Главная » Книги

Бурлюк Николай Давидович - Стихотворения

Бурлюк Николай Давидович - Стихотворения


 

Оригинал здесь - http://avantgarde.narod.ru/texts/nburliuk.htm 

 

  
  
  
  
  

 

  

 

  
  

К

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  


  

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  

 

  
  
  

 

  

Николай Давидович Бурлюк (1890-1920)

  

 

  

(1)

   корявый палец
И фина голос деве шепчет:
На болотах гранитов крепче
Поставлю снежные палаты.

  

* * *

  

Но безразличен деве

   шёпот
Жреца языческих кумиров,
На что мне ладан, воск и мирра,
Когда твой лёд лучом расколот?

  

март

   1912 г.

  

Источник: Союз молодёжи

   Š 3 (1913).

  

 

  

  

(2)

   отпаденьем
Чреватостью несбыточных часов
И жизнь искомканных дней бденьем
Не заглушит безумный, дикий зов.

  

На день, кидаю детские отравы,
Смущенья полуночных снов, -
Под солнца смех серебрянные травы
Не вызовут нескромных слов. -

  

Но как луны и солнца свет прощальный
Сдвоятся голубым огнем
И как взнесется свод зеркальный
И отражения свеч в нем, -
Я, как участник Дионисий,
Помчусь по пахоте полей,
Слежу повсюду запах лисий
И он мне женского милей,
И как испуганные птицы
За мною ринутся часы:
Забыт и стонный шум столицы
Забыт и смертный шум косы.

  

 

  

  

(3)

   паук ты ткешь тенета
Рисуя кружево времен,
Швыряешь с яростию мота
Часы с изогнутых рамен

  

И дней изчерченное

   стадо
Далекой осени давно
Умчало все чем сердце радо -
Печали, радости - равно

  

Но казни день встает всечасно -
Тогда росу пила,
А в тело дрогнувшее властно
Крича врывалася пила

  

Вновь кажет мне сучек смолистый
Как бы пронзенный болью глаз, -
А я тогда, как мастер истый,
С плеча разрезал древа таз;

  

И

   ветви поднятые к небу,
Как руки в памяти рублю,
А корни - рты земному хлебу,
Как проклинающих гублю.

  

 

  

  

(4)

   чуда.
Дней скорлупой пусть жизнь мне строит козни;
Печалей, радостей бессмысленная груда
- Мне только плен коварнопоздний

  

Но чую разорвется

   пленка
И как птенец вторично в мир приду,
И он заговорит причудливо и звонко
Как Пан в вакхическом бреду

  


Источник (2), (3), (4): Рукописный сборник стихов Николая Бурлюка 1909-1910

   гг. (автограф) в ГММ, Р - 5413 (РД-5362). 121-56

  

 

  

 

  

  

  

  

Что значит?! Шум и

   шум к весне,
Лёд ломится. И птица скачет,
Мой друг, что значит?!
Печален я: иной стране
Мой плен назначен;
А я в земле стараюсь
Найти свой тонкий волосок желанья,
Что люди верные зовут душой питанья...
И безнадёжен и бесспорен,
Под смак резиновой езды,
Я вырву приворотный корень
Сквозь щёлку дальния звезды.

  

 

  

  

БАБУШКА

  

Постаревши, расскажу
В понедельник про венчанье
И старушечье шептанье
Втихомолку разбужу.
Вторник завтра, завтра гости,
Хором, хором повторим: -
Каменеют с годом кости
И кадильный слаще дым.
А средою утомлён
Буду слушать снова, снова
От венца до похорон,
Шорох каменного слова.

  

 

  

  

* *

   *

  

Ползу на край сварливой крыши
И тёмных улиц вижу бег,
Последней ночи белый снег
Над городом султан колышет.
Целую грань последней выси,
Журчит во двор туманный дождь, -
Мой жребий от тебя зависит,
Изнемождённой рати вождь

  

 

  

  

В трамвае

  

Злой мальчишка, я

   слепой -
Над ними не смеются,
Злой мальчишка, пред толпой
Все дороги рвутся

  

Мне на седьмой, а

   он кричит:
"Седьмой вот здесь", - а это восемь;
Злой мальчишка, меня влачит
И бьёт дорога лосем.

  

Мне на седьмой, мне

   на седьмой,
А это восемь, восемь, -
И мы за зрения спиной
Едва ли жалость сносим.

  

 

  

  

Пятый

   Этаж

  

Одно мне утешение,
Под взглядом мокрых крыш,
Твоё больное пение
Через ночную тишь.

  

Одно мне утешение,
Под язвами лица,
Вечерних дымов рвение
Под молот кузнеца

  

 

  

  

* *

   *

  

В твоих руках мой

   день спадает
Минута за минутой.
Ногою необутой
Полдневный луч меня ласкает

  

Прищурившись от ярких светов
И ухватясь за тучу,
Я чей-то призрак мучу,
Сред опостылевших предметов.

  

 

  

* *

   *

  

В

   ущелье уличного дыма
Зловоний непрейдённый ряд
Тобою услаждённый яд
С брегов замерзшаго нарыма.

  

Интеллигент

   и проходимец
На перекрёстках, площадях
Следишь автомобильный прах,
Куда смущённый не подымется.

  

К весне, когда всё

   так стыдливо,
Ты с первым солнечным лучом,
Как мальчик лавки с калачом,
На талый лёд глядишь пытливо.

  

И если в город опрокинется
Тумана ёмкая скудель,
Поверь, заботливый апрель
Осколки скорченныя вынет

  

 

  

  

* *

   *

  

Благоговейно улыбаясь,
Стираю с пят живую пыль
И на прирученный костыль
Смотрю перед собою каясь:

  

Огонь, ты греешь мать и братьев
И круг родного очага,
А путника давно нога
Сокрыта тёплого пожатья.

  

И, запрещённый тусклым взглядом
Повсюду вянущих людей,
Влачусь по снеговой воде
К высоким башням и оградам

  

 

  

  

* *

   *

  

В

  степи восхода солнце ищет
И как неутомимый крот,
Чрез горизонт застывший прыщет
Смятенных туч водоворот.

  

 

  

  

* *

   *

  

О берег плещется вода,
А я устал и изнемог,
Вот, вот настанут холода,
А а от пламен не сберёг.

  

 

  

  

* *

   *

  

Смыкаются

  незримые колени
Перед моленьями моими.
Я, тёмный, безразличный пленник,
шепчу богов умерших имя.

  

Я не приму твой трепет ночи
Хвала согбенная безсильно.
Меня заря, быть может, прочет
Работником дневною пылью.

  

 

  

  

* *

   *

  

Я изнемог, и смутно

   реет
В пустой груди язык чудес.....
Я, отрок вечера, вознес
Твой факел ночь, и он чуть тлеет,

  

Страдальца взор смешно пленяет
Мои усталые глаза. -
Понять могу ли, егоза,
Что уголь не светя сгорает;

  

Я зачарованный, сокрытый
Я безглагольно завершён, -
Как труп в непобедимый лен, -
Как плод лучом луны облитый.

  

Я,

   ни юродивый ни льстивый,
Смыкаю перед тьмою взор
И, подходя к подошвам гор,
Хочу обуться торопливо.

  

 

  

Источник: Молоко кобылиц:

   Рисунки. Стихи. Проза. М.: "Лит. К¹" футуристов "Гилея", 1914. С. 61-66

  

Другие авторы
  • Шкляревский Павел Петрович
  • Билибин Виктор Викторович
  • Аладьин Егор Васильевич
  • Негри Ада
  • Диккенс Чарльз
  • Греков Николай Порфирьевич
  • Строев Павел Михайлович
  • Маслов-Бежецкий Алексей Николаевич
  • Голиков Владимир Георгиевич
  • Жизнь_замечательных_людей
  • Другие произведения
  • Дмитриев Иван Иванович - Эпиграмма на Карамзина
  • Маркевич Болеслав Михайлович - Княжна Тата
  • Дружинин Александр Васильевич - Шиллер в переводе русских писателей, изданный под редакцией Н. В. Гербеля. Томы Ii и Iii
  • Философов Дмитрий Владимирович - (Некролог Н. Ф. Анненскому)
  • Чехов Антон Павлович - В. Н. Гвоздей. Меж двух миров
  • Булгаков Сергей Николаевич - Человекобог и человекозверь
  • Бунин Иван Алексеевич - Сверчок
  • Майков Аполлон Николаевич - Письма
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Три языка
  • Ломоносов Михаил Васильевич - Примечания на предложение о множественном окончении прилагательных имен
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 485 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа