаты
  
  
   Переплачу на каждом утешеньи
  
  
   В один стакан налью четыре дождя
  
  
   Сорок Соборов на одну Лизу
  
  
   Выдержки с карабельной купальни
  
  
   души КАПЛЮ ниц
  
  
   <1919>
  
  
  
  
   429
  
  
  
  НЕ УПУСКАЙТЕ СЛУЧАЯ
  
  
  
   СКАЗАТЬ ГЛУПОСТЬ
  
  
  
  УСЫПИТЕЛЬНОЙ ПУЛЕЙ УНОСИТСЯ
  
  
  
   ВСЯКАЯ ПАКОСТЬ
  
  
  
  <1919>
  
  
  
   430. ПУТЕЯНСТВО
  
  
   Побудем сослучные в Тифлисе
  
  
   Там столица где мы заблудились
  
  
   Тяни катуху стихов по главным улицам
  
  
   Поперек провинциозной немочи
  
  
   Когда лягушка рожает устрицу
  
  
   В печенке Леонардо да Винчи
  
  
   Я иду по горе
  
  
   Ничего не имею против голубого неба
  
  
   И скоро уеду
  
  
   Везде встречаются наши противоохи
  
  
   На каждой станции в гостиной
  
  
   Слова повернут ко мне пегий профиль
  
  
   Выдержанней 9-ти месячного карантина
  
  
   У тебя влюбленный отсырел пиджак
  
  
   И в глубоком насморке море
  
  
   Легло на тифозный барак
  
  
   Около родильного меридиана
  
  
   Мы речные негры П_Л_И_А_В_А_К_И
  
  
   На мраморе скамьи поросной
  
  
   Плывет за нами болото в одной рубахе
  
  
   И с ватой в ушах на горе
  
  
  
  
  Бонза
  
  
  
  
  Набза
  
  
  
  
  Зноба
  
  
  
  
  Зноб
  
  
   Д_а_л_е_к_о_а_т_а_к_а_т_а_л_и_к_о_с
  
  
   Мы аживал кусаем
  
  
   Кувырнал Оскрофим и Сиролех
  
  
   Подымайте прохладительные брюки
  
  
   На подскочивчей скуке
  
  
   Едет в пальто запор
  
  
   Проповедует в мягкий рупор:
  
  
   На небе ничего не растет
  
  
   Мир останется без сапог
  
  
   Благодаря задолженности Г. Бога
  
  
   Мы же в корабельной башке
  
  
   Проедаем последний Арарат
  
  
   С маслом и с умыслом
  
  
   Как пломбированный дуб
  
  
   <1919>
  
  
  
   431. СПИЧ ЛАПШИНА
  
  
   Когда в газету завернув землю
  
  
   Стою около аптеки Земмеля
  
  
   Юя яякая
  
  
   Проходит с ног до головы
  
  
   Окатит меня из ока
  
  
   Синицы гусеницы девственицы лиственицы
  
  
   По тротуару отсыревшей ногой чиркая
  
  
   Пугаю как птицы
  
  
   На меня смотрите сверху вниз
  
  
   А когда
  
  
   Для развлечения корку жуя
  
  
   Пройду к чертовой матери
  
  
   Куча живьем спадает
  
  
   На крупу
  
  
   Квошек
  
  
   Что
  
  
   Напечатал
  
  
   Из кармана шепотом и не моргая
  
  
   Я.
  
  
   <1919>
  
  
  
   432. КРУЧЕНЫХ
  
  
  
   (анал 1918 г.)
  
  
  
  Вы не проморгали
  
  
  
  Когда я натужился
  
  
  
  Взять балтийскую ноту
  
  
  
  Передернулись ваши брюки
  
  
  
  Вот новое льют заворот
  
  
  
  Щенок не любит купаться
  
  
  
  Кто пишет давнописью
  
  
  
  А я делаю на сцене
  
  
  
  И то и другое
  
  
  
  Срам на экране и
  
  
  
  Бегу опропастью кы
  
  
  
  Столбовой книге
  
  
  
  Обострять отношения с вами
  
  
  
  <1919>
  
  
  
  
   433
  
   Плохое отличается от хорошего очень мало
  
   Немудрено что иногда все кажется ясным
  
   Можн

Другие авторы
  • Слезкин Юрий Львович
  • Северин Дмитрий Петрович
  • Белый Андрей
  • Алипанов Егор Ипатьевич
  • Голицын Сергей Григорьевич
  • Тан-Богораз Владимир Германович
  • Пнин Иван Петрович
  • Барбе_д-Оревильи Жюль Амеде
  • Анненский И. Ф.
  • Геллерт Христиан
  • Другие произведения
  • Розен Андрей Евгеньевич - [ Чита. Петровский завод. Курган. Кавказ]
  • Теккерей Уильям Мейкпис - Теккерей Уильям Мейкпис
  • Чарская Лидия Алексеевна - Ст. Никоненко. Волшебные сказки Лидии Чарской
  • Щеголев Павел Елисеевич - А. С. Грибоедов и декабристы
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Статьи и рецензии (1843-1845)
  • Фурманов Дмитрий Андреевич - Шакир
  • Плетнев Петр Александрович - Из очерка "Жизнь и сочинения Ивана Андреевича Крылова"
  • Морозов Николай Александрович - В. А. Твардовская. Николай Морозов в конце пути: наука против насилия
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Три кита
  • Добролюбов Николай Александрович - О значении авторитета в воспитании
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 723 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа