Главная » Книги

Сологуб Федор - Стихотворения

Сологуб Федор - Стихотворения


1 2 3

  
  
   Федор Сологуб.
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Антология русской лирики первой четверти XX века
  М., "Амирус", 1991
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  Содержание
  "Алый мак на желтом стебле". (Фимиамы. 1921)
  "В поле не видно ни зги". (Лазурные горы. 1913)
  "В тени аллей прохлада". (Великий благовест. 1923)
  "Вот у витрины показной". (Змеиные очи. 1913)
  "Где ты делась, несказанная". (Лазурные горы. 1913)
  Гимны родине. (Восхождения. 1913).
  "Для чего в этот пасмурный день". (Лазурные горы. 1913)
  Елисавета. (Восхождения. 1913)
  "Есть вдохновенье и любовь". (Великий благовест. 1923)
  "Запах асфальта и грохот колес". (Лазурные горы. 1913)
  "Зачем любить? Земля не стоит". (Фимиамы. 1921)
  "Из мира чахлой нищеты". (Лазурные горы. 1913)
  "Келья моя и тесна, и темна". (Там же)
  "Люби меня ясно, как любит заря". (Восхождения. 1913)
  На Волге. (Костер дорожный. 1922)
  "На Ойле далекой и прекрасной". (Лазурные горы. 1913)
  "Над безумием шумной столицы". (Там же)
  "Народ торжественно хоронит". (Великий благовест. 1923)
  "Не доживу до светлых дней". (Восхождения. 1913)
  "Небо рдеет". (Свирель. 1922)
  "О, смерть! я твой. Повсюду вижу". (Змеиные очи. 1913)
  По пескам пустынь. (Костер дорожный. 1922)
  "По тем дорогам, где ходят люди". (Восхождения. 1913)
  "Передрассветный сумрак долог". (Лазурные горы. 1913)
  "Придешь ли ты ко мне, далекий, тайный друг". (Змеиные очи. 1913)
  "Просыпаюоь рано". (Лазурные горы. 1913)
  "Самый ясный праздник года". (Великий благовест. 1923)
  "Тирсис под сенью ив". (Свирель. 1922)
  "То не слезы, - только росы, только дождь". (Восхождения. 1913)
  Челнок. (Костер дорожный 1922)
  "Чиста любовь моя". (Лазурные горы. 1913)
  Чортовы качели. (Змеиные очи. 1913)
  
  
  
   ЧОРТОВЫ КАЧЕЛИ.
  
  
  
  В тени косматой ели,
  
  
  
  Над шумною рекой
  
  
  
  Качает чорт качели
  
  
  
  Мохнатою рукой.
  
  
  
  Качает и смеется.
  
  
  
  
  Вперед, назад,
  
  
  
  
  Вперед, назад.
  
  
  
  Доска скрипит и гнется,
  
  
  
  О сук тяжелый трется
  
  
  
  Натянутый канат.
  
  
  
  Снует с протяжным скрипом
  
  
  
  Шатучая доска,
  
  
  
  И чорт хохочет с хрипом.
  
  
  
  Хватаясь за бока.
  
  
  
  Держусь, томлюсь, качаюсь.
  
  
  
  
  Вперед, назад,
  
  
  
  
  Вперед, назад,
  
  
  
  Хватаюсь и мотаюсь,
  
  
  
  И отвести стараюсь
  
  
  
  От чорта томный взгляд.
  
  
  
  Над верхом темной ели
  
  
  
  Хохочет голубой:
  
  
  
  - Попался на качели,
  
  
  
  Качайся, чорт с тобой. -
  
  
  
  В тени косматой ели
  
  
  
  Визжат, кружась гурьбой;
  
  
  
  - Попался на качели,
  
  
  
  Качайся, чорт с тобой. -
  
  
  
  Я знаю, чорт не бросит
  
  
  
  Стремительной доски,
  
  
  
  Пока меня не скосит
  
  
  
  Грозящий взмах руки.
  
  
  
  Пока не перетрется,
  
  
  
  Крутяся, конопля,
  
  
  
  Пока не подвернется
  
  
  
  Ко мне моя земля.
  
  
  
  Взлечу я выше ели,
  
  
  
  И лбом о землю трах.
  
  
  
  Качай же, чорт, качели,
  
  
  
  Все выше, выше... ах!
  
  
  
  
  * * *
  
  
   О, смерть! я твой. Повсюду вижу
  
  
   Одну тебя, - и ненавижу
  
  
   Очарования земли.
  
  
   Людские чужды мне восторги,
  
  
   Сраженья, праздники и торги,
  
  
   Весь этот шум в земной пыли.
  
  
   Твоей сестры несправедливой,
  
  
   Ничтожной жизни, робкой, лживой,
  
  
   Отринул я издавна власть.
  
  
   Не мне, обвеянному тайной
  
  
   Твоей красы необычайной,
  
  
   Не мне к ногам ее упасть.
  
  
   Не мне итти на пир блестящий,
  
  
   Огнем надменным тяготящий
  
  
   Мои дремотные глаза,
  
  
   Когда на них уже упала,
  
  
   Прозрачней чистого кристалла.
  
  
   Твоя холодная слеза.
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Вот у витрины показной
  
  
  
  Стоит, любуясь, мальчик бедный.
  
  
  
  Какой он худенький и бледный,
  
  
  
  И некрасивый, и больной!
  
  
  
  Блестят завистливо и жадно
  
  
  
  Его широкие глаза.
  
  
  
  Порой сверкнет на них слеза,
  
  
  
  И он вздыхает безотрадно.
  
  
  
  Вот нагляделся он, идет.
  
  
  
  Вокруг него шумит столица.
  
  
  
  Мечтаний странных вереница
  
  
  
  В душе встревоженной растет.
  
  
  
  
  * * *
  
   Придешь ли ты ко мне, далекий, тайный друг?
  
   Зову тебя давно. Бессонными мечтами
  
   Давно замкнулся я в недостижимый круг, -
  
   И только ты один, легчайшими руками
  
   Ты разорвешь его, мой тайный, дальний друг.
  
   Я жду, и жизнь моя темна, как смутный бред,
  
   Толпятся чудища перед заветным кругом,
  
   И мне грозят они, и затмевают свет,
  
   И веют холодом, печалью да испугом.
  
   Мне тяжко без тебя, вся жизнь моя, как бред.
  
   Сгорает день за днем, за ночью тлеет ночь,-
  
   Мерцает впереди непостижимым светом
  
   Гора, куда взойти давно уж мне невмочь.
  
   О, милый, тайный друг, поверь моим обетам,
  
   И посети меня в тоскующую ночь.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Где ты делась, несказанная
  
  
   Тайна жизни, красота?
  
  
   Где твоя благоуханная,
  
  
   Чистым светом осиянная,
  
  
   Радость взоров, нагота?
  
  
   Хоть бы в дымке сновидения
  
  
   Ты порой явилась мне,
  
  
   Хоть бы поступью видения
  
  
   В краткий час уединения
  
  
   Проскользнула в тишине!
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Чиста любовь моя,
  
  
  
   Как ясных звезд мерцанье.
  
  
   Как плеск нагорного ручья,
  
  
   Как белых роз благоуханье.
  
  
  
   Люблю одну тебя,
  
  
  
   Неведомая дева,
  
  
   Невинной страсти не губя
  
  
   Позором ревности и гнева.
  
  
  
   И знаю я, что здесь
  
  
  
   Не быть с тобою встрече:
  
  
   Твоя украшенная весь
  
  
   От здешних темных мест далече.
  
  
  
   А мой удел земной -
  
  
  
   В томленьях и скитаньях,
  
  
   И только нежный голос твой
  
  
   Ко мне доносится в мечтаньях.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Из мира чахлой нищеты,
  
  
   Где жены плакали и дети лепетали,
  
  
   Я улетал в заоблачные дали
  
  
   В об'ятьях радостной мечты.
  
  
   И с дивной высоты надменного полета
  
  
   Преображал я мир земной,
  
  
   И он сверкал передо мной,
  
  
   Как темной ткани позолота.
  
  
   Потом, разбуженный от грез
  
  
   Прикосновеньем грубой жизни,
  
  
   Моей мучительной отчизне
  
  
   Я неразгаданное нес.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Запах асфальта и грохот колес,
  
  
  
  Стены, каменья и плиты...
  
  
   О, если б ветер внезапно донес
  
  
  
  Шелест прибрежной ракиты!
  
  
   Грохот на камнях и ропот в толпе, -
  
  
  
  Город не хочет смириться.
  
  
   О, если б вдруг на далекой тропе
  
  
  
  С милою мне очутиться!
  
  
   Ясные очи младенческих дум
  
  
  
  Сердцу открыли бы много.
  
  
   О, этот грохот, и ропот, и шум,-
  
  
  
  Пыльная, злая дорога!
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Просыпаюсь рано.
  
  
  
  Чуть забрежил свет,
  
  
  
  Темно от тумана, -
  
  
  
  Встать мне или нет?
  
  
  
  Нет, вернусь упрямо
  
  
  
  В колыбель мою, -
  
  
  
  Спой мне, спой мне, мама:
  
  
  
  - Баюшки-баю!
  
  
  
  Молодость мелькнула,
  
  
  
  Радость отнята,
  
  
  
  Но меня вернула
  
  
  
  В колыбель мечта.
  
  
  
  Не придет родная, -
  
  
  
  Что ж, и сам спою,
  
  
  
  Горе усыпляя:
  
  
  
  - Баюшки-баю!
  
  
  
  Сердце истомилось.
  
  
  
  Как отрадно спать!
  
  
  
  Горькое забылось,
  
  
  
  Я - дитя опять.
  
  
  
  Собираю что-то
  
  
  
  В голубом краю,
  
  
  
  И поет мне кто-то:
  
  
  
  - Баюшки-баю!
  
  
  
  Бездыханно, ясно
  
  
  
  В голубом краю.
  
  
  
  Грезам я бесстрастно
  
  
  
  Силы отдаю
  
  
  
  Кто-то безмятежный
  
  
  
  Душу пьет мою.
  
  
  
  Шепчет кто-то нежный:
  
  
  
  - Баюшки-баю!
  
  
  
  Наступает томный
  
  
  
  Пробужденья час.
  
  
  
  День грозится темный,
  
  
  
  Милый сон погас.
  
  
  
  Начала забота
  
  
  
  Воркотню свою,
  
  
  
  Но мне шепчет кто-то:
  
  
  
  - Баюшки-баю!
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  В поле не видно ни зги.
  
  
  
  Кто - то зовет: - Помоги!
  
  
  
   Что я могу?
  
  
  
  Сам я и беден и мал,
  
  
  
  Сам я смертельно устал,
  
  
  
   Как помогу?
  
  
  
  Кто-то зовет в тишине:
  
  
  
  Брат мой, приблизься ко мне!
  
  
  
   Легче вдвоем.
  
  
  
  Если не сможем итти,
  
  
  
  Вместе умрем на пути,
  
  
  
   Вместе умрем!-
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Келья моя и тесна, и темна.
  
  
   Только и свету, что свечка одна.
  
  
   Полночи вещей я жду, чтоб гадания
  
  
  
   Снова начать,
  
  
  
   И услыхать
  
  
  
  Злой моей доли вещания.
  
  
   Олово, ложка да чаша с водой, -
  
  
   Все на досчатом столе предо мной.
  
  
   Олово в ложке над свечкой мерцающей
  
  
  
   Я растоплю
  
  
  
   И усыплю
  
  
  
  Страх, мое сердце смущающий.
  
  
   Копоть покрыла всю ложку мою,
  
  
   Талое олово в воду я лью.
  
  
   Что же пророчит мне олово?
  
  
  
   Кто-то стоит
  
  
  
   И говорит:
  
  
   - Взял же ты олова, - злого, тяжелого!
  
  
   Острые камни усеяли путь,
  
  
   Меч изостренный вонзился мне в грудь.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Над безумием шумной столицы
  
  
   В темном небе сияла луна,
  
  
   И далеких светил вереницы,
  
  
   Как виденья прекрасного сна.
  
  
   Но толпа проходила беспечно,
  
  
   И на звезды никто не глядел,
  
  
   И союз их, вещающий вечно,
  
  
   Безответно и праздно горел.
  
  
   И один лишь скиталец покорный
  
  
   Подымал к ним глаза от земли,
  
  
   Но спасти от погибели черной
  
  
   Их вещанья его не могли.
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Передрассветный сумрак долог,
  
  
   И холод утренний жесток.
  
  
   Заря, заря! раскинь свой полог,
  
  
   Зажги надеждами восток.
  
  
   Кто не устал, кто сердцем молод,
  
  
   Тому легко перенести
  
  
   Передрассветный долгий холод
  
  
   В истоме раннего пути.
  
  
   Но кто сжимает пыльный посох
  
  
   Сухою старческой рукой,
  
  
   Тому какая сладость в росах,
  
  
   Завороженных тишиной!
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Для чего в этот пасмурный день
  
  
   Вдохновенье венчало меня?
  
  
   Только смутная тень
  
  
   На душе от порочного дня.
  
  
   И напрасно кипит напряженно мечта, -
  
  
   Этот мир и суров и нелеп:
  
  
   Он - немой и таинственный склеп
  
  
   Над могилой, где скрыта навек красота.
  
  
   Над могилой лампада горит, -
  
  
   Но к чему мне ее вопрошающий свет,
  
  
   Если каменным холодом плит
  
  
   Умерщвленный кумир мой бездушно одет?
  
  
  
  
  * * *
  
  
   На Ойле далекой и прекрасной
  
  
   Вся любовь и вся душа моя.
  
  
   На Ойле далекой и прекрасной
  
  
   Песней сладкогласной и согласной
  
  
   Славит все блаженство бытия.
  
  
   Там, в сияньи ясного Маира,
  
  
   Все цветет, все радостно поет.
  
  
   Там, в сияньи ясного Маира,
  
  
   В колыханьи светлого эфира,
  
  
   Мир иной таинственно живет.
  
  
   Тихий берег синего Лигоя
  

Другие авторы
  • Херасков Михаил Матвеевич
  • Лихачев Владимир Сергеевич
  • Энгельмейер Александр Климентович
  • Смирнова-Сазонова Софья Ивановна
  • Никитин Андрей Афанасьевич
  • Тумповская Маргарита Мариановна
  • Иванчина-Писарева Софья Абрамовна
  • Наседкин Василий Федорович
  • Озаровский Юрий Эрастович
  • Минаков Егор Иванович
  • Другие произведения
  • Случевский Константин Константинович - К.К. Случевский младший – М.А. Лохвицкой
  • Карнович Евгений Петрович - Panie Kochanku
  • Куприн Александр Иванович - Прапорщик армейский
  • Горький Максим - Д. А. Линев. "Не сказки"
  • Булгарин Фаддей Венедиктович - Письма о русской литературе
  • Скиталец - Квазимодо
  • Ниркомский Г. - Русская песня ("Матушка, голубушка...")
  • Ковалевский Евграф Петрович - Ковалевский Евг. П..: биографическая справка
  • Толстой Лев Николаевич - Смерть Ивана Ильича
  • Куприн Александр Иванович - Волшебный ковер
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 354 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа